Исторические миниатюры о "Челси"

Люди, события, эпохи...
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт апр 25, 2014 18:19

1988/89

99 очков, или Дорога в высший дивизион


В этот день 25 лет назад, 22 апреля 1989 года, «Челси» стал чемпионом Второго Дивизиона. Попадание в высший дивизион было достигнуто благодаря огромному количеству голов и набранных очков.

Чтобы отметить юбилей, официальный сайт «Челси» на этой неделе рассказывает историю сезона 1988/89 и разговаривает с Бобби Кемпбеллом и ключевыми игроками того сезона.

Это просто факт, что клубу не следовало бы быть в такой ситуации, что еще сезоном ранее на успех, скорее, рассчитывали, чем надеялись, что сезон во Втором Дивизионе 1988/89 контрастировал с другими сезонами того же десятилетия. Однако эта история важна для истории развития ФК «Челси» в целом, и ее трудно переоценить.

В течение пяти сезонов после худшего сезона в истории клуба происходило, если говорить о выступлениях в чемпионате, замечательное второе рождение, которое началось благодаря умной трансферной политике обожаемого тренера Джона Нила, в «эру Диксона, Спиди и Невина» «синие» радовали болельщиков «Челси», поскольку они позволили клубу подняться в более высокий дивизион после пяти лет в низшей лиге.

Два раза они финишировали шестыми в высшем дивизионе, а затем в конце того второго сезона результаты стали ухудшаться, теперь командой руководил бывший игрок и играющий тренер Джон Холлинс, он принял бразды правления из-за болезни Нила.

К сезону 1986/87 гайки ослабли, а в следующем году слетели совсем, хотя на первый взгляд трудно было понять, почему. В команде было много классных игроков, многие были все те же, что боролись за титул лиги два года назад.

В какой-то степени вылет в низший дивизион тоже казался несправедливым, «Челси» стал четвертым с конца, но это было время перемен в английском футболе, и количество команд в Первом Дивизионе было сокращено с 22 до 20. Нам пришлось провести матчи плей-офф за выживание/попадание в высший дивизион с «Мидлсбро», который на тот момент переживал период относительного успеха во втором дивизионе, но «синие», чья уверенность пошатнулась, оступились в конце сезона.

Победы 1:0 на «Бридже» оказалось недостаточно, чтобы преодолеть отставание 2:0 после выездного матча, и в мае 1988 года мы вылетели в низший дивизион. Это сделала команда, которую все называли «слишком хорошей, чтобы вылететь».

«У меня было странное чувство, потому что, когда мы вылетели, сразу после матча мне сказали, что меня ждут в сборной Англии на Евро 1988 года», — вспоминает Тони Дориго, левый защитник, Игрок года в сезоне, когда мы вылетели, и человек, сыгравший наибольшее количество матчей тогда, ранее летом он только перешел в клуб.

«Внезапно, в тот момент, когда мне сообщили эти новости, у меня было отвратительное чувство, было странно, было не очень хорошо».

Вылет никогда не случается в хорошие времена, но для клуба, который еще только пытался оклематься после банкротства, случившегося несколькими годами ранее, и который пребывал в неведении относительно будущего «Стэмфорд Бридж», это была ужасная череда событий. Мы не могли себе позволить долго оставаться в изгнании.

В клуб был призван бывший тренер «Фулхэма» и «Портсмута» Бобби Кэмпбелл, ему предстояло работать под руководством Холлинса после того, как помощник последнего Эрни Уэллей ушел, но в марте, без улучшения результатов, Холлинс был уволен председателем Кеном Бейтсом, и Кемпбелл принял управление командой.

Когда стало понятно, что в этом положении нам не остаться в дивизионе, задачей Кемпбелла стало удержать массовый исход лучших игроков. Ранее клуб не предложил контракт Пэту Невину, и к этому моменту его траснфер в «Эвертон» за по тем временам рекордную сумму был уже делом решенным, и предотвратить ничего было уже нельзя, но игроков сборных или тех, кому вскоре предстояло попасть туда, — Дориго, Керри Диксон, Гордон Дюри, Стив Кларк — удалось удержать и настроить на то, чтобы бороться за возвращение.

И тогда пришли два новых товарища в команду. Бывший игрок сборной Англии Грэм Робертс был куплен у «Рейнджерс», чтобы укрепить оборону, а игрок сборной Уэльса Питер Николас пришел из шотландского клуба «Абердин», чтобы то же самое сделать с полузащитой.

«У Грэма Робертса был верный настрой, поэтому болельщики любили его, и он любил их, он был потрясающим!», — вспоминает Кемпбелл.

«Он стал лидером на поле и вне его, он был великолепен, и Питер Николас тоже был настоящим человеком!»

«Нико умел успокоить всех в полузащите, - говорит Дориго. — Он привнес опыт, который был нам нужен. Во Втором Дивизионе было не очень привычно играть, по сравнению с Первым там было все другое, борьба была более неистовой, приходилось показывать все, на что способен, но в то же время надо было бороться, они привнесли элемент физической силы в команду».

«У нас уже были хорошие игроки, и эти двое добавили чего-то еще, это были особенные люди, они пришли, и у нас пошло все на лад, — говорит Кемпбелл. — Короче говоря, мы практически выиграли чемпионат к Рождеству».

Впрочем, и длинная версия истории тоже заслуживает быть рассказанной, поскольку путешествие было далеко от спокойного плавания. Команда, которая выиграла в дивизионе с итоговым отрывом в 17 очков, сначала набрала лишь три за шесть первых игр, не выиграв в них ни разу.

Те первые матчи на «Стэмфорд Бридж» были сыграны практически за закрытыми дверями. Заняты были лишь сидячие места на восточной и западной трибуне. Это все было следствием инцидента в заключающем матче плей-офф против «Миддлсбро» в предыдущем сезоне.

Вследствие санкций на домашних матчах было не более 8000 болельщиков. При этом такие ключевые футболисты, как Диксон и Дориго отсутствовали весь первый месяц из-за травм, а плеймейкер Мики Хазард не появлялся и вовсе до февраля.

Довершил перечень неудач в самом начале сезона, где мы надеялись вернуться в игру, и капитан команды Джо Маклафлин. Будучи предельно неуверенным после бед предыдущего сезона, он совершил ошибку в первом же матче, отреагировав на какой-то выкрик из толпы характерным жестом, а затем еще и получил травму. Но такое поведение объяснимо, поскольку незадолго до инцидента умер его новорожденный сын, прожив всего девять дней.

Маклафлин, таким образом, получил передышку после предыдущего года выхода в лигу, в чем сыграл немалую роль. А его повязку благодарно принял Робертс.

«Я так быстро сделал его капитаном, поскольку отлично видел, кого купил, какого лидера на поле и на тренировках. Такого игрока хотел бы иметь в команде каждый тренер», — говорит Кэмпбелл.

«Джо был отличным парнем — из тех, кто не хотел довольствоваться вторым дивизионом, но я убедил его, что будущее его в этом клубе. Его уверенность поначалу померкла, но к концу сезона он играл так классно, как никогда, был просто неподражаем, и мое предсказание начало сбываться».

«Игроки ложатся и встают с теми же умениями, но иной раз они ложатся и встают с разными настроями. И многое зависит от тренера: как подтолкнуть их к этому. Тренер должен знать скрытые „кнопки“ его футболистов: на какие рычаги надавить, чтобы человек раскрылся».

Есть масса примеров, когда единственный шанс меняет ход истории надолго вперед, будто переключая тумблер удачи. И таким случаем определенно стал в «Челси» период ранней осени 1988 года.

Команда отправилась к давнему противнику «Лидсу» на седьмую игру сезона, и полузащитник Джон Бамстед открыл счет.

«Мы были пятыми от конца таблицы. Думали даже менять тренера. А все знают, каково это — быть в клубе, когда ходят такие слухи. И это был довольно случайный гол», — вспоминает Бамстед.

«Я хотел забить головой, но даже близко к этому не был. От ужаса у меня аж живот скрутило. Думаю, в тот момент защитник „Лидса“ Ноэль Блэйк головой достал мяч, но в итоге лишь спустил его мне прямо на ногу. Я просто стряхнул нечто неожиданное со ступни, а мяч оказался в сетке. Но тогда было совершенно не важно каким именно образом гол был забить».

«Второй гол Гордона Дьюри был забит более уверенно. Но мне показалось, что в какой-то момент он все же задел его рукой. В любом случае, нам дважды очень повезло. И с этого момента мы буквально „включились“. Мы знали, что отличная команда, что нам нужно лишь немного удачи, которая и обнаружила себя в той важной победой над очень сильным „Лидсом“ на его же поле».

«Только игрок вроде Джона мог так забить, — сказал тогда после матча Кэмпбелл, — потому что он достаточно отважный, чтобы нырять головой прямо в омут».

Это была первая победа «Челси» на Элланд Роуд за 52 года.



Первая победа «Челси» над «Лидсом» четверть века назад в кампании 1988/89 гг. пришлась на последнюю неделю сентября. Это была седьмая игра сезона.

И хотя в Кубке Лиги мы уступили «Сканторпу» из низшего дивизиона, в чемпионате команда Бобби Кэмпбелла в октябре добилась пяти побед, одной ничьей и одного лишь поражения (в гостях у «Халла»). При этом мы забили четыре гола в ворота «Олдхэма» на его непривычном искусственном поле и пять в ворота «Плимута».

Поражение же в Хамберсайде оказалось последним в лиге на ближайшие шесть месяцев, то есть 27 беспроигрышных матчей.

Одним из бесспорных знаков того, что мы были командой с характером и возможностью возглавить дивизион, стала победа в гостях у «Стоука» в декабре. Всего пять минут матча прошло, когда удалили Питера Николаса, а мы все равно победили 3:0.

Затем победа над «Бирмингемом» вывела нас на первую позицию в таблице, а в канун Нового года мы принимали у себя «Вест Бром» со второго места, но с тем же количеством очков. «Синие» проигрывали 1:0 вплоть до последней минуты, на которой выстрелило одно из самых мощных орудий сезона — пенальти Грэма Робертса.

Гол с точки стал одним из 12-ти, которые защитник забил с пенальти из общего числа голов (17).

«Он умел справляться с давлением, когда был решающие пенальти в ворота „Тоттенхэма“ и „Рейнджерс“, за сборную Англии, за „Челси“. Мы были большим клубом с большими ожиданиями фанатов, и он их оправдывал», — говорит Кэмпбелл.

«Он был предельно хладнокровен. Люди говорили, что он был железным человеком, но при этом у него была легкая нога, он мог ударить коротко, мог закрутить, но полностью контролировал мяч. И если бы моя жизнь зависела от кого-то, бьющего пенальти, то я бы выбрал его».

Такая результативность с точки позволяла рискованнее играть таким атакующим футболистам, как Гордон Дьюри, Кевин Уилсон, Кевин Макаллистер, принимавший на себя обязанности на фланге шотландского товарища Пэта Невина, и Клайва Уокера. Плюс нельзя не упомянуть в этом контексте стремительно выбегающих вперед Тони Дориго и Стива Кларка.

Кэмпбеллу довольно часто удавалось использовать в первой тройке и тех футболистов, которые изначально считались центральными нападающими — Дьюри, Кевина Уилсона и некогда плодовитого Диксона.

«Обычно я не играл на флангах, — объясняет Диксон. — Я либо был по центру, либо одним из пары нападающих, но Кевин в тот год тоже часто появлялся в штрафной и забил несколько голов, как и „Автомат“ Дьюри. И по этой причине я готовился играть на фланге — точнее, справа, как выяснилось опытным путем, и зачастую я делал очень эффективные кроссы. Скорость моя была все еще при мне, так что я начал делать больше голевых передач, и Уилло в итоге забил с них ряд голов».

Но и сам Диксон, чья голевая мощь отразилась на получении места в сборной Англии на Чемпионате мира 1986 года, снова начал забивать в сезоне 1988/89 гг., очевидно просев в предыдущем — который закончился вылетом из первого дивизиона.

Он забил 28 голов, из которых 25 были в лиге. А уже в следующем году после возвращения в Премьер-лигу настолько нарастил мощь, что тренер Англии Бобби Робсон сказал, что он стоил всей итальянской сборной девяностых. К концу сезона выхода в высший дивизион он был всего в одном хет-трике от Питера Осгуда и Роя Бентли, у которых на тот момент было по рекордным 150-ти голам за клуб. Неудивительно, что игрока ждал новый контракт на три года.

Дьюри, несмотря на обычные свои перерывы из-за травм, забил в тот год 17 голов, а Кевин Уилсон добавил 13 к общему числу в лиге. Пять из голов Дьюри были забиты в одном единственном матче — против «Уолсолла» в феврале, когда хозяева проиграли 7:0, а «синие» установили рекорд в лиге на выезде.

«Помню, мы покидали поле после матча мимо трибун болельщиков противника, и они нам хлопали», — говорит полузащитник Джон Бамстед.

Диксон в тот день был травмирован, так что на позиции девятого номера выступал появившийся в клубе в середине сезона Дейв Митчелл. Забить он не забил, как и во всех семи последующих выходах на подхвате в «Челси», так что далеко не для всех «синих» тот сезон был успешным.

«Дейв Митчелл был отличным австралийским парнем и футболистом, — вспоминает Кэмпбелл. — В Голландии он играл за „Фейеноорд“, где был одним из лучших, почему я его и приобрел. Но оказалось, что он из тех, кто так и не сумел адаптироваться к нагрузке игрока „Челси“».

«Я играл с тремя нападающими, потому что мне нравились хорошие футболисты. И мне казалось, чем больше досаждаешь противнику, чем он тебе, тем у тебя больше шансов с самого начала. Еще лучше, если к атаке прилагаются защитники, которые умело обороняются, при этом не теряя творческого настроя и умения выходить вперед. Сейчас повсеместно говорят об атакующих фланговых защитников, а у меня уже на тот момент были Тони Дориго и Стиви Кларк».

За два матча до того разгрома «Уолсолла» в защите произошли важные изменения. Кевин Хитчкок начал сезон в воротах, но получил травму, и его перчатки принял юный вратарь из Уэльса Роджер Фристоун.

«Когда я только пришел на место тренера в предыдущем сезоне, я сразу сказал Джону Холлинсу, что у нас проблемы с голкиперами. У нас был юный Перри Дигуид, которого я потом отдал в основу „Фулхэма“, когда ему было лишь 16 лет, он был отличный футболист, но ведь он был даже не наш, и „Брайтон“ хотел арендованного игрока обратно».

«И вот я пригласил Кевина Хитчкока, и он нам очень помог. Роджер Фристоун был отличным человеком и голкипером, но при всем уважении вынужден признать, что он не был достаточно талантлив для первого дивизиона, куда мы, по моему разумению, уверенно направлялись».

«Однажды мы отправились на игру на севере, а по дороге обратно прямо в автобусе я купил Дейва Безанта из „Ньюкасла“. Мы выложили за него огромные деньги, но он был лучшим, что мы могли вообще вокруг отыскать. Он был того же уровня, что и Грэм Робертс. Оба они были хороши в команде и знали, что делали, настоящие футболисты».

Всего пару месяцев назад Безант стал героем в нетипичной победе в финале Кубка Англии на «Уимблдоне», так что «Ньюкасл» легко сделал его самым дорогим футболистом Англии. Но у клуба, нам на счастье, были финансовые проблемы, так что 29-летний голкипер достался нам (играющим в низшем дивизионе) за 725000 ф.с., что все равно было рекордом для «Челси» в то время.

«Я хочу играть в первом дивизионе — и хочу быть там с „Челси“», — сказал вскоре после подписания Безант.

«Я только пришел в клуб, но уже понял, что все сделал правильно. У нас стремительно наладилось взаимопонимание с защитой. У всех был огромный опыт, и ребята были единым целым».

Вливать новые силы в этом сезоне не имело смысла, эта необходимость возникла лишь через пару лет, и все же один новичок во втором дивизионе у нас появился — 18-летний центральный защитник или полузащитник Дэвид Ли.

В дебютном матче на замене он забил первый гол, а всего закатил 4 мяча за 20 выступлений в лиге в тот год. Он почти сразу получил кличку «Родни», поскольку был очень похож на одноименного героя британского ситкома, название которого на русский язык перевели как «Дуракам везет» (Only Fools and Horses).

18 марта на волне наших беспроигрышных матчей «Челси» отправился на Мэйн Роуд к «Манчестер Сити», который на одно очко опережал нас на первом месте таблицы, но у нас была еще игра в запасе.

Перед лицом 40000 зрителей мы к перерыву вырвались вперед 2:0, а затем пережили едва ли не самый важный момент всего сезона.

«Это забавно, потому что мне каждый год вспоминают тот гол, — говорит автор решающего мяча Дориго. — И он правда был великолепен, поскольку „Сити“ в тот год играл действительно замечательно. Это был самый главный наш противник. Мы метили на его место, как и в этом сезоне. И „Челси“ тогда сыграл безупречно».

«В том матче я один гол уже забил с углового, — вспоминает уже Диксон. — И затем в очередном угловом на другой стороне поля отличился Дориго: он сам лично пронесся по всему полю, чтобы обогнуть вратаря и увеличить наше преимущество до 3:0».

«Это был невероятный гол, — добавляет и Кэмпбелл. — Тони просто бежал и бежал, а потом забивал множество очень важных для нас голов».

«„Ман Сити“ потом отыгрался до счета 3:2, но кому уже это было важно? — улыбается Дориго. — Это не было проблемой. Та победа была своего рода громогласным утверждением, что это наш год. У нас были отличные футболисты, мы знали, что были фаворитами, но дело все равно надо было доводить до конца, что мы и сделали с божьей помощью».

«Фанаты были восхитительны в тот день, я это очень четко помню, потому что всякий раз поддержка болельщиков, когда мы ехали на север, оказывалась очень полезной».

«Даже в тех играх второго дивизиона с нами ездили пять, шесть, даже семь тысяч человек. Поверить не могу!» — восклицает и Кэмпбелл.



Наши ближайшие соперники «Ман Сити» были повержены в середине марта, и наша цель на сезон была вполне достижимой.

Победа на «Мейн Роуд» была второй в серии восьми побед подряд, она разбила мечты «Сити» о титуле, тогда же мы победили 5:3 «Барнсли», где Керри Диксон забил четыре мяча, Грэм Робертс реализовал пенальти, и стали победителями в трудном матче с «ВБА» со счетом 3:2.

За пять матчей до конца наши победы привели к тому, что попадание в высший дивизион было возможно, если мы победим «Лестер» 15 апреля.

Тогда «Челси» проиграл 2:0, но небольшая промашка стала незаметной, когда к нам просочились новости о событиях на стадионе дальше по M1 в Шеффилде, или точнее, на «Хилсборо».

«Я был расстроен результатом с «Лестером», потому что я всегда расстраивался, если мы не побеждали, но после этого кто-то сказал о трагедии, — вспоминает Бобби Кемпбелл. — И я сказал, что все остальное по сравнению с этим полная ерунда! Я парень из Ливерпуля, и мне это причинило боль, я был игроком «Ливерпуля»».

Попадание в высший дивизион было отложено еще на неделю, и как пятью годами ранее, оно было достигнуто дома в матче с «Лидсом». Была какая-то доля симметрии в самом сезоне, ведь забил именно Джон Бамстед, ранее он забил единственный другой гол сезона в выездном матче в Йоркшире. Единственный гол в матче подарил нам чемпионство во Втором Дивизионе.

«В такой ситуации я бы обычно отдал пас», — говорит уроженец Ротерхита.

«Я помню, мне кричал Кевин Уилсон, и в девяти случаях из 10 я бы откатил мяч ему. Но по какой-то причине я развернулся и пробил, я даже не видел, как мяч влетел в сетку, я просто решил, что должен сделать это сам. К счастью, мне повезло, и я забил. Было приятно завоевать повышение в более высокий дивизион дома. Мы бы в любом случае туда попали, но если бы проиграли «Лидсу», то это было бы упущенной возможностью».

«Джон Бамстед был первым, кого я внес в заявку, остальные уже были добавлены к нему», — говорит Кемпбелл.

«Он был стабильно хорош все эти годы. Он сейчас таксист, и я часто вижу его на Кингз Роуд, он сигналит и зовет меня».

Диксон описывает матч с «Лидсом», как унылый.

«Конечно, не было такой эйфории от попадания в высший дивизион, как когда мы разгромили их 5:0, но это был все-таки «Лидс», и все-таки попадание в более высокий дивизион. Дело в том, что все этого ожидали. В 1984 году за попадание в Первый Дивизион боролись четыре равные команды, в этот раз была только одна сильная команда».

«Вопрос был лишь в том, когда мы попадем в высший дивизион, у всех были свои маленькие личные цели. Бобби говорил, что хочет, чтобы команда набрала рекордное количество очков и забила рекордное количество мячей, я тоже хотел забить максимально много. Вило повторял, что догонит меня — да уж, мечтатель — но тем не менее, это были добрые шутки, и мы уверенно победили».

Следующий матч после попадания в высший дивизион, после того, как мы стали чемпионами, был с вылетавшим еще ниже «Шрюсбери» на выезде.

«Мы сыграли вничью 1:1, и это был редкий случай, когда я устроил нагоняй Керри», — говорит Кемпбелл.

«Мы сыграли вничью только с этой командой, а могли бы победить, это стоило нам 100-го очка. Мы набрали 99, а я хотел 100, а Керри, не то, чтобы он играл плохо в тот день, но он мог бы забить пять или шесть мячей, я винил его».

«Но Керри отличный парень. Его хотели отправить в «Арсенал» до того, как я пришел в «Челси», я остановил этот процесс. Он забивал в свое удовольствие, но я часто ругал его, что он мало работает, говорил ему помогать команде, он часто говорил «Тренер, что ты хочешь, чтобы я делал, бегал за защитниками или забивал голы?» Так что я сказал ему делать, как знает!»

«Бобби был замечательным, — хвалит тренера Диксон. — Он не паниковал, ему дали шанс перестроить команду, и он привел Нико и Роббо, двух мощных опытных игроков, усилил нас, он был отличным тренером. Он построил хорошую команду».

«У нас была очень опытная команда, мы все раньше играли в командах-победителях, — говорит Бамстед. — Мы играли в атакующий футбол, с опытными профессионалами, и мы очень хотели победить».

«Это была не такая харизматичная команда, как та, что первый раз пробилась в высший дивизион, но мы тоже были сильной командой», - говорит Диксон.

Признаком того, насколько сильной и добротной была команда, было то, что на следующий сезон, после пары дополнений, мы стали пятыми в Первом дивизионе, это был наш лучший финиш с 1970 года.

Как писал председатель Бейтс в программке к последнему матчу года, когда мы попали в высший дивизион: «В этом сезоне столько всего случилось, мы начали плохо, нас несправедливо оштрафовали, закрыли террасы, и мы проиграли в первом матче. Мы были 20-ми в лиге после шести матчей, и решение по нашему стадиону было не вынесено».

«Сегодня мы безусловные чемпионы, с рекордным количеством очков, с рекордной беспроигрышной серией, и мы нацелены на получение большего. Нам одобрили схему планирования, и мы не продали наших звезд».



«Челси» вернулся в высший дивизион, и с тех пор не покидал его.



chelsea-fc.ru
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср фев 04, 2015 20:34

1971. Три финала


Весной 1971-го вместо четырех запланированных матчей финалистам пришлось сыграть пять с половиной встреч.

Впервые в истории Кубка кубков финал разыгрывался в двух матчах. Понадобилась переигровка, чтобы определить победителя. Им оказался лондонский клуб «Челси». Поражение же потерпел мадридский «Реал».
225 минут провели на поле и участники финала Кубка ярмарок: английский «Лидс» и итальянский «Ювентус». Как известно, этот Кубок разыгрывается в двухраундовом финальном поединке. Первый матч в Турине продолжался всего один тайм и был прекращен арбитром из-за ливня. Встреча была возобновлена через 24 часа и закончилась вничью (2:2). Затем в Лидсе финалисты провели второй матч закончившийся тоже ничьей (1:1) равносильной в Данном случае победе англичан, так как в этом турнире голы, забитые на чужом поле, расцениваются по «двойному» тарифу.

В третьем Кубке, который по кубковой иерархии считается са­мым почетным, то есть в Кубке чемпионов, события развивались нормально. Финал проводился в Лондоне на стадионе «Уэмбли», и завершился, заслуженной победой голландского «Аякса» над грече­ским «Панатинаикосом».

Что показали финалы? Какие уроки можно извлечь из них, как выглядит европейский клубный футбол наших дней?

Не следует забывать и географию этих турниров, которая охва­тывает буквально все европейские страны. В истекшем сезоне чис­ло участников было рекордным; 131 клуб, представляющий 33 госу­дарства. Кубок чемпионов оспаривали 33 клуба. Кубок кубков — 34 и Кубок ярмарок—64.

Популярный еженедельник «Франс футбол» был представлен на всех финалах бригадой специальных корреспондентов. Приводим в сокращенном виде их отчёты об увиденном, которые дают ответы на поставленные выше вопросы. Выводы французских журналистов являются в какой-то степени объективными хотя бы потому, что ни в одним из финалов не выступали, их земляки.

Начнем с финала Кубка чемпио­нов. Слово предоставляется обозрева­телю ЖАКУ ФЕРРАНУ.

«Закончились европейские клуб­ные турниры. Они принесли успех «Аяксу» (Кубок чемпионов), «Челси» (Кубок кубков) и «Лидсу» (Кубок яр­марок). Итак, среди лауреатов— один голландский клуб и два английских. Из этого можно заключить, что эпи­центр переместился с юга на север, или, вернее, на северо-запад нашего континента. Видимо, это не случай­ность, а своего рода закономерность, за которой скрываются некие осязаемые факты и принципы.

Финал Кубка «номер один» (и у кубков есть своя иерархия) не оправ­дал ожиданий. Те, кто был этот день на «Уэмбли», едва ли сохранят памяти то яркое и неизгладимое воспоминание, которое оставили прежние финалы этого турнира, та­кие, как «Реал» — «Реймс» (1956), «Реал» — «Эйнтрахт-Франкфурт» (1960), или «Бенфика»— «Реал» (1963)… И это не удивительно, если учесть резчицу в ранге, удельном ве­се и соотношении сил соперников, да и ту атмосферу, которая царила на стадионе (равнодушие со стороны английских зрителей и экзальтацию, доходящую до безумия, иностранных болельщиков клубов соперников).

Греческий клуб «Панатинаикос», как известно, «вырвал с мясом» свое право участвовать в этом финале. Его победы в четвертьфинале над «Эвертоном» и в полуфинале над «Црвеной звездой» граничат с чудом. Они добыты скорее из-за просчетов сопер­ников, нежели за счет собственного высокого класса. Настойчивость, активность тоже входит в понятие «класса», но его не исчерпывают. Это, так сказать, сопутствующие факторы, в конечном же итоге исход в футболе решают спортивно-техни­ческие элементы, а их у греков не хватает. Нельзя сбрасывать с весов, анализируя победы «Панатинаикоса», особенности его поля (мы называем такие поля «плешивыми»). Там возможны всякие сюрпризы, и неожи­данности.

…Что сказать об «Аяксе»? Никто не оспаривает его заслуг на междуна­родной арене и у себя в стране. Голландия в течение последних лет сумела создать (не без помощи ино­странных игроков) несколько поисти­не грозных команд, грозных не толь­ко и не столько наличием в их ря­дах талантливых футболистов, но и своей организованностью, игровой дисциплиной и, что важнее всего, той атмосферой спайки и взаимопо­нимания между игроками, которая создает несокрушимый футбольный монолит.

У голландцев много общего с бри­танцами. Они приверженцы британ­ской школы, но не ограничиваются копированием, а вносят много сво­его, самобытного в игру. Их футбол более индивидуален, в нем больше простора для фантазии и импровиза­ции. Все это так. Но почему же все-таки победа досталась голландцам нелегко? Лично я объясняю это явной перегрузкой «Аякса» в истекшем се­зоне.

Трудная и длительная дуэль в чем­пионате с традиционным конкурен­том — роттердамским «Фейенордом», прошлогодним победителе Кубка чемпионов, дуэль, закончивша­яся в конечном счете неудачно для «Аякса» (буквально в последних ту­рах он дал догнать себя и перегнать роттердамцам). Не менее острая борьба со «Спартой» в Кубке страны, который он все же завоевал, «на вся­кий случай», ведь Кубок обеспечивал ему участие в Кубке кубков, если он не выиграет Кубка чемпионов на «Уэмбли», Наконец, шесть матчей в розыгрыше Кубка чемпионов, где «Аяксу» попались такие совсем не легкие противники, как шотландский «Селтик» (3:0, 0:1) или испанский «Атлетико» (0:1, 3:0). Не случайно тренер «Аякса» Ринус Мишель не скрывал своей озабоченности перед матчем с греками, хотя знал о пре­восходстве своих питомцев над соперником.

Объективно финал большого спор­тивного интереса не представлял. Яв­но утомленный «Аякс» играл против не слишком классного «Панатинаико­са». Это едва ли можно было назвать «матчем мечты». И все же, несмотря на все эти оговорки и многочислен­ные «но», финал мне понравился.

В первом тайме «Аякс» играл великолепно блистая всеми гранями сво­его мастерства. На высоте был Круифф, который, видимо, является одним из сильнейших форвардов, континента. Его магическое присут­ствие вдохновляет команду. Ведь, не­смотря на свой огромный талант и индивидуальное мастерство, Круифф является душой команды и отдает все силы коллективной игре.

«Аякс» стоит, несомненно, в аван­гарде европейского футбола. Его игра носит явно наступательный ха­рактер, и не только в матче, когда ему попался соперник, который мог только мечтать о ничьей, но и вооб­ще. В игре «Аякса» отсутствуют шаб­лон и стандарт. У каждого игрока своя индивидуальность, свой особый почерк, сливающийся с почерком партнеров. Все игроки сторонники конструктивного футбола. Особен­ных похвал заслуживает «либеро» Васович. Это образец многогранного защитника-универсала».

Об афинском финале рассказывает ЖАК ЭТЬЕНН.

«Итак, «Челси» — победитель Куб­ка кубков. Мигуэль Муньос продол­жает кусать пальцы. После второго матча, проигранного лондонцам, тре­нер «Реала» жаловался всем и каж­дому на не классное судейство швей­царца Бушени. Верно, он, Бушени, во многом напоминал своего земляка и предшественника Шерера, который за 48 часов до этого (в первой встре­че, закончившейся вничью—1:1) от­казался назначить пенальти в ворота лондонцев (для этого, кстати, не бы­ло особых оснований, кроме страст­ного желания Муньоса). Виновен Шерер и в том снисходительном отно­шении, которое он проявлял к сверх­резким приемам отбора мяча. Но что поделаешь, синьор Муньос, если ква­лифицировать любое британское единоборство, как нарушение, то англичанам придется «закрыть лавоч­ку»…

Но почему же Муньос не погово­рил с нами, журналистами, о Пирри? Правда, он согласился с тем, что по­шел на риск, включив в команду Пирри, который был явно небое­способен после травмы кисти руки, полученной в первом матче. Что ни говори, и руки — орудие производст­ва для футболиста, хотя в футбол играют ногами. С покалеченной ру­кой Пирри играть в полную силу не мог. То, что Муньос считал, что у него нет полноценного запасного, не оправдание. Ведь Пирри играет защитника. Тем более не участвую­щего в единоборстве, — это фикция.

Мы коснулись этого частного воп­роса потому, что он имеет принци­пиальное значение. Лучше заурядный запасной игрок, нежели нетрудоспо­собная «звезда»! Впрочем, нам сказа­ли, что Муньос не виноват. Мол, сам Пирри настаивал на том, чтобы его поставили, а перечить «звезде» не приходится. Но и с Пирри и без Пирри испанцы все равно проиграли бы.

Всегда интересно сопоставить два матча, сыгранных с интервалом в 48 часов, между одними и теми же командами.

Итак, мы присутствовали на двух поединках, совершенно отличных один от другого, и нам, естественно, хотелось знать, почему.

В первом матче: отличный второй тайм у «Реала», много голевых ситу­аций, правда, упущенных, и поисти­не граничащее с чудом спасение дополнительное время благодаря го­лу Зокко. Кстати, нам показалось, что гол был забит после того, как истек­ло время… Так или иначе, мы счита­ем, что испанцы не заслуживали про­игрыша, несмотря на непрерывное давление англичан. Они не проигра­ли— была ничья.

Второй матч: отличный старт анг­личан. Они диктуют, и притом блестяще, свою волю, забивая в первом тайме два мяча, один за другим, и демонстрируют свое полное превос­ходство, а затем переходят к оборо­не, причем здесь британские защит­ники играют столь же хладнокровно, сколь и безошибочно.

Что же произошло? Мне кажется, что на различие между двумя мат­чами повлияли иные, нежели чисто спортивные, факторы.

Испанцы приехали в Афины забла­говременно. Акклиматизация проте­кала у них нормально. Они приспо­собились к тропической жаре в Афинах. Они познакомились с полем и провели на нем несколько трениро­вок. Англичане, напротив, вышли на поле, как говорится, «с корабля на бал». Это сказалось на их действиях в первом матче. Если бы я не знал, что передо мной «Челси», то думал, что на поле провинциальная команда второго, а то и третьего сорта. Анг­личане, как правило, не слишком го­товятся к турнирным встречам за ру­бежом, хотя в корне изменили свой взгляд на европейские турниры.

Можно ли оправдать «Челси» за то, что он удосужился прибыть в Афины прямо накануне матча? Передыш­ка в 48 часов была клубу как нельзя больше на руку. Это откровенно признал тренер Дейв Секстон. К то­му же он не пошел по стопам сво­его испанского коллеги и не поста­вил Холлинза, получившего травму в первом матче, хотя тот считался не­заменимым. Далее он перетасовал почти всех своих игроков, сменил им чуть ли не поголовно номера, что­бы сбить с толку испанцев…

Итак, еще раз британская команда выигрывает Кубок кубков. За 10 лет 4 выигрыша — совсем неплохо. Про­порция огромная. «Тоттенхэм» — 1963, «Вест Хэм» — 1965, «Манчестер Си­ти» — а прошлом году и, наконец, «Челси» — теперь.

Напомним, что «Лидс» и «Арсенал» выиграли Кубок ярмарок, а «Манче­стер Юнайтед» — Кубок чемпионов (1968). Послужной список исключи­тельного качества, свидетельствую­щий о качестве футбола по ту сто­рону Ла-Манша.

«Челси» обязан своей победой главным образом тому атлетическо­му футболу, который он, как и все английские команды, культивирует. Защитники труднопроходимы в еди­ноборстве как на земле, так и в воздухе. И уж во всяком случае не испанцам, не слишком физически сильным и рослым, конкурировать с ними в атлетическом футболе.

Да, силовая сторона британского футбола настолько бросается в глаза, что она затеняет или затуше­вывает их высокое техническое и тактическое мастерство.



Один из моих коллег назвал ис­панский футбол «старомодным». Мы не заходим так далеко в оценке, но скажем, что игра «Челси» выглядела куда более современной. Конечно, англичане только выиграли бы, если бы играли более разнообразно, во всяком случае их футбол выглядел бы более привлекательно…».

О Кубке ярмарок рассказывает ЖАК ЭТЬЕНН.

Из трех европейских финалов, ко­торые мы лицезрели — два больше всего запечатлелись в памяти, это те в которых участвовали англичане. И вовсе не потому, что мы являемся поклонниками именно британского футбола. Дело в том. что в этих фи­налах мы увидели настоящий футбол, а не жалкое подражание ему.

Итак, «Лидс» выиграл Кубок ярма­рок.

Констатирую, что англичане забра­ли в этом сезоне львиную долю меж­дународных призов для клубного футбола, не говоря уж о завоеванном ими звании чемпионов Европы среди юниоров.

Если мы отдаем предпочтение фи­налу «Лидс» — «Ювентус» перед двумя другими, то исходим из того, что из этих трех поединков он был самым ровным, самым уравновешенным и а то же время самым острым.

На «Уэмбли> и в Афинах домини­ровал на поле то один, то другой дуэ­лянт, причем один больше, чем дру­гой. Из трех побежденных — «Панатинанкоса» «Реала» и «Ювентуса»— итальянский клуб был именно тем кто сумел лучше всего «возразить» своему сопернику, придав тем самым ответному матчу в Лидсе то игровое равновесие, ту тональность, ту полноту, которых были лишены остальные два финала.

Собственно говоря, спор этот складывался или, вернее, сложился в силу капризов погоды из двух с половиной раундов (случай, насколько мне помнится беспрецедентный а евро­пейских турнирах). Однако все 125 минут этого марафонского матча оба противника были равны и достойны друг друга. И не случайно исход фи­нала, закончившегося, как известно, вничью (2:2 в Турине и 1:1 в Лид­се), решил такой фактор, как преимущественный начет мячей, забитых на чужом поле.

Во втором матче Туринского изда­ния итальянцев подвел вратарь Пи­лон. Он пропустил дна «берущихся» мяча. Правда, он получил травму и в следующем матче не выступал. То, что итальянцы сумели сделать ничью в «логове» врага в Лидсе,— само по се­бе крупное достижение. «Лидс» у се­бя не проигрывает, как правило, никому — ни чужеземцам, ни землякам! Ни разу за все эти минуты туринцы не применили своего, увы, знаменитого «каттеначчио». Напротив, в первом тайме матча в Лидсе они обру­шили на хозяев подлинный шквал атак. Единственная ошибка, допущенная «Ювентусом» заключалась в том, что Халлер, забыв о своей роли крайнего защитника, слишком часто оголял свой фланг для рейдов впе­ред. Этим он открыл «столбовую» до­рогу Мейдли, который, будучи кол­легой Халлера по амплуа, тоже на­бил себе руку на таких рейдах.

Мы не перестаем удивляться вели­колепному «здоровью» британских футболистов. Ни разу они не прояв­ляли признаков усталости. Они иг­рали в полную силу в любой момент и в любом эпизоде. А между тем с 22 клубами высшей лиги им прихо­дится бороться в самом трудном я утомительном из всех чемпионатов Европы. Мы не говорим уж об ос­тальных выступлениях, а их нема­ло—с полсотни.

Среди нападающих двое, произвели на нас сильное впечатление — у ан­гличан Джонс № 9 и у итальянцев Анастази тоже № 9 но при трех форвардах, в то время как у «Лидса» в линии нападения играли четверо. Оба они далеко не похожи на тех форвардов таранного типа, которые ныне опять входят в моду. Это тонкие стратеги, с отличной тех­никой и хорошо поставленным уда­ром с обеих ног. Они скользкие, как угри, злые как кошки, и боевиты, как петухи.

…Заметим в качестве послесловия, что так называемый латиноевропейский футбол потерпел двукратную неудачу (для иного футбола выход в финал двух своих клубов был бы ог­ромной удачей, но латинский когда-то доминировал на европейской аре­не). Английский футбол, несмотря на отсутствие на «Уэмбли», остается по­ка хозяином положения в Европе. И все же было бы заблуждением счи­тать, что песенка латинского футбола спета. Не будем спешить с обобще­ниями…»


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс фев 08, 2015 17:29

Классика кубка в трех частях.

Кубок Лиги 1985 - Молочный Кубок (Milk Cup)




При помощи бывших игроков официальный сайт вспоминает особенную двойную переигровку в кубке с «Шеффилд Уэнсдей».

В многих смыслах это был эпичный поединок в кубке, который определил эру «Челси», и сегодня исполняется 30 лет с того момента.

Это совершенно точно было матч в кубке, который определил карьеру игрока и с новой силой раздул крупнейшее соперничество того времени. Это противостояние растянулось на три напряженных поединка, и любой болельщик, который это видел, не так легко сможет это забыть.

«Челси» Джона Нила снова был на подъеме и держал все в своих руках. Это был первый сезон в высшем дивизионе после пяти сезонов в дивизионе уровнем ниже, они уже разгромили «Ман Сити» в предыдущем раунде и прошли в четвертьфинал Кубка Лиги. После больше, чем 10 лет без матчей на «Уэмбли», этот финал казался невероятно важным, крупнее матча было придумать было сложно.

Во-первых, «синим» предстояло победить «Шеффилд Уэнсдей» на «Бридже», команду, с которой мы боролись напряженно на протяжении всего сезона, предшествующего попаданию в высший дивизион, и обошли их в борьбе за титул Второго Дивизиона в итоге.

Ребята из южного Йоркшира оказались более, чем достойными соперниками в Первом Дивизионе, и к новому году уже были на четвертом месте. Фоном, на котором развивались события, сопутствовавшие нашей встрече в начале 1985 года, была забастовка шахтеров, и одна из самых холодных зим в Лондоне за долгое время.

И в самом деле, матч пришлось отложить из-за мороза, который вынудил незапланированно прервать встречи на две недели. Встреча состоялась 12 дней спустя на поле, почти лишенном травы из-за методов, которые применялись, чтобы подготовить его к матчу с «Арсеналом». 36 тысяч болельщиков боролись с морозом и приветствовали «Уэнсдей» в столице в понедельник вечером, через два дня после победы над «Уиганом» в Кубке Англии.

«Соперничество с «Шеффилд Уэнсдей» сохранилось еще с первого сезона, когда мы вместе играли в чемпионате, и их тренер Говард Уилкинсон очень хорошо их подготовил», — вспоминает полузащитник Найджел Спэкмен в интервью официальному сайту.

«Они делали длинные передачи, устраивали искусственные офсайды, их футбол было не очень приятно смотреть, но с ними было трудно играть».

«Хотя команды были очень близки в чемпионате, почти равными соперниками, у нас были совершенно разные стили», — говорит Пэт Невин.

«Они были крупными, сильными, грубыми, мы были больше нацелены на атаку, более техничными. Я воспринимал их, как роботов, и именно так можно было их переиграть, потому что они делали одни и те же вещи. Но это была хорошая команда, пару раз они нас превосходили, соперничество росло, и эти кубковые встречи попали точно в яблочко».

Первую встречу все почти забыли, но, хотя она и не пощипала нервы окружающим, по крайней мере, не так, как две переигровки, это был очень хороший матч.

«Уэнсдей» повел в счете, забив головой. Дэйви Спиди сравнял счет перед перерывом. Керри Диксон, лучший голеодор страны, на счету которого было 27 мячей, пробивал пенальти, но его удар был парирован. Ранее он уже дважды попадал в перекладину, а также мяч был вынесен с линии ворот после его удара. В последнюю минуту он повторил оба действия. Переигровка в Йоркшире состоялась два дня спустя.


«Мы были расстроены, нам пришлось возвращаться на «Хиллсборо», — говорит вратарь Эдди Ниджвейки. — И самое яркое, что я помню, это болельщики».

«Дэйвид Спиди подошел ко мне во время разминки, и я сказал ему: «Ты когда-нибудь получал это в «Барнсли» (один из его предыдущих клубов)?», и он ответил: «Нет, а ты когда-нибудь получал это в «Рексхэме»?». «Коп» за моими воротами на поле «Шеффилд Уэнсдей» был огромным и прославленным! Их команда сразу набросилась на нас, когда начался матч, мы не были к этому готовы».

Такое же количество болельщиков было и на «Бридже», но там был больший процент гостевых болельщиков, несмотря на то, что объявление было сделано незадолго до матча. Однако именно домашние болельщики получали удовольствие от вечера, так как их команда забила два типичных гола головой.

«Я не помню эти два, но я помню третий, Брайан Марвуд закрутил мяч в сетку мимо меня с 25 метров, — говорит Ниджвики. — Каждый раз, когда играешь на позиции вратаря, то расстраиваешься, если пропускаешь, но пропустить три уже в первом тайме! Ничего не получалось хорошо в тот вечер!»

Все было бы еще хуже, если бы судья заметил удар Мики Томаса в голевом моменте в ответ на бесконечные провокации. Болельщики «Челси», находящиеся рядом, не поспособствовали тому, чтобы избежать внимания, когда они запели ‘There’s only one Mickey Thomas’ («Есть только один Мики Томас»), но очень энергичный игрок сборной Уэльса остался на поле.


«Первое, что сказал наш тренер, Джон Нил, в перерыве, было: «Я не знаю, зачем ты ударил его, Мики, что он сказал?», — вспоминает Томас. — А затем Джон сказал всем: «Вы сами впутались в эту заварушку, теперь сами выпутывайтесь»».

«Выйдя на поле после перерыва, мы были подавлены, — говорит Ниджвейки. — Но что рассердило нас, так это игроки «Уэнсдей», которые были очень воодушевленными. Это было что-то вроде: «Я могу забить? Я могу забить?» Они думали, что сделали дело, но тренер выпустил Пола Кэновилла».

Кэновилл в своей автобиографии «Черное и синее» описывает происходящее в раздевалке, как бедлам, сумасшедший дом, где Джои Джонс и Джо МакЛафлин заряжали своих товарищей на игру.

«Джон Нил знал, что мы были расстроены, и нам надо было разобраться в этом, так что он оставил это в покое и прошелся по стандартам с Пэтом и Керри», — говорит он.

«Такое случалось периодически, что мы пропускали несколько мячей, — говорит Невин. — Мы были открытой командой, я помню, мы отставали 3:0 в матче с «Кардиффом» сезоном ранее, но все равно сравняли».

«Мы не были ужасны в матче с «Уэнсдей», но все шло хорошо у них, а не у нас, у нас все шло наперекосяк, но потом вышел Пол и сразу забил. Моя позиция теперь была совершенно другой, я играл в центре обороны до конца матча, я был совершенно свободен идти туда, когда хотел, у нас было много трудяг. Мики Томас заменял по сути двух игроков, и Спакерс (Спэкмен) был таким же, мы просто перебегали «Уэнсдей»».

«После того, как был забит этот мяч, игроки посмотрели друг на друга и подумали, что мы их сделаем. Это трудно объяснить, но мы это сделали».

В перерыве было потрясающее шоу-приветствие для дерзкого приобретения, это еще больше раззадорило игроков.

«Это всегда случалось, я не помню, чтобы такого не случилось, когда у нас были плохие времена, — говорит Невин. — Болельщики пели, это казалось не очень уместным, когда у нас не шли дела. Это было важно для того, чтобы вернуть нас в игру. Обычно такую поддержку имеет «Шеффилд Уэнсдей», но в этот раз наши болельщики их перепели».

«Джон Нил, благослови его Бог, в перерыве сделал замены, и это был правильный шаг, — говорит Спэкмен. — Кэннерс с его скоростью создавал проблемы, и мы играли первым номером. Когда мы забили, мы не думали уже, что проиграем».

«В начале второго тайма Джоуи начал атаку из обороны на Керри», — пишет Кэновилл в «Черное и синее».

«Всегда надо было ждать финтов и маневров, если мяч доходил до Керри. Мяч попал между мной и центральным защитником, и я снял мяч с бутсы парня. Мяч после удара с левой отрикошетил прямо перед вратарем и не оставил ему шансов. Через 11 секунд после того, как игра возобновилась, «Уэнсдей» уже проигрывал 3:1».

Затем счет стал 3:2. «Керри Диксон блестяще это исполнил», - позже говорил комментатор в обзоре матча.


Томас продолжает рассказ.

«Эти два мяча подарили нам вдохновение, и они просто развалились. Что касается того, чтобы сравнять счет, я хорошо знал Пэта, у него был потрясающий футбольный ум, он все видел, поэтому я продолжал бегать, когда он был с мячом. Мне даже не пришлось кричать, потому что он знал, где я был, он отдал передачу мне на ход, и я пробил в верхний угол».

Для Кэновилла это стало не только вечером, когда он блистал на поле, но он еще и встретился со своим отцом впервые за 21 год, пусть и только после финального свистка. Они оба были на стадионе, и поднятая рука Кэновилла в конце матча была знаком этого. Именно юный вингер вывел свою команду вперед 4:3 на 85-й минуте.


«Я знал, что Керри любил подрабатывать под себя мяч, как все голеодоры, но я был совершенно свободен и рвался в штрафную, — говорит Кэновилл. — Я, наверное, раз восемь крикнул, я был уверен, что он искал угол для удара, чтобы бить самому, но сделал передачу мне».

«Когда мяч пересек линию, я подумал: «О, Боже! Это победный!»«.

Сцены в секторе гостей были невероятны, это была идеальная кубковая драма, но случился и еще один поворот сюжета. В последние секунды игрового времени крайний защитник «Уэнсдей» Мел Стерланд прорвался в штрафную «Челси» с мячом, но не успел выкроить пространство, когда его сбил левый защитник Дуг Ругви.


«Дуг до сих пор говорит, что я виноват в том, что упустил мяч, и он потерял позицию».

«Я хотел кое-что сказать Дугу после фола, — говорит Томас. - Потому что я мог справиться с этим, но мы все делаем ошибки».

Только Ниджвейки оказался между командой Уилкинсона и счетом 4:4.



«Я ранее уже встречался с Мелом Стерландом, я видел несколько его пенальти, я говорил себе, что надо стоять, потому он несколько раз бил по центру, но, как скажет вам любой вратарь, это легче сказать, чем сделать. К сожалению, он пробил по центру, и я коснулся мяча кончиками пальцев».

Вратарь сборной Уэльса сыграл важную роль в том, чтобы сохранить счет таким же в добавленное время, которое последовало, но обе команды к этому моменту уже были изрядно измотаны.

«Дуг «привез» пенальти, но это уже ничего не значило, когда мы вернулись в раздевалку, потому что мы проигрывали 3:0, а затем отыгрались и сыграли вничью, теперь им предстояло приехать к нам», - говорит Невин.

Да, было разочарование, что один из величайших камбеков в истории «Челси» не завершился победой и не принес место в полуфинале, но все хорошо, что хорошо кончается, и не упусти команда преимущество 4:3, не было бы еще одной драмы на «Бридже».





chelsea-fc.ru
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб июн 04, 2022 22:08

В гостях у Саддама Хусейна

Ныне клубный колумнист, бывшая звезда футбола, Мейсон Маунт прежних лет "Челси", Пат Невин рассказал, что он и его товарищи по команде были отправлены на Ближний Восток председателем "Челси" Кеном Бейтсом на выставочный матч в середине сезона 1985/86, где он встретился лицом к лицу с иракским диктатором Саддамом Хусейном.

Пат Невин, собственно, несколько раз обращался к теме поездки "Челси" в Ирак. И всегда выдавал очередную порцию путаницы. Ну, понятно, молодой человек, в составе спортивной делегации, впервые попавший в не туристическую страну с сомнительным политическим режимом, не всегда может внятно раскрыть тему. Попробуем ему помочь, собрав обрывки его воспоминаний в одно цельное повествование.


Восьмого февраля 1986 года, "Челси", уступив на своём поле "Оксфорд Юнайтед" 1:4, занимал третью строчку в таблице Первого дивизиона. Не знаю, в чём там была проблема, но матчей Лиги не предполагалось целый месяц. Игрались только кубковые матчи. "Челси" вылетел из кубковых соревнований на ранних стадиях и находился в простое. Месяц нужно было команду чем то занять.

Съездили в Глазго, где скатали товарняк с "Рейнджерс", уступив 3:2. А потом поползли слухи, что у Кена Бейтса есть идея поездки на юг, где в приятной тёплой обстановке команда отдохнула бы и подтянула форму.

- "Игроки с нетерпением ждали, когда нам сообщат, где мы будем загорать. Разговоры в раздевалке были посвящены гаданию на кофейной гуще, куда же мы поедем. Будет ли это юг Испании, Греция или, может быть, что-нибудь ещё более экзотическое, например, Флорида. Не угадал никто.

Когда Кен объявил, что это будет четырехдневная поездка в Багдад, где команде предстояла игра с иракской сборной, то нас это сразило наповал. Кому улыбалась перспектива бегать под солнцем в 50-градусную жару?

Некоторые пробовали отказаться от поездки, их предложение высказал вице-капитан Найджел Спэкмэн. И получил ответ: никаких шансов остаться на базе нет. Меня же, наоборот, взволновала мысль, что выпадает случай познакомиться с древней и невероятной культурой Ближнего Востока.

Это была странная и замечательная поездка, вполне типичная для Кена Бейтса".


Как правило, Пат Невин утверждает, что в то время личность Саддама была ему знакома лишь поверхностно, хотя политики он не чурался.

- "Держу пари, что о Саддаме Хусейне в то время слышали менее 0,1% населения Британии. Я был довольно политичен, но не слышал о нем на тот момент" !

Конечно, откуда ему знать всех туземных царьков, удушающих свой народ? Спорю на щелбан, что о существовании Лукашенко он точно ничего не знает, а цену на пиво в соседнем пабе помнит лучше, чем фамилию турецкого президента.

Потом Пат задаётся мыслью, почему выбор Кена пал именно на Ирак. Когда Невин только начинал пинать мяч на "Бридже" в восемьдесят третьем, на футболках "Челси" впервые появилось лого титульного спонсора. Это был флагман катарских авиалиний Gulf Air, и Пат логично свёл Катар и Ирак. Для него ведь всё едино. И те и те - арабы. Высокого интеллекта товарищ.

Спросил бы у Кена сам, вроде ещё жив, курилка. Собственно, вокруг Бейтса крутилась масса интересного народа, которые тащили к нему и своих приятелей. Актёры, исполнители песен ртом, политики, и очень высокого ранга, во множестве - махинаторы всех мастей, и даже международного калибра, коим добрый Кен помогал отмывать через клуб серые капиталы.

Пожалуй, Ашраф Маруан особо выделялся на фоне остальных проходимцев. Араб, естественно. Из-за кукольной внешности и умению держаться, получил погоняло "Ангел". Очень не простой человек. Зять бывшего президента Египта, лидера всей арабской нации - Гамаля Абдель Насера (рипнул в 1970 году). Исполнял многие самые ответственные поручения по международным связям Египта с другими арабскими странами. Выборочно делился особо секретными документами с Моссадом за кэш. Встречался, как с Муаммаром Каддафи, так и с начальством израильской разведки. Был личным другом крупнейшего торговца оружием на Ближнем Востоке, саудовца Аднана Хашогги, который нет, да и пересекался с министром обороны Израиля Ариэлем Шароном.

Вот этот Маруан и купил у Бейтса долю в клубе, а за одно и свёл его с представителем Gulf Air. Когда Ашраф перепродал Кену свою долю клубных акций в 1986-м, Gulf Air исчезла вслед за ним.

Существовала ли связь Маруан-Саддам Хусейн, и лоббировал ли он вояж "Челси" в Багдад, ни кто уже не скажет, оба отправлены к гуриям в рай. С уверенностью, можно сказать лишь одно: осенью 1985-го Ираку с огромным трудом, ценою немалых жертв, удалось остановить наступление иранских войск в глубь страны и вернуть себе потерянные территории. Народ остро нуждался в празднике, переключении внимания на что-то отвлекающее от войны. А что может быть более отвлекающим и более праздничным, как приезд одного из лидеров английского футбольного первенства, который скрестит шпаги с национальной сборной на столичном стадионе?

Сама же поездка в Багдад имела определённые трудности. Ни одна западная авиакомпания в Ирак не летала. Шёл пятый год ирано-иракской войны и подставлять свой борт под выстрел ракет ПВО добровольцев не находилось. Поэтому, "Челси" долетел только до столицы Иордании Аммана, а дальше ожидалась поездка туристическим автобусом в Багдад. 807 км на минуточку. По разбитой дороге в пустыне. С арабскими кондиционерами того времени. Но, таки удалось договориться о чартере иракской компании, чей старый "Ту" немногим отличался от автобуса.

Статистика пишет, что на трибунах 40-тысячного стадиона иракской сборной "Аль-Шааб" присутствовало 15 (по другим данным - 20) тысяч человек. Хотя, если верить фотографиям, там яблоку негде было упасть. Сам Невин "был тронут страстью местных ребят к футболу" и отмечает энтузиазм туземных болельщиков, с любовью поддерживающих свою команду.

Начало матча было затянуто на неопределённое время. - "Я помню, как нам пришлось целый час ждать на поле, чтобы начать игру. Мы не знали, кого и чего мы ждем, но оказалось, что мы ждали именно его - Саддама Хусейна. Он даже не вышел на поле. Нам просто нужно было подождать, пока он не появится на трибуне и не сядет в свое большое шикарное кресло".

На YouTube есть очень зернистые кадры той игры



"Челси" выступал в третьем красном комплекте обмундирования, и в лучшем составе с потрясающей линией атаки - Диксон, Спиди, Невин. Но сказалась усталость после невероятного путешествия и кучи эмоций. Гости первыми забили шикарный гол в ворота Эдди Недзвецки. Во втором тайме центральный защитник Джо Маклафлин замкнул навес с углового.

- "Игра закончилась 1: 1, но местные СМИ сообщили в своих утренних газетах на следующий день как о победе 2: 1! Фейк-ньюс далеко не современная выдумка !"

После финального свистка, футболистов "Челси" пригласили посетить правительственную ложу получить некий презент из рук президента. - "Мы должны были подняться и встретиться с Саддамом Хусейном. Я не помню, как смотрел ему в глаза... Ведь мы даже понятия не имели, кто он такой на самом деле. Нам пришлось пожать руки находящимся там высокопоставленным лицам и его сыну. После возвращения в гостиницу, мне объяснили, кому я жал руку и мне ужасно захотелось вернуться, и посмотреть на него ещё раз. Это один из самых безумных моментов в моей жизни".


На завтра все желающие, заплатив £30 (Пат обшучивает ситуацию, будто клуб пожалел денег, оплатить экскурсию), под охраной джипа, оснащённого пулемётами, отправились на осмотр античных руин Вавилона с посещением великолепного исторического музея. Пат был вне себя от радости и вместе с Джерри Мёрфи смогли ускользнуть от зорких глаз охранников, спустившись в какое то подземелье. Они не понимали, что охрана не наблюдает за ними, а приставлена охранять бледнолицых лохов педальных от вполне реального нападения бомжей-бедуинов, которым всё равно, кого грабить.

И сегодня Пат Невин удивляется своим былым приключениям и сетует, что вместо полноценного отдыха в Дубаях, коим наслаждаются современные футболисты, им пришлось развлекать кровавого диктатора.

- "Сезон для нас закончился на неутешительной шестой позиции в лиге. Этой не нужной со спортивной точки зрения, поездкой, мы только растеряли форму, выбились из колеи. У нас была отличная команда, мы заслуживали гораздо большего".

Если обратиться к другим историческим изложениям, не поездка в Ирак поломала сезон для "Челси". С возобновлением чемпионата "Синие" вытащили ничейку с серебряным призёром "Эвертоном", обыграли "Манчестер Юнайтед", дважды - "Манчестер Сити", вынеся их на "Уэмбли" 5:4 в финале "Full Members Cup" и шли четвёртыми, имея шансы и на третью строчку. Но в матче с "Куин Парк Рейнджерс" получил жесточайшую травму кипер команды Анжей "Эдди" Недзвецки. Запасной вратарь, Стив Френсис, оказался феноменально дырявым, пропустив 6 от "КПР", 4 от "Вест Хэма" и 4 от "Сити".

В последней игре сезона в ворота встал третий вратарь команды, Лесли Фридель. Ранее он за основу "Челси" не стоял, и Джон Холлинз решил устроить ему подарок. Прощальный, ибо было известно, что Фридель летом переходит в шотландский "Сент Миррен". Дебют Лесли закончился сокрушительным поражением от "Уотфорда" 5: 1. Это было четвёртое кряду поражение "Челси" на финише чемпионата. Слава богу, тогда не надо было сражаться за четвёртое место с прицелом на Лигу чемпионов, которой ещё не существовало. А говорят, поездка в Багдад нагадила...


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб июн 04, 2022 22:19

В 80-е один из богатейших людей Англии владел третью «Челси» – он заработал состояние ставками на скачки


Терри Рамсден владел коллекцией шикарных автомобилей, скаковыми лошадьми и 30% акций футбольного клуба «Челси». По его словам, он никогда бы не добился таких успехов на обычной работе.


25,000 фунтов за месяц на скачках в 19 лет

Рамсден родился в семье инженера из Эссекса. Терри работал клерком по страхованию, но быстро понял, что эта работа не принесет ему тех доходов, о которых он мечтал.

Рамсден заработал свои первые деньги, заключая пари на конные скачки с низкими кэфами. Успешным каппером Рамсдена можно было назвать уже в 1971 году, когда в возрасте 19 лет он заработал 25,000 фунтов стерлингов в свой первый месяц в беттинге.


Как Рамсден занял 57 строчку самых богатых людей Великобритании

В 1984 году он приобрел компанию «Glen International» со скромным доходом в 18,000 фунтов, расположенную в Эдинбурге. Рамсден сделал из нее ипподром, и через три года оборот компании вырос до 3,5 млрд.

Тогда Терри занял 57 строчку в списке самых богатых людей Великобритании. Он приобрел несколько роскошных домов, и просто удивлял окружающих своим умением тратить деньги. Так о нем взахлеб трубили газеты.

В восемьдесят пятом Терри впервые столкнулся с человеком, который умел манипулировать деньгами гораздо более мистически его самого. Это был Кен Бейтс - фронтмэн футбольного клуба «Челси». Не имея сколь нибудь большого состояния, он весьма успешно руководил делами далеко не рядового футбольного хозяйства.

Эпопея Бейтса была на слуху - купить разорившийся «Челси» за один фунт, перестроить его без капитальных вложений, за несколько лет преодолеть путь от подвала Второй лиги до первой шестерки Первой не шокируя трансферный рынок, тут нужен был проходимец высочайшего уровня.

Сам Рамсден имел к футболу сентенцию с детства. Жаль, история не сохранила название той команды, за которую он с этого детства топил. Не обязательно, что за «Челси», хотя как раз в его детство мальчика-кокни, «Челси» был с самом зените трэнда.

Как кривые дорожки Бейтса и Рамсдена сошлись на «Стэмфорд Бридж», тоже покрыто мраком неведения, но известно, что в подельщиках у Кена постоянно крутились всякие темные личности, типа торговцев оружием из Южной Африки или супер-шпионов МОССАДа.

Совладельцы «Челси» у Бейтса менялись довольно часто. Вливали некую сумму и испарялись, замещаясь другими. Сработаться с ушлым Кеном было не просто. Характер у него был не золото, но инсайды утверждали, что тут дело не в личных качествах босса «Челси». Просто футбольный клуб втихую служил прачечной для отбеливания серого капитала международных проходимцев.

Всем было хорошо - Кен Бейтс получал позарез нужные инвестиции, свежеиспеченные совладельцы получали свои откаты, которые уже можно было крутить легально. По всему, Рамсден пришел к Бейтсу с той же целью. Не верится, что на скачках все так чисто, как утверждают буки.

Сумму, которую Рамсден влил в «Челси», не озвучивали никогда. Но одно то, что он становился владельцем 30% акций, говорит о многом. У самого Бейтса был пакет лишь в 31 процент !

Не успел новый совладелец осмотреться, как был вынужден сделать широкий жест щедрости, и им же была с большой помпой презентована новая звезда команды - левофланговый полузащитник Азар. Не Эден Азар, конечно же, а Мики Азар, 25-летний воспитанник «Тоттенхэм Хотспур», на которого давно облизывался тренер «Синих» Джон Нил. Азар обошелся в £300,000. Нa тот момент - самая дорогая покупка в истории команды. Достаточно сказать, что такой черт, как Керри Диксон, стоил клубу £175,000, лучший дриблер лиги, Пат Невин - £95,000, а убийственный шотландец Дэвид Спиди всего £80,000!

Терри Рамсден оставался совладельцем «Челси» совсем не долго. В конце сезона 85/86 он продал свою долю акций назад в руки Бейтса. И уже отмытый капитал помог ему стать владельцем другого футбольного клуба, «Уолсолл». Что Рамсден искал в Западном Мидлэнсе, один он и знал. Однако, с помощью нового владельца, «Уолсолл» сразу же поднялся лигой выше и даже замелькал в кубках на продвинутых стадиях.

Стоит сказать, что новый футбольный магнат никогда не оставлял скачки, которые приносили ему не только деньги, но и удовольствие. Если Терри ставил на победу лошади, значит он был уверен на 100%. При этом он делал ставку там, где остальные могли сомневаться. В 1986 году он зарядил на свою лошадь по имени Снагфит 500,000 фунтов. Рамсден получил 1,5 млн после того, как она финишировала на четвертой.

Основной капитал Рамсден сделал в 1980-х годах, играя на японском рынке ценных бумаг. Японское экономическое чудо тогда поражало весь мир. Котировка всяких «Сони», «Панасоник», «Тойота» и других, поднималась по нарастающей, как стартующая ракета. Кто мог знать, что перегретый японский пузырь лопнет и больше никогда не возродится в былом блеске ?



В 1987 году Терри потерял все, но снова разбогател

После обвала фондового рынка в 1987 году, Рамсден начал нести убытки. Он не ожидал такого падения и потерял 147 млн за 41 день. Терри пытался сохранить ценность портфеля акций, но «Glen International» обанкротилась, а долг компании составил 98 млн фунтов. Лично каппер потерял на ипподроме 57 млн.

Беда не приходит одна - прокуратура начала расследование мошеннических сделок Рамсдена, косвенно зацепив и Кена Бейтса. Кен с трудом ушел от приглашения в суд и временно залег на дно, что стоило финансово обескровленному «Челси» прописки в высшем дивизионе.

К чести Рамсдена, стоит отметить, что он не потащил за собой Бейтса, а затем Терри сделал все возможное для футбольного клуба «Уолсолл» - он продал его как раз перед тем, как его активы были арестованы, что спасло «Уолсолл» не только от администрации, но и ликвидации.

Рамсден сбежал в США, где оказался в тюрьме в ожидании экстрадиции в Великобританию. К тому моменту он потерял 100 млн фунтов.

Разорение каппер переживал крайне тяжело – он привык к роскошной жизни. Терри владел особняками, ипподромами и шикарной коллекцией автомобилей, среди которых были коллекционные Rolls-Royce и Ferrari. Также в его гараже были частный джет и два вертолета.

Чтобы вернуть свое состояние ему понадобилось десятилетие. В 1998 году он снова попал в тюрьму, но уже за сокрытие доходов и провел там 10 месяцев. От него отвернулись друзья и семья.

Еще через год он создал новую трейдинговую компанию, которая специализировалась на транзакциях фондовых рынков. Компания оказалась весьма успешной и ее капитализация быстро достигла отметки в 250 млн долларов.

В 2003 году жокейский клуб разрешил Рамсдену снова участвовать в гонках и быть владельцем лошадей – каппер снова вернулся в любимый вид спорта.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср июн 08, 2022 19:23

Гений ужаса и мастер триллера - Кевин Хитчкок

В последнее время на офсайте стали появляться переводы вью бывших киперов «Челси», в которых они предстают супер-профессионалами, мастерами кожаных перчаток и надежнейшими стражами последнего рубежа. Понятно, что каждое слово ветеранов отредактировано, наведен глянец, острые моменты заглажены, другие пассажи «вырваны из контекста» и тогда теряется весь смысл сказанного.


В новой рубрике официальный сайт «Челси» вспоминает вратарей «синих», и первым, о ком пойдет речь, стал Кевин Хитчкок, сыгравший значительную роль в поддержании гармонии в коллективе.

Так получилось, что первая игра «Челси», увиденная мной по телевизору осознанно, как болельщиком, стала новогодняя 1997 года домашняя с «Ливерпулем». Без особых проблем наши обыгрались 1:0, забил ДиМаттео. Седьмое место в таблице мня не смущало - за большие клубы болеть в жизни не приходилось. В «Челси» меня привел Джанфранко Дзола, списанный Анчелотти из «Пармы», за которую я топил уже несколько лет, побывав, довольно случайно на их игре кубка УЕФА против хайфского «Маккаби».

Матчей «Челси» за весь сезон, включая кубки, по ТV можно было увидеть от силы десяток. Спортивный канал был тогда один и АПЛ приходилось делить эфир с Серией А и Ла-лигой. А кто в 1997 году был «Челси», чтобы им заполнять эфир ? Слава богу, что показывали наши игры с лидерами - «Ливерпулем», «Скам Юнайтед», «Арсеналом» и очень редко с кем нибудь другим. Правда, довольно последовательно показывали повторы многомесячной давности, а то и вовсе прошлогодние триллеры. И «Челси» весьма часто в них присутствовал. Как правило, как «убийца гигантов», что не могло не радовать и тешить самолюбие.

Но не в этом дело. Я насмотрелся на игру многих, уже хорошо забытых, а то и вовсе неизвестных футболистов, защищавших наши цвета. Исподволь сложилось некое представление о некоторых сабжах. Может и некорректное, которое мешает видеть великое на расстоянии. Но с эмоциями трудно совладать.

А потом, с появлением интернета и счастливого для меня нахождения в 1999 году сайта http://www.Chelsearu.ru, я начал маниакально собирать все исторические факты и фотографии, имеющие отношение к клубу. И как говорит Книга : «во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь».


Прочитав вью Кевина Хитчкока, у меня появилась навязчивая идея добавить в это вью свои личные впечатления и просто слегка рассказать о тех проблемах, которые пришлось пережить футболистам, болельщикам и руководству клуба, во времена нахождения там нашего героя.


Когда Хитчи перешел в «Челси» из «Мансфилд Таун» в марте 1988 года, «синие» стремительно опускались во Второй дивизион. В конечном итоге, «Челси» вылетел в низший дивизион в плей-офф в результате поражения по сумме двух матчей от «Мидлсбро», и Кевин тогда был в воротах. Это единственный случай в истории «синих», когда мы потеряли статус клуба высшего дивизиона таким образом.

К тому моменту, когда он перешел в «Уотфорд» летом 2001 года и начал тренерскую карьеру, которую продолжает и по сей день, теперь уже в «Нью-Ингланд Революшн», мы стали регулярно завоевывать трофеи и приглашать звезд из-за рубежа представлять цвета клуба.

За эти 13 лет Хитчкок провел лишь 135 матча (96 в лиге). Для сравнения – он оставался неиспользованной заменой в 243-х играх. Однако у него была более важная роль в клубе: он умел сплотить команду и поддержать гармонию и согласие в раздевалке. Любовь к гольфу стала основой для его дружбы с Джанфранко Дзолой.

В журнале «Челси» 2017 года он рассказал о некоторых воспоминаниях, связанных с пребыванием на западе Лондона, и вот фрагменты того интервью.


P.S.
Как я писал ранее, первая игра «Челси», просмотренная мной, была с «Ливерпулем» 1 января 1997. На воротах стоял Фродо (не Беггинс) Гродас. Совершенно не знакомая мне личность. Это потом на Ч.М.-98 он стоял за Норвегию основным кипером под именем Фруде Грудос. Он играл в том матче, когда Норвегия обыграла 2:1 Бразилию, которая заранее обеспечила себе первую строчку в группе, но матч получился впечатляющим.

Извиняюсь, меня занесло. Стараясь упрочить своё решение топить за команду Дзолы-Гуллита-Виалли, я делал всё, чтобы не пропустить ни одного матча «Челси», в чём мне успешно помогал видиомагнитофон, если ещё кто помнит, что это такое. Один из первых повторов предыдущих игр «Челси», был матч с тем же «Ливерпулем», только на «Энфилде» в сентябре 1996. Тогда в воротах стоял Хитчкок.

Увы, это не было «убийство гигантов». Это было «избиение младенцев». 5:1, и это было еще хорошо. Моя бабушка отстояла бы в тот день не хуже Хитчкока. Есть множество примеров отвратительной игры вратарей. Клоунские выходки Дэвида Джеймса и Пола Робинсона вошли в анналы истории, но Кевин затмил их всех - постоянные ошибки на выходах, нулевое руководство защитниками, отбитие мяча игрокам соперника, полная невнимательность и несогласованность в перепассовке между своими (оттуда автогол Майерса), прыжки за мячом наудачу и тупые голы в ближний угол... Мля, что за кренделя поставил в ворота Гуллит ?

Первое впечатление о игре Кевина Хитчкока у меня получилось крайне негативное. Видимо, не только у меня. Много позже, просматривая статистику «Челси» за сезон 1996/97, увидел, что уже с ноября до конца сезона ворота команды защищал норвежский Фродо.

Правда, в том бесподобном 1/8 Кубка ФА, когда, казалось, безоговорочно уступая «Ливерпулю» 0:2, отыграли 4:2 (Хьюз, Дзола, Виалли -2), играл Кевин, но уже в полуфинале против грозной «банды психов» «Уимблдона», когда Джанфранко забил красивейший гол из-под ирландской «Стены» Кенни Каннингхэма, и в счастливом для нас финале, играл Фродо. Он и поднял над собой Кубок.

Гуллит доверил калитку не многоопытному киперу, проведшему в команде 8 (восемь) сезонов, а отпущенному подобру-поздорову из норвежского «Лиллистрема» 32-летнего вратаря, не имеющего никакого опыта в других лигах, имеющего 20 фраз на английском и не знакомого с манерой игры одноклубников и оппонентов...


Вы провели 13 лет в стане «синих» – с 1988 по 2001 годы, но ваша карьера в «Челси» могла быть и более долгой, если бы вас приняли в клуб, когда вы были еще подростком...


Мне сказали, что я у меня слишком невысокий рост, что я никогда не буду достаточно высоким, чтобы стать вратарем. Если честно, так и было до окончания школы, и только после окончания школы я начал расти и вытягиваться (1м86), а в «Челси» меня не приняли до этого. Потом я нашел работу в качестве помощника электрика и пару лет играл за непрофессиональную команду, и это было лучшее, что я когда-либо делал. Я учился играть в футбол, играя в него. Это звучит странно, но я надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю. Мне пришлось быстро взрослеть, потому что чем ниже лига, тем сложнее. Особенно для вратарей – нам приходилось в те времена быть очень осторожными, я два года играл за «Баркинг» (там начиналась футбольная карьера Джона Терри), недалеко от Вест Хэма, а потом меня нашел отличный тренер, Брайан Клаф.

Он неплохо разбирался в футболистах, не так ли?

Он прекрасно ко мне относился, и я помню первый матч за резервную команду в «Ноттингем Форест», против «Болтона», было очень морозно. К перерыву счет был 0:0, и я уже собирался выйти на второй тайм, он отвел меня в сторону и хлопнул по плечу, сказав: «Парень, ты в этой команде, потому что ты достаточно хорош. Выйди и покажи, что ты умеешь делать». Мне показалось, что я стал метра на три выше в тот момент. Это было потрясающе.

В «Форесте» дела не пошли, и вы заявили о себе уже в «Мансфилд Таун», а потом перешли в «Челси» в 1988 году. Но до этого вы сыграли против «Челси».

Я помню, как «Челси» приобрел Роджера Фристоуна, который до этого выступал за «Ньюпорт», и потом мы играли против них в Кубке Лиги. Я провел отличный матч, а потом Кен Бейтс пришел в раздевалку и сказал: - «Я приобрел не того вратаря!» Тогда тренером был Джон Холлинз. Эдди Недзвецки был травмирован, и они искали другого вратаря – я перешел в последний день трансферного окна в марте 1988 года. Это был первый день Бобби Кэмпбелла в роли тренера. Первое, что он сделал – подписал меня!


P.S.
Из предыдущего сумбура очень трудно что-нибудь понять. Отойдем в сторонку и посмотрим на ситуацию со стороны.

Кевина подписали в марте 1988 года. Тогда «Челси» переживал очередной кризис: Джон Холлинз исчерпал задел, оставленный ему предыдущим тренером, Джоном Нилом, побил горшки с ведущими футболистами команды - Дэвидом Спиди, Найджелом Спэкманом, Дугом Ругви и Патом Невиным. Первые трое свалили во время сезона, а Невин ушел в «Эвертон» летом, не согласившись на продолжение контракта, объяснив, что ему все опротивело.

Лучший бомбардир команды, Керри Диксон ушел в загул, тренировался «в полноги», перестал забивать, из-за пристрастия к азартным играм и букмекерским ставкам вынужден был продать дом и вместе с подружкой переехать в обычную многоэтажку.

Пол Кановилл, первый афроангличанин «Челси» за глаза подозревался в покуривании травки , а затем ввязался в драку с подвыпившей компанией Керри Диксона, которая круто прошлась на счет цвета его задницы. Схватил кризу на нервной почве и был счастливо слит в «Рединг» от греха подальше.

Предшественник Хитчкока в раме, Эдди Недзвецки вышел в тираж с травмой, а пытавшемуся заменить его Роджеру Фристоуну едва стукнуло 19 лет. Ежу понятно, что уповать на стабильность в игре от такого зеленого парня вряд ли возможно. Дело дошло до того, что Холлинзу пришлось выпросить на время у «Брайтона» их второго вратаря, Перри Дэйгвида, отстоявшего в трех мартовских играх (3:3 с «Ковентри», 0:0 с бронзовым призёром, «Эвертоном» и с находящимся в зоне вылета «Оксфорд Юнайтед». Первый тайм «Челси» вёл 0:3, а закончилось всё 4:4. Видать, триллер был ещё тот).


С гордой третьей строчки, где «Челси» находился в начале сезона, к марту команда Холлинза скатилась на семнадцатое место (из 21), грозя обвалом во второй дивизион.

Кену Бейтсу действительно не было время заниматься внутренними проблемами команды. Биржа валилась, финансовый кризис разорял бизнесы. Фунт обесценивался. Параллельно Кен впрягся в суд со строительной компанией за владение стадионом и земельным участком, на котором стоял «Стамфорд Бридж». Самому ему рисовалось следствие по делу серых финансовых махинаций. И это не считая бесконечной череды мелких исков и штрафов за поведение болельщиков команды на выездных играх.

Чуть отвлекшись от дел насущных, Кен отправил Джона Холлинза домой, поручив управление командой Бобби Кэмпбеллу, месяц назад начавшему работать в клубе помощником Холлинза. Кэмпбелл считался опытным наставником. Пик его успеха пришелся на сезон 1982/83, когда он привел «Портсмут» к чемпионству в Третьем дивизионе.

Для укрепления вратарской позиции с прицелом на спасение от вылета из «Мансфилд Таун» им был приобретен Кевин Хитчкок. Не знаю, какой враг подал Бобби такую идею, бабки на звезду «Мансфилда» были спущены зря - следующим трансфером Кэмпбелла стал опять вратарь - Дэйв Бизент с рекордной для «Челси» суммой £725,000.


А через несколько месяцев команда вылетела в низший дивизион…

Это было ужасно. Я перешел в клуб, в котором все переругались. В раздевалке были два лагеря. Я перешел из «Мансфилда», это был маленький клуб, и там все были друг за друга, а в таком крупном клубе, как «Челси», был раскол, и это было непросто. Пришлось потрудиться, чтобы сплотить команду.


P.S.
Тогда Футбольная лига начала эксперименты с системой плей-офф (планировалось оставить в Первом дивизионе 20 команд), и поначалу вместе с командами низшего дивизиона место в Д1 оспаривала и четвертая снизу команда элиты. «Челси» легко выиграл полуфинал у «Блэкберна» (2:0, 4:1), но сгорел в финале против воскресшего «Миддлсбро» (0:2, 1:0).

Собственно, у «Челси» был хороший шанс не испытывать шанса в плей-офф. Скажу больше - попадание в пульку стало реальностью по причине отвратной игры человека, которому нужно играть не только руками, но и головой.

За три тура до завершения чемпионата «Челси» сидел на шестнадцатой строчке и принимал чемпионский «Ливерпуль». Гости имели подавляющее преимущество, но гол с пенальти Гордона Дюри вывел хозяев вперёд. Буквально сразу «Ливерпуль» сравнял, а за десять минут до финального свистка в ворота Хитчкока был назначен совершенно левый пенальти. И Кевин выручил, намертво взяв мяч от легендарного Питера Бёрдсли. «Стэмфорд Бридж» ликовал. Кэмпбелл был точно уверен в своем №1.

А потом началось... «Вест Хэм», наш сосед по таблице, урыл гостей 4:1. И тут в первых двух голах вина Хитчкока была видна невооружённым глазом - в первом случае он пропустил в «свой» угол, во втором - прыгнул в ноги нападающему, хотя того уже оттирал защитник. «Челси» побежал отыгрываться, но, как говорится, «поезд ушёл».

«Синие» впервые опустились в зону плей-офф. Оставалась последняя игра, с «Чарльтон Атлетикс» на «Бридже». У «Чарльтона» с нами было ровное количество очков, но они стояли выше из-за лучших показателей. Задача была проста - на своём поле обыграть таких же лохов, какими были сами.

Начало было прекрасным - на 16-й минуте Гордон Дюри заработал пенальти и сам же его реализовал. А во втором периоде накосячил наш герой. В нашей штрафной защита бодалась за верховой мяч, Хитчкок далеко вышел из ворот, пассивно наблюдая за происходящим, как вдруг после отскока, мяч по дуге опустился Кевину в ворота за воротник. Хитчкок козликом скаканул, но это смотрелось, как предсмертные судороги. Сезон увеличился на четыре матча.

Что сказать о соперниках «Челси» по плей-офф? «Блэкберн Роверс» не так давно вылез из Третьей лиги, звёзд в составе не имел и был «чёрной лошадкой». «Мидлсбро», так тот так торчал в долгах, что вааще год назад мог лишиться профессиональной лицензии, однако смог найти деньги и полагался на попадание в элиту, как на манну небесную.

«Роверс» «Челси» прошёл и не заметил. Пат Невин на «Эвуд Парк» забил гол в стиле Роналдинью, который назвали шедевром и крутили по всем новостным и спортивным каналам. Забил даже Керри Диксон, разжиревший и полумёртвый. Через неделю был выезд на ветхий «Айрсом Парк» на встречу с заштатным «Боро».

«Боро» сразу показал, что это не непроходимая команда, однако Дюри не смог переиграть вратаря, выскочив 1 на 1. Хозяева же использовали свой полумомент по полной - верховая подача в штрафную, нападающий в красном выигрывает воздух у двоих защитников «Челси», а Кевин Хитчкок типа вылетает из ворот на перехват навеса и останавливается на пол дороги. Заржал даже комментатор матча.

Второй гол, уже по настоящему серьёзно закрывавший перед «Челси» перспективу продолжить выступать в Первом дивизионе, был забит ещё более комично - мяч подхватил их левый полузащитник, и пробежав без всякого сопротивления пол поля, ударил по воротам Хитчкока с очень острого угла. Кевин готовился k удару заранее, прикрывая ближний угол. Удар пришёлся киперу «Челси» прямо в руки.

Вместо того, чтобы брать, или отбить в сторону, Хитчкок парирует удар и возвращает мяч прямо под удар на уже готового к этому игрока. А сам успевает метнутся к ближней штанге. Если бы он остался лежать, как упал на приёме мяча, то повторный удар опять пришёлся бы в него. Стив Кларк, который должен был помогать своему вратарю чуть раньше, прибежал, когда дело было уже сделано. Фанаты «Боро» гроздьями висели на стальных решётках, окружавших поле, грозя задавицца. Другие, взобравшись на крышу главной трибуны плясали танец «Я вашу маму». Комментатор уже не ржал, но похохатывал.

Был момент сократить счёт до приемлемого. Дюри, Диксон и Невин выбегали на двух защитников, Дюри отдал отличную передачу под удар Диксону, но тот только ковырнул носком дёрн. Веселья комментатора не было предела.

Я был уверен, что Кэмпбелл не поставит опухшего Керри Диксона на второй плей-офф. Видимо, вера в Диксона на «Бридже» была нерушима, а может это был выбор Бейтса, но ленивый бегемот пробегал трусцой весь матч без видимой пользы.

Хотя, могло и получицца - на первых минутах Пат Невин влепил мяч в штангу, а потом Дюри забил из под защитника замечательный по красоте мяч. Но дальше нарезка матча не показывает особого накала в игре футболистов «Челси». Ничего яркого, ни ударов, ни обычного в таких случаях навала на ворота, вааще ничего.

У Кевина Хитчкока в тот день работы было совсем мало. Лучше бы он работал, когда было нужно. И важно.

Бобби Кэмпбелл доверять Хитчкоку перестал. И пока он стоял у руля, Кевин появлялся в раме «Челси» всего пол дюжину раз. А сезон 1988/89 начал двадцатилетний Роджер Фристоун, пока в январе-89 не подфартило приобрести Дэйва Бизанта, первого после Питера Бонетти кипера «Челси», сыгравшего за сборную Трёх львов.

Но тут поменялась власть в «Челси», клуб возглавил шотландец Йэн Портерфилд. А вот он почему-то невзлюбил Дэйва. То на поле не выпускал, то в открытую говорил о необходимости приобретения нового вратаря, ибо любимчик Портерфилда Кевин Хитчкок на роль основного не тянул, хотя за 1991-93 отстоял в полустах матчах.

А типа, что он держал в страхе раздевалку и тем сплачивал коллектив ? Бог ему судья. Если тебя не слушают твои же защитники, то как ты будешь карать зарвавшегося Керри Диксона и его подельника громилу Колина Пэйтса, у которого за плечами девять лет игры за команду и Академия ?

Для авторитета, Кэмпбелл привёл летом двух крутых потёртых жизнью шотландцев - Пита Николаса и Грэма Робертса, которому доверил капитанскую повязку. Говорят, что Робертс мог так заехать в грудину включающему дурака одноклубника, что тот ехал на заднице по кафелю в душевой. Деннис Уайз обходил сурового кэпа стороной.



Какой матч вам запомнился в «Челси»?

Трудно выбрать какой-то один. У меня всегда хорошо проходили матчи против «Ман Сити», и на «Мейн Роуд» были несколько ярких моментов.


20 сентября 1992 г. «Ман Сити» 0 - «Челси» 1 (Майкл Хартфорд)

Я думаю, особенно запомнился матч на выезде с «Брюгге» в Кубке обладателей кубка. Мы играли очень хорошо, а в те дни мы летали теми же рейсами, что и болельщики, и они устроили нам овации. Это было невероятно. Такое никогда не забывается. Потом мы сыграли блестяще на «Бридже» и обыграли их, а потом играли с «Сарагосой» в полуфинале. Они были настолько же хороши, насколько мы были плохи. Но после этих матчей мы через пару лет приобрели Гуса Пойета.


Большую часть времени в «Челси» вы были вторым вратарем. Опишите эту роль.

Это было грустно, потому что хочется играть. Я работал с Дмитрием Хариным, Дэйвом Безантом, Эдом де Гуем и другими, и если я не играл, я делился с этими ребятами всем, что знал, чтобы помочь им подготовиться к матчам. Мне очень хотелось, чтобы у них все получалось. Я полностью выкладывался на тренировках, чтобы они хорошо подготовились. Когда сейчас я общаюсь с молодыми вратарями перед тренировочными двусторонками, я говорю им: «Сделайте все, чтобы быть лучше, чем парень на другом конце поля». Я заставлял Беза и Дмитрия держать планку и прогрессировать, Эда не в такой степени – это было уже ближе к концу моей карьеры – я делал все, чтобы они были начеку. Они знали, что, если они будут играть плохо, то всегда есть я, способный их заменить. Я склонен думать, что, когда я выходил на поле и играл, я никого не подводил.



P.S.
Я не поленился, и пересчитал все матчи, в которых теоретически мог видеть Кевина Хитчкока он-лайн с января 1997 по май 1999, когда он закончил карьеру вратаря. Получилось 11. А помню всего два. Легендарный 1/8 Кубка с «Ливерпулем» в январе-97 и шикарный 2:2 с «Тоттенхэмом» в мае 99, и только потому, что за нас забил один из своих редких голов Бьёрн Голдбэк, а нам влепил Давид Жинола, модный тогда фрик.

Так что Кевин тут ваньку не валяет - когда нужно было, одевал перчатки.


Кажется, команда сплотилась, коллектив выглядел единым целым.

Я скажу вам, кому следует отдать должное: Деннису Уайзу, Стиву Кларку и мне. Мы были самыми возрастными игроками, и кто бы ни приходил в команду, ему говорили: «Вот так мы это делаем здесь. Это наш клуб». И они все соглашались. К нам приходили игроки, у которых уже была успешная карьера, но они все с нами соглашались. Все были единой семьей, в том числе персонал. Когда я прихожу в клуб, там еще работают люди, которые работали в 1988 году. Это потрясающий клуб, и это уже не отнять.



P.S.
Могу представить такое только во время Иана Поттерфилда. Особенно, когда последний слил Николаса, Гордона Дюри, Керри Диксона, а потом и Винни Джонса. Пишут, что в раздевалке «Челси» царила своеобразная атмосфера. Парадом командовали крутые парни вроде Уайза и Таунсэнда (надо полагать, и Хитчкок был при делах. То было его золотое время). Они определяли состав и тактику на игру, а тренеры в эти вопросы старались не вмешиваться, осуществляя «общее руководство». Это приводило к страшной неразберихе, когда состав мог меняться чуть ли не от матча к матчу. Зато игроки были счастливы.

Что там, на самого Глена Ходдла был серьёзный наезд со стороны попутавших рамсы Уайзи и Стива Кларка, да такой, что вопли авторитетов «труба Ходдла шатал». Пришлось мудрому Глену «разделять и властвовать». Уайз купился капитанской повязкой и стал верным Полканом хозяина, Хитчкок занял своё законное место золотого запаса, а Кларка принудили ходить под ссучившимся Уайзи.

Это ли идеальная атмосфера в раздевалке, о которой нам тут пел Кевин ?


А когда вы уходили, вы уже играли в команде с Руудом Гуллитом, Джанлукой Виалли и Дзолой – вы выиграли больше трофеев, чем могли мечтать.

И мечтать не мог. Надо отдать должное Уайзи и Энди Таунсенду за то, что сплотили команду, и также похвалы заслуживает Гленн Ходдл. Я уже говорил это, и другие тоже сыграли свою роль, но он изменил клуб. Он сделал этот клуб более великим, чем он был – много лет мы были спящим гигантом. Он подписал Руди и Спарки. Потом Руди вывел клуб на новый уровень – Робби Ди Маттео, Лука, Франко. Потрясающие приобретения. И мы стали единым целым. Надо признать заслуги иностранных футболистов, пришедших в клуб, потому что они быстро восприняли философию «Челси». Они приняли нас, а мы приняли их – это была настоящая семья. Поэтому мы были так успешны.



P.S.
Ну, да... Спящие гиганты... Можно сказать, Ильи Муромцы, очунявшие от парапареза через тридцать лет... Не уверен, верил ли Гленн Ходдл в качественный рестарт «Челси». Чё то он очень быстро слинял. А может не верил в себя ? Он странный человек, что ни говори.

Гуллит, тот да, из списанных пенсионеров построил термоядерную команду, которой хватило и Джанлуке, да святицца имя его на «Бридже».

И семья это была, как чистая слеза Кевина Хитчкока: Гуллит гнобил Виалли, тот подсидел Гуллита и сплавил Спарки Хьюза. Самого Виалли умотали приведённые им французы. Стив Кларк зализал Гуллиту, стал его правой рукой и последовал за ним в «Ньюкасл», ибо при Джанлуке в «Челси» ему ничего не светило. Хитчкок подобрал ключи к Виалли, застолбил за собой не пыльную должность тренера вратарей и собирал мячи за де Гуем. Когда Виалли постиг карачун, двинул за ним в «Уотфорд». Деннис Уайз остался в составе единственным англичанином и помягчел даже на поле.

Вот такая вот семья. Ну, вы поняли о чём я...



Вы пережили три разные эпохи в клубе, а это дорогого стоит.

Я ушел в 2001 году, поэтому не застал эпоху Клаудио Раньери, когда более возрастные игроки начали уходить. Но самое главное – был тот, кто мог продолжить наше дело: Джей Ти. Он впитал дух «Челси», и это замечательно. Наверное, он даже поднял это на более высокий уровень. Я его просто обожаю.



P.S.
Мимикрия - великое достижение эволюции. Клопы пережили мамонтов и динозавров. Будь Хитчкок чуть моложе, пережил бы и Раньери. Клаудио питал пристрастие коллекционировать вратарей. При нём в «Челси» их было, как правило, четверо. Нашлось бы что делать и Кевину.

На счёт Джона, тут Кевин в самую точку. При нём семья в раздевалке как раз и была. И такого стержня команде сегодня явно не достаёт.



И, конечно, вы подружили с Джанфранко Дзолой, открыв для него гольф…

Я открыл для него гольф, но теперь он играет лучше, чем я, так что не думаю, это было самое умное, что я когда-либо делал. Странно, Франко не говорил на английском, когда перешел в клуб, но за 6-8 месяцев он стал моим лучшим другом. У нас было разное происхождение и разное прошлое, но наши дети и жены очень подружились – и дружат до сих пор – и мне очень повезло в этом плане.



P.S.
Вот и всё вью, как я его увидел и что по этому поводу было у меня сказать. Может, в чём то я и перегнул палку, но в спутники жизни мы выбираем не бесполых мультяшных невест и принцев на обязательно белом коне. Все имеют право быть самими собою, со своими достоинствами и недостатками. Так же и футбольные клубы - каждый имеет свой характер, проходит периоды подъёма и упадка, триумфа и забвения.

А не плохо так, к слову завернуть - да я с Джанфранко на пианине в четыре руки мурку...
Будь мне здоров, Кевин Хитчкок !
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср июн 08, 2022 21:03

Теория "Большого взрыва"

Рик Глэнвилл вспоминает о том, насколько важен был клубу бывший директор и вице-председатель Мэттью Хардинг, в частности, что он сделал в плане инвестиций в клуб, и насколько важным было «соглашение в «Марриотте»» между четырьмя действующими функционерами «Челси».


Газета Observer писала, что «финансовый совет чемпионата Великобритании» в августе 1993 года поставил Мэттью Хардинга на третье место с ежегодным доходом £2,27 миллионов от брокерской компании по перестрахованию, Benfield group. (Совладелец «Вест Хэма» Дэвид Салливан был 14-м). Одиннадцатью годами ранее он стал директором и акционером брокерской компании по перестрахованию, куда пришел когда-то еще подростком. Он заметил пустую нишу на рынке, и теперь его бизнес процветал. Его личный доход составлял £125 миллионов.

Мэттью прочитал в Financial Times объявление, о том, что проект перестройки «Челси Виллэдж» ждет инвесторов. И он дал понять клубу, что готов помочь. Председатель Кен Бейтс сделал свой знаменитый телефонный звонок, во время которого сказал: «Мне сказали, что вы думаете, вы богаче меня, и я решил позвонить вам, чтобы уточнить, так ли это».

Через два месяца, 18-го октября 1993 года, имя Хардинга было на устах всех болельщиков «Челси», поскольку клуб объявил, что мультимиллионер с высоким уровнем доходов инвестировал пять миллионов, которые вкупе с двумя миллионами, полученными от Футбольного Траста, помогут начать реконструкцию «Бриджа».

Стоит отметить, что вскоре Хардинг стал одним из директоров «Челси» и вступил в совет «Челси Виллэдж». «Мы надеемся на хорошие рабочие отношения с ним», — сказал председатель Кен Бейтс.

Бейтс и «Челси» в это же время вели изнурительную борьбу с застройщиками, им грозило выселение с «Бриджа», но они победили. Была основана организация «Владельцы полей «Челси»», которая должна была помочь победить, и в итоге появилась возможность перестроить стадион и сделать его более современным.

Когда Хардинг выложил огромную сумму денег на постройку северной трибуны и стал одним из директоров «Челси», стало возможно начать реконструкцию, а еще через месяц работа уже шла полным ходом. В первой половине следующего сезона открылась новая северная трибуна.

Разногласия с Бейтсом, особенно по поводу проекта «Челси Виллэдж», усилились до такой степени, что председатель запретил Хардингу занимать место директора в ложе. Ему было важно, чтобы бизнес на 12 акрах земли под «Бриджем» крутился 365 дней в году, а не только 25, во время домашних матчей. Хардингу важнее была быстрейшая перестройка трибун, а не открытие многочисленных торговых точек и гостиницы.

Позже Бейтс и Хардинг снова нашли взаимопонимание, но не ранее того, как Мэттью были сделаны инвестиции, выплачены займы, и Хардинг стал вице-председателем клуба и вернулся в директорскую ложу.

Хардинг, к своим 39 болевший за «Челси» уже 30 лет, хотел влиять на развитие клуба и не ограничиваться только строительством. Он тут же нашел поддержку в лице еще одного молодого и полного энтузиазма новичка — играющего тренера Гленна Ходдла.

Это было идеальное время для перемен. Долго тянувшаяся и вредившая всем «битва за «Бридж» с застройщиками была выиграна, и в воздухе пахло революцией.

Одним из тех, кто поддерживал изменения, был Колин Хатчинсон. Его ввели в совет, чтобы он помогал собирать средства, и он стал новым управляющим директором. В его полномочия входили стратегическое планирование и приобретение новых игроков.

«Конечно, к 1993 году база была более стабильной, чтобы двигаться вперед, но ценой этому была пробитая в финансах клуба брешь, — говорил Хатчинсон. — Я думаю, мы начали собирать это все воедино, с футбольной точки зрения, когда пришел Гленн Ходдл».

Отчаянно нужны были новые идеи, чтобы поднять стандарты. До Ходдла «Челси» предлагал эту должность Нилу Уорноку, а затем возлагал надежды на шотландского менеджера Йана Портерфилда. При Портерфилде мы не смогли даже переманить защитника Даррена Уасселла, которого так не любили в «Ноттингем Форест».

Весной 1993 года нам грозил теоретический вылет в нижний дивизион, и временный тренер Дэвид Уэбб занял эту должность на три месяца, чтобы сохранить за «Челси» место в высшем дивизионе.

Было ясно, что нужны кардинальные перемены, но кто мог провести реформы? «Я предложил Гленна Ходдла, — говорит Хатчинсон. - Я уже немного знал его, когда он был в «Челси» (восстанавливался после травмы несколькими годами ранее). Я думал, что настало время для более современного подхода, потому что иное мы уже пробовали».

Ходдл усовершенствовал тренировочную базу, рацион питания игроков, стиль игры и то, как клуб должен был быть представлен миру. За два года «Челси» превратился из организации с ограниченным менталитетом в современный клуб с долгосрочным планированием.

Играющий тренер даже вывел свою команду в финал КА впервые за четверть века в мае 1994 года, и клуб впервые стал смотреть вперед, а не себе под ноги.

«И хотя в те времена у нас не было лучшей команды в мире, мы добрались до «Уэмбли», и это был прекрасный день, потому что это подарило надежду болельщикам, — говорил Хатчинсон. Бонусом было то, что «МЮ» (выигравший в финале у «Челси») уже квалифицировались в еврокубки, так что мы автоматически попадали в Кубок обладателей кубков».

«В Европе мы дошли до полуфинала и вкусили прелесть этого турнира. В конце сезона ’94/’95 мы вдруг осознали, что в следующем сезоне образуется вакуум – если вы попробовали это, то хочется пробовать снова и снова».

«И я думаю, именно в этот момент мы решили, что, если мы хотим идти вперед, то возможности будут не всегда, и за них надо хвататься. К тому моменту в совете уже был Хардинг, и мы заключили то, что стало известно как «соглашение в «Марриотте».

«Футбол резко менялся. Было очевидно, что на этой стадии мы были на одной планке с «Кристал Пэлас» и «КПР», но у нас были лучшие возможности, стадион теперь был наш, Мэттью был с нами, мы начали собирать все воедино».

«Наверное, больше у нас бы не было такой возможности, нам надо было хвататься за нее двумя руками, или надо было признать, что мы так и останемся посредственным клубом, надеющимся, что он не вылетит из АПЛ, может быть, иногда будет попадать в плей-офф кубков и не питать особых иллюзий на свой счет. Или же у нас была возможность выйти на новый уровень».

Номер в отеле «Марриотт» недалеко от «Хитроу» — возможно, это не лучшее место для собрания, которое полностью меняло судьбу клуба и историю «Челси», но амбиции были невероятные. Этот было 21 мая 1995 года, на утро после матча «Эвертона» и «МЮ» в финале КА.

«В отеле было много болельщиков «Эвертона», к счастью, их команда победила, — вспоминал Хатчинсон. — Там были Кен Бейтс, Мэттью Хардинг, Гленн и я, в основном, мы говорили о том, что можно было пригласить Рууда Гуллита».

«Гленн и я уже ездили в Милан и встречались с ним. Мы пересеклись с ним на несколько минут, рассказали ему о своих идеях, он ответил, что подумает, и он скажет, если ему это будет интересно».

«Мы сели и стали обсуждать новую клубную идеологию, что это могло сделать для имиджа, как можно было сделать «Челси» более популярным в Европе. На этой встрече было решено, что нам надо попробовать приобрести Рууда и Пола Гаскоина у которого не клеилось в «Лацио». Конечно, у всех перехватило дыхание, когда я озвучил, сколько это будет стоить». (Три года назад Гаскоин обошелся «Лацио» в 5,5 млн фунтов стерлингов и в итоге отправился к «Рейнджерс» в Шотландию за неназванную сумму, которую «Челси» позволил себе выкладывать за футболистов только пятилетием позже).

Идея приглашения в клуб звездных игроков принадлежала Хардингу. Хотя выполнить все пожелания из его списка было невозможно: один игрок перейти не смог. Ему нравился Мэтт Ле Тиссье, он несколько лет пытался его переманить в «Челси», но Тиссье остался верен своему единственному клубу — «Саутгемптону».

Немедленным результатом встречи в «Марриотте» стало подписание Гуллита. Клуб сделал памятное заявление, которое облетело все газеты во всем мире. Во время-пресс-конференции голландской легенды было объявлено, что звезда «МЮ» Марк Хьюз стал следующим приобретением. «Пресса не могла поверить», — вспоминает Хатчинсон. Не могли поверить и болельщики «Челси».

Игроки на пике стоили намного больше, чем те, кому за тридцать. Более взрослые и опытные игроки стали первыми целями трансферов, потому что, несмотря на то, что будущее «Бриджа» было гарантировано, и Хардинг спонсировал происходящее, деньги имели значение.

В последующие годы пришли Джанлука Виалли, Джанфранко Дзола, Роберто Ди Маттео, Марсель Десайи, Брайан Лаудруп, Джордж Веа и многие другие. Даже после смерти Хардинга в 1996 году это частично оставалось его заслугой.

«Я не уверен, что мы бы все это затеяли, не будь с нами Мэттью», — говорил Хатчинсон.

«Он стал глотком свежего воздуха. Его энтузиазм в «Челси» был беспрецедентным. Я имею в виду, что, несмотря на то, что он руководил многомиллионным бизнесом, он каждый день жил и дышал «Челси», он разделял и поддерживал то, как «Челси» продвигался на европейской арене».

После Ходдла, Гуллита и Виалли и далее с последующими тренерами успех продолжал расти. Возможно, этого бы никогда не случилось, если бы не Хардинг и не соглашение в «Марриотте». Возможно, Роман Абрамович никогда бы не решил, что в этот клуб стоит вкладывать деньги.

Хатчинсон возвращался после матча с «Болтоном» в октябре 1996 года, когда ему позвонил главный тренер и сказал, что упал вертолет, и что есть опасения, что это Хардинг и его компания.

«Сейчас это все, как в тумане, но мы созванивались всю ночь, — вспоминал Хатчинсон. — Подтверждения не было, но становилось все яснее, что произошло».

«Шокировало то, что столь энергичный и живой человек мог так уйти из жизни. Я помню наш последний разговор с ним в Болтоне, мы вылетели из Кубка Лиги. Полушутя-полусерьезно он сказал: ««Челси» вылетел из очередного кубка…», а я ответил ему: «Ну, теперь нам придется выигрывать КА, не так ли?», и он сказал: «Да! Черт побери, мы должны это сделать!»



И так и случилось, когда «синие» в мае 1997 года обыграли «Мидлсбро» 2:0. «Это бело-синяя армия Мэттью Хардинга» — неслось с трибун на протяжении сезона. И клуб стал той самой несокрушимой армией, которую он так хотел создать.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июн 09, 2022 22:44

Важнейшие голы Терри


Джон Терри стал одним из ведущих защитников за время своей карьеры в «Челси», но он также часто приносил огромную пользу в атаке, забив за «синих» несколько важнейших мячей.

В 713-ти матчах за «Челси» Джон Терри забил 66 голов. Помимо индивидуальных наград за игру в обороне, он также является самым забивным защитником в истории АПЛ (40 мячей).

Мы отмечаем 5 важнейших голов капитана, лидера и легенды «Челси» в течение 19-ти сезонов, которые он провел в составе родного клуба.

«Вест Хэм», Кубок Англии, «Аптон Парк», февраль 2002



Терри сыграл важнейшую роль в сезоне 2001/02 и помог команде пробиться в финал Кубка Англии, забив по ходу турнира 2 победных мяча. Последний гол Терри забил в полуфинальном матче с «Фулхэмом». Но это было не так драматично, как в игре с «Вест Хэмом», в 4-м раунде КА. После ничьей 1:1 на «Стэмфорд Бридж» «синие» и «молотобойцы» проводили переигровку на «Аптон Парк». Многое указывало на то, что командам придется провести дополнительное время, но в концовке матча Терри пробил головой точно в угол после подачи Грэма Ле Со с углового и принес «синим» победу (3:2).


«Барселона», Лига Чемпионов, «Стэмфорд Бридж», март 2005



Капитан «Челси» забил победный мяч в одном из самых драматичных матчей, которые были сыграны в Лиге Чемпионов на «Стэмфорд Бридж». «Синие» повели со счетом 3:0 уже в дебюте встречи, но «Барселоне» удалось забить 2 мяча ещё до перерыва благодаря классной игре Роналдиньо. По сумме двух матчей «Барселона» проходила в четвертьфинал при счете 3:2, но за 14 минут до конца Дэмьен Дафф подал угловой по уходящей от ворот траектории, а Терри с 12-ти метров точно пробил головой в дальний угол (4:2).


«Манчестер Юнайтед», АПЛ, «Стэмфорд Бридж», ноябрь 2009



«Синие» не выигрывали АПЛ на протяжении трех сезонов и опережали «Манчестер Юнайтед» на 2 очка в таблице к моменту, когда встретились с «красными дьяволами» на «Стэмфорд Бридж». За 15 минут до окончания матча команды играли безголевую ничью, но «Челси» заработал штрафной на левом фланге, а Фрэнк Лэмпард сделал точную подачу в штрафную «Юнайтед», где Терри технично подрезал мяч в дальний угол ворот Эдвина ван дер Сара. «Челси» одержал важнейшую победу (1:0). По итогам чемпионата «синие» обошли «МЮ» на одно очко и выиграли АПЛ.


«Тоттенхэм», Кубок Лиги, финал на «Уэмбли», март 2015



В сезоне 2014/15 Терри демонстрировал выдающуюся форму. Капитан «синих» провел без замен все матчи АПЛ и получил звание «Игрока матча» в финале Кубка Лиги с «Тоттенхэмом» (2:0). Терри был не только надежен в обороне в тот вечер на «Уэмбли», но и забил важнейший мяч незадолго до перерыва, расстреляв ворота «шпор» с близкого расстояния после подачи Виллиана со штрафного.

«Эвертон», АПЛ, «Стэмфорд Бридж», январь 2016



Свой последний гол за «Челси» Терри забил в драматичном матче на «Стэмфорд Бридж» с «Эвертоном» в прошлом году (3:3). «Синие» проигрывали 2:3 и на 8-й минуте компенсированного времени Бранислав Иванович сделал скидку на Оскара после длинного заброса в штрафную, а тот переправил мяч на Терри, который блестяще разобрался в ситуации, ударом пяткой отправив мяч мимо Тима Ховарда. Его поздний гол продлил беспроигрышную серию с на «Стэмфорд Бридж» с «Эвертоном», который в рамках чемпионата не побеждает «Челси» в Лондоне с 1994 года.


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июн 09, 2022 23:06

Black Сoach Lives Matter ?

Нападающий "Манчестер Сити" Рахим Стерлинг в интервью для ВВС высказался о проблемах, с которыми сталкиваются темнокожие тренеры в Англии. По мнению Рахима, слишком многие подвержены предрассудкам, что темнокожий человек вполне может быть хорошим футболистом, но не может быть тренером.

"Стивен Джеррард, Фрэнк Лэмпард, Сол Кэмпбелл, и Эшли Коул. Все они имели блестящую игровую карьеру. Они самостоятельно получали свои тренерские лицензии, чтобы работать на высшем уровне. Но среди них два представителя, которые не получили справедливых возможностей попробовать свои силы, и это два чернокожих тренера", - заявил Стерлинг - "Каких темнокожих тренеров, работавших в Англии мы можем вспомнить ? Криса Хьютона, Пола Инса, да успехи Хассельбайнка с "Бертоном" и Криса Пауэлла с "Чарльтоном". Это меньше, чем пальцев на одной руке. Да и ни одному из них не дали возможности отработать с командами хотя бы пару сезонов, увольняя после первых же трудностей, потому что общество всё ещё полно предрассудков".

Также он отметил, что в руководстве АПЛ практически нет темнокожих представителей.

"В Премьер-лиге около 500 игроков. Треть из них - чернокожие. Но мы не представлены в руководстве, не представлены в тренерском штабе в клубах. Вам не кажется, что давно пришло время что-то менять" ?

На этом безрадостном фоне фигура Майкла Эменало, целое десятилетие отработавшего в клубной системе "Челси" на одной из самой важной должности - технического директора, выглядит несуразным исключением. Назовите имя хотя бы одного человека, который бы за такой срок пережил все перетурбации со сменой тренеров на "Стэмфорд Бридж", не только не потеряв своего места и авторитета, но только укрепив свои позиции.

Если учесть, что Майкл Эменало не просто темнокожий, но даже настоящий африканец, то стоит признать - его успех в английском футболе есть уникальное событие.

Совсем недавно в приложении к The Guardian была резмещена пространная статья об Эменало, в которой он делится своими воспоминаниями и чувствами о десятилетии, проведённом в "Челси", в котором можно узнать много нового и интересного из невидимой глазу работы технического отдела клуба.


Майкл Эменало: "Обо мне говорили: "Видимо, этот африканец кого-то убил для Абрамовича, раз его назначили в "Челси"

«Не думаю, что моё назначение в «Челси» – правильный способ привлечь внимание к проблеме с чернокожими специалистами, которая является неоспоримым фактом. Мне кажется, что мои способности и компетенцию преподнесли некорректно. Теперь уже другие люди пытаются приписать мои успехи к своим действиям, чтобы таким образом затушевать мой вклад в общую копилку клубных достижений. Либо наоборот - просчёты многих каким то образом теперь тесно связаны с моим именем, хотя окончательные решения никогда не были моей прерогативой.

Нарратив должен измениться. Прямо сейчас нарратив такой: белый – это всегда хорошо. Не имеет значения, грамотно ли Крис Хьютон работает тренером. Всегда есть кто-то, кто скажет, что белый парень может лучше. Это не правильная установка. Мартин Лютер Кинг говорил: «Судите меня по моим способностям, а не по моему цвету кожи».

Мне было очень тяжело работать, и я должен поблагодарить Тима Харкнесса, белого южноафриканца, который был клубным психологом и моим другом. У нас было много трудных, но плодотворных бесед. Тим понимал, что я должен частично подавлять себя, "не выпячиваться", чтобы оказывать влияние своим присутствием.

Когда я занимаю место за скамейкой запасных во время матча, я хочу быть ближе к общей работе. Но это и для того, чтобы люди с таким же цветом кожи видели меня и могли сказать: «Я тоже могу». На клубной парковке ко мне часто подходили и говорили: "Господи, ты не представляешь, сколько ты для нас значишь". И я чувствовал себя даже хуже, потому что хотелось сказать больше и вслух. Но на людях ты должен соблюдать корпоративную дисциплину и соответствовать.

Есть ли стереотипы? Однозначно - да. Это съедает тебя. Когда меня назначили техническим директором, некоторые журналисты думали, что я не говорю по-английски (Эменало – нигериец, где государственный язык – английский). Были прямые намёки, что я никогда не играл в футбол (у Эменало 14 матчей за сборную Нигерии).

Некоторые говорили: «Почему этот русский (Абрамович), который знает тысячи человек, поверил в него? Он африканец – должно быть, он кого-то для него убил. Никто и не думал, что меня могли назначить из-за личных качеств: интеллекта или ума.

Каждый был предвзят насчёт моих знаний, интуиции и опыта. Я доказывал свои навыки 10 тренерам подряд. Каждый раз я покорял вершину и убеждал их в своей состоятельности. У меня университетская степень в международных отношениях и дипломатии. Я знаю, как взаимодействовать с людьми и разбираться в ситуациях.


Мистер Абрамович одобрил мою кандидатуру спустя два с половиной месяца после увольнения Моуринью, с которым ушёл весь его тренерский штаб. Я не проходил ни тестов, ни собеседований. В "Челси" была масса незаполненных вакансий. Сразу начал работать, как главный скаут, чтобы помочь Аврааму Гранту, и по работе несколько раз встречался с Романом у него в офисе. Очевидно, то, что я имел ему сказать, показалось ему важным.

С Грантом наши дороги пересеклись в Израиле, когда в конце девяностых я заканчивал как игрок в "Маккаби" (Тель-Авив). Он благоволил к местным кадрам, но, почему то, особо выделил меня, даже предложил войти в его тренерский штаб по завершению карьеры. Не побоюсь сказать, в Израиле для меня не было ближе человека. Неоднократно я был у него дома, был знаком с семьёй. И чувствовал, что Авраам мне полностью доверяет. Но вы и представить себе не можете моего удивления, когда он нашёл меня в Аризоне и огорошил предложением возглавить скаутский отдел в лондонском "Челси" !

Первым моим важным заданием, как скаута, было проведение предварительных переговоров с Николасом Анелька. Была реальная угроза, что некоторые лидеры команды, поддавшись на провокации Жозе Моуринью, захотят покинуть команду в ближайшее трансферное окно, и надо было в срочном порядке искать им замену. Для выполнения задача была малореальна, хотя ситуация требовала незамедлительных действий. Но где зимой можно найти супер-форварда, готового к переходу в сложившейся обстановке, когда уволен самый яркий тренер современности, а на его место назначен некий ноунейм подозрительного происхождения ? К тому же в составе "Челси" играл Андрей Шевченко, креатива самого Романа, с которым не каждому хотелось бороться за место в основе.

Николас Анелька тогда выступал за "Болтон", был известен не простым характером, был очень чувствителен к проявлению рассовой нетерпимости и ходили слухи о готовности "Манчестер Юнайтед" подписать его в следующем сезоне.

Выбор руководства пал на меня, ибо в теории я подходил более всего - чёрный с приличным знанием французского, лично знаком с тренером и владельцем. Бывший футболист. Очкарик. Как видите - масса положительных качеств.

Но, как оказалось, "Челси" перестраховался. Может быть, завались к Николя какой нибудь скинхэд в кожаных сапогах с аналогичным предложением, то трансфер мог и не состояться, но со мной он был сама учтивость. К любому человеку можно подобрать ключи. У Анелька не вздорный характер, как можно было ждать. Он адекватен, как любой другой нормальный человек, только не терпит, когда ему топчутся по мозолям. Я выложил перед ним все козыри и кое-какие гарантии, после чего у Николаса на счёт "Челси" возражений не возникло. Кроме одного вопроса - как отреагируют болельщики на появлении в команде бывшего "гуннера". Тут он меня поставил в тупик. Мне не были известны эти английские нюансы. Но всё обошлось. Подписывали Николя и фотографировались с ним люди с самого верха клубной структуры, мне же остаётся только гордиться за первую успешно проведённую мной миссию.

После поражения в финале ЛЧ-2008 Авраам уходил. Я сказал, что уйду с ним, но он ответил: "Нет. Ты нравишься Роману. Он верит в тебя". Когда я поговорил с владельцем, моей единственной просьбой было то, что я должен быть нужным. Переводчик улыбнулся, когда Роман сказал: "Передай Майклу, что он будет очень нужным".


Правда, от скаутской работы я был отстранён и стал отвечать за изучение противников. Это была "бумажная" должность - составлять массу отчётов, переворачивать груды статистики и быть в курсе всего, что могло помочь нам в подготовке от тура к туру.

Мне сильно помог архив, составленный Андре Виллашем-Боашем для Жозе Моуринью и сохранённый на сервере. Ничего революционного в других командах Лиги произойти не могло и оставалось следить за травмами, тренерскими перестановками и трансферами, что не сильно усложняло задачу.

Не могу скрывать, что данная должность мне не нравилась. Причин множество, но я быстро понял, что меня "спрятали" out of harm's way (от греха подальше) - между исполнительным директором Питером Кенионом и спортивным директором Франком Арнесеном назревало выяснение отношений. Оба были крайне амбициозны и боролись между собой за клубные финансы и внимание со стороны владельца. А когда баре между собой дерутся, особо достаётся подчинённым. Это так есть.

Победил Арнесен. Вернее, Питер Кенион сделал неверное решение, настояв перед Романом на увольнении Гранта и приглашении бразильского триумфатора Ч.М -2002 Фелипе Сколари. В разгаре сезона Роману пришлось лично упрашивать Гууса Хидинка закончить сезон в его клубе. Вы понимаете, люди такой величины и занятости, не должны заниматься текучкой. К тому же, клубы калибра "Челси" как правило не готовы к подобным перформансам, как к тому, что за короткое время Роман должен был рассчитать уже третьего тренера, подставляя свою репутацию.

Безусловно, Франк Арнесен был крупной фигурой в деле футбольного бизнеса. Хотя, было одно "но". Все "открытия", приписываемые Арнесену на трансферной ниве, имели другого автора. Это скаут от Бога - Питт де Фиссер. Бразилец Рональдо, Яп Стамм, Нистелрой, Роббен, все те бриллианты, представленные миру Арнесеном, были рекомендованы ему де Фиссером.

Не знаю, что их развело, но урожай открытых талантов в "Челси" у Франка получился гораздо скромнее - Саломон Калу, Флорен Малуда и Джон Оби Микель. Даниель Старридж ещё. Кто-то подсказал Роману о существовании де Фиссера и в последствии Роман обращался к нему за советом лично, а не через посредников. Уж очень они не стеснялись на счёт трансферных сумм, что не могло не навести Романа на мысль об откатах. Поверьте, я знаю о чём говорю.

Я понадобился Роману летом 2010 года - де Фиссер нарыл ещё один невероятный талант, то был форвард бразильского "Сантоса" 18-летний Неймар, который только что в составе сборной U-20 выиграл чемпионат Южной Америки среди молодёжных команд.

Это было полное фиаско. Клуб через меня предложил отцу футболиста шикарный долгосрочный контракт, новую машину на выбор и роскошный особняк в Лондоне. На трансфер было приготовлено £25 миллионов, невероятная сумма за тинейджера. Но я наткнулся на решительный отказ, как со стороны самого Неймара, так и со стороны его отца. Вернее - наоборот. Я получил только обещание "подумать".

Через год у меня была новая встреча с Неймаром - в Нью-Джерси бразильцы играли против сборной США, в которой тот отметился забитым мячом. Неймар отказался разговаривать где нибудь в укромном месте, и не смотря, что я ему напророчил, что подписавшись в "Челси", он будет играть в клубе такую же роль, как звезда баскетбола Майкл Джордан, и что он оставит в клубе такое же наследие, как Джордан оставил в "Чикаго Буллз", прямо в фойе гостиницы Неймар сообщил мне, что у него совершенно другие планы. Когда я уходил, то заметил, что он спокойно беседует с главой скаутского отдела "Вест Хэма". Поверьте, меня чуть не хватил кондратий...

Не берусь утверждать, но рекордную покупку Фернандо Торреса через полгода, вполне можно рассматривать, как жест отчаянья со стороны Романа в попытках приобрести знаковую фигуру в свою команду.

По окончании сезона 2010-11 клуб покинул Франк Арнесен и мне предложили его должность технического директора. Новая стратегия клуба затачивалась на отказ от крупномасштабных закупок готовых звёзд и на продвижение воспитанников Академии в первую команду. Это был бизнес-план моего заочного знакомца - Андре Виллаша-Боаша, "нового Моуринью", которого призвали в "Челси" для перестройки и омолаживания команды. А может, он сам навязался ?

Как бы то ни было, с его приходом команду пополнила молодёжь - Лукас Пьязон, Натан Аке. За Тибо Куртуа и Ромелу Лукаку я, по наводке де Фиссера, летал в Бельгию. Из крупных трансферов был проделан лишь один - был приглашён Хуан Мата из "Валенсии" .

А в январе я привёз Де Брюйне. Ему едва исполнилось 18 лет, и он был очень талантлив. На совете директоров я сказал о Де Брюйне, что он, возможно, будет новым Лэмпардом. Мои скауты видели, что происходит в Бельгии. Азар, Де Брюйне, Лукаку, Шадли, Вертонген, Куртуа.

Обсуждая переход Де Брюйне, Эменало признает, что в "Челси" было много цинизма по поводу сделки с "Генком" в 2012 году.

Меня подняли на смех. Спросили: "С каких это пор Бельгия вдруг стала Бразилией ? Кто такой этот Кевин Де Брюйне" ? Я ответил: "Я не смотрю на паспорта. Я смотрю на игрока. И этот игрок отдает невероятные пасы. Я не знаю, станет ли он суперзвездой, но что-то в нем есть".

Мне пришлось защищать и Ромелу Лукаку. Ему тоже было 18 лет, и я просил не спешить с выводами, чтобы они были терпеливы с ним в течение пяти лет.

Какой я получил ответ ? Мол, на сегодня ни один игрок из молодежи не займет место в старшей команде. Ветераны показали, что курс Виллаша-Боаша им чужд, а под руководством сменившего его Ди Маттео выиграли Кубок чемпионов. Полный триумф ! Перестройка "Челси" закончилась, толком не начавшись.

Тогда я предложил компромисс, одобренный Ди Маттео, а потом и другими - они согласились держать много игроков на контракте, которые отдаются в аренду. Каждые полгода планировалось перезаключать контракты, чтобы быть уверенными, что у нас есть право на игроков в нужное время. На клубном балансе образовывалась большая платёжная ведомость, но возврат за лизинг, поступавший от клубов, перекрывал убытки, а главное - цена на перспективных футболистов, которые имели постоянную игровую практику, постоянно росла.

Летом, после согласования с Роберто Ди Маттео, команду пополнили Оскар, Виктор Мозес и Сесар Аспиликуэта. А самым первым был подписан мальчик моей мечты - лидер чемпионского "Лилля" Эден Азар. За него было заплачено £32 миллиона, хотя изначально планировалось остановиться на £25. Как же всё вышло удачно, что мне не связали руки, ограничив сумму. Я не могу назвать фамилии футболистов, которых "Челси" упустил в надежде сбить цену или пойдя на поводу у быстро сменяющих друг друга менеджеров. Поверьте, имея в распоряжении ресурс Романа, команда сегодня могла выглядеть совершенно иначе. И я искренне рад, наблюдая за работой на трансферном рынке, которую сегодня ведут Питер (Чех) и Фрэнк (Лэмпард).

Я тоже могу записать за собой кое-какие успехи: в первой команде заиграли воспитанники Академии - Рубен Лофтус-Чик, Андриан Кристенсен, Каллум Хадсон-Одои, Рис Джеймс, Мэйсон Маунт, Тэмми Абрахам. На подходе ещё несколько одарённых футболистов.

Никогда не рассказывал, как я защищал академию, когда были давление, сомнения и пессимизм. Жозе Моуринью во второй свой приход в беседах не отказывался от молодёжи, но всегда требовал покупок опытных футболистов, маринуя своих юниоров на скамейке. Что, вы думаете, у нас были кадры хуже, чем вытребованные им Фелипе Луис, Хуан Куадрадо, Лоик Реми и Рахман Баба ? Уже не будем вспоминать комичные трансферы Радамеля Фалькао и Папи Джилободжи.

Предел моему терпению положил Антонио Конте. На представлении он заявил, что в Академии нет необходимости. Аргумент был таким: это занимает слишком много времени, а у нас этого времени нет, поэтому мы должны заработать какие-то деньги продавая молодёжь, а владелец должен прекратить вливать деньги в академию, потому что это оказалось пустой тратой.

И здесь я очень, очень горжусь владельцем Романом Абрамовичем, из-за его доверия ко мне и готовности выслушать меня и дать академии время. Он не отказался от академии. Он верил в неё и в меня, и я не могу в достаточной степени отблагодарить его за это.

Тут я понял, как я устал и решил сменить место работы на более спокойное. Не позавидую никому очутиться между молотом и наковальней, как мне пришлось сдерживать неукротимый темперамент Конте и разбиваться о неуступчивость Марины. В который раз я говорил себе: "Я дам им возможность узнать меня". Но каждый раз начинать с нуля становилось всё трудней и трудней. И я решился. Пусть они ищут себе другого "дядю Тома".


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июн 10, 2022 16:51

Скотт Маклахлан и Марина Грановская: скаутинг "Челси" и трансферы клуба

«Мы должны понимать весь процесс подбора футболистов в «Челси»
- это последние слова из интервью Рэя Уилкинса за несколько часов до госпитализации экс-футболиста в больницу.



Давным-давно, задолго до пандемии COVID – 19, "Челси" готовился к январскому трансферному окну, первому ТО после трансферного бана от ФИФА, который был успешно оспорен в CAS и сокращен вдвое благодаря юристам лондонского клуба.

В те дни у нас были более земные заботы, чем решение мировых проблем.

Это была отличная возможность для главного тренера "Челси" Фрэнка Лэмпарда и нового клубного технического советника Петра Чеха привлечь в команду новых футболистов. Весь прежний футбольный опыт обоих предсказывал, что зимой трансферные дела идут не так просто.

В Англии традиционно именно менеджер отвечал за входящие и исходящие переходы. Однако в последнее десятилетие футбол – это очень большой бизнес, его организация гораздо сложнее, не прозрачна и действия функционеров часто завуалированы.

В начале этого сезона существовало убеждение, что новая закулисная структура менеджмента "Челси", будет работать не только для привлечения столь необходимой свежей крови, но и приведет в действие долгосрочный план восстановления и возвращения на вершину.

Такие модные словечки, как синергия (усиливающий эффект взаимодействия двух или более человек), были бы вполне уместны. Роман Абрамович, как владелец, имеет хорошо отлаженные связи с Мариной Грановской, директором клуба, которой будет помогать Петр Чех, недавно назначенным техническим и исполнительным советником, Скотт Маклахлан, глава международного скаутинга, и Фрэнк Лэмпард, главный тренер. Грановская возглавит финансовую сторону дела, Чех - техническую, Маклахлан - скаутскую, Лэмпард - футбольную, а Абрамович, конечно, оставит за собой окончательное одобрение (или уступит его Грановской). Структурно, все логично. По крайней мере, мы так думали.

Как все это может на самом деле работать, мы, возможно, никогда не узнаем, но недавно "The Athletic" профилировал нам Маклахлана, который является самым большим неизвестным (и, следовательно, потенциальным козлом отпущения) во всем этом, так и Грановскую, которая очень усердно трудилась, чтобы укрепить свое общественное восприятие среди болельщиков.

Профиль Скотта Маклахлана на официальном сайте "Челси" буквально состоит из одного предложения. Стоит ли удивляться, что никто (в обществе) не знает, кто он такой?

Скотт Маклахлан присоединился к "Челси" в 2011 году, ранее работал в "Фулхэме" техническим скаутом, а также в "Саутгемптоне", где он возглавлял отдел анализа производительности.

Маклахлан имеет степень магистра в области спортивной тренерской науки и, по-видимому, хорошо известен как один из пионеров профилирования производительности в футболе, который представляет собой процесс выявления и анализа сильных и слабых сторон в работе спортсмена (Неудивительно, что "Челси" нанял человека, считающегося лидером в определенной области).

К несчастью для "Челси", Маклахлан не имел возможности повлиять на клубное руководство во время зимнего трансферного окна, в которое пришел Фернандо Торрес.

"Что безумно, так это то, что в январе и летом 2011 года в трансферных окнах было потрачено порядка 150 миллионов фунтов стерлингов. Насколько все это сводилось к количественному анализу фактов? Насколько объективно было принято решение о трансферах? В какой степени требуется реальное изучение данных?

”Если вы собираетесь сделать капитальные вложения в размере 50 миллионов фунтов стерлингов в одного игрока, как вы собираетесь узнать, что вы получаете за свои деньги?”, - Скотт Маклахлан.

Почти десять лет назад, когда он начинал, структура набора была совсем другой. По данным "The Athletic", Абрамович находился под сильным влиянием группы советников, включая бывшего менеджера "Челси" Бобби Кэмпбелла и вечно блуждающего в поисках перспективной молодежи, скаута Пита де Фиссера. Майкл Эменало, который в то время был техническим директором, создал собственную сеть контактов для выработки рекомендаций и выступал посредником между бизнес-функциями. Маклахлан начал свое пребывание в клубе с непосредственного подчинения Эменало.

Результаты рекрутинга были не согласованы между управленцами, что ударило по клубу и в итоге с покупками промахнулись, что стало понятно несколько позже. Стратегия трансферов в клубе обязательно сочетала в себе набор возрастных опытных и молодых, подающих надежды, футболистов. Но, деньги любят счет. По рекомендации де Фиссера клуб потратил чуть ли не вдвое меньше на Ромелу Лукаку, Кевина Де Брюйне и Тибо Куртуа, чем на одного Фернандо Торреса.

Эменало вел свою политику, отстаивая идею арендной армии. Как правило, он старался сохранить воспитанников клуба, отправляя футболиста в команды различных лиг, чтобы клуб мог получить дополнительный доход за счет продажи игроков, и в тоже время эти игроки продвигали бы свое собственное развитие, а в случае надобности незамедлительно отзывались в Лондон.

После ухода Эменало в 2017 году, влияние Маклахлана в клубе удивительно возросло. Теперь он подчиняется непосредственно Грановской. "Челси", по-видимому, сделал ставку на покупку готовых футболистов, не заполнив пустоту, оставленную Эменало. Прошло два года, прежде чем Чех пришел на аналогичную должность, но с более широкими возможностями и обязанностями.

Новая кадровая структура, по-видимому, видит большую коммуникацию между бизнес-функциями, поскольку Маклахлан часто говорит с Грановской, Чехом и Лэмпардом. Как может подтвердить любой человек в деловой среде, общение является ключом к успеху. Лэмпард, как сообщается, проявляет более активный интерес к поиску молодых прогрессирующих футболистов, как конкретное точечное усиление, чем предыдущие тренерские коллективы, и есть надежда, что синергия между всеми участниками процесса вербовки поможет обойти ощутимые разногласия, наблюдавшиеся в предыдущих трансферных акциях.

Маклахлан помог изменить скаутскую систему Челси в соответствии со своими идеалами в приоритизации данных и аналитики. Среди элитных клубов скаутская система "Челси" теперь считается одной из самых умных, эффективных и дальновидных.

Когда Маклахлан впервые присоединился к нам, ему было поручено выявить слабые места в процессе поиска вероятных кандидатов и внести эффективные изменения в отборе.

..."У меня работает около 20 скаутов. Моя задача заключается в том, чтобы дать им конкретные профессионально обоснованные установки и адаптировать их наблюдения для анализа к представлению данных. Я должен заставить их отказаться от принятых в прежнем футболе избитых клише, помогая сосредоточиться на современных тенденциях и компьютерных графиках множества косвенных показателей, - Скотт Маклахлан.



При Маклахлане скаутский процесс в "Челси" стал еще более секретной операцией. Он проинструктировал скаутов, чтобы они "не высовывались" при посещении матчей. Скауты "Челси" работают внутри клуба на зарплате и не являются внештатными консультантами, продающими свою базу данных любому, кто готов оплатить их труд.

Они официально не запрашивают аккредитацию скаутов, вместо этого, как обычные болельщики, они покупают билет на трибуны. Для обеспечения анонимности они не носят никакой клубной атрибутики. Кроме того, разведчики "Челси" используют кодированные знаки (в основном аббревиатуры), чтобы гарантировать, что вездесущий зрачок видеокамеры не смог расшифровать отчеты.

Внутренне, "Челси" построил весьма оригинальную систему скаутинга и анализа данных. Команда Маклахлана объединяет заметки из live scouting, видеооценки из Wyscout и других источников, а также различные расширенные показатели производительности, чтобы определить игроков, которые должны быть добавлены в список потенциальных целей.

Задача Маклахлана состоит в том, чтобы завершить должную проверку любого интересующего игрока и составить смету расходов - каждая ошибка дает право цену на игрока занижать, а удачные действия кривую графика тянут вверх.

После ознакомления Грановской, Чеха и Лэмпарда с результатами скаутской команды, принимается решение о том, соответствует ли игрок общей стратегии усиления состава и потребностям тренера. Если соглашение будет заключено между ними, то Грановская сообщает, что берет на себя начало переговоров с соответствующими сторонами.

Насколько уникальна эта (идеальная) система, пока неясно. Можно себе представить, что все клубы высшего уровня во многом следуют схожим принципам. Но если все идет так, как намечено, мы находимся в довольно хорошей позиции в этом отношении.

Марина Грановская имеет профиль длиной в шесть строчек на официальном сайте, в котором раскрываются основные факты того, что она была “старшим советником” Абрамовича в течение последних 18 лет и “в основном отвечает за трансферы игроков”. Прежде всего, совершенно ясно, что она является самым надежным союзником владельца клуба.

Ее репутация как одного из самых известных и успешных дилеров футбола хорошо известна. Этим прошлым летом Грановская умудрилась проделать переход лидера команды Эдена Азара в мадридский "Реал" на сумму £88,5 млн плюс до £41,5 млн дополнительных выплат, несмотря на то, что у него оставался всего один год контракта и явное желание сменить чемпионат.

По информации "The Athletic", Грановская четко и твердо придерживается своей переговорной тактики - до такой степени, что там очень мало места для маневра. Она не занимается интеллектуальными играми или трюками, которыми, как известно, повсеместно пользуются руководители конкурирующих клубов.

“Я участвовал в трех или четырех сделках с Мариной, и она всегда держала свое слово. Каждый раз, когда я имел с ней дело, это было очень прямолинейно, однозначно, очень по-деловому и очень профессионально. Кроме того, она никогда не отступала от своего слова. Я не могу сказать этого о ком либо другом в этом бизнесе.” - аноним для "The Athletic".



Возможно, одна из самых сильных черт ее характера, как переговорщика - это полное отсутствие эмоций при принятии решений. По сообщениям информатора, Диего Коста отправил ей несколько сообщений во время своего добровольного изгнания в Бразилию. Отказываясь позволить эмоциям затуманить ее суждения, Грановская воздержалась отвечать на сообщения Диего до тех пор, пока деньги не пришли на счет клуба для осуществления перехода в "Атлетико".

На протяжении примерно десяти лет Грановская была включена плотнее всех других, как по входящим, так и по исходящим трансферам. И "Челси" был очень успешен в этом отношении, особенно в продажах, с последовательным соблюдением финансового Fair Play (FFP) и, согласно "Athletic", почти с 400-миллионной прибылью от продаж игроков с 2013 года.

Конечно, ни у кого нет идеального послужного списка. Например, Грановская надеялась убедить Тибо Куртуа остаться в 2018 году, несмотря на все доказательства обратного от инсайдера из "Челси", который утверждал, что это не так. Или переговоры с кипером "Ромы" Алиссоном, где она утверждала, что уже достигла предварительного соглашения, но так и не сделала окончательного предложения. Хотя нет уверенности, что Алиссон в конце концов выбрал бы "Челси", но эта нерешительность позволила "Ливерпулю" вовремя вмешаться, оставив нам наш скользкий второй вариант - Кепу Аррисабалагу из Бильбао, за еще более высокую сумму и без гарантии на возможную перепродажу.

Каковы же итоги ?

За последнее десятилетие мы изменили наши структуры и стратегию набора персонала. Основы наших основных бизнес-функций теперь направлены на укрепление клуба на всех уровнях, включая академию и первую команду. Следуя общей стратегии, "Челси" надеется добиться успеха органично (хотя, возможно, и не буквально) во всех аспектах деятельности клуба.

Отчасти благодаря запрету на трансферы, "Челси" переключился на собственных воспитанников. Под руководством Фрэнка Лэмпарда и Джоди Морриса, которые доверили место в составе ранее не видящих перспектив в родном клубе молодежи, мы увидели подъем Мейсона Маунта, Тэмми Абрахама, Риса Джеймса, Фикайо Томори и многих других футболистов Академии.

Явный успех вдохновленного молодежного состава потенциально может сэкономить клубу миллионы на будущих трансферах. До тех пор, пока игроки продолжают развиваться, как и ожидалось, у нас есть прочный фундамент из доморощенных игроков, чтобы строить на нем. Тогда новые трансферные стратегии могут быть сосредоточены на игроках, которые дополнят нынешнее молодое ядро "Челси".

Основываясь на предыдущих трансферных окнах, мы можем классифицировать входящие трансферы по двум упрощенным категориям: проблемные активы и элитные игроки. Не так давно, "Челси" нашел ценность в том, что нацелился на игроков, получивших серьезные травмы или плохую форму (например, Антонио Рюдигер, Эмерсон, Росс Баркли, Матео Ковачич, Жиру), которые поэтому ценятся ниже, чем сопоставимые игроки. Затем мы реабилитируем их в надежде, что они смогут внести свой вклад или, по крайней мере, получить прибыль от последующей продажи.

Элитные игроки, по определению, появляются много реже. Удавалось подписывать таких, как Эден Азар, Диего Коста или Н'Голо Канте. Конкуренция за их решение обязательно сильнее. Несомненно, все тренеры хотели бы подписывать как можно более лучших футболистов на своих позициях. И не всегда финансовая составляющая вопроса становится определяющей.

Следует отметить, что в истории футбола ни один клуб никогда не был совершенен со своими трансферами. Что касается прошедшего зимнего трансферного окна, то невозможность подписать подкрепление на оставшуюся часть сезона была довольно обескураживающей. Но, судя по всему, "Челси" был твердо сосредоточен на своих предполагаемых целях и не захотел переходить к второстепенным вариантам. Это, возможно, улучшение по сравнению с другими недавними трансферными окнами, такими как лето 2017 года, когда более 180 миллионов фунтов стерлингов было потрачено на Альваро Морату, Тьемуэ Бакайоко, Дэнни Дринкуотера, Давиде Заппакосту и единственный выстреливший трансфер Антонио Рюдигера.

Со стройной стратегией аналитики Маклахлана, железной волей Грановской, планированием и умением убеждать в личных встречах Чеха (трудно переоценить его вклад в трансфер Эдуара Менди), авторитетом и тренерской работой Лэмпарда, есть надежда, что "Челси" в следующее трансферное окно будет проводить последовательно осмысленную работу, где клуб сможет потратить кругленькую сумму на очень качественного футболиста, такого как Хаким Зиеш или Тимо Вернер.


https://weaintgotnohistory.sbnation.com ... mpard-cech

Перевод и адаптация
Рара
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июн 10, 2022 17:06

Рара оригинал - 05 июн 2021

Краеугольный костыль строительства современного "Челси"

Часть 1


Знаете ли вы, что означает футбол для британского народа? Особенно для англичан. Которые считают себя основоположниками современного футбола, самой популярной и массовой спортивной игры, обернувшейся радостью и болезнью для многих и многих жителей планеты. Да, мало кто из настоящих фанов не знает, что первые правила игры были составлены в 1863 году для английской Футбольной ассоциации. Поэтому нетрудно представить, в какой фетиш превратили футбол в Англии, да и во всей Британии. Всё, что связано с этой игрой, приобретает для англичанина особый колорит. Это увлечение, азарт, хобби, настроение, гордость, более того - составная часть национальной идеи. Игроки футбольных команд, неважно какой лиги - высшей, первой, второй - самые почитаемые знаменитости. Что уж говорить тогда о капитанах и тренерах команд. Победные матчи возводят их в ранг национальных героев.

Приблизительно в роли такого героя Гленн Ходдл пребывал без малого три года — с 1996-го по 1999-й. Ведь он был не просто футбольным тренером, он был главным тренером национальной сборной Англии. Его облик был знаком, наверное, даже младенцам - так часто и много он присутствовал на телеэкранах и страницах газет. Каждое слово, сошедшее с его уст - будь-то пространное высказывание на пресс-конференции после каждой игры или вскользь брошенное замечание по поводу гола или передачи, - все цитировалось, пересказывалось и комментировалось не только в прессе, но и в каждом английском пабе.

Блестящая футбольная карьера, казалось, сама идёт к нему в руки. От младых потуг до обретения дикой популярности в середине девяностых, у Гленна всё шло по нарастающей. Его называли "Лаки" - "Счастливчиком". 12-летним школьником он пришёл в "Тоттенхем", а уже в 18 дебютировал в составе клубной команды забитым голом. Через три года он войдет в сборную Англии. Точные пасы и умение моментально переломить ход игры сделали его в глазах болельщиков почти что народным героем.

Но народный герой отверг родину. Вернее, тот футбол, который зовётся "бей-беги", что практиковал не только каждый английский футбольный клуб, эту архаичную тактику практиковала и сборная. Ходдл не укладывался в рамки, европейский стиль был ему ближе, понятнее и он отчётливо видел, что футбольное будущее - за ним. Ходдл всегда был "белой вороной" английского футбола: художником среди бойцов. Он вырос в Харлоу, безликом и сером Нью-тауне, а не в рабочей семье, подобно большинству других игроков.

Когда английский футбол был отлучён от остальной Европы после побоища на "Эйзеле", Гленн решился. В "Монако" молодой, подающий надежды французский тренер Арсен Венгер строил свой проект и искал подходящих исполнителей. К нему и навострил лыжи наш герой.

Ходдл стал вершиной ромба полузащиты, снабжая мячами атакующую двойку - приехавшего покорять Европу либерийца Джорджа Веа и своего земляка - агличанина Марка "Атиллу" Хэйтли, успевшего за четыре сезона поднатореть в "Милане".

Команда Венгера сходу завоевала чемпионское звание. "Монако" шесть лет сидел без трофеев, и это был безусловный прорыв. Ходдл был признан лучшим иностранным игроком во французском футболе и помог команде выйти в четвертьфинал Кубка европейских чемпионов в сезоне 1988/89. Партнеры по команде в один голос называли его "богом", что в Англии он слышал только от болельщиков "Тоттенхэма".

Однако серьезная травма колена поставила крест на выступлениях за "Монако", и врачи, оперировавшие его, не давали гарантий, что Ходдл сможет вернутся в спорт. В ноябре 1990 года 33-летний футболист покинул клуб по обоюдному согласию.

"Тоттенхэм" не пустил его даже на порог, считая Гленна за предателя и всё такое. Тогда Ходдл совершил ещё одно предательство по отношению к бывшему родным ему клуба - созвонившись с директоратом "Челси", он получил добро на тренировки с командой, чтобы восстановить свою физическую форму, с прицелом на последующий контракт. Местные СМИ оценили троллинг со стороны владельца "Стамфорд Бридж" и набросали на вентилятор изрядную порцию дерьма на петушачью ферму.

Залечив колено, Ходдл мог подписать с "Челси" полноценный контракт, но послушав тараканов в голове, в марте 1991 года он взялся тренировать команду второго дивизиона "Суиндон Таун". Там была какая-то мутная история с уходом от налогов, им зарубили выход в первую лигу и "Суиндон" должен был продавать ведущих футболистов, дабы расплатиться за долги и не уйти с молотка.

Ходдл не позволил "Суиндону" свалиться в третий дивизион, а на второй год работы он вывел команду в новообразованную Премьер-лигу через плей-офф первого дивизиона, став самой свежей сенсацией.

Его "Суиндон" играл в зрелищный футбол, основанный на коротких передачах и контроле мяча. У него получалось просто и ясно донести до каждого футболиста его игровое задание. По европейскому стандарту, Ходдл привил "Суиндону" игру с последним защитником, но, так как этим защитником был он сам, то в его лице команда получила не "чистильщика", а плеймейкера.

"Суиндон" сильно напоминал "Лидс" Бьелсы - никому не известные футболисты, куча физики, игра на параллельных курсах, масса забитых голов и не меньше пропущенных.

Сегодня, кстати, говорят, что Ходдл был практически первым тренером, который пытался привить игрокам более здоровый образ жизни, в частности, запрещал футболистам пить (sic !) в подготовительный к матчам период. Без смеха - в Англии многие успевали приложиться к фляжкам даже в перерыве между таймами. Не только тренера, но и игроки. Бобби Кэмпбелл, который вывел "Челси" в восемьдесят девятом в первый дивизион, частенько грешил этим, не особо таясь от своих подчинённых в раздевалке. Что и привело, не смотря на достижения, к отставке. А потом и к преждевременной кончине. Такова Англия, детка...

В июне 1993 года Ходдл был назначен игроком-менеджером "Челси". Его помощником стал бывший тренер "Тоттенхэма" флегматичный Питер Шривз. Глен очень хотел перетянуть своего ассистента в "Суиндоне" Джона Гормана, но тот, получив командный мостик "Рябиновок", сказал "нет" бывшему шефу. Его "Суиндон" не отказался от суператакующего стиля и в Премьер-лиге. В результате команда под руководством Гормана заняла последнее место, пропустив 100 мячей. Ходдл воссоединится с Горманом уже в сборной, после окончания работы на "Стамфорд Бридж".

Ходдл спустя годы вспоминал, что согласился на приглашение Кена Бейтса возглавить команду, соблазнившись статусом и возможностями клуба АПЛ. Гленн провёл на "Бридже" несколько месяцев ранее и успел познакомиться с игроками и обстановкой. Но когда исполнительный директор Колин Хатчинсон, выложил перед ним все карты на стол, ужаснулся: - "Тогда даже "Суиндон" с точки зрения инфраструктуры и организации, мог дать "Челси" фору. Предстояла большая работа что на поле, что за его пределами".

Правда, Кен Бейтс на трансферы кое-какие деньги нашёл, хотя уже шла полным ходом подготовка к перестройке стадиона. За £1,250,000 из "Ньюкасла" был забран Гэвин Пикок. Ходдлу крайне важно было заполучить атакующего полузащитника на вершину ромба в центре поля - схеме, в которой блистал сам Гленн у Венгера в "Монако". Почему именно Пикок?

Ходдлу от прежних тренеров в "Челси" досталось не завидное наследство - команда была поделена на группировки, некоторые футболисты были размотивированы, про дисциплину лучше было не заикаться, тренировочный процесс не предполагал теоретических занятий. В раздевалке верховодил Энди Таунсенд, капитан Кэмпбелла и Иена Портерфильда. Записной психопат Деннис Уайз и горлопан Стив Кларк всегда были готовы поддержать авторитет Таунсенда любым способом.

Ходдл сам был не простым товарищем и в тоже время не был сильным психологом. Звёздный статус игрока сборной, а потом - успешного тренера очень посредственной командочки, всё это не способствовало приходу понимания подопечных. Он старался давить авторитетом. В "Суиндоне" сработало, а вот Таунсенд и Вайз не собирались плясать под дудку нового шефа, имея своё мнение по любому поводу.

Ходдлу в раздевалке позарез нужны были свои люди, разбавить токсичность.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июн 10, 2022 17:41

Рара оригинал - 11 июн 2021


Краеугольный костыль строительства современного "Челси"

Часть 2



Многие источники рассказывают о первой тренировке во время предсезонки, проведённой Ходдлом на базе в Арлингтоне. "Решив показать класс, Гленн продемонстрировал, как надо чеканить мяч, не давая ему опуститься на землю. Он использовал ноги, колени, плечи и голову. Он хотел поразить - и ему это удалось: Дэвид Уэбб такого не делал никогда".

Этот абзац взят из мемуаров Тони Каскарино, посвящённых игре в карточный покер и немного футболу. Обычно из текста берут только первую часть из описания того дня. Что опускают ?... Ходдл, жонглируя, упустил таки мяч. И попросил игроков накинуть ему снова. Но на мяч наступил Таунсенд и не спешил исполнить просьбу шефа, лыбясь и шморгая своим свёрнутым на бок носом. Ходдл попробовал выбить мяч из под ноги капитана, но не тут то было - Таунсенд плечом бортанул Ходдла, приглашая его побороться в отборе. И Ходдл уступил. На глазах у коллектива.

Как вы думаете, какой первый трансфер произвёл "Челси" эпохи Гленна Ходдла ? Правильно - Энди Таунсенд был продан в "Астон Виллу" с хорошим наваром.

Каскарино был полностью на стороне своего ирландского земляка и описал сей случай с подобающим кельтам чувством юмора.

Не до смеха было как раз Ходдлу, да и вопрос о капитанской повязке встал ребром. Должность капитана, как ни к кому, подходила центральному защитнику Мэлу Донахью, очень рассудительному и авторитетному ветерану, четыре сезона поигравшему под руководством Алекса Фергюсона в "Юнайтед"и три года - в синей футболке "Челси". Однако, взвесив все за и против, Ходдл вручил капитанство неукротимому Деннису Уайзу. Донахью стал вице-капитаном - этим давалось знать Уайзу, что за ним есть глаз.

Гленн Ходдл сходу раскусил неудовлетворённость Уайза своим положением вечно второго: в "Уимбелдоне" - под Винни Джонсом, в "Челси" - под Таунсендом. Малорослого "крысёныша" снедал комплекс Наполеона. И прозорливый тренер ухватил главное, "подняв планку" Уайзу, превратив его из возможного оппонента в вечные должники. Стоит сказать, что капитанство взрывного Денниса пошло на пользу, большую пользу, как самому Уайзу, так и команде в целом.


Далее, ответ на вопрос: почему на роль атакующего полузащитника был куплен именно Гэвин Пикок. За миллион с четвертью можно было найти более именитого и результативного футболиста, чем Гэвин. К тому же была известна невероятная набожность новичка. Другие смиренно посещают церковь и тем ограничиваются. Пикок же нёс слово божье в массы. Ака протопоп Аввакум, проповедовал и строчил статьи для СМИ религиозного направления.

Принадлежность Гэвина к методистской церкви априори говорила о многом. Это довольно странное ответвление западного христианства, основанное на старых догматах, сильно разбавленных мистикой. Пикок стойко держался правил домостроя: задача женщины в браке – с радостью подчиняться своему мужу и поощрять лидерство мужчины. То есть, быть бессловесной самкой человека. Взгляд, более подходящий современному исламу, чем человеку, которому присущ западный либерализм. Само понятие ЛГБТ Пикоком рассматривалось, как вселенский грех с последующим пребыванием в аду во веки веков, амэн.

Как правило, Гэвин долго не задерживался в любой команде, за какую бы не выступал. Видимо, уставали они от его навязчивости, хотя на поле Пикок отрабатывал без нареканий, и со всей своей религиозной прытью. Зачем же такой проблематичный философ потребовался Гленну Ходдлу ?

Дело в том, что сам Ходдл слыл адептом методистов и склонялся к безусловной пользе привлечения в футбол полтергейстов и других потусторонних явлений. Чуть позже описываемых событий, английские журналисты, движимые девизом "нельзя молчать", раскопали и оповестили общество о том, что Гленн сильно увлечён религиозными поисками, верит в реинкарнацию, практически во всём полагается на советы разных медиумов. Инновации включали также специалиста по рефлексотерапии, которого в команде скоро прозвали "Тутси". Пробежки, старты и кроссы должны были выполняться сугубо по направлению против часовой стрелки. Ходдл так же поощрял выход на поле с определённой ноги и другие предматчевые ритуалы. Скажу больше - если игра "шла", всё повторялось и в перерыве между таймами.

Ещё в годы игровой карьеры Гленн, после одной предсезонной подготовки "Тоттехэма" в Израиле, сопровождавшейся обзорным туром по святым местам, словил пресловутый иерусалимский синдром (относительно редкое психическое расстройство, вид бреда величия и бреда мессианства, при котором турист или паломник, находящийся в Иерусалиме, воображает и чувствует, что он владеет божественными и пророческими силами и как будто является воплощением определённого библейского героя, на которого возложена пророческая миссия по спасению мира. Данное явление считается психозом и ведёт к госпитализации в психиатрическую больницу).

В случае с Ходдлом, госпитализации не потребовалось. Но сдвиги в психике были очевидны. Он перестал использовать бранные слова, стал более сдержанным. Футболисты "Тоттенхэма" после того относились к нему с недоверием - Гленн перестал употреблять спиртные напитки и участвовать в клубных пати, а это настораживает. Все эти странности Гленн Ходдл пронёс с собой, и через "Суиндон", и через "Челси".

Но то, что в клубах рассматривалось, как чудачество и эксцентричность, в сборной Ходдлу вылезло боком. В одном из вью он брякнул, что мол "инвалиды расплачиваются за грехи прошлой жизни. Что посеете, то и пожнёте".

После чего пресса посадила Ходдла на кукан. The Guardian не сдержалась и пересказала злую шутку, ходившую в кругу спортивных корреспондентов: "Сложно представить, какие такие грехи совершил Гленн Ходдл в прошлой жизни, если в этой жизни он получил такую ущербную голову".


Как один из вариантов появления Ходдла, а потом и Пикока в "Челси": в километре от Западной трибуны "Бриджа" находится здание методистской церкви, самой известной и почитаемой в Лондоне, которую посещали ещё отцы-основатели "Челси", семья Мирс. То есть - от места работы до места молитвы всего ничего. Может, это и важно ? Есть, которые после матча спешат в паб, другие - к причастию.


По общему мнению, Ходдл являл собой классический пример "тренера в спортивном костюме". Однако, будучи человеком довольно замкнутым, он сохранял жёсткую дистанцию с игроками, не допуская никаких иных отношений, кроме рабочих. Если Гленн и улыбался Уайзу и Диме Харину, это не значило, что он готов разделись с ними ужин в ресторане или место в клубном автобусе.

Подготовка к чемпионату началась весьма рано. Первую товарищескую игру провели уже 16 июля, обыграв любительский "Кингстониен" 2: 0. И вопщем, вся предсезонка прошла на "ура". "Челси" даже выиграл третьеразрядную железку - Wembley International Tournament, что посчитали за успех и хорошее предзнаменование.

Wembley International Tournament, более известный как Makita International Tournament (официальный спонсор английской футбольной федерации), представлял собой предсезонный товарищеский турнир ФА, который ежегодно проводился в Англии в период с 1988 по 1994 год. Всегда участвовали весьма статусные клубы - "Милан", "Бавария", "Динамо" Киев. Победителями становились - трижды "Арсенал", трижды "Сампдория" и один раз - "Челси".

В нашем случае был сыгран однораундный турнир с участием "Тоттенхэм Хотспур", "Челси", "Аякса" и "Лацио". С трудом обыграв "Аякс" по пенальти (основное время 1: 1), "Челси" вынес "Тоттенхэм" 4: 0 (Пикок, Каскарино -3) и стал обладателем кубка Макиты.



Все игры турнира Ходдл отыграл в майке под номером 4 в линии обороны. С сезона 1993/94 все футболисты должны были выбрать себе номер на постоянной основе. Гленн, всю карьеру в каждом клубе и сборной заранее обговаривавший за собой право на десятку, не стал поперёк дороги у Гэвина Пикока, который проводил первые матчи предсезонки с десяткой на спине. Ходдл стал дважды двадцаткой, закрепив за собой №20.


После того, как скудная коллекция трофеев в кабинете пополнилась, Кен Бейтс необратимо уверовал в счастливую звезду Ходдла и окончательно расстался с Бобби Кэмпбеллом, которого держал при себе в качестве советника после отставки с должности менеджера команды. Злые языки утверждали, что ушлый Кен не простил Кэмпбеллу и Портерфильду неудачную попытку приобрести из "Лидса" Эрика Кантона. Оба уверяли Бейтса, что француз "не умеет играть в футбол". Теперь хозяин "Челси" собрался довериться нюху Гленна Ходдля на нужный материал для постройки клуба своей мечты.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июн 10, 2022 17:56

Рара оригинал - 26 июн 2021


Краеугольный костыль строительства современного "Челси"

Часть 3



В деле постройки футбольного клуба другого качества, Кену Бейтсу было с кого брать пример. Скажем, со строительного магната Джона Холла, который на Северо-Западе был царём и богом штукатуров и каменщиков во всём Тайн и Уире. Отжав у совладетелей "Ньюкасл Юнайтед", он поставил у руля Кевина Кигана, одну из величайших легенд английского ногомяча. Очень хорошие деньги принёс и спонсорский контракт с банком Шотландии. Холл, не вложившись по-серьёзному, начал серьёзно зарабатывать на болельщиках. С Киганом он угадал - тот перевернул судьбу клуба, выведя команду из грани вылета в Третий дивизион и сделал "Ньюкасл" реальным соперником за самые высокие места в АПЛ.

Ещё более яркий пример являл собой сталелитейный магнат Джек Уокер. Он за копейки приобрёл клуб третьего дивизиона "Блэкбёрн Роверз", нашёл толковых управленцев, влил кое-какие деньги и построил базу для штурма английского футбольного Олимпа. На пост главного тренера был приглашён уже легенда Кенни Далглиш, который за шесть лет сделал клуб второй лиги чемпионом АПЛ.

Уокер в первую очередь, был капиталистом и, получив желаемое, быстро продал всех ведущих футболистов команды на пике (Аллан Ширер, Грэм Ле Со, Давид Бэтти, Хеннинг Берг, Крис Саттон и даже душа команды, капитан Тим Шервуд) наварив колоссальные деньги по тому времени.

Ни с Холлом, а тем паче, с миллиардером Уокером, Кен Бейтс равняться не мог. До встречи с Романом Абрамовичем, его личный золотой запас никогда не дотягивал до 10 миллионов. Понятно, что из своего кармана содержать футбольный клуб со всей инфраструктурой он не мог по определению. Отсюда и все серые схемы, двойная бухгалтерия, выводы в офшоры и быстрая смена подставных совладельцев.

Но когда "Ливерпуль" заставил Маргарет Тетчер вплотную заняться ангофутболом, от аудита стало не увернуться и Кен был вынужден работать в рамках. Он не просто "работал", он пахал, как раб на галерах. Я очень понимаю герб "Челси" времён Бейтса - живой лев с оскаленной пастью и развевающейся гривой, готовый к схватке. Это - сам Кен. Он бросался в бой все тяжкие для клуба восьмидесятые, отлично понимая, что его временные спутники, которым он помогал отмывать деньги, легко могут довести его до цугундера. Он сражался в судах за проданную прежними владельцами землю под стадионом, и вышел победителем из, казалось бы, заведомо обречённой ситуации. Он боролся с укоренившимся среди болельщиков "Челси" расизмом и хулиганством. И опять же, вышел победителем.

Но кто это понимал? С полупустых трибун требовали непременных побед, а футболисты смеялись над работодателем, стебаясь над манерой Кена якать и всё такое. Им было нечего жаловаться - руководство никогда не просило у них сократить зарплату, даже в самые стрёмные моменты, когда не только вылетали во вторую лигу, но едва не укатились в третью, а кассы продавали всего 8-9 тысяч билетов на матчи.

Ко всему, приходилось перестраивать спортивную арену. Убирать стоячие "Шед" и Северную требовала Футбольная Ассоциация, да и у Кена давно созрела мысль объединить зрелища и хлеб на одном пятачке. А именно, выстроить чисто футбольный стадион, перенеся трибуны, и застроить освободившиеся площади зданиями, которые можно было сдавать в лизинг для различных нужд. Время требовало, чтобы стадион работал чаще, чем 25 - 28 дней в году.

По проторенной дорожке, для команды нужно было подобрать и тренера с известным именем, который бы согласился не только взять команду с очень ограниченными финансовыми возможностями, но хоть с какой то гарантией успеха. В бывших легендах "Челси" Кен разочаровался - Джон Холлинз, предтеча Лампарда, получив команду на ходу от Джона Нила, через сезон спикировал в низшую лигу. Давид Уэбб, ещё одна легендарная личность, после того, как Иен Портерфильд своим руководством завёл "Челси" в дебри склок и развала коллектива, так ничего и не предложил, ни в моральном, ни в спортивном русле. Болельщики горели желанием видеть у руля обожаемого ими Эдди МакКриди, но тот не захотел возвращаться из США, да и уже как 10 лет забросил тренерскую работу.

И вот, как нельзя кстати, подвернулся Гленн Ходдл. Он хоть и был выходцем из ненавистного "Тоттенхэма", но пришёл не на прямую, да и уважали его, как лидера сборной страны. А ещё, за эксцентричность. Это самая яркая черта характера англичанина. Не британцу могло казаться, что Ходдл в своих спичах несёт околёсицу и бред сумасшедшего. А вот музыканты из "Sex Pistols" горели желанием положить речи Ходдла на музыку, на столько это вписывалось в панк. Но что делать, время панка в Англии ушло в небытие и заведомых хитов написано не было.


Свою эксцентричность Ходдл проявил и в перестройке игры "Челси". Защита переставала оставаться зональной - себя он видел в роли последнего защитника, в футболе прозываемого "либеро", "чистильщик". Полузащита строилась ромбом и от крайних защитников требовалась поддержка атаки. В нападении, по традиции, играло двое, как и в большинстве других команд. Нужно отметить, что в такой манере никто и никогда из футболистов "Челси" не играл, поэтому косяки начались с первых туров.

14 августа 1993 года на "Стамфорд Бридж" открыли сезон, принимая "Блэкбёрн" Кенни Далглиша. Пока Далглиш разбирался в хитросплетённом построении хозяев, Гэвин Пикок открыл свой лицевой счёт за "Челси". А потом, разобравшись в обстановке, подопечные Далглиша, воспользовавшись разрежённостью полузащиты, забили дважды, увезя домой три очка.



Сыграй надёжнее Дима Харин, результат мог бы быть другим, но Ходдл Харину не переставал доверять весь сезон, может быть и зря. В запасе сидел совсем неплохой кипер Дэйв Бизант, но Гленн даже поспособствовал тому, что бы Бизанта в ноябре продали в "Саутгемптон". Вроде бы, Дэйв сильно психанул в кабинете у шефа, и Ходдл остался с Хариным практически без выбора, ибо Кевин Хичкок не славился надёжностью. За то начальству вылизывал ни чем не гнушаясь. Снижая токсичность в раздевалке, пришлось просьбу Бизанта о трансфере удовлетворить.

В следующем туре, команда Ходдла заработала первое очко. Добыто оно было в гостях у сурового "Уимблдона". И опять "Челси" открыл счёт в матче - Деннис Уайз за десять минут до конца встречи пробил вратаря Ханса Сигерса. Пока праздновали, хлопая друг друга по задницам, упустили контратаку, которую замкнул Джон Фашану, личный ниггер Винни Джонса.

В прессе Ходдла очень хвалили за неординарную тактику и вертикальный футбол, где последний защитник (сам Ходдл) играет в стиле плеймейкера, снабжая пасами игроков атаки или отправляет крайних защитников в глубокие рейды.

Глена игроки "Уимблдона" закрывали, как могли, фолили, сбивали. На нём заработали несколько карточек, однако, "Матч оф зэ дей" отметила, что не все футболисты "Челси" готовы подстроиться под указания тренера. Сбивается вертикаль. Опорный полузащитник (Якоб Кьелберг) не находит общего языка с передним дефендером (Мэл Донахью) и жмётся к своей штрафной, оставляя центральный круг без присмотра.

"Челси" учился играть по-новому на ходу, с трудом набирая очки, теряя их как раз в проходных матчах с "Ипсвичем", "Ковентри" и "Вест Бромом". На игры с лидерами, собирались и давали настоящий бой.

"Тоттенхэм" с огромным трудом добыл ничью 1: 1, Тедди Шеррингэм реализовал пенальти за 5 минут до конца встречи. А "Манчестер Юнайтед" и "Ливерпуль" были биты на "Бридже" с одинаковым счётом 1: 0.



Когда смотришь старую хронику, не совсем понятно, как "Челси" может находиться всего на тринадцатой позиции в турнирной таблице, а "Юнайтед" на первой, имея вдвое больший очковый задел.

Октябрь стал для "Синих" катастрофой. Четыре поражения кряду, таким грандам, как "Норвич" и "Олдхэм". Что было видно любому статисту - крайне низкий показатель в графе "забитые". Нападение "Челси" за полтора месяца наклепало только 9 голов! Если вы думаете, что Тимо Вернер - самый косой из всех нападающих "Челси" с 1905 года, то уверяю, вашим нервам сильно повезло не смотреть на искусство Роберта Флека, приобретённого Портерфилдом из "Норвича" годом ранее за рекордную для обоих клубов сумму - £2,100,000 ! Это был первый сабж, за которого было заплачено овер 2 лимона. Представляю, как рыдал Кен Бейтс, отслюнявливая в кассу "Канареек" эти фунты.

За два сезона, пока Флек играл за "Челси", он вышел в пятидесяти трёх матчах, и забил четыре (4) гола.... Три из них - в лиге (только один в сезоне 1993/94). Летом девяносто пятого, Ходдл продаст этого горе-бомбардира назад в "Норвич" за четырежды меньшую сумму. В наследство от этого упоротого шотландца у болельщиков осталась кричалка, которую можно было услышать и десятилетием позже: "We all live in a Robert Fleck world". Это когда случалась полная невезуха в матчах и потеря желания переломить ход неудачной игры.

Флек получал и рекордную личку в клубе - 3,5 тысячи фунтов. Остаётся непонятным, кто так смог развести ушлого Кена ? Неужто Портерфилд ?

К слову сказать, менеджерская деятельность предшественника Ходдла, Иена Портерфилда, была достаточно странной: всю линию нападения, которая в восемьдесят девятом выиграла второй дивизион, а годом позже вознесла "Челси" на пятое место в первой, он распустил. Кевин Уилсон, Гордон Дьюри, и даже супер легендарный Керри Диксон, были проданы кто куда. Чтобы освободить место для своего хорошего знакомца из "Рейнджерс" Найджела Спэкмэна, Портерфильд сплавил из команды Винни Джонса. Самого Винни Джонса! Если учесть, что Спэкмана "Рейнджерс" выставил на трансфер из-за постоянных проблем со спиной у последнего, то такой ход менеджмента "Челси" становится ещё более удивительным.

На замену убывшим нападающим были куплены на замену: Тони Каскарино (51 игра, 8 голов), выше названный Роберт Флек и Джон Спенсер (174 матча, 43 гола), единственный, кто хоть как то оправдал высокое доверие играть в синей футболке "Челси", но тоже был с изъяном - постоянно выпадал из состава с рецидивами травмы подколенного сухожилия, оставаясь только четвёртым выбором Ходдла, уступая даже молодому Шиперли, который едва покинул стены академии.


Видя явную слабость своей передней линии, Гленн поднял перед Бейтсом вопрос о приобретении забивного страйкера. Добыть что то стоящее среди сезона очень даже не просто. Но "Сток Сити" пошёл нам на встречу, продав за полтора ляма своего основного забивалу, южноафриканца Марка Стейна. Не смотря на своё еврейское имя и фамилию, Марк был негром. Но, кто их чернокожих, разберёт - при желании и Эшли Коул мог свободно играть за сборную Израиля.

Марк Стейн был не велик ростом, проворен, имел хлёсткий удар с правой и за "Стоук" в девяноста матчах наклепал пятьдесят голов. По его словам, он топил с децтва за "Челси", а Гленн Ходдл был кумиром отрочества и юности. И иметь его в наставниках было мечтою его влажных снов.

Казалось бы, вопрос с нападением можно считать закрытым. Но не тут то было - в шести последующих матчах на нападение "Челси" пришёлся полный штиль. Пять раз были биты, и в заделе - одна скромная ничейка при двух забитых голах. Один записан за молодым Нилом Шиперли, другой - за лучшим бомбардиром сезона Гэвином Пикоком, забившим шестой мяч. Ни старые голеодоры, ни новая надежда, надежды не внушали.

С конца ноября и весь декабрь, "Челси" находился на двадцатой строчке таблицы чемпионата (при 22 командах). Убийственная серия грозила бунтом на корабле, команда которого перестаёт внимать командам своего капитана.

Чаша терпения переполнилась 27 декабря 1993 года, когда по всем статьям уступили 1:3 на поле "Саутгемптона" - своего соседа по дну таблицы, что опустило "Челси" на предпоследнее место (хуже был, разумеется, только "Суиндон"), пар таки сорвал крышку. Записные заводилы, Уайз и Стив Кларк, нынешний тренер сборной Шотландии, прямо после матча открыто выступили с критикой Ходдла. Крик в раздевалке стоял такой, что старенький, но милый стадиончик "Святых" "Делл" грозил развалиться.

Суть претензий? Ничего неожиданного - тренерская тактика доказала свою несостоятельность, пора возвращаться к дедовским наработкам - другие преуспевая, бьют и бегут, чем мы хуже? Эти ромбы и новострой в защите - от лукавого. И много других горьких упрёков в сторону тренера. Ходдл дал всем высказаться, что было ему не свойственно и вместо выходного назначил на завтра утреннюю тренировку.

Как же случилось, что тактика Ходдла оказалась нерабочей? Самому Глену стукнуло 37. Пусть и огромный опыт и обращался с мячом "на ты", но желательно, чтобы рядом с тобой в паре защитников играл молодой атлетичный шустряк, тогда можно было бы компенсировать силу одного и умения второго. Но дело в том, что напарником Ходдла как правило играл тридцати шестилетний Мэл Донахью. Двух пенсионеров, ясное дело, на все девяносто минут не хватало и тут не помогал ни опыт, ни техника.

К тому же был турнут Энди Таунзент, а именно он служил связующим звеном между средней линией и атакой. Больше в команде ни кто не владел таким пасом и навыками плеймейкера. Ходдлу приходилось выходить далеко из своей штрафной, держать нити игры и назад он вернуться не успевал. Кларк и Франк Синклер, фланговые защитники, как могли, старались исправлять ситуацию, но от спешки слишком часто фолили, а команда расплачивалась карточками, штрафными, а то и пенальти.

Ходдл был не слепой, при выходе вперёд, он отправлял одного из полузащитников на свою позицию. И по этому опорного полузащитника играли переделанные центральные защитники - Эрланд Йонсен, Яков Кьелберг, реже - молодой Эдди Ньютон, а молодость не очень согласуется с обязанностями опорника. Да и ценность "переделанного" защитника весьма сомнительна.

Как фишки не тасуй, возраст и особенный стиль центра защиты "Челси" диктовал темп игры. Его описывают, как "осторожный", но был он просто-напросто очень медленным. Эту особенность построения Ходдла противники раскусили на раз. Пока силы давали Глену возможность выдвигаться без потери темпа, как правило, "Челси" забивал первым. Стоило ветеранам перейти на шаг, так мячи сыпались в сетку Димы Харина.

Даже когда сам Ходдл в конце ноября усугубил в матче с "Лидсом" травму, полученную чуть раньше в игре с "Сити" и перестал выпускать себя на поле, стиль "Челси" не поменялся. Заднего стал играть Донахью, перед ним - Йонсен, а за пасы стал отвечать Уайз, что привело к полной неразберихе на поле и многочисленным ошибкам. Отчаявшиеся футболисты потребовали перестройку перестройки.

На разборе полётов в раздевалке "Денна", Гленн перестал защищать свою тактику, пообещав согласовать с командой требования. 28 декабря, "Челси" вышел на "Бридже" в три защитника против "Ньюкасла" Кигана и довольно неожиданно обыграл третью команду лиги. Единственный гол забил Марк Стейн.

Ходдл мог выдохнуть - его команда покинула зону вылета. Ковыляя, опираясь на свой костыль, он решал задачу шекспировского масштаба - "быть, или не быть".


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июн 10, 2022 19:10

Рара оригинал - 17 июл 2021


Краеугольный костыль строительства современного "Челси"

Часть 4



"Все думают, что Рууд Гуллит был катализатором изменений", - говорит Эдди Ньютон - доморощенный воспитанник, футболист "Челси" которому чистил бутсы зелёный Джон Терри, а потом помощник Ди Маттео в год нашего первого триумфа в Лиге чемпионов. "Но на самом деле это был Гленн Ходдл. Он внушил нам современное передовое мышление, с которым должен был играть и выигрывать футбольный клуб. Эту ментальность он стремился передать игрокам. Он распространял это мышление на тренировки и даже за кулисы клуба, за которыми многие ничего не видят".

"После Ходдла тренеры должны были лишь корректировать полет "Конкорда", который уже взлетел. Такая ситуация была и с Руудом Гуллитом. Его основная задача была - приспособиться к этому полету и крепко держать штурвал".

"В Англии все привыкли к схеме 4-4-2, которую считали оптимальной. "Челси" ни чем не отличался. Быстро забросить мяч до штрафной соперника, добежать, а там уже как получится. Но Гленн не хотел такой игры. Он выбрал схему 3-5-2. Я не думаю, что тогда хоть кто-то в лиге играл с тремя защитниками. И конечно, я совсем не имел представления, как играть по такой схеме. А он, представляете, попросил меня, чтобы я был "опорным полузащитником", который бы контролировал мяч — ха, "опорным", представляете – а у меня не было никакого представления о чём он мне талдычит".

"Всю первую дюжину матчей нас освистывали. Парни с "Шеда" просто неиствовали. "Давай пасуй вперёд!, - орали они. "Какого чёрта вы делаете?" "Что вы топчетесь на месте?", - Я всё ещё слышу эти насмешки".

"А Гленн в это время кричал от бровки: "Не пинайте мяч вперед. Не смейте делать это"! И тут, представляете, после того, как мы небольшое время контролируем мяч, у нас случается гол. И мы начали смотреть друг на друга: «Чёрт побери, что тут происходит?"

"Ходдл начал сезон, играя позади меня. Я всегда чувствовал его присутствие - он не затыкался ни на минуту. Кому-то, как мне, это придавало уверенности, другие плевались, будто у них забирали инициативу. Третьи просто уступали ему дорогу, не мешая показывать финты, до которых он был великий мастер. Получалось, что эпицентр матча перемещался к нашей штрафной, где Ходдл показывал свои фокусы. Все уже с ностальгией вспоминали времена Уэбба, с его понятной любому прямолинейной тактикой. Не знаю, чем бы это всё для Гленна закончилось, но к счастью, он получил травму".

"У него открылся третий глаз, когда Ходдл начал руководить командой со скамейки. Не сразу, конечно. Да, он поиграл в Европе, поднабрался там идей, но пойди, объясни англичанам преимущество игры низом в короткий пас. Ага, тебя так и послушали. Легионеров-то в лиге можно было пересчитать по пальцам, кто мог правильно понять такую философию. В "Челси" было двое, оба защитники - Йонсен, и... Кьёлберг? Йонсен пришёл к нам из "Баварии", а немецкая школа обороны была одной из лучших во все времена. Датчанин Кьёлберг не имел того опыта, но точно знал, что и как. Они и отзывались быстрее других на просьбы, вернее - крики нашего шефа. Кьёлберг играл левого защитника, а Ходдл переставил его в центр. Шеф, собственно, обожал до какого-то времени ротацию, пока не находил верную позицию для каждого.

Было видно, как он переживает за нас, простаивая с костылём на одной ноге почти все два тайма. Потом, когда дела пойдут на лад, он наконец усядется на своё место и перестанет выходить на поле без причины. И нам стало спокойнее, и ему самому стало понятнее, как воплотить мысли в реальность".

"Ближе ко второму кругу чемпионата даже самые упрямые увидели, что европейская тактика Ходдла работает и имеет шансы на успех. На самые большие жертвы пришлось пойти Деннису Вайзу - из правого нападающего его переделали в центрального полузащитника с задачей больше помогать в обороне, чем поддерживать атаку, что раньше он очень любил. Предполагаю, при Уэббе он бы начал скандал, Ходдлу Деннис слова не сказал и делал всё, чтобы не дай бог не уронить величие шефа в наших глазах. Капитанская повязка для него обладала магическими свойствами".

"Много говорят, что кроме Джона Терри, ни одному воспитаннику нашей академии не удалось заиграть в первом составе. Да, случай с Джоном, конечно, уникальный, но посмотрите на меня: девять сезонов я был в составе, 250 раз играл за основу, опорником забил десять голов. Могло быть и лучше, если бы не травмы.

Я родился неподалёку от "Стэмфорд Бриджа", в Хаммерсмите. В восемь лет начал бегать сюда на матчи и отчётливо помню, как освистывали Пола Кановилла, первого темнокожего игрока команды. Я не знал, что чувствовал тогда Пол, получая от своих болельщиков очередной заряд обидных кричалок, но вероятно, тоже, что и я, щуплый чёрный малец - стыд, обиду, недоумение и беззащитность. В восемьдесят пятом, в тринадцать, я записался в академию и распорядок нашей жизни был такой – утром – тренировки на гравии в Бэттерси Парк, били мячом в стену кочегарки, или на бетонной автостоянке позади "Стэмфорда" гоняли "квадрат", а днем наше дело – хозяйственный работы. Я тягал сорняки из поля и обновлял желтые линии разметки на старых мишенях для стенки и штангах. Я собирал грязные комплекты формы, складывал их в мешок и развешивал чистую. Мы драили бутсы, вылизывали раздевалки и туалеты — мы были полностью оплаченной прислугой за всё.

В утро перед матчами, мы приводили в порядок трибуны и лестницы. Мне всегда доставался верхний ярус Восточной - туда труднее всего было таскать воду в вёдрах. Вы знаете, я сотню раз вымыл каждое место верхнего ряда тех ярусов. Сегодня трудно узнать в новом клубе и в новых постройках те, по которым я блуждал с мешком грязного белья...

В нашем потоке обучались Крэйг Бёрли, Грэм Стюарт, Франк Синклер. Чуть старший курс - Грэм Ле Со, Гарет Холл, Джейсон Кэнди, Давид Ли. После меня появились очень перспективный нападающий Нил Шипперли и защитник Майкл Дюббери. Это я о тех, кто отыграл за основу полста и более матчей. И почти все из них прошли школу футбола Гленна Ходдла.

Так что невозможно сказать, что наша академия работала себе в убыток. Другое дело, что встав на европейский путь развития, клуб начал приглашать иностранцев с большим опытом. Это стало больным местом всего английского футбола. История "класса -92" в "Манчестер Юнайтед" больше никогда не повторится. Молодых игроков лучше всего задействовать, когда они собираются группами. Один многообещающий юноша не может привести к успеху новое поколение. Но кто сегодня даст время тренеру на "раскачку?".

"У нас, в тренерском коллективе, мы обсуждаем будущее перспективных молодых игроков. Я практически уверен, что Дом Соланке, Люис Бейкер и Рубен Лофтус-Чик - это будущие звёзды нашего клуба. Футболисты с невероятным потенциалом, который мы, с нашей стороны, поможем им развить".



Пространное интервью Эдди Ньютона было опубликовано в конце нашего неудачного сезона 2015/16, когда Гуус Хиддинк был призван спасти развалившуюся команду от полной деградации, а Ньютон помогал ему в этом. После увольнения Жозе Моуринью, команда находилась на шестнадцатой строчке в таблице чемпионата, что напомнило Ньютону времена Гленна Ходдла, когда подобное для "Челси" было обыденностью: - "У нас была страсть, но не было опыта. Это касается и Ходдла - мы могли в отдельном матче обыграть любого, но стратегия на сезон отсутствовала напрочь. Это было в характере Гленна. По этому тренировать сборную, а не клуб, для него подходило более чем".


Если Эдди Ньютон относится с большой симпатией к личности Гленна Ходдла, то язвительный ирландец Тони Каскарино всегда находил моменты уколоть своего бывшего наставника. Тони, весьма откровенный парень, написал автобиографию, которая получила массу дизлайков. Кому интересна незакомуфлированная правда от какого-то неудачника, спустившего в карты состояние и от которого ушла любимая жена?

Футбол Каскарино постиг в "Миллуолле" конца восьмидесятых, а люди с мягкими яйцами там не выживали. Используя свои 190 роста, он чётко садил головой, и из полусотни голов за "Докеров" редко какой случался с травы. Связка Каскарино - Шерингем была страшным оппонентом для любой защиты.

Но в "Челси" Тони попал из "Селтика", где он за год смог настроить против себя многих одноклубников и выбесить весьма уравновешенного тренера Лиама Брейди. Зимой девяносто второго Портерфилд разменял его на защитника Томми Бойда, что выглядело несомненной удачей.

В первой же игре Каскарино на свистке спас ничью с "Кристал Пэлас" и авансом влюбил в себя болельщиков. Поэтому в среде "тру блю" не принято поминать лихом этого долговязого беззубого ирландца, не смотря на очень скупые цифры статистики.

Ходдл, взявший за аксиому игру передачами низом, оставил Каскарино не у дел. Если Тони и играл, то на прежней позиции Уайза - правого атакующего полузащитника, что никак не подходило всю карьеру отыгравшему в двойке нападения, футболисту. Как объяснял свой выбор Ходдл, мне не известно. Только по окончанию сезона, ирландец из команды был изгнан, уехал в "Марсель" и там стал культовой фигурой.

В своих мемуарах Тони нелицеприятно посклонял Ходдла за его самовлюблённую нарцисстичность: "Он был целиком опьянён собой. Если бы Гленн был мороженым, он бы лизнул сам себя". "Его плоские шутки быстро всем опротивели. Когда он пытался быть забавным, то вызывал лишь жалость. На мой взгляд, Ходдл был самым несмешным человеком. Свои убогие попытки через "юмор" стать душой компании, Ходдл разбавлял чеканкой мяча в стиле бразильцев семидесятых. Британские футболисты никогда не увлекались такой чепухой, а некоторых это раздражало и унижало. Нам приходилось играть на мокрых , залитых дождями, раскисших полях, где требовались совсем другие качества. У нас с ним были разные ценности".

"В моё время первые две недели предсезонки уходили на то, чтобы набрать сперва физическую форму, вернуть утерянную за бездельное лето выносливость. Ведь главными развлечениями в отпуске были еда да выпивка. Кроссы, бесконечные кроссы, до седьмого пота сейчас, чтобы легче было потом. Заложишь прочный функциональный фундамент – минимизируешь продолжительность спадов, неизбежных по ходу длинного сезона. А упражнения с мячом, словно сладкие блюда, подавались на десерт – мы могли не видеть его днями. Я часто нервничал по поводу этого втягивающего этапа, который называл "тошнотворным".

Двухразовые тренировки, бег на выносливость – тут уж не до шуток. Уэбб устраивал нам пробежки вокруг Ричмондского парка, а это 8 миль. Межсезонье – возможность начать жизнь с чистого листа. А с Ходдлом таких нагрузок мы не видали, бегая трусцой по мягкой травке в щадящих двухсторонках, да выслушивали его умопомрачительные стендапы.

Начальство пыталось сажать нас на диету, но после того как я съедал обычный для себя гамбургер (с картофелем фри и кетчупом), то сам вольно-невольно превращался в котлету. Зарубежные сборы "Челси" были тоже никуда не годящимися - длиннейшие перелёты, матчи против каких-то диких викингов, которые всё норовили срубить тебя, чтобы ты уже не поднялся. Приходилось переться за тридевять земель – это часть нашей работы".

"У Гленна была ещё одна неприятная черта характера - он не умел проигрывать, всегда обвинял в поражениях нас, а вот победитель всегда был один - Гленн Ходдл! Если что-то шло наперекосяк и команда сыпалась, он не успокаивался, пока не находил очередного провинившегося. Пусть это происходило из-за его собственных установок на игру, это не имело значения. Оплошавший мог собирать чемоданы и жаловаться в этом случае было некому".

"Так получилось, что я из "Челси" попал в "Олимпик Марсель", за который Гленн Ходдл выступал некоторое время назад. Те из футболистов, которые играли в то время с Ходдлом, отзывались о нём так же - "спесивый муд*к".
Ну, может быть и не дословно "муд*к", но по смыслу самое то.


Сегодня Эдди Ньютон всё так же успешно работает в системе "Челси", а Тонни Каскарино, благодаря хорошо подвешенному языку, подвязался комментатором футбольных матчей и нажил себе кучу врагов беспардонными выражениями. Такие они, бриташкины СМИ - чем скандальней, тем лучше.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4617
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июн 10, 2022 19:22

Рара оригинал - 31 июл 2021


Краеугольный костыль строительства современного "Челси"

Часть 5



Все, кому не лень, называли первое полугодие работы Гленна Ходдла в "Челси" провалом в чистом виде, а многие ванговали и вылет из АПЛ. Кен Бейтс никогда не отличался терпеливым характером, тасуя тренеров едва ли не чаще, чем Роман Абрамович. Но вот Ходдлу спускал всё. Ради трансферных прихотей своего любимчика, Бейтс впервые набрал долгов, которые десятилетием позже погасил российский толстосум. Почему же судьба Бобби Кэмпбелла, Ийена Портерфилда и Давида Уэбба не коснулась Ходдла, не смотря на то, что его предшественники, хоть и не хватали звёзд с неба, но и не проваливались столь явно?

"Они были из того же теста, как сиамские близнецы" - поясняет Тони Каскарино. "Гленн как будто считывал мысли Кена Бейтса, предлагая решения, которые уже были готовы сорваться с языка самого Кена. И, когда Бейтс был уже "куплен" им "с потрохами", Ходдл мог рулить в клубе самостоятельно. Не забывая время от времени в послематчевых вью вставлять имя босса, что было для самовлюблённого Кена весьма приятно. Ходдл знал, как заставить его плясать под свою дудку. Больше никому и никогда этого не удавалось.

Ходдл и сам был не прочь получить толику лести. Он перечитывал все газеты, где могло упоминаться его имя, и если отзывы были хорошие, он был самым счастливым человеком. Если его в прессе топтали, он звонил своим знакомым журналистам и через них устраивал провокации. Он обожал внимание к своей личности".


Кен поддерживал своего менеджера в самых стрёмных ситуациях. Он присутствовал в раздевалке "Дэна", когда игроки выставили Ходдлу. По версии Бейтса, скандал начался ещё в перерыве, когда Гленн попросил команду "продолжать играть в свой (его) футбол и успех придёт", в ответ на что Уайз заорал: "- Никогда ещё не слышал в жизни подобной чепухи! Нам просто надо выйти на поле и вышибить дерьмо из них!" Кен попросил капитана притушить базар и следовать указаниям тренера, ибо это часть их работы.

Бобби Флек, не принимавший участия в матче, поделился своим опытом в бытность игроком "Норвича": - "За каждую победу нам платили по 200 фунтов. Вы увидите, как количество побед у нас начнет расти!" "F*** off - немедленно последовал ответ Кена, -"убирайся отсюда и приходи ко мне когда что-нибудь выиграешь".


Но, какой бы симбиоз не возник в тандеме Ходдл-Бейтс, чувствовалось, что кресло под тренером не просто дрожало, тряслось. Провальные серии не были для "Синих" в диковинку. Но ведь Ходдла вытащили из "Суиндона" для того, чтобы совершить прорыв. А случился откат. Весьма вероятно, что если бы "Челси" по итогам сезона покинул бы лигу, у Кена Бейтса не осталось бы вариантов, кроме увольнения, но экстремального варианта не произошло. Во многом потому, что выстрелил трансфер Ходдла - раззабивался Марк Стейн.

В первых семи матчах у Марка не получалось поразить ворота соперников. Каждый первый поливал Ходдла за "замечательного" новичка. Но в конце концов Стейна прорвало - южноафриканец принялся забивать в матче за матчем. Гол в ворота "Саутгемптона" принёс Марку разве что моральное удовлетворение, но весьма коряво исполненный удар в игре с "Ньюкаслом" был конвертирован в два очка. Стейн забил девять мячей на протяжении семи туров подряд и тем установил рекорд АПЛ. Он держался восемь лет, пока в лиге за дело не взялся Руд ван Нистелрой.

"Я всё делал правильно на тренировках и во время матчей. Самое важное - идти к цели, но поначалу мы не создавали много моментов, а когда создавали, вратари блокировали удары. Такова жизнь нападающего - надо уметь проходить через чёрные полосы.

В Боксинг дэй во время матча с "Саутгемптоном", Дэйв Бизант сделал два сейва после моих ударов, и я думал, что у меня опять ничего не получится, но я все-таки ему забил. Я увидел, как мяч влетает в ворота словно в замедленной съемке, как будто весь мир на секунду замер. Мяч влетел в ворота от штанги и в меня снова вселилась уверенность.

Мы проиграли 3:1, но играли хорошо. Когда всё складывается не в твою пользу, по результату судить нельзя. Мы были вторыми с конца, но уже на следующий день у нас появилась возможность всё исправить. Гленн держал эмоции под контролем и сохранил стиль игры, который он хотел нам привить, и ему надо за это отдать должное. Он никогда не отказывался от своих идей - опустить мяч на газон и играть в пас. И в итоге нам это помогло".


В домашнем матче с "Ньюкаслом" Стейн забил единственный гол, а затем закрепил успех еще одним голом в первой за год выездной победе, над "Суиндоном".

Когда приехали к нам "Шпоры", Стейн исполнил один из лучших, абсолютно хладнокровных пенальти, которые когда-либо видел "Бридж" - он вколотил мяч в верхний угол на последней минуте, сделав счёт 4:3 в нашу пользу.



"Деннис Уайз был нашим штатным пенальтистом и хотел исполнить сам, но я был уверен в себе. Нападающий, не важно, хорошо или плохо он играет, должен стараться забивать. И Деннис сделал мне одолжение. Я прекрасно помню тот случай. Уайзи шепнул мне: «Слышь, не дай бог, не промахнись», и я подумал: «К чёрту!»

Мяч попал в стойку в глубине ворот и вылетел обратно. Я видел, Мэл Донахью решил, что мяч срикошетил от перекладины и чуть было не исполнил сальто, чтобы достать его. Дима Харин сражался в воротах, как лев и даже вытащил пенальти. Полный восторг!"


"Челси" отыгрался, летя в счёте 0:2!

На следующей неделе "Челси" на "Олд Траффорд" стараниями Гэвина Пикока чпокнул "Манчестер Юнайтед", непререкаемого лидера чемпионата.

Хотя потом "Челси" играл очень нестабильно, сезон и пост Ходдла были спасены. Нестабильно - это когда можно приложить в гостях чемпиона, переиграть в отчаянной перестрелке "Тоттенхэм" и "Эвертон", но рухнуть при первом натиске "Шеффилд Уэнсдей".

Гленн Ходдл всё реже появлялся у кромки поля с костылём, а вскоре этот, ставший знаменитым, атрибут, таскал за ним клубный физиотерапевт, или же кто-нибудь из игроков запаса. Ходдл уверял репортёров, что с ним всё в порядке, но позже рассказывал, что вид тренера с костылём снижает у футболистов уверенность в себе.

Он не выходил на поле с начала ноября, как 16 марта вдруг выпустил себя на замену за четверть часа до финального свистка в матче с "Уимблдоном", когда победа была уже обеспечена. Видимо, почувствовав, что может, Ходдл вывел себя в старте на игру следующего круга с "Ливерпулем" на "Энфилде". Он больше в защиту не садился, затерявшись в пятёрке полузащитников. "Челси" проиграл 1:2.

Оба матча, когда Гленн выходил со старта, команда проиграла - "Ливерпулю" и "Шеффилд Уэнсдей" тридцатого марта. Больше своим присутствием на поле он своих подопечных не утомлял, появившись на пол часа в заключительном туре чемпионата. "Синие" летели 1:2 на "Бридже" от "Шеффилд Юнайтед", а проигрывать дважды подряд дома , оставляя болельщиков и начальство с неприятным осадком на всё лето, посчиталось бы зашкваром. Кста, один из мячей "Клинков" забил Йостейн Фло, чей младший брат, Туре Андре Фло через несколько лет будет успешно забивать за "Челси" в тандеме с Джанфранко Дзолой.

Неделей ранее, на игру со всё решившим для себя "Ковентри Сити", Ходдл выставил очень экспериментальный состав, организовав прощание с Тони Каскарино, Мэлом Донахью и уходившим по травме защитником Полом Эллиотом (первый и пока единственный из игроков "Челси", сделавший каминг-аут, хотя и четверть века спустя).

Дело с "Шеффилдом" закончилось бы печально, если бы Марк Стейн не взял инициативу в свои руки. Он перестал лезть к воротам гостей через частокол ног в надежде на одиннадцатиметровый, а принялся бомбить со средней дистанции, застав защиту гостей неподготовленной. Сходу уровняв счёт, Марк на девяностой минуте поставил победную точку, вызвав шквал эмоций, как на трибунах, так и у своих товарищей по команде.

"Челси" финишировал на 14-й позиции, с отрицательной разницей мячей 49:53. Главным бомбардиром стал Стейн, наколотивший 13 мячей в восемнадцати матчах.


На первый взгляд, в дебютный сезон на "Бридже" Гленн Ходдл не добился никакого прогресса. Попадать во второй десяток можно было и при Портерфилде, и при Уэббе. Но специалисты отмечали, что качество игры было иным. Особенно это чувствовалось в матчах Кубка Англии, который стал главным фронтом для лондонского клуба в том сезоне.



P.S от Рара
надеюсь, что продолжение всё-таки будет

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей