Откати-поле. Кто и как продает российский футбол

Футбольная и околофутбольная литературка.
Ответить
Аватара пользователя
White
Site Admin
Site Admin
Сообщения: 1344
Зарегистрирован: Сб июл 31, 2004 22:15
Контактная информация:

Откати-поле. Кто и как продает российский футбол

Сообщение White » Вт дек 02, 2008 17:53

Материал Новой газеты (http://www.novayagazeta.ru)

Часть I: о конспирации, клубных финансах, работе с судьями и налоговых дырах

Российский футбольный сезон завершен. В течение всего года происходили мелкие и крупные скандалы, говорили о смешных результатах, об удивительных решениях судей, драках и избиениях арбитров. Но стоило опуститься занавесу — и тишина: чиновники прокричали «ура!», чемпионы попрыгали в тюбетейках… Но ощущение обмана почему-то не покидает.

Так все-таки как устроен российский футбол, по каким законам живет, от чего зависит итоговый результат? Мы попытались, поговорив с экспертами и участниками чемпионата, ответить на эти вопросы.

Мы не ставим этим текстом цель уличить конкретных лиц и конкретные команды: нас интересует механика. А что касается фамилий и названий — они в редакции есть. Мы предоставим их заинтересованным лицам, пожелавшим разобраться в российском футболе с точки зрения Уголовного кодекса.

Диски, майки, этажи

— Да, алло. Я все помню. Да, завтра все диски завезу. Как договаривались — все сразу, — говорил при мне знакомый менеджер одного из клубов первой лиги. — Судьи совсем страх и совесть потеряли, — прокомментировал он, отложив телефонную трубку. — Просят бабки открытым текстом. Мы одному должны, так он прямо по телефону и напоминает. Я хоть как-то конспирируюсь: диски там, еще что-то говорю… А этот в лоб: «Когда вернете?» Раньше они хоть чего-то боялись, шифры разные придумывали…

— Какие шифры?

— Ну, например, получил 20 тыс. долларов — это «мне подарили майку с 20-м номером», или там «зашел на 20-й этаж» — то же самое.

— Так почему же от шифров отказались?

— Да потому, что цены выросли: и этажей, и номеров на футболках уже не хватает, — горько пошутил мой собеседник. — Они же сейчас меньше полтинника не берут.

— Пятьдесят тысяч долларов — это за результат?

— По-разному, но, как правило, за победу. Расчет — после игры. Выиграла команда — заплатим, проиграли — ничего не получишь. Правда, такого, чтобы судья сам «сделал» результат, сейчас практически нет — просто перед игрой предупреждают, что могут наградить. А дальше уже его дело: он может даже не помогать, судить, что видит, а команда выиграет своими силами. Но обещанное он все равно получит — за честную работу: зарабатывай, но свисти, что есть. А чаще они, конечно, помня о деньгах, пытаются помочь тем, кто обещал.

— Так соперник же может принять контрмеры: тоже перед игрой пообещать вознаграждение…

— Это скорее из области анекдотов. Хотя нечто подобноеe уже случалось. Одна команда, претендовавшая на выход в премьер-лигу, играла с другой, которой на тот момент уже практически ничего не было нужно. Люди из первой команды сразу вышли на президента второй: мы тут 120 тысяч долларов привезли — продайте нам очки. Тот: нет, будем играть. Ну они — к судье (он, кстати, из премьер-лиги был). Ему, правда, уже не 120 пообещали, а 50, причем даже в случае ничьей. Но на беду, появляются представители третьей команды, тоже претендующей на выход в высший дивизион, и тоже идут к судье: если наши конкуренты потеряют очки — не важно три или два, — получишь все тот же полтинник. В общем, кому как, а судье выгодна ничья. В итоге 0:0 и… больше полусотни (!) фолов. Он просто не давал играть — свистел любое столкновение. Но все довольны, и он свою сотню в кармане увез.

Не брать — запрещено

Как-то давно, когда судейским корпусом руководил еще Эдуард Шкловский, некоторым арбитрам, как рассказывают, очень надоело ходить в постоянных должниках и быть готовыми по первому же зову выполнить любое задание (ведь если хотя бы один раз взял, уже «не соскочишь»). На том и порешили — не берем. Но помешали этому представители клубов. Работа с судьями — это доходная статья расходов. Выбил из клуба 70 тысяч, договорился на 50, а 20 — твои проценты. Это хороший бизнес, который судьи решили подорвать. И арбитрам в дальнейшем сделали такие предложения и в такой форме, что отказываться было немыслимо.

Таблица финансовых видов

В первой лиге (условно) существует три вида команд, если брать во внимание источники финансирования: бюджетные, частные и смешанные, когда местная власть и спонсор участвуют в финансировании одновременно, только в разных процентных соотношениях. Самыми богатыми, как правило, становятся последние. Их бюджет перед началом сезона — около 20—25 млн долларов. Этого, как показывает опыт, достаточно, чтобы выполнить задачу по выходу в премьер-лигу. Такими клубами в этом году были «Ростов» и «Кубань», занявшие соответственно первое и второе места. В краснодарской команде основная финансовая нагрузка ложилась на область, а в ростовской — скорее на спонсоров. К этому же числу команд относился и ярославский «Шинник» — прошлогодний триумфатор первой лиги (с особенностями финансовых дел которого сейчас разбирается следствие).

Ниже, если смотреть по турнирной таблице, находятся клубы, чей бюджет достигает 10—15 млн долларов. Это «Анжи», «Урал», «КАМАЗ», отчасти «Алания» и «Носта» (по впечатлениям экспертов, клуб, ни разу не замеченный в этом сезоне в «околофутбольных» махинациях). Перед этими клубами ставится конкретная цель — попасть, скажем, в пятерку, а задача максимум — выйти в премьер-лигу — намечается как бы пунктиром. Эти команды — второй эшелон: они практически каждый год готовы пойти на повышение, стоит лишь чуть-чуть увеличить денежные вливания.

Ну и в болоте, в самом низу таблицы, — самые бедные. Те, которые зависят либо только от спонсора, либо только от областного или городского бюджетов. Например, ростовский «СКА» в этом году полностью существовал за счет средств бизнесмена Ивана Саввиди. Их бюджет, думается, не превышал и 7 млн. А вот иркутская «Звезда» зависела только от государственных денег, и, когда область вдруг оказалась не в состоянии финансировать клуб, а губернатор готовился к отставке, у «Звезды» не стало хватать средств на перелеты и даже зарплаты футболистам. Некоторым, говорят, даже якобы пришлось зарабатывать на стороне — ставить на собственные игры в букмекерских конторах.

Но, безусловно, не только от размера бюджета зависит место команды в турнирной таблице. Тот же московский «Спортакадемклуб», руководимый Константином Сарсанией, перед началом сезона располагал неплохим по меркам первой лиги бюджетом — примерно 10 млн долларов. Однако он спасся от вылета только в последних турах: и в первой лиге мяч — круглый, поле — неровное, и порой может случиться так, что аутсайдер выиграет у фаворита. И происходит это чаще всего, когда очень кому-то нужно: например, когда нужно было спасаться «Волге», и она вдруг обыграла «Кубань». Или когда неожиданно и легко уступали немотивированные «Анжи» с «Аланией» тонущему «Торпедо». Зато в следующих турах черно-белые в играх с конкурентами в борьбе за выживание набрали всего 1 очко. Или — как «Ростов» проиграл «Спортакадемклубу». Или — как «феноменально» в 6 играх подряд выигрывала скромная белгородская «Салют-Энергия», решая задачу остаться в первой лиге. Хотя для экспертов и букмекеров эти результаты почему-то неожиданностью не стали.

Как спастись от налогов?

Еще один способ заработать на клубе — налоговые схемы. Особенно это касается низших лиг, где и бюджеты меньше, и контроль слабее. Самый простой и давний способ ухода от налогов — двойные зарплаты. Они существуют практически в каждом клубе первой лиги (и, не сомневаюсь, в некоторых командах высшего дивизиона). По «белой» кассе футболист может получать 15 тысяч рублей, а по «черной» — 5 тысяч долларов. Это если речь идет о небогатой команде, у богатой цифры иные.

Генеральный директор одного из клубов первой лиги рассказал мне и о другом способе, более оригинальном. Их клуб относился как раз к третьему виду и зависел от области и спонсоров примерно в равном количестве. Так вот: все деньги из областного бюджета поступали напрямую на счет команды, зато все деньги от спонсора шли через посредника и оседали на его счетах. У клуба с этим посредником было подписано определенное соглашение, по которому фирма якобы оказывала некие услуги команде. По документам компания брала на себя и обязательства по оплате налога, хотя, как рассказал генеральный директор, никто его не платил: ограничивались «процентом» налоговикам. Затем из этой фирмы уже обналиченные и очищенные от налога деньги поступали в клуб. За вычетом, правда, небольших посреднических комиссионных, естественно, меньше налоговой ставки.

Кстати, одним из главных обвинений в уголовном деле против бывшего генерального директора ярославского «Шинника» Геннадия Шепеля является как раз неуплата налогов в то время, когда команда играла в первой лиге. И в материалах дела среди прочих фигурирует некая фирма «Промфининвест».

В следующих сериях

— Куда пропадают деньги из казны футбольных клубов.
— Как покупают и продают футболистов.
— Рекордная цена сезона за три очка.
— Почему аргентинский футбольный рынок так привлекателен для российских менеджеров.
— Какую роль играют женщины в подкупах судей.


Роман Анин.

Аватара пользователя
White
Site Admin
Site Admin
Сообщения: 1344
Зарегистрирован: Сб июл 31, 2004 22:15
Контактная информация:

Re: Откати-поле. Кто и как продает российский футбол

Сообщение White » Вт дек 02, 2008 17:55

Часть II: куда пропадают деньги из казны клубов, как покупают и продают футболистов, какую роль играют жены в подкупах судей


«Распил» и трансферы

В самом факте ухода от налогов для россиян, наверное, уже давно нет ничего криминального. Это выглядит даже как забота о людях и попытка сэкономить средства для клуба. Однако даже подобная экономия не всегда помогает: очень часто когда к концу года или уже в следующем сезоне обнаруживается, что клуб, так блестяще выполнивший задачу по выходу в следующий дивизион, вдруг оказывается в финансовой яме. Слишком дорого этот выход обошелся… Нечто похожее в этом году произошло с ярославским «Шинником». Следователи, разбирающиеся сейчас в его бухгалтерии, предполагают, что гендиректор клуба — Шепель — якобы мог растратить на неизвестные цели больше половины бюджета… Чуть раньше такие же проблемы возникали у элистинского «Уралана» и многих других периферийных команд…

Эксперты предполагают, что в следующем сезоне нечто подобное может случиться и с «Ростовом»: поговаривают, что спонсоры уже не в состоянии финансировать клуб в прежних объемах и область тоже не может покрыть расходы в полном объеме. Видимо, недаром, как уверяют заинтересованные наблюдатели, губернатор Ростовской области Владимир Чуб встречался с Иваном Саввиди, который несколько лет назад был президентом «Ростова», на предмет помощи клубу. Чем закончился разговор, неизвестно. Но как бы то ни было еще по ходу этого сезона футболисты «Ростова» однажды отказались выйти на тренировку, якобы по причине невыплаченных премиальных. Что будет с клубом на следующий год, учитывая то обстоятельство, что в команде собраны неплохие футболисты с большими зарплатами, пока не ясно.

Большие вопросы вызывает и материальное благополучие краснодарской «Кубани». Клубу уже пришлось расстаться с главным тренером Олегом Протасовым как раз по причине невыполняемых финансовых обязательств (речь прежде всего идет не о зарплате тренера, а о невозможности — по финансовым причинам — комплектования состава на следующий год). Руководство краснодарского клуба винит во всем мировой кризис, немного, наверное, забывая о тех жертвах — в виде несостыковки дебета с кредитом, — которые приходится платить за «решенную» задачу. И уж тем более забывая о том финансовом «наследии», которое, как правило, оставляет после себя известный специалист по выводу команды в высший дивизион — тренер Сергей Павлов, работавший в начале сезона в «Кубани» (примеры — в «Новой газете» № 29 от 24 апреля 2008 года).

Но каким же образом случаются финансовые катаклизмы с теми, кто в течение года вроде не испытывал никаких проблем? Представим некий областной клуб «Х». Администрация ставит задачу: «Выйти!» — и выделяет под это средства. Допустим, что и спонсоры находятся. И вот команда располагает необходимыми для решения задачи средствами.

Здесь — отступление: российский футбольный клуб, тем более образца первой лиги, никакой прибыли принести не может. Поэтому его содержание — это скорее трата на некий социальный проект. Области он нужен для поддержки электората, бизнесу — ради преференций от области и других краткосрочных задач. В итоге ни областная администрация, ни бизнес, не ожидая никакой прибыли, контролировать дальнейшую судьбу своих средств не будут. Им главное — выполненная задача, причем неважно какими средствами.

У клуба «Х» есть деньги, ему поставлена задача — пора собирать команду: тренера, футболистов и менеджеров, причем желательно таких, которые знают первую лигу изнутри, знают, с кем можно договориться, кому завезти деньги, на кого надавить. Бюджет этим менеджерам, естественно, надо освоить как можно быстрее (кто знает, что может случиться в следующем году?), и — с умом. Как? Представим, что менеджер клуба «Х» желает приобрести некоего игрока у менеджера из клуба «Y». Они прекрасно знакомы, может быть, когда-то играли вместе, в общем, — свои парни. Игрок реально стоит 2 млн долларов, свои парни объясняют президенту команды «Х», что заплатить надо 5. В итоге, 2 млн уходят в команду «Y», 500 тыс. — ее менеджеру и 1,5 млн — его коллеге из «Х». Довольны все: игрок забивает, электорат радуется, администрация тоже, и менеджеры не в обиде. А два неучтенных миллиона спишут на гостиницы, чартеры или следующие трансферы. (Кстати, подобная практика приводила к крупным скандалам и в премьер-лиге.)

Или, скажем, менеджер клуба «Х» желает взять футболиста из «Z» в аренду. По правилам это означает, что «Х» ничего «Z» не платит, а только берет на себя обязательства по зарплате игрока. Такая схема очень удобна, если речь идет о молодом перспективном таланте из дубля серьезных клубов: парень попробует себя во взрослом футболе, а у большого клуба «Z» есть надежда, что после выступления в первой лиге игрок начнет прогрессировать (через эту школу, кстати, проходили Дмитрий Торбинский и Денис Глушаков — молодые лидеры московского «Локомотива», Александр Павленко — талантливый полузащитник «Спартака»). Только вот этой идиллии могут помешать детали: скромные менеджерские договоренности, которые в конце года приводят к существенным дырам в бюджете. Пример: спортивный директор из «Z» готов отпустить игрока в клуб первой лиги «Х», но при условии отката. Где-то — 50 тыс. долларов, если по-скромному. Генеральный директор из «Х» идет к своему президенту, по дороге нечаянно удваивая сумму. Президент согласен, футболист переходит, а менеджеры делят деньги пополам.

Находка эта на самом деле не российская. Подобная практика широко используется и Восточной Европе (несколько лет назад по этой же примерно схеме в российский клуб переходил один молодой защитник, ныне выступающий в ведущей команде английской премьер-лиги), и в Латинской Америке. В частности, в Аргентине (недаром в России еще недавно был бум на игроков из этой страны), где, кстати, осело много выходцев из стран бывшего СССР, имеющих отношение к футболу. С ними тоже всегда можно договориться, что и делали некоторые менеджеры некоторых клубов премьер-лиги.

Эксперты почему-то до сих пор задают много вопросов по трансферам Фернандо Кавенаги в московский «Спартак», которым занимался технический директор Евгений Смоленцев, и Пабло Барриентоса, которого привез в «Москву» генеральный директор Юрий Белоус. Может быть, правда, эксперты чего-то не знают.

Неучтенные расходы

Трансферы — это только один из способов освоения средств. Есть и много других. Напомним: для спонсора главное — результат, а судьба денег — вторична. Потому менеджеры, или, как их еще принято называть, околофутбольные лоббисты, перестраховываются: подкупают судей, игроков команд-соперниц, покупают очки… Деньги, естественно, — только наличными.

Для несговорчивых иногда придумывают оригинальные схемы. Об одной из них мне рассказал «разведенный» арбитр. Вечер, квартира молодого судьи, жена дома одна. Звонок в дверь. На пороге представительные люди с небольшим кейсом: «Здравствуйте, это просили передать вашему мужу», — говорят они, мило улыбаясь, отдают кейс жене и уходят.

В кейсе — 100 тыс. долларов. Муж возвращается домой, жена радостно сообщает ему о привалившем счастье. Мужу радоваться нечему: раз деньги здесь, то не выполнить «задание» уже нельзя — не по понятиям.

Вообще-то 100 тысяч — это мелочь. Чтобы вы понимали объемы неучтенки, назову, наверное, рекордную в этом сезоне сумму за три очка. Матч между командой, которая борется за выживание, и клубом, уже вышедшим в премьер-лигу, обошелся первым в 400 тыс. долларов. Правда, в следующей игре с не столь маститым соперником для «ценного клиента» сделали скидку — там легкая победа на выезде обошлась в 300 тыс. В итоге — задача выполнена.

Как мог договариваться тренер этой спасшейся от вылета команды, можно себе представить: он ведь по совместительству и уважаемый агент, сотрудничающий со множеством футболистов, некоторые из которых играют в первой лиге и порой готовы помочь своему «хозяину». За определенное вознаграждение, естественно.

В следующих сериях

— Самые известные околофутбольные лоббисты.
— Три самых распространенных варианта договорняков.
— Цена игрока — три очка.
— Почему стопроцентные договорняки порой оборачиваются массовой дракой.
— Каким образом криминальные структуры делают наш футбол честнее.


Роман Анин

Аватара пользователя
White
Site Admin
Site Admin
Сообщения: 1344
Зарегистрирован: Сб июл 31, 2004 22:15
Контактная информация:

Re: Откати-поле. Кто и как продает российский футбол

Сообщение White » Ср янв 14, 2009 18:05

Часть III: Футбольные лоббисты, типичные и экзотичные варианты договорняков, криминальные структуры за чистоту футбола


Лоббисты

«Новая» уже писала о тех людях, которых принято называть в футбольном мире лоббистами (см. № 29 от 24 апреля 2008 года). Тогда мы рассказывали о деятельности Юрия Николаевича Шишлова, бывшего спортивного функционера ярославского «Шинника», деньги которого сейчас ищет следствие. Некоторые могли на нас обидеться и вполне резонно спросить: «Что, один лоббист в России?». Нет, далеко не один.

В каком клубе первой лиги работает ныне Александр Гармашов, именуемый в футбольном мире просто Гармаш, нам выяснить не удалось — тайна. Про него известно, что он был президентом, генеральным директором и тренером новороссийского «Черноморца», который регулярно склонялся в СМИ по поводу и без. Тренировал Гармашов и тольяттинскую «Ладу». В 2001 году в газете «Труд» Александра Гармашова относили к числу так называемых черных агентов: якобы он представлял интересы известных тогда футболистов Алексея Бахарева и Максима Деменко (каждый из них в свое время играл в московском «Спартаке» и привлекался в сборные Украины и России соответственно), не имея для этого специальной агентской лицензии. В самом этом факте ничего вопиющего нет: тогда так работали все. Однако, по сообщению газеты, футболисты, освободившееся от его опеки, вздыхали с облегчением, называя годы их сотрудничества с Гармашовым кабалой. Мол, тот, особо не интересуясь мнением игроков, отправлял их в самые разнообразные клубы и требовал непомерные проценты с контрактов. В итоге своего подопечного Максима Деменко Гармаш в 2000 году продал-таки в санкт-петербургский «Зенит», президентом которого на тот момент являлся Виталий Мутко — нынешний министр спорта и президент Российского футбольного союза. Люди, знакомые с деталями подобных сделок, предполагают: расчет производился без «лишних» формальностей…

С тех пор прошло много лет, но Александр Гармашов никуда не ушел. Не связанный жесткими обязательствами ни с одним клубом, он играет роль «свободного художника». В этом сезоне, как о том говорят президенты клубов, он не раз предлагал свои услуги командам, которые пытались выжить в своем дивизионе. Его замечали, например, в стане ростовского СКА, но, говорят, армейцы от услуг лоббиста отказались.

Хотя в том, что он действительно способен решать проблемы, сомневаться не приходится. С его именем почему-то связывают относительный успех пятигорского «Машука», который странным образом смог в прошлом году остаться в первой лиге. Человек со связями — тренеры, игроки, менеджеры — всегда может предложить оригинальную тактику выхода из сложной ситуации.

Не раз, в том числе и в газетах, экспертами упоминалось имя и Ираклия Гегечкори — главного фигуранта по уголовному делу о подкупе игроков клуба второй лиги «Смоленск». Правда, г-на Гегечкори смоленская милиция не решается тревожить: допрашивается он по факсу и продолжает появляться в разных клубах первой лиги, предлагая свои услуги.

Пожалуй, самым непререкаемым авторитетом в околофутбольных кругах пользуется известный футбольный агент Павел Андреев. О нем заговорили в связи c «делом Сычева». Футболист «Спартака» тогда неожиданно исчез, ходили слухи, что он даже был похищен представителями подольской группировки, чтобы потом обналичиться во Франции на короткий промежуток времени. Его агентом, помимо родного отца, называли как раз Павла Андреева, который и по сей день опекает несколько десятков своих футболистов в первой лиге. А футболисты — это капитал, разменная валюта и хороший способ для менеджеров клубов отмыть спонсорские деньги или решить определенные задачи.

Околофутбольные лоббисты не всегда забиваются в тень, иногда они становятся официальными менеджерами команд, занимая посты генеральных, спортивных директоров. Они играют заметную роль в жизни клубов, вплоть до формирования основного состава. Один менеджер рассказывал мне, как он пытался трудоустроить игрока из ближнего зарубежья, который был основным футболистом сборной своей страны и провел с десяток матчей в Лиге чемпионов. Достаться клубу он должен был… бесплатно — в качестве свободного агента. Но игрока без объяснения причин забраковали менеджеры клуба, поскольку в команде играли «их» футболисты, с которыми сложились деловые отношения: следовательно, они могли в случае чего помочь, выполнив некоторые специфические задания (сдать матч, например).

Варианты «сдач»

Существуют три варианта договорняков. Первый — самый простой: продажа очков. Представители одной команды выходят на представителей другой с предложением конкретной суммы. (Если в начале сезона она составляла порядка 100 тыс. долларов, то к концу может дойти до 400 тысяч.) Потом — дело техники: либо покупаются 3—4 игрока (чаще защитники или вратарь), либо в дело вступает тренер, выставляя на игру полурезервный состав или делая «нужные» замены.

Вариант второй — самый распространенный: «три-три». Команды в начале сезона договариваются об обоюдных победах. Реализуется он, как правило, на уровне слабых и средних клубов. Вы выигрываете у себя дома, мы — у себя.

Вариант третий — за шесть очков на следующий сезон. Например, вылетающей команде очень нужна победа. Они просят соперника сдать игру, а на следующий год обещают проиграть дважды.

Ну и последний, самый экзотический вариант — три очка за игрока. Так в этом сезоне одной крепкой северной команде пришлось доплатить поражением за переход хорошего полузащитника.

Но иногда в эти схемы вмешивается случай, и дело заканчивается скандалом. Так, например, в этом году один из матчей первой лиги, не обещавший никакого шума, вдруг закончился дракой в подтрибунном помещении. Одной южной команде должна была сдать игру другая, и все под это готовилось: тренер выставил полурезервный состав, судью для надежности «зарядили»… В итоге южане — по сценарию — вели 2:1, получили право на пенальти, но не забили его. А на последних минутах вдруг пропустили нелепый гол. В итоге — 2:2, и вместо «легких» трех очков — одно. А затем драка — по причине невыполненных обязательств…

Или. Одна славная некогда команда, спасаясь от вылета, попросила другую сдать игру за шесть очков на следующий год. Это было выгодно: клуб относился ко второму эшелону, в этом сезоне уже ничего не терял, а в следующем мог получить задачу выйти в высшую лигу — задел не помешал бы. Единственное условие — гарантия, что выживающая команда все-таки спасется: иначе кто потом будет отдавать 6 очков? Вылетающие горемыки пообещали, что проблем не будет. Игра-то закончилась по плану — 1:2, но на финише несчастный клуб взял и вылетел, приведя своих контрагентов в недоумение и расстройство.

Но это скорее исключение из правил. При такой схеме «сдающие» матч всегда страхуются и просят аванс в виде денег: следующий сезон следующим сезоном, но деньги сейчас, а там проиграете два раза, как договаривались, и получите аванс обратно.

В этом году был и другой казус — совсем смешная зауральская команда с самого начала сезона приезжала на выезд и требовала, чтобы ей заплатили за проигрыш (случай, признаться, неординарный), иначе — будем биться. Объяснимо: в этом году им вообще ничего не было нужно — поэтому даже случившийся вылет их не сильно расстроил.

И последний, самый удивительный пример — как представители южных криминальных структур воспрепятствовали договорняку. Один недавно сформированный клуб собирался в 23-м туре сдать матч команде, борющейся за путевку в премьер-лигу. Все было подготовлено, когда вдруг вмешались авторитетные люди от конкурентов перспективного клуба (причем представляли они интересы двух южных команд, объединивших усилия в середине сезона для совместного выхода в премьер-лигу) и настойчиво намекнули: лучше играть честно. Игра в итоге закончилась не по договору: ничьей — жить-то хочется…

P.S. Сериал окончен — нужен вывод. А у меня его нет. Поскольку это, на мой взгляд, должны делать люди, обремененные властными полномочиями. Если они, конечно, не будут прикидываться и далее, что не понимают, о чем речь. Я оставлю за собой лишь право последнего слова — в ближайших номерах «Новой».

Роман Анин

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июн 15, 2009 00:59


Известный футбольный арбитр МАРК РАФАЛОВ вспоминает об этом в своей книге "Футбол оптом и в розницу", вышедшей в ЗАО "издательство "Вагриус"


О ПОЧЕТНОМ ПРИЗЕ ГАЗЕТЫ "ГУДОК"

Свой последний матч мне довелось проводить поздней осенью 1974 года в Кутаиси. Местное "Торпедо" играло с симферопольской "Таврией". Перед началом матча в судейскую комнату зашли тренеры и капитаны команд, кутаисские арбитры Карло Хурцидзе, Зураб Тодадзе, Тамаз Абутидзе. Мне преподнесли мяч с автографами игроков, тренеров, судей. Приятная, хотя и немного грустная, церемония расставания с любимым делом. Однако подошло время выходить на поле…

Для соперников это была последняя игра сезона, уже мало что решавшая. Когда мы уходили на перерыв, на табло светились нули.

Но едва матч возобновился, как совершенно неожиданно, без видимых причин в своей штрафной площади упал защитник "Таврии" и, как заправский вратарь, схватил мяч руками. Назначенный мною пенальти никто не оспаривал, и Джамал Херхадзе открыл счет. Прошло еще две минуты, и мяч снова навестил ворота крымчан. А когда до конца игры оставалось минут пятнадцать, Климов сильно пробил в сторону ворот, которые защищал Габелия. Мяч летел почти в руки вратарю. Однако голкипер повел себя крайне странно, бросившись в сторону… от него. Счет стал 2:1.

Когда мы покидали поле, я спросил одного из своих помощников, Игоря Захарова, не показались ли ему странными некоторые эпизоды матча. "Показались, – ответил Игорь, – но зачем это им понадобилось?"

Спустя несколько лет на весенних сборах в Сочи мы встретились с начальником симферопольской команды Анатолием Заяевым. Он-то и прояснил "странности" того прощального для меня матча. Все оказалось вульгарно и просто. Поскольку очки соперникам были уже не нужны, они договорились, что победу одержат хозяева поля, а в порядке компенсации "разрешат" гостям забить один ответный гол. Выяснилось, что, забив этот мяч, "Таврия" становилась лучшей командой по количеству забитых голов (74), ибо в этом случае опережала столичных железнодорожников, поразивших цели соперников (всего!) 73 раза. Совершив этот "подвиг", крымчане получали приз, учрежденный газетой "Гудок" для самой результативной команды.

О ВЫСОКИХ ПОКРОВИТЕЛЯХ

Не следует думать, что стремительно развивающийся теневой футбол не вызывал никакого противодействия. Докатывались сигналы тревоги и до партийных бонз, восседавших на Старой площади. Некоторые из них то ли по наивности, то ли по недомыслию, откровенно негодуя, бросались в мутные воды с целью изобличения новоявленных футбольных шулеров. Однако, по мере "следственных действий" натыкаясь на имена известных партийных и государственных деятелей, служивших, порой сами того не ведая, крышей для наглеющих дельцов, они быстро остывали.

В самом деле, за выступлениями киевлян и остальных украинских клубов внимательно присматривал член Политбюро ЦК КПСС и первый секретарь ЦК компартии Украины Виктор Васильевич Щербицкий; ташкентский "Пахтакор" не менее ретиво опекал занимавший аналогичные посты в Узбекистане Шараф Рашидович Рашидов; интересы бакинского "Нефтчи" бдительно оберегал имевший такие же должности Гейдар Алиевич Алиев. Почти все столичные клубы также имели надежные прикрытия…

О РАССЛЕДОВАНИИ МВД

Попытки разобраться с дельцами в середине 70-х годов предприняло даже МВД СССР: в его составе была образована специальная группа опытных следователей, возглавляемая майором Литвиновым.

В 1975 году в казахстанском городе Чимкенте проводился переходный финальный турнир команд, преуспевших во второй лиге. В те годы только самые завзятые "наивняки" делали вид, что не ведают, какими методами завоевывается место в футбольной элите. Перед игрой между "Янгиером" и "Даугавой" в номер к назначенному ее судить московскому арбитру Виктору Жаркову заявился вальяжный господин из Узбекистана. Без лишних экивоков он заявил, что в случае победы "Янгиера" судье будет вручена пачка ассигнаций на сумму, превышающую стоимость новеньких "Жигулей" (средняя зарплата в стране составляла тогда 120–130 рублей). Жарков решительно отверг предложенную ему мзду. "Даугава" тогда победила со счетом 3:2.

Спустя некоторое время мы узнали, что переговоры в гостиничном номере арбитра были записаны на видеопленку. Назревал скандал межреспубликанского значения. Однако вмешательство партийных небожителей, предложивших не поднимать бурю в стакане воды, остудило служебное рвение работников правоохранительных органов. Команда Литвинова вскоре была распущена, а ее начальник все же успел вынести пользу от проделанной его группой работы: он защитил диссертацию о борьбе с коррупцией в футболе. О ее практической пользе автор этих заметок не ведает.

О ПРОСПОРЕННОМ КОНЬЯКЕ КОЛОСКОВА

Ошеломляющую серию махинаций по закупке остро необходимых им для выживания в высшей лиге очков осуществили в 1985 году кутаисские торпедовцы. После первого круга они сумели обзавестись всего лишь восемью очками. Вылет из "высшего общества" казался неотвратимым. Однако на финише турнира автозаводцы предприняли невиданный спурт: в шести последних матчах они одержали пять побед и, набрав 10 очков из 12, заняли 11-е место при 18 участниках! В числе поверженных оказались даже чемпионы-85 – киевские динамовцы. Лишь алма-атинский "Кайрат", которому очки тоже были нужны позарез, сумел избежать соблазна и не пожелал играть в поддавки.

В футбольных кругах все знали о применяемой кутаисцами технологии. Корреспондент ТАСС Владимир Дворцов загодя называл начальнику Управления футбола (Колоскову. – Прим. ред.) результаты предстоящих матчей… Никакого впечатления… Настырный журналист перед матчем в Кутаиси между торпедовцами и киевлянами предложил руководителю союзного футбола пари: он уверял, что чемпионы страны "сольют" хозяевам поля очередных два очка. Чиновник продемонстрировал полное отсутствие культуры духа, заявив, что подобного быть не может. Пари он проиграл, но долг (всего-то одна бутылка коньяку) так и не вернул…

ОБ "ОЧЕРНИТЕЛЯХ"

10 декабря 1989 года ведущий популярнейшей передачи "Футбольное обозрение" Владимир Перетурин сообщил, что в минувшем сезоне только в высшей лиге махинаторы сгоняли около… сорока (!) договорных матчей (без малого 20%!). "Команды отдавали очки, может быть, торговали ими… Такого еще не было", – заключил свой монолог комментатор.

На головы инакомыслящих полились потоки брани. Один из активнейших деятелей, усиленно внедрявший в футбол "рыночные отношения" тренер киевских динамовцев Олег Базилевич, ничтоже сумняшеся заявил на страницах "Советского спорта": "У нашего футбола есть большой, годами завоеванный авторитет. И нельзя его подрывать, делить команды на "честные" и "нечестные", компрометировать домыслами известных специалистов целые коллективы… На мой взгляд, попыткам очернить работу большого отряда советских футболистов надо дать отпор".

Отпор "очернителям советского футбола" не заставил себя ждать.

Журналист Аркадий Галинский продолжал оставаться персоной нон грата, лишенной права на профессию. Его коллегу – всеобщего любимца и блистательного мастера публицистики Льва Филатова – вывели из состава редколлегии еженедельника "Футбол – хоккей", который он долгие годы возглавлял, будучи его главным редактором. Мало того, Филатова сделали… невыездным.

Такую же "меру пресечения" вознамерились применить и к главному редактору издательства "Физкультура и спорт" Валерию Винокурову. Неприязнь футбольных чиновников к Винокурову побудила их родить еще один курьез. Ведомство Колоскова отказало ему в аккредитации на чемпионате мира, проходившем в 1994 году в США. Главный редактор крупнейшего спортивного издательства страны, одновременно являвшийся обозревателем газеты "Труд", конечно, на чемпионат поехал. Но аккредитацию оргкомитета получил благодаря ходатайству… американских коллег!

О СЛАДКИХ ПАРОЧКАХ

В течение многих лет нарабатывались и утверждались порочные связи между определенными клубами, именовавшимися "сладкими парочками". Они без стыда и совести развлекались договорными матчами, зачастую вовлекая в свой порочный круг и другие команды. Далеко не всегда их вредоносные связи завершались ничейными матчами. По ходу чемпионата "высокие договаривающиеся стороны" могли внести в свои планы необходимые им коррективы. В таких случаях очки шли той команде, которая больше в них нуждалась.

В течение ряда лет в подобных "любовных связях" неоднократно уличались киевские динамовцы при проведении встреч с "Араратом", алма-атинским "Кайратом" и "Зенитом". Не избежали "греховных общений" и ЦСКА с тем же "Зенитом" при встрече между собой. Как я уже отмечал, с трогательной заботой относились обычно друг к другу и украинские клубы. Не брезговали подобными приемами и российские команды, в первую очередь игравшие в низших лигах.

О СПЕКТАКЛЕ ОВЧИННИКОВА И НАЙДЕНОВА

С особой нежностью общались друг с другом команды, руководимые Валерием Овчинниковым и Арсеном Найденовым. Апофеозом их любви стал матч между нижегородским "Локомотивом", возглавляемым Овчинниковым, и сочинской "Жемчужиной", которую тренировал Найденов. Состоялся он 10 ноября 1993 года. Это было в последнем туре чемпионата России.

Судивший ту встречу московский рефери Валентин Купряшкин и другие очевидцы рассказывали мне, что едва ли не с первых минут матча футболисты обеих команд после каждого игрового столкновения падали и катались по мерзлому нижегородскому полю, изображая сцены "умирания" с таким остервенением, что не поверить в их страдания было просто невозможно.

Благодаря подобным сценам, в которых самое деятельное участие принимала медицина, хитрецам удалось "убить" не одну минуту игрового времени. А нужно все это им было для того, чтобы поддерживать непрерывную связь с Волгоградом и Камышином, где в эти же минуты (так было предписано регламентом) играли находкинский "Океан" и владивостокский "Луч".

Оба дальневосточных клуба являлись главными соперниками участников нижегородского матча. Особый ажиотаж в том сезоне подогревался тем, что согласно регламенту высшую лигу, состоявшую из 18 команд, должны были покинуть четыре клуба. И если судьба двух последних мест была уже решена ("Асмарал" занимал последнюю, 18-ю строку в таблице, а на предпоследнем месте обосновался "Ростсельмаш"), то двух других неудачников должен был определить последний тур. У "Жемчужины" было 30 очков, у "Луча" – 29, а у нижегородцев и находкинцев – по 28. Зная этот расклад, читатель сам прекрасно разберется в ситуации, сложившейся накануне 10 ноября.

Когда в Волгограде и Камышине прозвучали финальные свистки, в Нижнем Новгороде благодаря артистически разыгрываемым игроками травмам игра еще продолжалась. Добившись такой методикой затяжки времени, ловкачи получили возможность выяснить результаты волжских "сражений". Оба матча там закончились поражениями дальневосточников. "Жемчужине" очки для спасения уже стали не нужны, и она с радостью оказала "благотворительную" помощь команде Овчинникова: при счете 1:1 нижегородцы на последних минутах закатили мячик в сочинские ворота и, набрав 30 очков, заняли аж 11-е место!

О ПРИЗНАНИЯХ ФУТБОЛИСТОВ

Олег Блохин в интервью, опубликованном "Комсомольской правдой" 24 ноября 1987 года, признался, что неоднократно участвовал в договорных играх. "А сколько их было?" – спросил интервьюер. "Не подсчитывал", – ответил один из сильнейших форвардов Европы.

Кричащее болью письмо адресовали в "Комсомольскую правду" четыре футболиста ростовского СКА весной 1989 года. С пронзительной откровенностью они поведали, как наставник команды П.Гусев склонял их к играм, результаты которых были загодя расписаны. После сенсационной публикации (11.03.89) в Ростов из Москвы незамедлительно была заслана "группа быстрого реагирования", состоявшая из нескольких "настоящих полковников". "Настоящие" свое дело, видимо, знали туго: ребят припугнули, и дело было замято.

Популярный в прошлом защитник московского "Спартака" Евгений Ловчев, став тренером, вскоре разочаровался и оставил большой футбол. В интервью "Рабочей трибуне" (06.03.90) он заявил: "Исход многих поединков оговаривался заранее в тиши кабинетов… Окончательно понял: система отношений в футболе основана на ханжестве, лицемерии, фальши".

Ведущий форвард донецкого "Шахтера" Виталий Старухин признавался корреспонденту журнала "Спортивные игры" (№ 5, 1990), что неоднократно вынужден был участвовать в матчах своей команды против киевлян и знал, что по указанию "сверху" очки необходимо отдавать.

Еженедельник "Футбольный курьер" в № 16 (апрель 1992 г.) обнародовал признания армейца Дмитрия Кузнецова, которому накануне игры с харьковским "Металлистом" предлагали двести тысяч рублей, чтобы он "не очень надрывался" в защите своих ворот.

В марте 1992 года тренер "Уралмаша" Николай Агафонов признался, что ему не раз предлагали деньги за отданные очки ("Футбол", 15.03.92).

Оглушительную сенсацию в 1992 году сотворил один из лучших отечественных тренеров Павел Садырин, сообщив на пресс-конференции ошарашенным журналистам, что футболисты ЦСКА и нижегородского "Локомотива" получали деньги (10 миллионов рублей!) от владикавказских спартаковцев за "одолженные" им очки.

Аналогичную информацию обнародовал в "Футболе" 27 декабря 1992 года Виктор Онопко, сообщив, что только в сезоне 1992 года соперники "Спартака" четырежды (!) засылали в команду "инкассаторов" для закупки очков.

Даже обычно сдержанного Льва Яшина прорвало. Когда его спросили о разгуле договорного футбола, великий вратарь с нескрываемой горечью заявил: "Договорные игры не миновали даже детские команды" (Справочник-календарь "Московской правды" за 1988 г.).

О РЕАКЦИИ ФУТБОЛЬНЫХ НАЧАЛЬНИКОВ

В моих архивах хранятся письменные признания и откровения о договорном бизнесе десятков уважаемых мастеров футбола: Сергея Юрана и Сергея Андреева, Александра Бубнова и Бориса Игнатьева… Я мог бы бесконечно продолжать этот скорбный список.

Но самое ужасное в другом: за все годы ни единого раза люди, приставленные руководить футболом, обеспечивать его нравственное здоровье, не проявили к печатным публикациям тренеров, футболистов, судей ни малейшего внимания. Голоса отважившихся на откровения ни разу не послужили поводом для служебного разбирательства. Вельможным молчанием отзывались на все эти крики совести кабинеты футбольных чиновников.

О СТАТЬЕ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

В одной из своих работ, опубликованной "Литературной газетой" 21 февраля 1990 года, о деградации нашего футбола, утопающего в грязи договорного бизнеса, Аркадий Галинский, в частности, писал:

"…За махинациями коллегиального (и вместе с тем надежно скрытого от глаз общественности) клубного руководства надзора у нас в государственном масштабе по сию пору нет… Хочется, чтобы руководители клубов почувствовали свою ответственность перед законом. Но никаких законов, направленных против закулисных футбольных дельцов, у нас не было и нет".

Минуло с той публикации Галинского много лет. И вот, казалось, сбылась мечта мэтра. С 1 января 1997 года вступил в силу новый Уголовный кодекс РФ. Впервые в нем появилась статья 184, квалифицирующая подкуп участников и организаторов спортивных соревнований как уголовное преступление.

В указанной статье, в частности, говорится об ответственности за "подкуп спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований …в целях оказания влияния на результаты этих соревнований".

Наверное, прочитав эти строки, порадовался бы вместе с нами и Аркадий Романович. Но его уже нет. А тем временем пролетело больше девяти лет со дня рождения статьи 184 УК РФ. Но она ни единого раза не напомнила о себе! Ни единого раза!





IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость