Игорь Рабинер: «Локомотив», который мы потеряли

Футбольная и околофутбольная литературка.
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 17:47

Декабрьским вечером 2002 года счастливые игроки «Локомотива», отужинав, бродили по холлу мадридского отеля Hesperia. Появление в гостинице «святой троицы» клуба - Семина, Филатова и Аксененко ощущение празд­ника только усилило. Многие игроки позволили себе пива, да и чего покрепче. Никто не прятался от руководства по номерам: в такой вечер футболистам позволено куда больше, чем обычно. Имеют право!

Каждый поздравлял каждого, привычная субордина­ция нарушалась каждую секунду. Семин даже не пытал­ся уклониться от объятий Джейкоба Лекхето - человека, который поменял в России отношение к заморским леги­онерам. Уже упомянутое мною фото Лекхето на крыше базы в Баковке с новым чемпионским кубком стало сим­волом сбывшейся мечты. А еще - огненной страсти, ко­торая смела все привычные стереотипы и о команде «вечно вторых», и об иностранцах-«наемниках», которых якобы интересуют только деньги. Уверен: если бы перед золотым матчем Лекхето сломал ногу, он бы все равно нашел способ выйти на поле в Петровском парке...
Появление в мадридском отеле Аксененко тогда я воспринял как должное. Теперь же не понимаю, как оно могло состояться. Отставленный министр находился под следствием. И, судя по всему, его уже точил изнутри смертельный недуг. Только осенью 2003-го с него снимут подписку о невыезде и отпустят лечиться за границу. Человек могучих физических данных, он будет цепляться за жизнь еще полтора года...
Но в Мадриде 2002-го Аксененко, которого там не могло быть, я видел собственными глазами!
Когда произносилось слово «Локомотив», для бывше­го министра не существовало никаких барьеров...
Впрочем, весь тот вечер, когда железнодорожники в красивейшем выездном матче второго группового раунда Лиги чемпионов сыграли вничью - 2:2 - с самым блестящим составом мадридского «Реала», ни по счету, ни по игре не уступив Зидану, Фигу, Роналдо, Раулю, вообще вспоминается мне сейчас как что-то сюрреалистическое.
...Пятый час ночи после волшебного бала на стадионе «Сантьяго Бернабеу». Все тот же холл роскошного отеля Hesperia, где несколькими часами ранее появился Аксененко. Ощущение нереальности происходящего нарастает с каждой минутой. Словно в «Мастере и Маргарите», ты вдруг оказываешься участником таких событий, в которые завтра наотрез откажешься верить - потому что такого не может быть.
На шее у Бенито повязан красно-зеленый шарф «Локомотива». Через полчаса ему, кровь из носу, надо быть в аэропорту. А пока он пристально смотрит на автора этих строк и начинает издалека: «Хотите сделать мне подарок, за который я вам буду благодарен до конца своих дней»?
Бенито - это, конечно же, не итальянский дуче Муссо­лини. Но именно так знакомые называют Беннета Мнгуни, 28-летнего отца троих детей, который еще вчера был несчастным завсегдатаем скамейки запасных «Локомотива», а сегодня обводит последовательно Зидана, Роберто Карлоса и Павона, забивает чудо-гол Касильясу и получает от газеты Магса оценку выше, чем великолепные Фигу и Рауль. А заодно - прилюдный (прямо на поле!) поцелуй от Семина и его признание на пресс-конференции: «Может, это была наша ошибка, что мы ему раньше не доверяли». И это - после чемпионского сезона!
Бенито вопросительно смотрит на меня. Такому чело­веку и в такой день грех в чем-то отказывать. Но, Господи, чего же ему еще не хватает для полного счастья?
-Давайте обменяемся шарфами! - наконец объясняет южноафриканец.
Мне, если честно, жалко. Потому что шарф, выпущен­ный специально к такому матчу, на дороге, простите, не валяется. Именно такую реликвию мне после игры посча­стливилось приобрести за 12 евро у продавцов атрибути­ки на «Сантьяго Бернабеу». Изготовители, правда, слегка ошиблись: «нарядили» «Локомотив» вместо красно-зеленых в красно-желтые цвета. Но неужели придется расставаться с предметом, которому нет цены?!
- Ну, пожалуйста. - почувствовав мои сомнения, перешел на умоляющий тон Мнгуни. - Вы только подумайте, что для меня означает этот матч. После года мучений. На самом «Бернабеу». Против моего любимого игрока — Зидана. А еще — посмотрите на мой красно-зеленый шарф! Разве вам не приятно будет принять его из рук футболиста, забившего гол «Реалу»? И вообще, если вам симпатичен «Локомотив», вы не сможете отказаться от этого обмена!
На последний аргумент красноречивого Бенито возра­зить было нечего - и вожделенный шарф под аплодисмен­ты присутствующих, Сергея Овчинникова и компании, был южноафриканцу повязан.
Мнгуни был прав: игра, да и судьба того «Локо» вызывали симпатии вообще. Но то, что удалось команде Семина в Мадриде, вышло за рамки отдельно взятого футбольного матча.
«Один из поединков моего деда с Богом закончился вничью», - когда-то написал Сергей Довлатов, и если спроецировать его слова на футбол, о матче «Реал» - «Локомотив» лучше сказать было невозможно. Ничья с богами на их почти заполненном 70-тысячном Олимпе - лишь голый факт, хотя и он поражал воображение. Вот только если бы «стройматериалы» этой ничьей представляли собой смесь глухого оборонительного «бетона», грубости и шальной удачи, ценность ее упала бы неизмеримо.
Но «Локомотив» эту ничью не вырвал, не вымучил. Он ее - выиграл. Недаром, поздравляя Семина и игроков, все то и дело оговаривались: «С победой!»
А ведь был и спасительный для «Реала» свисток анг­лийского судьи Барбера за две секунды до окончания до­бавленного времени, когда Обиора уже вылетал на свида­ние тет-а-тет с Касильясом.
Была и «королевская» мадридская публика, променяв­шая аристократизм на банальные свист и топанье ногами, когда великий Фигу на последних минутах при ничейном счете позволил себе жест «fair play» - выбил мяч за пределы поля, увидев травмированного соперника.
Была и поразительная объективность испанских газет. Магса, например, дала такую шапку на второй полосе: «А если бы судья не свистнул?»
О том, насколько серьезно отнеслись звезды «Реала» к ничьей с «Локомотивом», ясно говорило поведение Роналдо. После матча бразильского Феномена, замененного в перерыве, видели в VIP-баре - так на нем лица не было. Лучший снайпер ЧМ-2002 сидел один, с отрешенным ли­цом и смотрел куда-то внутрь себя. В смешанной зоне Ро-налдо, а заодно и Фигу с Раулем, с каменными физиономиями быстро прошагали мимо журналистов.
Три года спустя, перед встречей сборных Португалии и России, Фигу на разминке перед матчем спросит у игро­ков российской команды, какие клубы они представляют. Те начнут отвечать. На что один из лучших футболистов первого десятилетия XXI века отреагирует так: «Из всех ваших клубов знаю только «Локомотив»!» Нет сомнений, что декабрь 2002-го крепко засел в его памяти.
Мировые знаменитости не могли поверить, что какой-то «Локомотив» не затрясся от одного только их вида, принял бой - и едва его не выиграл. Любопытно, что игра в «стенку» Обиоры с Лоськовым, увенчавшаяся сольным проходом и точным ударом нигерийца, вызвала восторг даже у арбитра. Мнгуни, находившийся рядом с Барбером, в момент гола услышал судейский возглас: «Фантастика!» Если бы он еще позволил этой фантастике на последней минуте принять совсем уж невероятный оборот...
Два месяца спустя не набравший форму после зимней паузы «Локо» будет разгромлен в Дортмунде местной «Бо-руссией» - 0:3. Но памяти о Мадриде эта неудача все равно ни у кого не сотрет. Даже у первых лиц европейского футбола.
В дортмундском отеле Mercure, ожидая игроков «Локо», которые, казалось, насилу впихивали в себя послематче-вый гостиничный ужин, я вдруг наткнусь на... президента УЕФА Леннарта Юханссона. Швед мгновенно согласится на небольшое интервью «Спорт-Экспрессу» и скажет:
- Сегодняшняя игра не создаст у меня неверного впечатления о возможностях «Локомотива», потому что истинная сила этого клуба мне хорошо известна. Из первого группового турнира просто так не выйдешь, как и не сыграешь вничью в Мадриде с «Реалом». У каждого бывают неудачи, тем более на выезде и при такой поддержке публики, как в Дортмунде. Почему я сюда приехал? Меня нередко критиковали, что я появляюсь на разнообразных футбольных саммитах, конференциях, юбилеях клубов — а на самих играх бываю нечасто. Вот и внял критике. Надеюсь, приеду в Москву на матч «Локомотив» - «Реал». Мы дружим с мэром вашей столицы Юрием Лужковым, который сам хорошо играет в футбол. Так что, может, увидимся!
С Юханссоном мы не просто увидимся, а сделаем пространное интервью четыре с половиной года спустя в Одессе. Но это уже совсем другая история. А на следующее утро после матча с «Боруссией», в крохотном дортмундском аэропорту, технический директор «Локо» Хасан Биджиев дополнил мои впечатления о короткой встрече с Юханссоном удивительным рассказом. Оказывается, мало того, что президент УЕФА накануне подробно побеседовал с Валерием Филатовым, так в их разговор дружелюбнейшим образом включился и генеральный секретарь УЕФА Герхард Айгнер! Вообще-то у Айгнера сложилась стойкая репутация русофоба - и раньше, по словам Биджиева, он действительно, завидев представителей «Локомотива», лишь еле заметно кивал. А тут вдруг сам подошел и начал расспрашивать о делах в команде, проявляя и недюжинное знание предмета, и даже симпатию. На прощание генсек ободрил руководи­телей «Локо» фразой наподобие приснопамятной: «Верной дорогой идете, товарищи!»
Никому еще не было дано знать, что скоро с этой дороги железнодорожники собьются.


Уверен: ни Юханссон, ни Айгнер, несмотря на все теп­лые слова в адрес «Локомотива», и предполагать не могли, какую «бомбу» готовит футбольной Европе российский клуб спустя полгода. 21 октября 2003-го.
В Черкизове, в матче группового турнира Лиги чемпи­онов, был сметен с лица земли миланский «Интер» - 3:0.
А полузащитник Дмитрий Хохлов забил невероятный гол -головой с линии штрафной площади!
«Вы верите, что это не сон?» - таким был первый воп­рос, который я задал после того матча Юрию Семину. Возможно, формулировка для разговора с профессионалом была наивной. Но лучшего способа узнать о первых чувствах творца одной из самых блистательных побед в истории национального футбола автор этих строк, простите уж, не нашел. Не просто выиграть у «Интера», а утопить его, полуфиналиста предыдущей Лиги чемпионов, в ярости от собственного бессилия - вот что ошеломило!
«А почему не верить? - улыбнулся Семин. - Страна, которая дала футболу таких великих тренеров, как Бесков и Лобановский, заслуживает подобных побед». Без связи времен в футболе, как и в жизни, невозможно никакое чудо - и здорово, что в минуту собственного триумфа главный тренер «Локо» нашел возможность ее, эту связь, подчеркнуть.
Магическое совпадение: до тех пор единственный раз за без малого 40 лет наша команда выиграла у итальян­ской с крупным счетом в далеком 75-м, и в том «Торпедо», разгромившем неаполитанский «Наполи», одну из ведущих ролей играл будущий президент «Локомотива» Валерий Филатов (более того - в ответном матче, завершившемся вничью, он у автозаводцев единственный гол и забил). А один из самых великих защитников в истории мирового футбола Джачинто Факкетти, приехавший на матч с «Локо» в качестве вице-президента «Интера», в прощальном матче Льва Яшина в 71-м опекал Владимира Эштрекова - форварда «Динамо» и будущую правую руку Семина.
Тридцать два года спустя, после матча «Локомотив» -«Интер», Факкетти и Эштреков столкнутся около разде­валки гостей. Итальянец узнает бывшего соперника и, не­смотря на шоковое состояние, найдет в себе силы обнять его и поздравить с победой. Вымпел с дарственной надписью легенды с Апеннин Эштреков будет нести по коридорам черкизовского стадиона бережно, словно хрустальную вазу.
А самый необычный комплимент «Локомотиву» в тот вечер высказал в разговоре со мной судья матча Франц-Ксавер Вак. В отличие от многих коллег по судейскому корпусу немец с аккуратными усиками от блиц-интервью отказываться не стал.
-Для вас этот матч оказался сложным?
-Не сказал бы. Единственная проблема свелась к тому, что после трех пропущенных мячей итальянцы разозлились и начали откровенно грубить. Нужно было вернуть игру в нормальное русло, и для этого пришлось показать футболистам «Интера» четыре желтые карточки. В остальном же это был замечательный футбол.
-Васудивил «Локомотив»?
- Чрезвычайно! Он оказался и очень техничным, и очень воспитанным.
-Недавно вы обслуживали отборочный матч Еию-2004 Грузия - Россия, проигранный нашей сборной. В Черкизово российский клуб предстал совсем в ином свете?
- Разумеется. «Локомотив» можно привести в пример не только той сборной России, но и нынешней сборной Германии! - с улыбкой заключил рефери.
Сравнение со сборной Германии (серебряным призе­ром предыдущего чемпионата мира, на всякий случай) дорогого стоило. Как и фраза о джентльменстве нашего клуба. Приятно добывать победу в матче такого уровня не любыми средствами.
Но важнее было все-таки другое. Совсем новое для нас ощущение, что Россия может обыгрывать Италию не со сжатыми челюстями и безумными глазами, а с улыбкой на устах. Над хвалеными итальянцами, оказывается, на поле можно даже издеваться! Во время очередного «квадрата» резвившихся локомотивцев Лоськов, отдав пас и вот-вот вновь ожидая мяча, успел даже завязать шнурки на бутсах.
Такого позора итальянцы снести не могли. На Апеннинах в отличие от Англии футбольное благородство вообще не в чести - вот «Интер», не имея возможности бить по мячу (потому как мяч все время был у «Локо»), и принялся бить по ногам. Схожую вакханалию уже доводилось видеть несколькими годами ранее в матче Кубка УЕФА «Сельта» - «Ювентус» - при счете 4:0 в пользу команды Александра Мостового и Валерия Карпина.
Итальянцев надо было наказывать. За неприкрытую самоуверенность, позволившую, например, антигерою бу­дущего ЧМ-2006 Марко Маттерацци не просто привезти в Москву жену с двумя детьми (почему бы, собственно, семье игрока и не понаслаждаться красотами российской столицы?), а накануне матча, как ни в чем не бывало, провести с ними несколько часов. Будто не на встречу Лиги чемпионов пожаловал к нам итальянский защитник, а в турпоездку!
А еще их надо было наказывать за неприкрытое высокомерие, о котором мне рассказали работники пресс-служб «Локо» и УЕФА. Для начала на предматчевой встрече тренера с журналистами пресс-служба «Интера» позволила задавать вопросы только итальянцам, и лишь после 25 минут общения с ними право на последние два вопроса было милостиво отдано россиянам.
Но еще более нахальный фокус миланцы выкинули во время тренировки. После 15-ти обязательных для просмотра минут они вознамерились выдворить с черкизовского поля всех российских журналистов, оставив при этом своих! Этого, правда, не допустил пресс-офицер УЕФА Ма-мука Кварацхелия, заявивший: либо остаются все - либо никто. В итоге уходить с тренировки пришлось даже дочери Адриано Челентано - кстати, автору гимна «Интера». Говорят, не без скандала. Грубость обозленных итальянцев на поле стала логическим продолжением их «звездного» предматчевого поведения.
Наверное, в те дни английские журналисты и приду­мали «Локомотиву» прозвище: «Railway Boys». «Парни с железной дороги». В официальной программке лондон­ского «Арсенала» перед домашним матчем того же розыгрыша Лиги с «Локо» этот «никнейм» был впервые озву­чен - и «Railway Boys» получили как от составителей про­граммки, так и от главного тренера «канониров» Арсена Венгера изрядную порцию комплиментов...
А материал в «Спорт-Экспрессе» о матче «Локомо­тив» - «Интер» я озаглавил - и завершил - фразой: «Гос­поди, сохрани эту команду!»
Не прислушался Всевышний.
Не сохранил.
Сразу после окончания сезона-2003 в стан главного конкурента - ЦСКА - перебрался ключевой защитник «Локо» первого чемпионского созыва Сергей Игнашевич. Во многом именно его игра в 2002-м позволила безболезненно заменить Игоря Чугайнова, легко перестроиться на зонно-линейную схему оборонительных действий и сделать ворота «Локомотива» самыми неприступными в России. Вышел Игнашевич и на первые роли в защите сборной страны. Где, судя по всему, Валерий Газзаев его методично и «обрабатывал»...
Подоплеку загадочного перехода раскрыл мне Валерий Баринов:
- После того как мы в 2002 году стали чемпионами, Семин был недоволен тем, как распределились подарки и премии. Он настаивал, чтобы РЖД все передало в клуб, а уже внутри «Локомотива» решалось бы, кто чего заслужил. Но этого сделано не было, и не исключаю, что именно из-за этого команда потеряла Игнашевича. Лоськову тогда подарили классный «Мерседес», Измайлову купили большущую квартиру - словом, сильнейших игроков премировали роскошно. Вклад Игнашевича в победу был не менее весом, чем у других ведущих игроков, но наградили его наравне с рядовыми футболистами.
Считаю, что большие руководители тогда поступили несправедливо -и у меня есть ощущение, что парень мог обидеться. И, как актер, я бы это понял. Потому что, когда тебя в театре даже не критикуют, а просто замалчивают твой объективный успех становится более чем досадно. В такой момент, насколько мне известно, Игнашевича и подловил ЦСКА. Причем «Локомотив» уже было договорился с английским «Болтоном» - и тут выяснилось, что Сережа переходит к армейцам. Впрочем, его никто не осуждал. Категориями предательства в «Локомотиве» люди друг друга не меряли.
Казалось, уход Игнашевича разрушит весь надежней­ший механизм локомотивской обороны. Никто еще не знал, что на этой позиции его безболезненно заменит штатный полузащитник Малхаз Асатиани...

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 18:01

Еще один счастливый год «Локо» был уготован.
Для начала команда вышла в плей-офф Лиги чемпио­нов. Ей удалось это, несмотря на таких соперников по группе, как «Интер», «Арсенал» и киевское «Динамо»!
Накануне последнего матча в группе, против «Арсена­ла» в Лондоне, российских журналистов изумил красоч­ный буклет на русском языке, обнаруженный среди предоставленных нам пресс-релизов. С его страниц к нам обращались президент «канониров» и их капитан Патрик Виейрa. Кроме того, российской прессе разъяснялось, где и что расположено на лондонском стадионе - чтобы было удобнее работать. На моей памяти к нашему брату нигде прежде не относились так внимательно, в том числе в той же Англии. Игра «Локомотива» в Европе на протяжении нескольких лет, как прозрачно намекнули мне в пресс-службе лондонцев, имела к этому самое прямое отношение.
- Российский футбол сейчас, полагаю, идет тем же путем, которым в свое время прошли в Англии, Италии, Испании, - рассуждал на предматчевой пресс-конференции на загородной базе «Арсенала» в Сент-Олбанз Арсен Венгер. - Несколько лет назад казалось, что он отстал в тактическом развитии, но теперь в России наверстали упущенное и вернулись на качественный европейский уровень. Правда, теперь там делают больший акцент на оборону, зато сохранилась техника, которая позволяет на равных конкурировать с ведущими клубами континента.
Оценку француза можно было бы счесть благодушием сильного, если бы в тот момент его команда не отставала от «Локо», лидировавшего в группе. И если бы была адресована только российскому репортеру - а ее слышали и пара десятков английских коллег. Те, между прочим, охотно развили тему, засыпав меня вопросами о «Локомотиве», Семине, Евсееве. Мы вновь стали им интересны - в том числе и за это надо было сказать спасибо железнодорожникам.
«Арсеналу» они, правда, проиграли. И уходили со ста­рого, теперь уже снесенного стадиона «Хайбери», пону­рив головы. Сергей Овчинников по дороге в раздевалку переговорил о чем-то своем, вратарском, с Йенсом Леманном, и только два Дмитрия - Лоськов с Хохловым - не успели скрыться в подтрибунном помещении.
И тут капитан крикнул тезке: «Обернись! Посмотри на табло!»
А там высветился счет матча в Киеве между «Динамо» и «Интером». Ничья, которая давала «Локомотиву» пропуск в плей-офф! Кто-то из болельщиков, правда, попытался остудить москвичей криком с трибуны: мол, матч еще не закончился. Еще полминуты мучительного ожидания -и вот Валерий Филатов вскочил со своего места в VIP-ложе: «Все!!!»
Лоськов с Хохловым тут же заключили друг друга в объятия. Потом были поздравления, в том числе от вла­дельца «Челси» Романа Абрамовича. Британские журна­листы проводили с пресс-конференции довольного Семи­на аплодисментами, что для них, в отличие от российской прессы, вообще-то нехарактерно. Наверное, не в последнюю очередь потому, что в минуту праздника российский тренер нашел в себе силы публично признать ряд собственных ошибок. Так Семин, кстати, поступал часто, чем резко отличался от подавляющего большинства тренеров-соотечественников.
Первые эмоции, впрочем, схлынули быстро. Какое-то странное ощущение возникало и в автобусе, который вез новоиспеченных участников 1/8 финала Лиги чемпионов по вечернему Лондону в отель, и в самой гостинице Landmark. Люди хотели радоваться - но до конца не мог­ли. Печали, разумеется, не было тоже. Но сам по себе факт выхода из такой мощной группы не создал у игроков непередаваемого победного настроения, когда хочется летать. Никто, как ни старался, не мог выбросить из головы провальный первый тайм на «Хайбери».
И хорошо, что не мог. Если бы люди ликовали, проиг­рав, было бы в этом нечто ущербное. Недостойное команды, которая второй год подряд - впервые в истории российского футбола! - преодолела групповой раунд Лиги чемпионов.
О том, что это будет последний выход из группы Лиги для российского клуба до 2008 года - то есть до сего дня, -в тот момент даже подумать было невозможно...
Тогда «Локомотив» мечтал о большем. О четверть-, а может, и о полуфинале Лиги. И когда в феврале 2004-го дома, имея явное преимущество весь матч, обыграл «Монако» со счетом 2:1, казалось, ничего нереального в этом нет. Тем более что главный тренер французов Дидье Дешам откровенно признал: «По такой игре у нас уже сегодня не должно было остаться шансов пройти дальше. Нам откровенно повезло».
Две недели спустя локомотивская мечта была похоро­нена. И не столько «Монако», сколько португальским су­дьей Кортешем Батиштой по прозвищу Креститель. Для нас после матча это звучало как «Крестный отец»...
Когда на 19-й минуте после невинного контакта Пашинина и Адебайора из воздуха был выдуман пенальти, еще теплилась надежда, что арбитр роковым образом оплошал. Дескать, все бывает. Когда за какие-то мифические споры с рефери (Лоськов не рукоприкладствовал и на судью не наскакивал, а материться по-португальски не умеет) Батишта тут же показал желтую карточку капитану «Локо» - раздражение по этому поводу я все же списал на свои, как ни крути, болелыцицкие эмоции. Тем более что спустя секунды фантастический бросок Овчинникова в нижний угол ворот заставил поверить, что после такого-то чуда неудача невозможна. На табло по-прежнему горели цифры - 0:0!
Но когда уже на 22-й минуте, после обычного игрово­го нарушения, все тот же Батишта с нескрываемым облегчением понесся к Лоськову сразу с двумя - желтой и красной - карточками наперевес, все вопросы были сняты. Стало ясно, что к футболу матч «Монако» - «Локомотив» не имеет никакого отношения.
Оставалась, конечно, традиционная отчаянная надеж­да на то, что наш человек в критической ситуации вывер­нется наизнанку - но не сдастся.
Они и не сдались. И даже... не проиграли. Хорват Пршо ведь забил победный гол, когда Адебайор лежал в офсайде во вратарской площадке «Локо»! И офсайд тот был самым что ни на есть активным, потому что лежащий игрок мешал Овчинникову среагировать на удар. 1:0 - и все было кончено.
И все равно «Локомотиву» стоило выходить в плей-офф Лиги чемпионов. Иначе московская команда не была бы признана УЕФА за домашний матч с «Монако» лучшей командой недели в Европе, а гол Измайлова - голом недели. Иначе мы не взревели бы после немыслимого «сэйва» Овчинникова. И главное - не узнали бы, что способны вызвать чей-то смертельный страх. Потому что только такой страх мог подтолкнуть к той мерзости, которую сотворил с «Локомотивом» португальский киллер по прозвищу Креститель.


Футбольный бог вернул железнодорожникам «фран­цузский» должок в конце сезона-2004. За три тура до конца чемпионата «Локомотив» отста­вал в таблице от ЦСКА на три очка. Шансов у команды Семина и Филатова не было никаких - тем более что игры армейцам предстояли, казалось, проходные.
Первая из них была против «Динамо». Некогда блис­тательный клуб стоял на пороге расставания с высшей лигой. В последней надежде на спасение руководители пригласили главным тренером Олега Романцева, полутора годами ранее уволенного из «Спартака». И самый титулованный тренер в истории российского футбола совершил чудо: матч с ЦСКА закончился вничью.
Но и после этого конфуза ЦСКА, выиграв два остав­шихся матча, становился чемпионом. Чудеса, однако, продолжились: за тур до финиша вничью с красно-синими сыграли самарские «Крылья Советов». На поединок последнего тура в Ярославль «Локомотив» ехал в ранге единоличного лидера. По дороге команда заглянула в Троице-Сергиеву лавру - помолиться об удаче.
Своего шанса «Локомотив» не упустил. И в ту же се­кунду, что судья Владимир Петтай дал финальный свис­ток, на поле с флагом «Локо» выскочил новичок и лучший бомбардир команды Дмитрий Сычев, которого счастье буквально разрывало на части...
«Лима! Лима!» - срывал голос в крохотной раздевалке Семин, обнимая ошалевшего от счастья бразильца, летом 2004-го приехавшего в «Локомотив» из итальянской «Ромы». Именно Лима после осенней победы над ЦСКА, которая взорвала-умиротворенный ход чемпионата, первым бросил болельщикам на трибуны свою футболку. И именно Лима после финального свистка Владимира Пет-тая в матче «Шинник» - «Локомотив» первым вскинул руки и упал на колени.
Господи, что тут началось!
Автору этой книги, перед которым стояла цель напи­сать репортаж в «Спорт-Экспресс», удалось оказаться среди тех, кто прорвался сквозь милицейское оцепление на поле. Там творилось что-то запредельное. Кто-то из болельщиков потрясал чекушкой коньяка, другие набрасывали, словно лассо, красно-зеленые шарфы на своих кумиров. Но все это не шло ни в какое сравнение с тем, что вытво­ряли сами игроки.
Это было потрясающе - ощутить себя в кратере ТАКОЙ радости. С расстояния в полметра наблюдать, как Сычев, Лима (опять Лима!), Чеснаускис, Евсеев и еще несколько локомотивцев, намертво сцепившись в круг, подпрыгивают почти до небес и истошно кричат: «Мы - чемпионы!» Глядеть, как взлетает в ярославское небо двукратный тренер-чемпион Семин, секунды назад кричавший капитану Лось-кову: «Филатова, Филатова зови!» Лоськов тут же позвал - и в небо полетел теперь уже президент клуба.
До рокового разрыва между «отцами-основателями» клуба оставалось всего пять месяцев...
А тогда, в Ярославле, оставалось только жалеть, что не звучит по стадионному радио соответствующая моменту музыка. Музыкант и преданный поклонник «Локо» Алексей Дмитриев, чей чемпионский гимн прозвучал в Петровском парке после золотого матча двумя годами ранее, - еще один из когорты тех фанатов-работников клуба, о которых рассказывал в этой главе Давид Шагинян - написал новую версию Но исполнить ее почему-то не разрешили. «Потребовали сто долларов только за то, чтобы диктор по стадиону поздравил "Локо" с золотом, -жаловался мне Дмитриев. - А о том, чтобы взять диск с гимном, даже речи не было».
Правда, игрокам «Локомотива» в эти минуты гимны не слишком были нужны. У них и так душа пела! К примеру, юный автор золотого гола Динияр Билялетдинов выглядел абсолютно счастливым человеком. Кстати, спустя минут двадцать «золотые» трусы Динияра (точнее, их половину) будет торжественно демонстрировать окружающим прорвавшийся в раздевалку болельщик, восклицая: «Левая, левая штанина!» Да мог ли Билялетдинов пред­ставить себе еще недавно, что деталь его спортивной формы станет дорогим сувениром, реликвией?

Но не менее важным это золото стало для тех, кто уже брал его два года назад. Потому что теперь уже всем было ясно: тогдашний успех «Локомотива» не случаен. «Одноразовых» чемпионов, калифов на час в истории отечественного футбола хватало. У чемпиона же двукратного - совсем другой статус. Не допускающий такого объяснения, как «стечение обстоятельств».
- За три тура до финиша, когда ЦСКА был впереди на три очка, вы заявили, что чемпионом станет «Локомотив». Неужели сами верили в это? - спросил я прямо на поле Сергея Овчинникова.
- А как оке можно было в это не верить? Не верить в то, что «Локомотив» - сильнейший?! — изумился вратарь.
А Вадим Евсеев, за минуты до конца матча с прытью спецназовца скрутивший фаната «Шинника», который прорвался на поле, объяснил свой поступок так: «Сделал это потому, что он в судью что-то бросил». Неудивительно: ни в чем не повинный Петтай в эти минуты уже представлялся Евсееву и его партнерам неотъемлемой частью праздника. ..
Возвращенный-таки с небес на землю Семин в центре поля охрипшим голосом сказал, что в последние годы неизменно срабатывает традиция: чтобы стать чемпионом, нужно дважды обыграть главного конкурента: «В 2002-м мы два раза победили ЦСКА - и взяли золото. В 2003-м настал черед армейцев. Теперь - вновь наша очередь. Значит - все по справедливости!» Технический директор Хасан Биджиев добавил: «Сегоднямы порвали бы даже "Реал"!»
В чемпионскую раздевалку мне удалось попасть ми­нут на пять. И точно так же, как и двумя годами ранее на стадионе «Динамо», там не было шампанского!
21 ноября 2002-го прожженный чемпион Евсеев, до того четырежды бравший золото со «Спартаком», удивлялся: «Наверное, это потому, что первенство выиграли в первый раз». Но теперь-то - второй! Выяснить, в чем дело, не составило особого труда. Оказалось, что в 98-м к финалу Кубка России со «Спартаком» административным составом «Локо» были закуплены два ящика шампанского. Но гол Андрея Тихонова превратил напиток в горький и бессмысленный. С тех пор Семин с Филатовым постано­вили: никакого шампанского до победы!
Шампанское, как и более крепкие напитки, все же по­явилось. Вначале - в раздевалке, после оперативного за­бега администраторов команды и вежливой просьбы к журналистам покинуть помещение. А затем - на хоккей­ной «Арене-2000», где и состоялся главный банкет. С та­кими изысканными «блюдами», как, к примеру, раскури­вающий толстенную чемпионскую сигару Евсеев.
Впрочем, где еще этот банкет мог состояться, если двукратным чемпионом России по хоккею на этом самом стадионе стала ярославская команда под названием «Локомотив»?..
А еще через пару часов мне волею обстоятельств по­счастливилось попасть в эпицентр праздника - в чемпи­онский автобус «Локо». Тех четырех часов я не забуду никогда.
От беспредельного счастья, которое испытывали люди вокруг меня, кружилась голова, и успехом пропитывалась каждая клетка организма. И я, случайный попутчик-репортер, даже спустя двое суток просыпался с ощущением, будто сам выиграл этот чемпионат.
Дмитрий Сычев с красно-зеленым шарфом на шее распевал вместе с локомотивской молодежью: «Мы - паровозы!» - а вся команда скандировала его фамилию после вести о звании лучшего игрока сезона по версии «Спорт-Экспресса». На стыке зимы и весны 2004-го Филатов провел чуть ли не месяц в Марселе, чтобы договориться со строптивыми руководителями местного клуба о возвращении форварда на родину. Самый крупный на тот момент трансфер российского игрока - 5 миллионов евро - окупился на сто процентов. «Локо», которому так не хватало результативного нападающего, получил его - а болельщики красно-зеленых вывесили в поддержку Сычева баннер: «Ты нашел свою команду!»

Всеобщий любимец Франсиску Лима, голый по пояс на протяжении всех четырех часов поездки (за окном было пятнадцать градусов мороза), беспрерывно, с каким-то диким надрывом кричал что-то по-португальски и по-итальянски с сочными русскими вкраплениями.
Два с половиной года спустя судьба сведет меня с Лимой в итальянской Брешии, где тот будет завершать свою карьеру, ознаменованную званиями чемпиона Италии и России. И он, в 2004-м подхвативший знамя самого неистового легионера из рук вернувшегося в ЮАР Лекхето, вспомнит Ярославль:
- Это был один из самых счастливых дней в моей жизни. Почему я в автобусе был полуголый? Да всех там охватила такая радость, что ощущение холода пропало сразу! Мне было тепло, как в Бразилии - хотя во время игры было минус 12! Эта победа стала очень важной для Семина, которого я глубоко уважаю, и для команды, и для меня. Поэтому и позволил себе бурю эмоций, которые было трудно контролировать. Да и не хотелось.
- Семина в каких-то элементах тренерского искусства можно поставить рядом с Фабио Капелло, у которого вы стали чемпионом Италии в «Роме»?
- Скорее он похож на Джованни Траппатони. И по стилю игры его команды, и по манере общения с футболистами. Мне было очень приятно работать с Семиным, и думаю, все хорошее, что произошло со мной в России, случилось благодаря ему. Это классный тренер и великолепный человек. Палычу я верю абсолютно.
...Беспрерывно кричавшему Лиме вторил неистовый Вадим Евсеев, который воспринял свое шестое (!) золото с той же заоблачной радостью, что Сычев, Хохлов и Гу-ренко - первое. А Юрий Семин в микрофон желал Евсее­ву когда-нибудь воплотить свою мечту и стать... мэром родных Мытищ. А вице-мэром - евсеевскому земляку Олегу Пашинину.
Отношения Семина и Евсеева - это вообще отдельный... даже не рассказ, а поэма. Вадим - человек эксцентричный, и под влиянием эмоций может позволить себе самые, как теперь принято выражаться, непарламентские высказывания. Достаточно вспомнить знаменитое пожелание болельщикам сборной Уэльса: «X... вам!», которое он адресовал в телекамеры сразу после победы и своего победного гола в стыковом матче за выход на Euro-2004 в Кардиффе...
Может Евсеев не только сказать, но и сделать. В 98-м, когда «Спартак», за который он тогда выступал, выиграл финал Кубка страны, по иронии судьбы, у «Локомотива», он во время круга почета вдруг увидел электромобиль, на котором с поля увозят травмированных. А в нем - ключи от зажигания. И предложил своему партнеру Дмитрию Хлестову: «Давай покатаемся!» Хлестов инициативу партнера не поддержал, но Евсеева это не остановило. Он прыгнул за руль, спустя секунды на небольшую машинку взоб­рались полкоманды - и покатились по полю Лужников! Это было самое небанальное празднование победы в Кубке за 15 лет его существования. Правда, администрация Лужников этого не оценила и выставила «Спартаку» штраф -10 тысяч долларов...
Случались и эпизоды посерьезнее. Так, в пору игры Евсеева за «Торпедо» команда возвращалась в Москву с выездного матча на поезде. В вагоне-ресторане ему нахамили фанаты, и он ни секунды не раздумывая полез с ними в драку. Отчаянный, короче, парень. Но без таких - чертовски скучно.
Семину тоже от Евсеева доставалось. Разумеется, не физически, а словесно. Сам футболист в монологе на страни­цах этой книги рассказывает историю, после которой 90 процентов тренеров отправили бы его из команды восвояси. В 2002 году, восстановившись после тяжелой травмы колена, он с нетерпением ждал, когда ему доверят место в стартовом составе. И вот за неделю до последнего матча перед перерывом на чемпионат мира, после поражения в Самаре, Юрий Палыч сказал: «Готовься, с "Ротором" выйдешь с начала». А на предматчевои установке услышал свою фамилию среди запасных.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 18:09

Его ярости не было предела. Но вначале она клокотала у Вадима внутри. Он все-таки вышел на замену вместо травмированного Игнашевича еще в первом тайме. А на последних минутах - забил гол. После чего подбежал к тренерской скамье и закричал: «Семин, со...ть!»
Далек от того, чтобы восхищаться евсеевской смелостью и нигилизмом. Но и осуждать его не собираюсь. Вот такой он, этот игрок, и нужно либо воспринимать его таким, какой он есть, либо вовсе не иметь с ним дела! Он искренен - вот что главное. Он никогда не сделает никакой пакости исподтишка, а на поле выйдет и будет убиваться за свою команду. После перерыва в чемпионате Семин, поглядев на то, как тренируется Евсеев, доверил ему постоянное место в стартовом составе взамен самого дорогостоящего футболиста того «Локо» Обрадовича. И регулярно говорил другим футболистам: «Разозлитесь на меня, как Евсеев!»
В 2004-м в отношениях Вадима с Семиным и клубом вообще тоже далеко не все было гладко. Несколько раз он резко высказывался на эту тему в прессе - и опять к нему никто не применял никаких санкций. Он всегда оставался самим собой - и когда в победном матче с ЦСКА в том году отдал голевой пас Лоськову, тут же адресовал фанатам крайне нелюбимого им клуба характерный жест - согнутую в локте руку. Семин сорвался со скамейки, чтобы его успокоить: у Евсеева уже была желтая карточка...
А в нашей беседе в чемпионском автобусе Яро­славль - Москва Семин высказывался об «ужасном ре­бенке» «Локомотива» едва ли не с нежностью. И не только о нем.
- Всегда любил работать с независимыми людьми. Евсеев именно таков, он по-своему смотрит на жизнь и имеет на это право. Но для меня самое важное - дело. Когда Евсеев находился не в лучшем состоянии и не выполнял требований футбола, я не мог этого терпеть, и у меня был с игроком конфликт. Но когда он начал работать, и к нему вернулась вся былая энергия, Евсеев стал моим лучшим другом. А то, что он сказал в газетах о конфликте с Семиным
- да пожалуйста! Лишь бы дело делал!
Я люблю Евсеева. За его энергетику, за то, что привнес в команду невероятную агрессию. Тот мяч, который он забил «Галатасараю», - фантастика, он до сих пор стоит у меня перед глазами. Когда весь стадион в Стамбуле нас, мягко говоря, не любил, он оказался способен на такое. Евсеев -русский человек, со всеми плюсами и минусами. Он может быть в лучшей или худшей форме. Когда в худшей - мы с ним враги. Когда в лучшей - друзья.
- Вы не раз говорили, что конфликты «на производстве» - только на пользу. Как это?
- О, у нас столько конфликтов было на протяжении сезона! Не будь их, не было бы команды. Один из примеров
- то, что произошло с Евсеевым. С одной стороны, мы все нашли в себе силы этот конфликт не развивать, а погасить. С другой - он встряхнул команду, пошел ей на пользу В этой ситуации не было ничего ненормального. Я увидел, что человек работает, на сто процентов отдает себя игре, умирает за наш «Локомотив». Вот что главное.
- Весь сезон Евсеев заявлял в прессе, что клуб не сделал ему предложения продлить контракт. Звучала даже фраза: «Да я и не рвусь остаться». Он может уйти?
- Евсеев не может обижаться на «Локомотив», он здесь дважды стал чемпионом и отсюда попал в сборную. Но и «Локомотив» приобрел многое от того, что пришел Евсеев. Думаю, что у него состоится хороший разговор с президентом, и все закончится благополучно...
Разумеется, Семин окажется прав. Евсеев отвергнет предложения «Спартака» и киевского «Динамо», остав­шись на два года в «Локомотиве». Пока с ним не расста­нется, едва приняв команду, Анатолий Бышовец...
...Неповторимые семинские интонации с фирменной хрипотцой звучали тем вечером еще не раз. И автобус регулярно взрывался общим хором: «Па-лыч! Па-лыч!» И не было, наверное, тогда в мире никого счастливее, чем этот очень на самом деле добрый 57-летний мужчина - хотя тренерская профессия вроде бы и не располагает к доброте. Но два десятка парней из «Локомотива» готовы были умирать за него никак не меньше, чем за свои щедрые зарплаты и премиальные, болелыцицкое обожание и перво-полосные заголовки в газетах.
Вот Семин произносит тост за единство. Вот говорит проникновенные слова в честь тех опытных игроков, ко­торые стали чемпионами впервые в российской карьере, -за Хохлова и Гуренко. Вот напоминает, что игроки сбор­ной России должны быть профессионалами и на следую­щий день появиться на базе национальной команды в Бору в рабочем состоянии. Вот заинтриговывает всех фразой: «Когда-то я тоже играл в футбол» - и вызывает бурю смеха байкой про давнишний выезд как раз сюда, в Ярославль. Вот посвящает отдельную здравицу Лиме, тот в ответ восторженно выкрикивает с акцентом: «Локомотыв!» - и тут же целый хор голосов вдруг требует: «Лиму - в сборную!» Вот, наконец, главный тренер объявляет, что команда собирается в Баковке 4 января, и тот же хор, войдя во вкус, скандирует: «Пя-то-го! Пя-то-го!» В общем, полное торжество демократии. Семинской демократии.
А уже глубокой ночью большая часть команды во главе с Семиным поедет в Баковку. И там главный тренер скажет своему коллеге Ринату Билялетдинову, возглавляющему дубль «Локо»: «Спасибо за сына». Сам автор золотого гола Динияр, совершеннейший еще мальчишка, будет стоять поодаль и широко улыбаться. Отец, человек строгий, начнет перечислять, в скольких еще компонентах игры парню надо прибавлять. Но в глазах у него была такая благодарность Семину и гордость за сына, которые невозможно было скрыть никакой внешней суровостью.
.. .Ближе к концу путешествия из Ярославля, когда празднование победы стало чуть менее бурным, я обратился к Семину с просьбой об интервью. И первые же его слова для тренера-чемпиона были даже не удивительными. Беспрецедентными.
- Сегодня эмоции слабее, чем в первый раз. Может, потому что устал. Но скорее дело в том, что сейчас произошло чудо, а в 2002-м была закономерность. Тогда мы были сильнее всех.
- А сейчас - не сильнее?
- Я бы не сказал. Думаю даже, что сильнее были армейцы. По всему. Мы превзошли их в концовке, когда они вступили в борьбу в Лиге чемпионов и растратили много физических сил.
- Что для вас самое важное в чемпионстве-2004?
- Единство. То, что в сложившейся ситуации мы не сдались - все вместе. Поэтому и победили. Сколько раз мы с Филатовым обсуждали то, что происходит, продумывали до мелочей стратегию! Но главное заключалось не в каких-то игровых деталях, а именно в том, чтобы объединиться - всем в клубе... Никогда, даже в 2002-м, мы не могли похвастаться таким количеством болельщиков, как сейчас! Недаром ведь «Локомотив» в этом году стал чемпионом Москвы по посещаемости. Вот что для нас самое важное. Важнее даже, чем золотые медали.
Никогда прежде мне не доводилось слышать от про­фессионального футбольного тренера, только что выигравшего золотые медали, как минимум двух вещей. Во-первых - что конкурент был сильнее. Во-вторых - что неофициальное звание чемпиона Москвы по посещаемости для него важнее золота. В той же беседе главный тренер «Локомотива» рассказал: авторство одного из ключевых решений сезона - перевести полузащитника Малхаза Асатиани в оборону - принадлежит ассистенту Владимиру Эштрекову. А в приглашении Сычева «громадную роль сыграл наш президент» - Филатов.
Ну как в тот момент можно было предполагать, что час расставания так близок?..



У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 18:25

Глава V
СБОРНАЯ РАЗДОРА



9 февраля 2005 года в столичном спорткомплексе «Олим­пийский» прошла церемония награждения «Локомотива» золотыми медалями первенства-2004. Чествовали не только футболистов, но и волейболистов «Локомотива-Белогорья» - чемпионов России, а также олимпийских чемпионов Афин-2004 из общества «Локомотив» - боксера Олега Саитова, велогонщиков Михаила Игнатьева и Вячеслава Екимова. Выступали глава РЖД Геннадий Фадеев, Филатов, Семин, многие другие, затем был гала-концерт...
Казалось, все в порядке, все замечательно, «наш паровоз вперед летит»... Но при внешнем глянце прежней идиллией уже не пахло.
Один из бывших руководителей «Локомотива», поже­лавший остаться неназванным, вспоминает;
- Юрий Палыч вышел на сцену, поблагодарил президента РЖД и игроков. А о руководителях и сотрудниках клуба не сказал ни слова. Раньше такого не было никогда. А ведь чемпионство было достигнуто усилиями очень большого коллектива, И многие тогда обиделись.
В ту пору о «Локомотиве» все говорили - «команда Семина». Может быть, так получилось в некоторой степени и по вине Валерия Николаевича - интервью он давать не любил, журналистов чурался. Но роль-то в достижениях команды у них была равная. Филатов создавал Семину все условия для успехов, делал всю черновую работу для процветания клуба. Тот же стадион на стадии строительства Палычу, конечно, показывали, советовались с ним по разным вопросам - но избавляли его от любых организационных хлопот. Творчество Семина все время было на виду, о нем взахлеб писали и говорили, q президент клуба оставался в тени.
В какой-то момент Семин под влиянием окружения и прессы, как мне показалось, сам поверил, что по сравнению с ним другие имеют к успехам «Локомотива» второстепенное отношение. На том же чествовании это и проявилось. У Филатова тем временем копилась обида...
Сам Семин по этому поводу говорит:
- Может, формулировка на том чествовании и получилась не очень удачной — этого я, признаться, не помню. Но в душе я не мог забыть о том, сколько делалось для наших успехов в клубе, и люди это прекрасно знали. Тот же Филатов сделал для «Локомотива» не меньше, чем я. Я никогда об этом не забывал и всегда говорил «спасибо» любому работнику, будь то уборщица или кто-то еще. Но, увы, нашлись люди, которые подогревали обстановку, все время нагнетали тему, кто из нас более значим для «Локомотива»...
А вот что думает об истоках разлада между президентом и главным тренером актер Валерий Баринов:
- Доподлинно, конечно, знать этого не могу, но, мне кажется, черная кошка пробежала между ними с первыми большими победами. Так я, по крайней мере, чувствовал. Наступил момент дележки славы, который они, увы, не смогли пройти без потерь. Видеть это мне было очень больно, потому что я любил как одного, так и другого. Очень благодарен, что ни один из них не попрекнул меня хорошим отношением к другому. Даже когда Юрка не вер­нулся в «Локомотив» из сборной, я по-прежнему приходил в Черкизово на матчи, и ни разу Семин не попенял мне за это. Думаю, за такой упрек я сразу бы бросил того, кто мне его высказал...
Да, о Палыче больше писали, преподносили его как фигуру более яркую. Но он и вел себя по-другому! Людям с ним приятно было разговаривать, и писать о нем - тоже приятно. А Валера, так уж вышло, - не публичный человек. Хотя в жизни - очень обаятельный, но обществу представить себя не мог. И окружение постоянно говорило ему про этот перекос. И это не проходило бесследно.
А что касается того, что Юра якобы не поблагодарил клуб на чествовании... Знаете, если вовнутрь человека закралась обида, он будет подгонять под нее все происходящее. Это как ревность: если ты начал что-то подозревать, то найдешь миллион самых ничтожных доводов, чтобы доказать, чтобы тебя стали меньше любить. С другим она поздоровалась, а тебе только кивнула... Если в отношениях появилась трещинка, то ее увеличивает каждая мелочь, одно наслаивается на другое.
Сказалось и еще кое-что. Чем больше «Локомотив» выигрывал, тем более становилось желающих им пору-лить. Это был уже не 86-й и не 91-й год, когда от этого клуба все шарахались, как черт от ладана. Теперь очень многие к этому пирогу рвались. Им-то эта «ссора Иван Иваныча с Иваном Никифоровичем» была более чем выгодна. Потому что, пока Семин с Филатовым были вместе, никто бы к ним не подобрался и «Локомотив» у них отнять бы не смог. Даже когда они уже ругались, при вызовах на ковер к начальству всегда были едины. Поодиночке же тому же Липатову, поднаторевшему в аппаратных играх, убрать их оказалось гораздо проще...
«У победы много отцов, поражение - всегда сирота», -как же верна старая мудрость! Казалось бы, клуб постоянно выигрывает, болельщиков становится больше чуть ли не каждый день, авторитет в Европе растет не по дням, а по часам. Что было им делить - двум ярким личностям с твердым стержнем, сдружившимся в юности и сделавшим вместе огромное дело?
Никто и никогда на этот вопрос ответить не сможет...
Людмила Филатова сказала мне:
- Признаюсь, что и я иногда на эмоциях могла что-то сказать мужу на тему внимания, которое в прессе уделяют только Юре. Сейчас очень об этом жалею. Если бы могла предположить, к чему все это приведет, - ни единого слова бы об этом не произнесла!
И ведь никто никому подлостей не делал, никто ни в ком, уверена, не разочаровался! То, что случилось, - очень неприятно, но я уверена, что все еще сто раз восстановится. Когда муж: с женой живут вместе 15 лет, у них тоже не может обойтись без каких-то разногласий. Надо только уметь их преодолевать, не давать мелочному раз­дражению взять над собой верх. А мы, по сути, и были одной большой семьей. И оказаться выше всех этих проблем, которые на самом деле не стоили и выеденного яйца, нам не удалось.
Надо отдать должное Людмиле Юрьевне за откровенность: не каждый человек способен обнаружить, а тем более публично признать в конфликте собственную вину. Жена экс-президента «Локо» глубоко переживает то, что случилось.
Точно так же переживает разрыв и Семин. Его не ме­нее откровенные высказывания вы сможете прочитать в монологе бывшего главного тренера «Локо». Его лейтмо­тив все тот же: «Виноваты мы оба».
- Не сомневаюсь, что однажды мы все опять сядем за один стол, - считает Людмила Филатова. - Те разногласия, которые были, не стоили тридцати лет дружбы.
Надеются на это и другие.
- Хоть и говорят, что в одну реку дважды войти нельзя, я верю, что Семин и Филатов - смогут, — полагает Сергей Овчинников. - И очень хочу, чтобы когда-нибудь они вновь стали работать вместе. В «Локомотиве». Как, думаю, желают этого и все те, кто отдал этому клубу многие годы...
- Очень жаль, что два таких близких друг другу человека, которые столько сделали вместе, поддались влиянию эмоций и разошлись, - согласен с Боссом Давид Шагинян. - Только эти эмоции и ничто другое помешали им продолжить идти вперед. Мне очень хотелось бы, чтобы со временем все встало на свои места.
...А тогда раздражение с обеих сторон накапливалось. Сугубо футбольным разногласиям стало придаваться личностное значение. Вот не оценили на просмотре юного Юрия Жиркова - а тот потом раскрылся в ЦСКА. Вот проглядели будущего форварда «Арсенала» и «Реала» Жулиу Баптисту: вроде как помощник Семина Борис Игнатьев сказал, что он не вписывается в локомотивскую схему...
Если в молодости Филатов с Семиным постоянно хо­дили друг к другу в гости, а в более зрелые годы регулярно встречались в ресторанах, то к концу 2004 года, по свидетельству близких к ним людей, неформальное общение почти прекратилось.
На двух взрослых, умных людей словно нашло какое-то затмение. Сколько ни спрашивай их самих, родных, друзей, был ли конкретный эпизод, после которого в отношениях Филатова и Семина произошел надлом, все без исключения говорят: не было! Ни предательства, ни подлости - ничего не было!
Вода, капелька за капелькой, точила камень.
Нарыв зрел.
А лопнул - в апреле 2005-го. Когда Семин ушел в сборную.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 18:36

Для того чтобы разобраться в этой загадочной исто­рии, вокруг которой ходит масса слухов и недомолвок, нужно восстановить хронику событий. Что я и сделал по­средством электронного архива газеты «Спорт-Экспресс».
К концу сезона-2004 разговоры о том, что Семин вот-вот сменит во главе национальной команды Георгия Ярцева, велись в футбольных кругах повсеместно. В октябре сборная под руководством Ярцева потерпела унизительное поражение от Португалии - 1:7, по поводу чего высказал возмущение даже Владимир Путин. Единственным из титулованных отечественных тренеров, еще не ощутивших вкуса работы со сборной России, оставался Сёмин...
Итак, 15 ноября. Интервью главного тренера «Локо­мотива» автору этой книге в чемпионском автобусе Ярославль - Москва:
«Сегодня не хотел бы касаться темы сборной, - отвечает Семин. - У нее есть тренер - Георгий Ярцев, который потерпел только одно сокрушительное поражение, но при этом что-то и выиграл. Вообще же, какой бы тренер в последние годы ни возглавлял национальную команду, игроков "Локомотива " в ней всегда много. Мы готовы предоставлять наших футболистов в сборную ровно настолько, насколько они там нужны. А что будет дальше - не знаю.
- Но я никогда не поверю, что Юрию Семину, опытному тренеру и амбициозному человеку, не хочется когда-нибудь попробовать свои силы во главе сборной страны!
- На этот вопрос ответить не могу. Момент тут сложный и тонкий. "Локомотив " - это мое родное, и сделать такой шаг было бы непросто».
Вывод: работу в сборной Семин явно не исключает, но и из «Локомотива» уходить не хочет.
27 ноября. Из интервью Филатова журналисту «СЭ» Юрию Бугаеву:
«Если Юрий Павлович захочет возглавить нацио­нальную команду, будем вместе с ним рассматривать эту ситуацию. Мне, конечно, не хотелось бы, чтобы в клубе произошла смена тренера. Предстоит интересный сезон, Лига чемпионов. Уход Семина крайне нежелателен.
- О совмещении Семиным двух постов - в клубе и сборной -речь вестись не будет?
- Все это мы уже проходили. Зачем же опять наступать на те же грабли?»
Вывод: Филатов не хочет ухода главного тренера из «Локомотива» и при этом категорически исключает воз­можность совмещения. Ни Семин, ни кто-либо другой не отрицают: этой непреклонной позиции президент клуба придерживался от начала и до конца.
26 января 2005 года. Под давлением Кремля подал в отставку многолетний президент РФС Вячеслав Колосков. Полтора года спустя он даст интервью «СЭ», опубликованное 18 августа 2006 года под красноречивым заголовком: «Не ушел бы добровольно - посадили бы в тюрьму». Одно из высказываний бывшего руководителя российского футбола для нас особенно важно: «Открою секрет: я встречался с Семиным, еще когда был президентом. Договорились о его приходе в сборную. Потом меня не стало, но Семин все равно пришел».
3 апреля. Новым президентом РФС избран Виталий Мутко. На импровизированной пресс-конференции он заявил: «Вероятность этого события (отставки Ярце­ва. - Прим. И. Р.) велика... Я категорически против со­вместительства. Тем более что подобный опыт во время моей работы в "Зените " с Анатолием Бышовцем получился неудачным. Тренер сборной - это главный тренер страны. Он должен бывать в регионах, проводить семинары, встречи. Как Эрикссон в Англии, которого можно видеть то тут, то там. России необходим авторитетный специалист, симпатичный человек, любимый народом».
В последней фразе намек на Семина более чем прозрачен. Но возможность совмещения должностей Мутко, как мы видим, исключил. По крайней мере, публично...
4 апреля. В отставку подает главный тренер сборной России Георгий Ярцев, что является логическим следствием смены футбольной власти. Мутко заявляет: «Отставка будет принята». А вот слова Семина: «На сегодня мне не поступало предложений о сотрудничестве со сборной России. При этом отношусь к Виталию Мутко с большим уважением. Если такая тема возникнет, готов ее обсудить и помогать национальной команде в любом качестве. Сборная оказалась в сложной ситуации, и нам ничего не остается, как сообща из нее выбираться».
6 апреля. «СЭ» публикует информацию о состоявшейся днем ранее встрече Мутко с Семиным на предмет работы последнего со сборной страны. Прокомментировал ее главный тренер «Локомотива» в интервью моему коллеге Максиму Квятковскому так:
«Разумеется, мы беседовали с Мутко о ситуации в национальной команде. Я подчеркнул: если в РФС посчитают, что допустимо совмещение работы в сборной и клубе, готов завершить нынешний отборочный цикл. Оставить "Локомотив " сейчас не могу. За мной - команда, которой я отдал полжизни. Если бы вопрос возник до начала чемпионата, его можно было бы обсудить. Однако сезон уже стартовал, и у меня есть определенные обязательства».
Это - ключевая цитата для понимания того, что про­изошло дальше. У Семина всегда была репутация хозяина своего слова, необдуманных, сверхэмоциональных высказываний для прессы он никогда не допускал. Здесь же случилось нечто странное. В приведенной реплике он четко и без всяких оговорок исключил возможность ухода из «Локо», при этом допустив вариант с совмещением. А меньше двух недель спустя все сделал наоборот. Что могло заставить солидного, уважаемого всеми человека так резко изменить свою позицию? Пока оставим этот вопрос без ответа и вернемся к хронике событий.
15 апреля. «Как стало известно "СЭ", - сообщает издание, - состоялась встреча нового президента РФС Виталия Мутко с президентом ОАО "Российские железные дороги " Геннадием Фадеевым, на которой обсуждалось возможное назначение главным тренером сборной России Юрия Семина. Кто именно возглавит национальную команду, станет ясно в начале следующей недели». Позже выяснятся детали: встреча прошла 12 апреля.
18 апреля. На Бюро исполкома РФС Семин назначен главным тренером сборной России. Мутко сообщил, что Юрий Павлович временно «откомандирован» клубом в национальную команду до 31 декабря 2005 года. Совмещать посты при этом он не будет. Новым главным тренером «Локомотива» назначен его многолетний помощник Владимир Эштреков.
К этому моменту «Локомотив» после пяти туров чем­пионата России делит пятое-шестое место с «Динамо», не потерпев ни одного поражения и отставая на три очка от дуэта лидеров - «Зенита» и «Торпедо». Показатели команды: две победы, три ничьи, три забитых мяча, ни одного пропущенного. График не блестящий, но для старта сезона вполне удобоваримый. Недаром и Филатов сказал: «По сравнению с прошлым годом очков в нашей копилке больше. Стало быть, в целом все идет нормально».
19 апреля. Интервью Филатова «СЭ». Начинается оно с самого логичного при таких обстоятельствах вопроса.
- Еще полторы недели назад Семин говорил, что ни при каких обстоятельствах «Локомотив» не покинет. Что за это время могло измениться?
-Говоря это, Юрий Павлович, наверное, держал в уме совмещение двух постов. Но моя позиция в данном вопросе с самого начала была принципиальной: совместительство пойдет «Локомотиву» во вред.
-Когда было принято окончательное решение о том, что Семин оставит пост главного тренера команды?
- После встречи недельной давности, в которой, помимо меня, приняли участие президент РФС Виталий Мутко и президент ОАО «РЖД» Геннадий Фадеев.
- Позиция Фадеева совпала с вашей?
- Да. Он-то и предложил Семину сделать выбор: или клуб - или сборная. Юрий Павлович выбрал сборную.
- У вас есть тревога за ближайшее будущее «Локомотива»?
- Ее не может не быть по одной простой причине. У нас с Семиным за плечами долгие годы совместной работы, мы прекрасно знали, чего ждать друг от друга. И, соответственно, могли спрогнозировать результаты команды. Сейчас это будет сделать труднее.
- Возможно ли, что зимой Юрий Павлович вернется в «Локомотив»?
- В тренерской профессии возможны любые, даже самые неожиданные повороты. Вдруг Семину так понравится в сборной России, что он не захочет оттуда уходить (смеется)? В общем, поживем -увидим.
19 апреля. Семин приехал попрощаться с командой. Церемония заняла несколько минут. Зайдя перед началом тренировки в раздевалку, тренер в короткой речи употребил тот же самый глагол «откомандирован», который накануне произнес на пресс-конференции Мутко. Из слов тренера футболисты поняли: жить без Палыча им предстоит до 31 декабря, а дальше возможны варианты.
Семин держал себя в руках, но бесстрастный объек­тив фотожурналиста Александра Федорова (данный сни­мок вы сможете найти в этой книге) показывает: тренер с огромным трудом себя сдерживает, чтобы не распла­каться...
После этого Филатов представил команде нового главного тренера, который проработал помощником Семина на протяжении 13 лет. Никаких других кандидатур ни Филатов, ни Фадеев не рассматривали. В своем выступлении перед игроками президент клуба также не исключил возвращения Семина в конце года.
21 апреля. В «СЭ» выходит обширное интервью Мутко. Одна из главных тем - естественно, события вокруг назначения Семина.
- Как удалось убедить бессменного тренера «Локо» отказаться от совмещения работы в клубе и сборной?
- Были долгие и упорные переговоры, в которых участвовали также Геннадий Фадеев и Валерий Филатов. Сейчас читаю, что кто-то кого-то вызывал в Кремль, все, мол, решалось в приказном порядке. Это полная чушь. Решалось все только на переговорах. Я ведь хорошо помню, чем закончилось совмещение постов в сборной и «Зените» для Анатолия Бышовца и обеих команд. И прекрасно видел, как сжигает себя Семин в клубе. Даже во время переговоров по поводу сборной все наши разговоры так или иначе сворачивали на «Локомотив». Совсем выдергивать Юрия Павловича из клуба, который во многом создан им, было бы неправильно. Вот и родился в беседах с руководством «Локо» компромиссный вариант с «командировкой». Потом уговорили на него самого Семина. Последняя встреча с ним длилась более шести часов. Она вновь убедила меня: выбор сделан правильный.
Если исходить из этой цитаты, Мутко стал неким га­рантом последующего возвращения Семина в «Локомо­тив». Слова: «Совсем выдергивать Юрия Павловича из клуба... было бы неправильно» - тому подтверждение.
22 апреля. Официальный интернет-сайт «Локомоти­ва» распространил обращения к болельщикам Семина и Филатова. Вот отрывки из них.
Семин: «Не прощаюсь с "Локомотивом ". Люблю его всем сердцем и рассчитываю когда-нибудь вернуться туда. Уверен, что с такими специалистами, как Валерий Филатов и Владимир Эштреков, 'Локомотив " не только сохранит свой нынешний статус, но и продолжит движение вперед».
Филатов: «После долгих обсуждений мы с президентом ОАО "РЖД" Геннадием Фадеевым, президентом РФС Виталием Мутко и Юрием Семиным пришли к выводу, что от совмещения должностей не выиграют ни сборная, ни клуб. Им нужен освобожденный тренер. Юрий Павлович предпочел в сложившейся ситуации взять на себя руководство сборной России... Спасибо, Юрий Павлович! Удачи, Владимир Хазраилович»
В этих цитатах обращает на себя внимание одно сло­во Семина: «когда-нибудь вернуться». Похоже, он уже тогда понимал, что все разговоры о командировке в сбор­ную до Нового года - пускание пыли в глаза болельщи­кам, которых и такое-то решение ввергло в состояние шока.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 18:51

С той жаркой поры минуло три года. И вот, когда мы на базе киевского «Динамо» в Конча-Заспе беседовали я этой книги, Семин решил раскрыть такие детали тех событий, о которых до сих пор никогда не рассказывал.
- Мой уход в сборную был обусловлен, во-первых, появлением нового президента РФС. С Виталием Мутко, человеком очень активным, мы по сей день созваниваемся, общаемся и, можно даже сказать, дружим. Мутко начал нажимать на какие-то определенные политические рычаги: мол, поскольку у сборной нет результата, ей нужен любимый в народе тренер. Яна предложение Виталия Ле­онтьевича ответил «да», но только на условиях совмещения. Работать в сборной мне, не скрою, хотелось, мне нужны были в работе какие-то новые стимулы. Но какой смысл уходить из клуба - действующего чемпиона страны, у которого все благополучно и которому предстоит играть в Лиге чемпионов, в национальную команду, у которой почти загублен отборочный цикл и остается лишь 20-30 процентов шансов на выход в финальную часть чемпионата мира?
Уход из «Локомотива» при таких обстоятельствах был бы для меня громаднейшим риском. Вот я и поставил условие: совмещение до окончания отборочного турнира. И Мутко на это согласился. Тогдашний министр путей сообщения Геннадий Фадеев - тоже. Резко против был только Филатов.
Сразу хочу сказать: все разговоры насчет давления на меня со стороны администрации президента России -ерунда. Не было никакого давления, были нормальные переговоры, в которых действительно участвовали представители власти. Но если бы я не захотел идти в сборную, никто бы меня туда силком тащить не стал.
Мне казалось, что все договоренности уже достигнуты. Наверное, я был не прав в одном - надо было поговорить с Филатовым. Он был категорически против совмещения, и с моей стороны стоило постараться убедить его в обратном. Я этого не сделал, что, вероятно, усугу­било наши противоречия.

Каково же было мое удивление, когда на всю страну объявили, что Семин переходит в сборную и при этом уходит из «Локомотива» с возможностью туда вернуться после окончания отборочного цикла! Более того - это сделано РФС по договоренности с Фадеевым и Филатовым! Мы-то договаривались несколько о другом, а почему вдруг все переиграли, спрашивать нужно, наверное, у Мутко. Почему Фадеев дал добро на новый вариант, понять не могу.
На Мутко я не в обиде, у него была четкая цель - чтобы Семин возглавил сборную. Видимо, Филатов занял бескомпромиссную позицию, и Виталий Леонтьевич решил пожертвовать совмещением. Но в итоге меня, по сути, поставили перед фактом, что я иду в сборную и ухожу -пусть и временно - из «Локомотива». Мой контракт с клубом продолжал действовать. Я, конечно, был несколько удивлен таким поворотом событий, однако все было освещено в СМИ так, что отказаться работать в сборной я уже не мог.
Этот рассказ Семина расставляет многие точки над «i». И заставляет сделать вывод: единственным человеком, который во всей этой ситуации не играл ни в какие игры и ни разу не поменял своей позиции, был Филатов.
Что же касается Фадеева, то вот мнение Валерия Баринова:
- Тут надо копнуть вглубь. Фадеев ведь еще в 90-е годы руководил МПС довольно серьезный срок - между Конаревым и Аксененко. И Семина очень любил.
А потом МПС превратился в ОАО «РЖД». На Аксененко завели уголовное дело и сняли его с должности. Нужно было срочно найти человека на его место — и туда отправили старика Фадеева, который уже был на пенсии. В этот период он был абсолютно зависим и делал все, что ему говорили сверху. А сверху надавили и сказали, что Семин должен быть в сборной и нигде больше. И Фадеев его «сдал». Я его не осуждаю. Он достаточно порядочный человек, но возраст - страшная штука.

Юра действительно хотел возглавить сборную. Но и давление на него было оказано немалое. Все решалось на очень высоком уровне. У Семина была беседа и с Дмитрием Медведевым, который был тогда главой президентской администрации. А Палыч - из поколения людей немолодых, которые привыкли не то чтобы подчиняться, но просто с уважением относиться к просьбам начальства...
И, наконец, еще одна позиция - Давида Шагиняна. Тоже кое-какие детали проясняющая:
- Насколько мне известно, Юрий Палыч сам хотел тренировать сборную, ни о каком давлении я не знаю. Возможно, сказалось тут вот что. Они с Газзаевым хоть и дружат, но тренерское противостояние у них длится много лет. Валерий Георгиевич был во главе сборной, пусть у него и не получилось, - и Семин, видимо, чувствовал, что ему нельзя отставать. Ничего плохого в такой професси­ональной ревности не вижу, это свойство любого амбициозного тренера.
Другое дело, что Семин настаивал на совмещении. За полгода до того, при Газзаеве, у того оке Палыча была четкая позиция, что никакого совмещения быть не может, а тут все перевернулось. Филатова же совмещение не устраивало: он понимал, что в тяжелой для сборной ситуации все внимание Семина будет отдано национальной команде.
Во всей этой непростой ситуации очевидно одно. Се­мину очень хотелось понять, что это такое - работать со сборной страны. Многие титулованные тренеры до него на этом обожглись, но в человеческой природе заложен известный принцип: лучше сделать и ошибиться, чем не сделать. До того он уже дважды был в национальной ко­манде ассистентом главного тренера - при Павле Садырине и Борисе Игнатьеве, и даже ездил в этой роли на чемпионат мира-94. Но соблазн попробовать что-то сде­лать самому был неудержим. Глубинная причина этого, на мой взгляд, очевидна. Юрий Павлович воспитывался во времена Советского Союза и не мог не впитать в себя тогдашнюю систему ценностей. Выбора - человек для страны или страна для человека - тогда не существовало. Служение родине было чем-то таким, что не могло обсуждаться и тем более ставиться под сомнение. В 2005 году у Семина как раз и сработали те инстинкты, заложенные в СССР-Валерий Баринов вспоминал:
- Конечно, Юре было интересно попробовать себя в сборной. На тот момент он стал действительно лучшим тренером России, его любили люди. Помню, когда он уже возглавил сборную, мы с ним одновременно оказались в Питере. Я приехал на фестиваль «Виват, кино России!», он - на матч «Зенит» - «Локомотив». Пришли вместе на стадион, команды разминались, арена была уже наполовину заполнена. И Семин говорит: «Пошли к полю, с ребятами поздороваемся». Спускаемся - и тут весь стадион встал и начал скандировать: «Палыч! Семин!» Я впервые ощутил, что это такое - оказаться внутри чаши стадиона в атмосфере человеческой любви и веры. Это особое, ни с чем не сравнимое состояние. В тот момент я понял, почему он захотел работать со сборной.
Хотя, если честно, я его отговаривал. Или, по крайней мере, убеждал, чтобы он соглашался только на совмещение. Говорил ему: «Ты ввязываешься в заведомо провальную историю. Сборная уже все проиграла, и шансов что-либо исправить -мизер». Юра был уверен, что идет туда временно. Кстати, он очень многое пробил у Абрамовича и для игроков, и для врачей, массажистов, обслуживающего персонала. Нельзя, говорил, чтобы люди получали такие гроши...


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июл 20, 2008 18:57, всего редактировалось 1 раз.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 18:56

Сам Семин, как мы помним из его слов, единственной своей ошибкой в истории с уходом в сборную считает не желание поговорить тет-а-тет с Филатовым. Что повлияло и на их дальнейшие отношения.
Долгого, откровенного разговора один на один - быть может, за бутылкой доброго шотландского виски - им и не хватило, чтобы устранить давно уже копившиеся противоречия. Многие проблемы в нашей жизни возникают как раз из-за этого - недостатка общения. Люди, когда-то очень близкие, живут в своем замкнутом мире, который все больше отдаляется от мира его былого друга. Они чувствуют это, но гордость не позволяет каждому сделать первый шаг. А если кто-то и хочет - окружение, не заинтересованное в возрождении прежней дружбы, использует любые средства, чтобы отговорить.
- Им надо было сесть, наорать друг на друга, наругаться, высказать все, что на душе накипело. И все было бы хорошо. Но они копили друг на друга обиду, постепенно отдалялись - и вот к чему это привело, - полагает Людмила Филатова.
Так и не сделали тогда ни Филатов, ни Семин тот пер­вый шаг навстречу. Не сделали - к нашей общей беде. Потому что эта их тогдашняя гордыня привела к тому, что того «Локомотива» - явления, которое было создано их соб­ственными руками, - больше нет.
Один очень близкий к той драме человек поведал мне, что, когда Семин принял окончательное решение в пользу сборной, Филатов улучил момент и сказал ему: «Возвращения не будет».
Во время нашего разговора Валерий Николаевич под­твердил, что все для себя решил именно в тот момент. Но подробнее распространяться на эту тему не стал: видно было, что она бередит ему душу. А я, понимая это, не стал настаивать.
Президент «Локомотива», по моей информации, был крайне обижен, что Семин решил действовать через его голову: договориться с Мутко, через него - с вышестоящими инстанциями, которые надавят на Фадеева и на него, Филатова, чтобы разрешили совмещение. И встал в позу, не сделав попытки лично побеседовать с Семиным. По словам людей, близких к Филатову, президента клуба задела еще и фраза, якобы брошенная в запале Семиным: «Да что вы без меня будете делать? Люди не будут на стадион ходить!»
Семин, как и всякий успешный российский тренер, хо­тел работать со сборной, но и из «Локо» уходить не желал. И недоумевал: почему другим разрешают совмещать, а ему - нет? Зная о жесткой позиции Филатова (помните его еще ноябрьское интервью?), он решил добиться этого не с помощью прямого разговора с ним, а другими, обходными, путями.
У каждого в этой ситуации была своя правда. И каж­дый в итоге оказался виноват.
Это - жизнь.


Вскоре разошлись и пути Семина с Эштрековым. В нашей беседе на эту тему Юрий Павлович был не­многословен:
- В том году Эштрекову не стоило так дистанцироваться от меня. Не понимаю, зачем нужно было создавать какие-то ненужные барьеры. Я бы просто помогал ему в различных вопросах, вреда от моей поддержки не было бы никакого.
Бывший пресс-атташе «Локомотива» Александр Удальцов вспоминаетг
- Владимир Хазраилович на первой же тренировке так и сказал: «Забудьте все, что было до этого момента, я - главный тренер, и слушайте только меня». Создавалось впечатление, что таким образом Эштреков пытался завоевать авторитет у игроков. Журналисты на каждой пресс-конференции доставали его вопросами, не созванивается ли он с Семиным, не советуется ли с ним. Ему обидно было, что его считают вечно вторым, он психовал...

Палыч, который живет рядом с базой, однажды пришел туда вместе с Лешей Смертиным. У Леши в Англии как раз сезон закончился, а скоро сборной предстоял отборочный матч. И они договорились, что вдвоем поработают в Баковке. Приходят - а Семина не пускают. Он спрашивает охрану: «Почему?» - «Распоряжениеруководства». Пустили, только когда он через РЖД вопрос решил.
Еще одну историю из той же оперы рассказал Валерий Баринов:
- Однажды я лично был свидетелем того, как Семина не пустили в раздевалку «Локомотива». При Палыче было заведено: ни до игры, ни в перерыве в раздевалку не мог зайти вообще никто, включая высшее руководство. Зато после игры людям, близким к команде, путь туда был открыт. Юра понимал, как важно нам, глотавшим во время матча валидол, прийти и поделиться эмоциями.
Он уже работал в сборной, когда мы с ним пришли поздравить команду с победой. На входе стоял наш знакомый охранник Олег. Он сказал: «Президент велел никого не пускать, пока он не придет». Так можно было сказать кому угодно, это право оУилатова. Но Семину?! Человеку, который этот клуб наравне с президентом сделал?!
Эта история имела бы большее отношение к Филатову, чем к Эштрекову, если бы не одна деталь. По свидетельству Вадима Евсеева, находившегося рядом, Эштреков этот диалог отчетливо слышал. И - отвернулся. Евсеев не может простить за это Эштрекова до сих пор...
- Володька оказался мягче, чем нужно бы, - считает Баринов. - Ему не стоило противопоставлять себя Юре. А он принял одну сторону. Может, поступи он иначе, не проиграли бы «Рапиду», попали в Лигу чемпионов. И не посыпались бы с первого места в чемпионате... Нет, Эштреков не сделал ничего подлого. Он просто промолчал. Но если бы тому же Семину кто-то сказал не пускать Эштрекова в раздевалку, Палыч просто послал бы этого человека далеко и надолго, и сказал бы, что Эштреков будет приходить сюда столько, сколько надо.
В какой-то момент, когда дела пошли очень хорошо, Володька поверил, что он - может. А он действительно может, но вторым. Я всегда проецирую это на свою профессию. Есть гениальные артисты, но они не могут играть главные роли. Только второго плана-хотя и великолепно. Был замечательный дуэт Семин - Эштреков, который шел вместе почти из футбольного детства. Жаль, что он распался...
И все же в глубине души они остались родными людьми. Когда в начале 2007-го умерла мама Юры, Вера Филипповна, Володя поехал с нами в Орел на похороны. Семин, выехавший раньше, этого не ожидал. После похорон я подошел к нему и попытался завести разговор о примирении с Эштрековым. На что Юра ответил: «Валер, ну не сразу». И я понял, что он уже оттаивает. С тех пор они здороваться стали совсем по-другому, и на домашних матчах «Локомотива» Володька всегда сидел в президентской, семинской ложе...
Людмила Филатова добавляет:
- Верю, что и у Эштрековых с Семиными все обязательно наладится. Они начали дружить между собой намного раньше, чем мы. Нас не было в России, когда у Юры умерла мама, и все, что мы могли сделать, - отправили телеграмму. А Володя Эштреков сел и поехал в Орел на похороны. Мы ведь знали маму Семина всю жизнь, и родители каждого из нас всем нам одинаково дороги...

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 19:02

В сборной у Семина сложилось так себе. Не то чтобы плохо - в конце концов, ни одного матча национальная команда при нем не проиграла. Но и чуда совершить не удалось: слишком многое было потеряно до того, и ничьи в Латвии и Словакии не позволили нам выйти на ЧМ-2006. Ничего противоестественного в этом не было. Всем же давно известно о Семине то, что любит повторять Бари-нов: «Он не пожарный, он строитель».
В «Локомотив» он все же надеялся вернуться. Но не смог. С Филатовым они в официальной обстановке встре­тились, но общего языка не нашли. Это стало окончатель­но ясно 28 октября - спустя 16 дней после того, как сборная России, сыграв вничью в Братиславе со словаками -0:0, не попала на чемпионат мира. Отвечая на вопросы болельщиков на официальном интернет-сайте «Локомотива», Филатов заявил: «Не согласен с теми, кто считает возвращение Семина панацеей от всех бед. От призывов вернуть Семина я попросил бы воздержаться. Если вы действительно переживаете за команду, то должны понимать, что сейчас подобные заявления только вносят разобщенность в коллектив».
Валерий Баринов считает:
- Если бы Валера этого захотел - Юра бы вернулся. Но Филатов был активным противником того, чтобы Семин вернулся. Мне кажется, это была большая ошибка. Да и вообще боль от их разлада во мне не утихает до сих пор. Потому что мы потеряли клуб-дом. Думаю, теперь они оба понимают, что натворили...
Подробнее всех на тему несостоявшегося возвраще­ния в нашей беседе для этой книги высказался сам Се­мин.
- За время моей работы со сборной с поста главы железнодорожного ведомства ушел Фадеев, пришел Владимир Якунин, а вслед за ним - Сергей Липатов. И получилось так, что моего возвращения особо не хотели. Переговоры на этот счет у меня были, причем не только с Филатовым, но и с Якуниным. Владимир Иванович сказал, что сам за то, чтобы меня вернуть, но поручил футбольное хозяйство новым людям во главе с председателем совета директоров Липатовым, верит им и будет с них спра­шивать. А Липатов, как я понимаю, уже тогда видеть меня в роли главного тренера не хотел. У Филатова же, видимо, по-прежнему сохранялась обида из-за ситуации, сложившейся той весной. В общем, мне стало ясно, что реальных шансов вернуться в «Локомотив» из сборной у меня в тот момент не было.
Еще до переговоров с Якуниным и Филатовым я летал на встречу с Романом Абрамовичем относительно продолжения работы со сборной. Несмотря на то что мы не попали на чемпионат мира, Роман Аркадьевич хотел, чтобы я остался в национальной команде. Я вообще Абрамовичу очень благодарен за поддержку - и команды в целом, и мою. Сейчас вот виделись на Кубке Первого канала в Израиле, который он, как всегда, великолепно орга­низовал. Этому человеку небезразлично развитие футбола в России, благодаря его Национальной академии футбола было построено огромное количество искусственных полей во многих городах страны, в том числе и в моем родном Орле.
Но тогда я объяснил ему свою позицию. Я отдавал себе отчет в том, что большинство людей хотело видеть во главе сборной именитого иностранного тренера. Народ хотел чего-то совсем нового. Оставшись в сборной, я неминуемо оказался бы под огнем мощной критики. Критиковали бы и руководителей РФС. Если бы мы заняли второе место в группе, еще можно было бы подумать о том, чтобы продолжить работу со сборной, но раз неудалось... Чувствуя сложившуюся ситуацию, я сам отказался. В первую очередь - внутренне.
Был и второй фактор, тоже очень важный. Мне тогда хотелось вернуться в «Локомотив», и это сыграло большую роль в моем решении. Убедил себя, что режим работы тренера сборной мне не подходит, и говорил об этом в каждом интервью. Потом пересмотрел свою точку зрения по этому вопросу, но было это уже значительно позже. Уже после «Динамо», чье предложение я принял после того, как не удалось возвратиться в «Локомотив»...

Вот и прозвучало из уст Семина имя человека, которому суждено будет за считанные годы изменить лицо «Локомотива» до неузнаваемости.
И во многом - примирить Филатова с Семиным. На почве осознания, какими же они были наивными и недаль­новидными. И насколько легко оказалось с ними справиться поодиночке.
Человека, которому это удалось, зовут Сергей Липа­тов.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 19:09

ГЛАВА VI
РАСТОПТАННОЕ ДЕТСТВО



«В клуб вернулся Юрий Семин, который, как оказалось, может работать не только тренером, но уже проявил себя и отличным менеджером. К тому же он быстро учится». (14 июня 2007 года)
«Наверное, я допустим ошибку, когда в прошлом году сам предложил Юрию Павловичу стать президентом. С ним было приятно работать как с хорошим человеком, но качеств, необходимых менеджеру, у него, наверное, нет». (14 ноября 2007 года)
Две приведенные цитаты принадлежат одному чело­веку - Сергею Липатову. Первую реплику он произнес на пресс-конференции, посвященной Кубку РЖД, вторую -на встрече с группой журналистов после окончания сезо-на-2007.
В устах председателя совета директоров «Локомоти­ва» менеджерские качества Семина ровно за пять месяцев превратились из «отличных» в просто-напросто отсутствующие.
Это - небольшой штрих к еще не нарисованному пока футбольному портрету Липатова. Нанесенный, заметьте, им самим.
А вот второй.
- Лично у вас какие отношения остались с Филато­вым? - спросили журналисты председателя совета дирек­торов во время прошлогодней ноябрьской встречи с ним в офисе «ТрансТелеКома».
- Прекрасные, - без тени смущения ответил Липатов. Хоть бы слово какое-нибудь нейтральное подобрал...
Какие у бывшего и нынешнего руководителей «Ло­комотива» в действительности отношения, вы поймете из монолога Валерия Филатова специально для этой книги.


Первое упоминание о Липатове применительно к «Локо» я обнаружил в «Спорт-Экспрессе» за 22 октября 2005 года. Мой коллега Юрий Бутнев спросил Валерия Филатова:
- Появилась информация, что председателем совета директоров футбольного клуба «Локомотив» стал президент ЗАО «Компания «ТрансТелеКом» Сергей Липатов. Что сулит клубу это назначение?
- Во-первых, Липатов — футбольный человек, сам играл когда-то за «Кубань». Это большой плюс. Во-вторых, я давно знаю Сергея Владимировича: компания «ТрансТелеКом», которую он возглавляет, уже не первый год входит в число спонсоров «Локомотива». В-третьих, кандидатуру Липатова утвердил совет директоров ОАО «Российские железные дороги», к чьему мнению мы обязаны прислушиваться.
Первая реакция (по крайней мере, публичная) прези­дента «Локомотива» на появление в клубе новой фигуры была, как видим, вполне позитивной. Последний филатов-ский пассаж, правда, намекает на то, что Липатова ему навязали сверху - но это неизбежная участь любого наем­ного менеджера. Как развиваться той или иной корпора­ции, решает ее хозяин.
Стоп! «Наемный менеджер», «корпорация»... Все эти термины - из мира бизнеса, где властвуют одни нормы деловых и человеческих взаимоотношений.
В футбольном мире эти нормы - совсем другие. Так уж сложилось. Возьмем для примера идиому «идти на живое место», характеризующую один из самых отврати­тельных поступков в глазах людей футбола. Она означа­ет, что некий тренер ведет закулисные переговоры с ру­ководителями клуба, откуда еще не уволен действующий тренер. Этические нормы профессиональной солидарно­сти такого не допускают. Но попробуем представить себе подобное моральное ограничение в «мире чистогана». Как говорят в Одессе: «Я вас умоляю!»
Я достаточно хорошо знаю российский футбольный мир и абсолютно не склонен его идеализировать. Грязи в нем, увы, хватает. Но было там и хорошее - то, что тянуло многих порядочных людей в эту «тусовку». А именно -неписаный кодекс человеческих отношений, который выше личных карьерных интересов. Этот кодекс не позволял совершать подлости, стравливать, подставлять, или, как модно сейчас выражаться, «разводить». Потому что наше футбольное братство было замкнуто, все друг друга знали - и человека, который пошел на низость по отношению к другому члену того же братства, выкидывали из него, как паршивую овцу.
Сейчас это назвали бы корпоративной солидарностью. Мне же не по душе бизнес-сленг, и я скажу по-другому: это было ощущение людей, которые плывут в одной лодке. Для людей, которые всю свою жизнь посвятили футболу, взаимоотношения внутри этой среды бесконечно важны. Потому что другой у них - нет.
Но чем больше стало в российский футбол приходить денег, тем активнее потянулись туда люди совсем иной формации. Более молодые и образованные, более ухожен­ные и стильно одетые. Эти люди владеют иностранными языками и навыком нравиться с первого взгляда. Когда надо, они умеют подобострастно улыбаться и кивать, а когда надо - становятся безжалостными и холодными, как сталь. Моральные нормы для них - это все, что соответствует собственным деловым интересам.
Словом, люди, отвечающие духу нашего циничного времени.
В футбол они приходят со стороны. Они не собирают­ся забрасывать свои благополучные, непубличные, зато весьма доходные виды бизнеса и налаженные в их рамках бесценные контакты. Футбол для них - не жизнь, а игрушка, за счет которой можно стать известным всей стране и потешить свое самолюбие. А если что-то не получилось -«запасной аэродром» всегда готов. И можно будет быстро вычеркнуть из своей памяти этих странных людей с их дурацкими «заморочками», а заодно и диких, сумасшедших, далеких от всяких норм цивилизации болельщиков, как дурное наваждение.
Они познали волчьи законы выживания в бизнесе, где им сопутствовал успех, - и решили в нетронутом виде пе­ренести их в футбол. Вместе с деньгами, с которыми на эту маленькую планету пришли.
Но в футболе - свои законы. И далеко не всегда - пло­хие. Умерший в прошлом году Виктор Прокопенко, один из лучших представителей этого мира, отличный тренер и чудесный человек, всегда любил цитировать владельца донецкого «Шахтера» Рината Ахметова: «Если ты хочешь купить футбольный клуб, то должен ответить себе на один вопрос: что ты любишь больше - футбол или деньги? Если деньги, то в футболе тебе делать нечего».


Сергей Владимирович Липатов, к которому это лири­ческое отступление, разумеется, никакого отношения не имеет, футбольный клуб «Локомотив» не покупал. Он в него просто пришел. На должность председателя совета директоров.
Бывший пресс-атташе «Локо» Александр Удальцов говорит:
- «Локомотив» проходил реорганизацию: было решено превратить его из ГУПа (государственного унитарного предприятия. - Прим. И. Р.) в акционерное общество. В соответствии с законодательством возникла необходимость создания совета директоров. Ясно, что его председателем должен был стать человек из структур РЖД. Из тех, кто рвался заниматься футболом, ближе всех к Якунину в тот момент и оказался Липатов, управлявший крупной дочерней компанией РЖД - «ТрансТелеКомом» и пользовавшийся доверием Якунина.
У Филатова - своя версия: решив увеличить бюджет «Локомотива», новое руководство РЖД захотело поставить специального человека для контроля этих денег. «Всем хотелось узнать, сколько же Филатов ворует», - иронично заметил в разговоре со мной экс-президент «Локо».
Так, собственно, who is мистер Липатов?
45-летний доктор юридических и кандидат экономи­ческих наук, выпускник Чикагской высшей школы бизне­са в интервью журналу «Финанс» рассказал о своем карь­ерном пути вот что:
- После окончания института (Пятигорского государственного института иностранных языков. -Прим. И. Р.) я занимался бизнесом в рамках только что зародившегося кооперативного движения. Работал в различных частных фирмах, изъездил всю страну. В Москве - с 1991 года. Несколько лет занимался привлечением иностранных инвестиций в реальный сектор экономики. С 1998-го работал заместителем начальника финансово-экономического управления Федеральной службы налоговой полиции РФ, затем в течение двух лет был заместителем главы администрации Сочи - в этом городе я вырос. С 2002 года являюсь президентом «ТрансТелеКома»...
Руководитель может пользоваться услугами различных консультантов, но он обязательно должен обладать собственными глубокими знаниями в финансовой сфере. Мне знаний не хватало, и я вынужден был найти время на учебу. Выбрал программу Executive MBA, которая рассчитана на то, чтобы топ-менеджеры получали образование без отрыва от производства. Чикагской школе бизнеса нетравных в экономике и финансах, а моей целью было приобретение лучших знаний именно в этих областях.
Как видим, о Липатове-футболисте (помните высказывание Филатова?) в этом интервью не сказано ничего. Дело в том, что он дорос только до дублирующего состава краснодарской «Кубани», после чего по каким-то причинам с профессиональным футболом завязал. Больше чем на 20 лет...
Пикантная подробность: селекционную службу «Ло­комотива» в прошлом году возглавил Виктор Тищенко -первый тренер Липатова в Краснодаре. Заявления председателя совета директоров, что Филатов во времена своего президентства развел в клубе семейственность и клано-вость, в связи с этим фактом выглядят забавно. Справедливости ради, Семин, Овчинников и ряд других работников прошлогоднего «Локо» отзываются о Тищенко как о хорошем специалисте и человеке.
Липатов и сейчас всячески открещивается от того, что погрузился в футбол с головой. В интервью «СЭ» он провозгласил:
- Деятельность в ФК «Локомотив» не является для меня работой, денег-то я за нее не получаю. Это в чистом виде общественная нагрузка. Председателем совета директоров стал просто желая помочь клубу.
В другой беседе, отвечая на вопрос, какую часть своего времени уделяет «Локомотиву», Липатов ответил: «Десять процентов. Может, одиннадцать». В тексте интервью последней фразе в скобках сопутствует примечание: (с улыбкой).
Любопытно, что до того самого года, когда он стал председателем совета директоров «Локо», Сергей Влади­мирович не только не болел за железнодорожников, но и... вовсе не увлекался российским футболом. Об этом в интервью тому же «СЭ» рассказал он сам.
- Правда, что вы пришли в футбол «по мотивам» матча с армейцами летом 2005-го? - спросил руководителя «Локомотива» мой коллега Павел Новиков.
- Отчасти. Яне очень интересовался российским футболом, предпочитая смотреть матчи ведущих европейских чемпионатов. Но после той игры «Локо» с ЦСКА, на которой присутствовал как представитель одного из спонсоров клуба, компании «ТрансТелеКом», проникся. Подкупили самоотдача футболистов, эмоции. Можно сказать, с того времени и «заболел».
Учитывая, что интервью с Филатовым, в котором тог­дашнему президенту клуба был задан вопрос о новом ру­ководителе, было опубликовано 22 октября, а матч с ЦСКА, выигранный со счетом 3:2, состоялся 30 июля, у Липатова к «Локомотиву» возникла всепоглощающая любовь с первого взгляда. Меньше трех месяцев от полного безразличия до статуса председателя совета директоров - это какой же вихрь чувств человек должен был испытать!
Один из хорошо знающих Липатова людей рассказал мне, что Сергей Владимирович любит повторять: «Если я что задумал, меня не остановить».
Все дальнейшие события показали: в этом нет ни ма­лейшего преувеличения. Остановить Липатова в «Локо» пока не удалось никому.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс июл 20, 2008 19:16

По удивительному совпадению, за месяц до судьбоносного матча «Локо» - ЦСКА (победный гол в котором забил нынешний глава Дирекции по работе с болельщиками «Локомотива» Олег Пашинин) произошло одно важное кадровое назначение. Которое, пожалуй, и можно назвать точкой отсчета всгвсей этой истории.
Распоряжением Правительства РФ номер 786-р от 14 июня 2005 года президентом открытого акционерного общества «Российские железные дороги» был назначен Владимир Якунин, до того - первый вице-президент РЖД. Его предшественник, пожилой Геннадий Фадеев (ныне ему 71 год) стал помощником председателя правительства России.
К Липатову, главе стопроцентной «дочки» РЖД -«ТрансТелеКома», новый руководитель относился с большой симпатией. Поздравляя дочернюю компанию с 10-летним юбилеем, Владимир Иванович заметил: «Особенно важно, что эта компания, изначально созданная для обслуживания инфокоммуникационных потребностей российских железных дорог, превратилась в самостоятельную бизнес-единицу. "ТрансТелеКом " не только приносит операционную прибыль, но и обеспечивает возврат инвестиций». Фамилия Липатова названа не была, но очевидно, что похвала адресовалась именно ему.
Между тем Сергей Владимирович при любом удобном случае любил рассказывать о своих футбольных достижениях. Вот, к примеру, отрывок из уже упомянутого интервью журналу «Финанс». Речь идет о его буднях в Чикагской высшей школе бизнеса.
- В редкие моменты отдыха мы играли в футбол. Однажды испанская диаспора вызвала на футбольный поединок студентов всего остального мира и встретила в лице нашей команды, в составе которой были три россиянина, нешуточное сопротивление. Они проиграли, причем россияне забили семь голов из десяти. Впоследствии наше «вы­зывающее поведение» на футбольном поле отразилось на учебном процессе: одним из игроков в их команде был ассистент профессора - американец. Потом на экзамене он стал настойчиво обращать внимание преподавателей на какие-то наши недочеты, промахи. Это было неприятно. Но позднее, когда испанцы поняли, что российский футбол находится на серьезном уровне, нас позвали в команду, и мы, объединившись, стали обыгрывать всех.
Как видим, о своих футбольных успехах на студенческом уровне он рассказывает с нескрываемой гордостью. Работники прежнего «Локомотива» убеждены: главный побудительный мотив завоевания им одного из ведущих клубов страны - комплекс несостоявшегося футболиста.
Давид Шагинян рассказывает:
- Липатов постоянно заходил в раздевалку и давал советы игрокам по сугубо футбольным вопросам - причем с таким видом, что они в понимании игры ему в подметки не годятся. Однажды я сам был свидетелем того, как после какого-то матча он подошел к Гуренко, сказал, что тот играл неправильно и напоследок заявил: «Возьми бут-сышки, приходи к нам в Лужники в футбол поиграть. Я тебе пару хороших приемчиков покажу». Липатов сказал это человеку, который играл в Италии у таких тренеров, как Капелло и Сакки! Ребята, когда все это слышали, с трудом сдерживали смех.
- Как Филатов отнесся к появлению Липатова?
- Сначала обрадовался. Тогда возникли проблемы с финансированием, а обязательства по контрактам игроков никто не отменял. Ищут, казалось, на горизонте появилось спасение. Ни о какой опасности отец тогда и не думал.
Только потом мы узнали, что в РЖД многие на Липатова были злы: на пост главы «ТрансТелеКома», как и в «Локомотиве», он тоже шел по головам, вел грязную игру. А в первый момент казалось, что с его помощью, наоборот, у нас появится этакий постоянный мостик к Якунину, необходимый для того, чтобы оперативнее решать все вопросы. У отца был прямой выход на нового президента РЖД, но не так часто, как это требовалось для обсужде­ния возникавших проблем. В силу занятости Якунина нужно было записываться к нему на прием. А в один не самый прекрасный день появился Липатов и сказал, что может общаться с ним напрямую и в любой момент.
Он осмотрелся — и ему понравилось! Не могло не понравиться, потому что Сергей Владимирович с помощью «Локомотива» хотел реализовать какие-то неудовлетворенные юношеские амбиции. Когда-то в молодости он не смог проявить себя как футболист, а заработав денег, решил: почему бы ему тоже не стать Абрамовичем. При этом оказался в еще более выигрышном положении: хозяином клуба он не является, не вкладывает свои деньги, а тратит средства РЖД.
Пусть я сам и не футболист, но вырос в семье футболиста, и футбол всегда был у меня в крови. Поэтому знаю, о чем говорю. Однажды стоял рядом с Липатовым во еремя матча дублеров, слышал его комментарии - и понял, что в игре он вообще не разбирается. Зато его окружает свита из пяти-шести человек, которые ему непременно поддакивают. Он говорит: «О, какой классный пас отдал!» - и все напропалую начинают восхищаться: да, шикарный пас, невероятный. Потом кого-то назовет нехорошим словом - и свита начинает соревноваться, кто круче этого игрока обругает. Идеи, которые он с самого начала стал продвигать, к футболу вообще никакого отношения не имели и звучали абсурдно. Чтобы добиваться успехов в футболе, им надо жить. Стандартные бизнес-модели здесь не работают...


Резкие слова одного из руководителей прежнего шта­ба, конечно, не могут считаться истиной в последней ин­станции. Но право высказаться бывший коммерческий директор клуба имеет несомненное.
Имеет такое право и Липатов, и приближенные к нему люди. Обширное выступление одного из топ-менеджеров «Локомотива», попросившего, однако, не называть его имя, вы сможете в этой книге прочитать. В нем раскрывается смысл перемен, с которыми пришел в клуб его председатель совета директоров.
Система на словах выстроена весьма интересная и вполне, надо заметить, стройная. Вот только футбол в ней сугубо вторичен по отношению к бизнесу. А жизнь, как мне кажется, раз за разом доказывает: когда менеджмент российских клубов руководствуется принципом «команда для клуба», а не «клуб для команды» - ничего у него в конечном счете не выходит. Потому что главное в футболе -не извлечение прибыли, а спортивный результат и популярность среди болельщиков.
Словом, то, что уже было при прежнем руководстве «Локо».
Валерий Баринов говорит: - В моей сфере деятельности, театре и кино, самая большая беда происходит в том случае, когда приходит продюсер и говорит: «Я плачу - а значит, должно быть так и только так». В футболе - то же самое. Бизнесменам, которые туда приходят, надо понимать, что сами они управлять своими деньгами все равно не смогут. Это должны делать футбольные профессионалы - такие как те же Семин и Филатов. Что они и доказывали на про­тяжении многих лет. Боюсь, что после прихода в наш футбол больших денег - что само по себе, конечно, замечательно, - из него ушел... сам футбол.
Я долго думал, что же такое для меня футбол. Почему, когда проигрывает моя любимая команда, я не знаю, как с этим справиться. Когда не получается роль или не заплатили деньги - знаю, а когда проигрывает команда -нет. И в какой-то момент - понял. Лично для меня футбол - это сохраненное во мне детство.
И именно поэтому я, человек эмоциональный, сейчас близок к отчаянию. С прежним «Локомотивом» от меня ушел целый пласт жизни. Нынешним клубом правят слишком взрослые и, по-моему, циничные люди.
Одно удовольствие - разговаривать с людьми искусства. Они мыслят образами. И попадают не в бровь, а в глаз. Отсюда - и название этой главы.
В экономике я, признаться, не силен - но она, собственно, и не является темой этой книги. Она - о футболе, его людях и их поступках. Семин с Филатовым, как вы уже могли убедиться, тоже не ангелы с крылышками. Но при двух этих фигурах «Локомотив» превратился из скрипучей провинциальной электрички в новенький скоростной экспресс. У отцов-основателей «Локо» может быть сколько угодно недостатков - но именно при них эта команда обзавелась миллионами болельщиков, при них был построен единственный по сей день в Москве современный стадион. А будет ли хоть что-то подобное при великолепно подкованном в бизнесе новом руководстве - пока большой вопрос. Пока что при нем мы увидели лишь беспрецедентное количество скандалов, которые в филатовско-семинские времена могли присниться болельщикам «Ло­комотива» только в кошмарных снах.
В конце концов, болельщикам - для которых, собственно говоря, и живет любой футбольный клуб - абсолютно, извините, до фонаря, насколько профессионально по классическим канонам в этом клубе выстроен бизнес-процесс. Они приходят на стадион, садятся на трибуну и смотрят игру. Результат этой игры, ее красота и эмоциональность, в конечном счете, отношение клуба к ним, болельщикам, -вот все, что они видят и что их волнует. А председатель совета директоров, равно как и все остальные клубные структуры, в данном случае являются не более чем обслуживающим персоналом. Чего Липатов, мне кажется, не желает понимать.
Впрочем, все это - мое личное мнение. Читателю же наверняка хочется услышать прямую речь самого Липатова. Интервью он за последние годы дал немало. Оттуда его менталитет как руководителя и попытаемся узнать.
«Безусловно, наша цель - самоокупаемость, но можно посмотреть на ситуацию в ретроспективе. Предыдущее руководство клуба много сделало для его развития. Однако эти люди, будучи неплохими спортивными специалистами, не в полной мере отдавали себе отчет в том, что футбол - это еще и бизнес. И как результат - "речка " иссякла. В клубе наступил системный кризис, преодолеть который удалось лишь недавно».
«Прежнему руководству "Локомотиву " не хватало стратегии, которая обязана быть у любого большого клуба. Тут надо четко разобраться в разнице между терминами. Понятия "клуб" и "команда" в футболе часто отождествляют. И это ошибка. Иногда - если речь идет о клубе со скромным бюджетом, не ставящим перед собой амбициозные бизнес-задачи, - это, по сути, действи­тельно одно и то же. Но в "Локомотиве " команда - это часть клуба. Важная, я бы сказал, верхняя, но часть. Она со своими задачами в принципе справлялась.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 17:08

Но у большого клуба должны быть и иные цели, помимо спортивных. Высокое место в таблице помогает их реализации, однако лишь одной спортивной составляющей нельзя ограничиваться. Иначе бизнес-модель не построишь. Мы начали с того, что определили нашу главную цель. И решили, что она должна быть такой же, какая в том или ином виде проповедуется всеми ведущими западными клубами. Речь идет о стратегии бренд-value, или коммерциализации, повышения стоимости бренда. О параллельном — наряду с качественной игрой в футбол - отлажива-нии всего бизнес-процесса. О том, чтобы коммерческие права приносили "Локомотиву" все более и более значимые доходы. Чтобы все инвестиции в клуб обеспечивали добавочную стоимость».
«Нам больше подходит специфика "Милана", в том числе менталитет итальянцев. "Милан " - идеальное воплощение принципов клубного единства, профессионализма, скрупулезного накопления технологий и подбора кадров, а также соблюдения некоторой закрытости для сохранения своих профессиональных тайн».
«Через пять лет планируем зарабатывать порядка 100 миллионов долларов. Такой должна быть операционная прибыль за год. На всех правах. Во всяком случае, стремиться к этому нужно».
(О клубном телевидении) «Это были хорошие задумки предыдущего менеджмента. Сейчас для клуба важны разумность и целесообразность. Понятие щедрости -не о нас».
Ой ли? Безумные премиальные в 2007-м, покупки за бешеные деньги сомнительных легионеров вроде Хамину Драмана, которого «Црвена звезда» не могла за 300 тысяч долларов никуда продать и сбыла в Турцию только за двести - зато «Локомотив» купил его потом за три миллиона... Дорогущий 20-летний бразильский вратарь Гильерме, ставший шестым (!) за один сезон голкипером «Локо», но так и не проведший ни одного матча... Впрочем, не будем забегать вперед. Обо всех этих ярких свидетельствах «разумности и целесообразности» разговор впереди.
Проявлялась «разумность и целесообразность» совсем в другом. Рассказывает Александр Удальцов:
- Через два месяца после прихода Липатова в клубе появился новый финансовый директор - Киричек. И если на покупку игроков и зарплаты им стали швыряться миллионы, то на приземленные цели этот человек жалел каждую копейку.
В прошлом году мы выиграли Кубок России, и во время празднований в раздевалке у трофея треснула ножка. Я тут же нашел компанию, которая занимается ремонтом таких изделий. И в клубе услышал: «А подешевле нельзя?» Видимо, подумали, что я на этом ремонте что-то хочу «наварить», хотя у меня, работавшего в клубе шесть лет, задача была одна - чтобы Кубок, выигранный моей любимой командой, побыстрее починили. В результате они сами вышли на Гусь-Хрустальный, где этот Кубок, собственно говоря, и делали. Там уж точно никакой переплаты быть не могло. Приз починили и выставили «Локомотиву» счет - 60 тысяч рублей. Так его три месяца не оплачивали! В конце концов в Гусь-Хрустальном сказали: «Пока не оплатите-мы вам его не отдадим». Прихожу к Киричеку. Он на дыбы: «Зачем нам его оплачивать?'!» Пришлось подключать Семина. Только когда Палыч ему на пальцах объяснил - зачем, он неохотно выделил деньги. На каждой мелочи экономили! Даже факс в клуб болельщиков - и то не могли поставить.
Давид Шагинян добавляет:
- Во время Кубка РЖД «Локомотив» организовал гала-вечер в отеле «Ритц» - и долго не оплачивал аренду зала. Знаю, что «Ритц» даже составил по этому поводу письмо в УЕФА. Случилось это только потому, что люди, отвечающие ныне за финансовые вопросы в клубе, не понимают элементарных вещей: завоевать доброе имя (которого мы добивались многие годы) в футболе очень трудно, а потерять - намного легче. В конце концов, вероятно, оплата все-таки состоялась, но то, что этот долг «висел» несколько месяцев — точно. Предсезонные сборы начала 2007 года, которые еще я организовывал, проплатили только в сентябре - и тоже со скандалом, с письмами в УЕФА.
Когда Валерия Николаевича уволили, он приехал в клуб и до того, как собрал вещи, успел оплатить счета на учебу Биджиева и Хапова в Высшей школе тренеров. Так на следующий же день эту оплату аннулировали. При этом зарплаты новым людям во главе департаментов клуба стали составлять 30, 50 тысяч долларов...
А работают эти люди своеобразно. В прошлом году мне звонят и говорят, что на праздник открытия сезона в Черкизово пригласили группу «Чайф». Ну и молодцы, говорю. Народ эту группу любит, а заплатить 30 тысяч евро для «Локомотива» не проблема. 15 - самой группе, 15 -за сцену, звук, свет. А через два месяца случайно узнаю, что за «Чайф» заплатили около ста тысяч долларов! Я аж дара речи лишился. Или послематчевый салют, который нам делали по бартеру, за рекламу на стадионе - а теперь платят за то же самое бешеные деньги...



Вернемся, однако, к высказываниям Липатова. Сколько ученых слов выдал Сергей Владимирович, а?! Если вы в них не захлебнулись - сильно удивлюсь. Вот только кроется ли за обилием этих слов какой-то практический, жизненный смысл? Не уверен. И вот почему.
Лично меня во всем этом калейдоскопе брендов и до­бавочных стоимостей до слез умилил пример с «Миланом». На мой взгляд, ничего менее соответствующего тому, что происходит в «Локомотиве» при Липатове, найти невозможно. С каждого человека, который какое-то более или менее весомое количество лет провел в составе «россоне-ри», клуб пылинки сдувает. Кажется, ветеранам там по­просту не могут отказать в подписании нового контракта; когда разговор идет о людях, завоевавших множество ев­ропейских и итальянских призов, слово «нет» из лексико­на Сильвио Берлускони и Адриано Галлиани буквально выжигаются. Люди играют до 40 лет, а потом плавно переходят на ту или иную работу в клуб.
Так и формируется особый патриотизм «Милана»: футболисты могут быть уверены, что если отдадут многое команде, клуб их ни за что не бросит. Кто-то устроится в детскую школу, и мальчишки будут млеть от того, что с ними работает такая легенда; другой отправится тренировать дубль, третий - кто поделовитее - пополнит штаб миланских менеджеров. Чужаки в клуб не пролезут, а свои без работы не останутся.
Но ведь именно так относились к своим ветеранам в филатовско-семинском «Локомотиве»! И после ухода Се­мина, в сугубо филатовском, - тоже. Те же Лоськов и Евсеев, подписывая свои последние локомотивские контракты, услышали от Филатова обещания, что оба получат работу в «Локо» после завершения карьеры. Более того, экс-президент говорил в интервью «СЭ», что хочет видеть в клубе даже ушедшего в свое время в «Уралан» Чугайнова. Тот в итоге пошел другим путем, зато Джанашия, Черевченко, Оганесян, Батуренко, Биджиев, Хапов, Арифуллин, Смирнов, Фузайлов и ряд других игроков «Локо» 90-х - начала 2000-х при прежнем руководстве клуба вернулись к родным пенатам.
При Липатове же к ветеранам трепетно относиться перестали. О том, чтобы устроить какую-то церемонию прощания с болельщиками для Евсеева и Лоськова, не было и речи. На таких ключевых должностях, как, к примеру, спортивный директор, стали появляться люди вроде Дмитрия Баранника - некогда обычного полузащитника «Зенита», в последний десяток лет жившего и работавшего (далеко не всегда по специальности) в «самой футбольной» стране мира - Норвегии. Это все равно, что в «Милан» на роль третьего человека в клубе ни с того ни с сего взяли бы рядового игрока «Лацио» 20-летней давности, жившего 10 лет после окончания карьеры где-нибудь в Финлян­дии. Да на «Сан-Сиро» от такой перспективы все дружно повесились бы!
Зато «Милан» для Сергея Владимировича - «идеаль­ное воплощение принципов клубного единства». Только какое отношение это имеет к «Локо»?..


Если задаться целью найти слово, которое меньше всего подходит к Липатову и его методу ведения дел, то это -«сентиментальность». Вполне допускаю, что простые человеческие чувства свойственны председателю совета директоров после окончания рабочего дня - но, облачаясь в деловой костюм, он их выжигает каленым железом. И действительно, зачем нужен какой-то душевный порыв, если есть бизнес-план?
Наверное, это и называется современными методами управления.
Однажды Липатов пришел на собрание президентов клубов РФПЛ с книгой под названием «Руководить по-русски» - и охотно позировал с ней перед фотокорреспондентами. Что, интересно, он хотел этим сказать? Что обладает Высшим Знанием, недоступным его коллегам-президентам? Что любой житейский поворот, равно как и выход из него, предусмотрен в специальной литературе?
По-моему, «руководить по-русски» - это как раз рабо­тать так, как Филатов и Семин. Чьи ошибки в тысячекратном размере компенсировались безудержной страстью к своему делу, любовью к «Локомотиву» и людям, которые в нем работали.
Недаром все, кто играл в том «Локо», вспоминают о годах, проведенных в клубе, с огромной ностальгией. Не­давно брали интервью для клубного локомотивского жур­нала у Зазы Джанашия - так тот взахлеб рассказывал, как без малейших колебаний мог набрать телефонный номер Семина в два часа ночи, если у него сломалась машина или требовалась еще какая-то срочная помощь. Главный тренер тут же звонил нужным людям, и все проблемы мигом решались. Мог Джанашия посреди ночи и заехать к капитану команды Чугайнову - занять денег. И это вос­принималось как должное...
- Ностальгию по временам Филатова - Семина иногда чувствуете? - спросил я во время первого предсезонного сбора 2008 года в Турции форварда Дмитрия Сычева. Мне интересен был именно его ответ, потому что в том, что подобные ощущения испытывают ветераны команды, сомнений не было никаких. А вот важнейшая фигура «Локо» нового поколения, успевшая застать чемпионский 2004 год - каковы ее ощущения?
- Чувствую, конечно, - ответил Сычев. - Это были особенные времена. Я тогда только попал в «Локо» - и сразу почувствовал, какой это коллектив. Такое не забывается
В том же духе высказалась в разговоре со мной и еще одна молодая звезда команды - Динияр Билялетдинов.
- Раньше на четыре дня (из отпуска) опоздал - заплати, вышел на тренировку с 20-минутным опозданием — сразу деньги неси. И касалось это всех без исключения. Сейчас попробуй сто долларов забери у кого-то! Сразу звонок (наверх) идет, аргументы - «у меня в контракте не написано». Давайте в каждой мелочи теперь от контракта плясать. А где человеческие отношения? Нет их теперь?
- Коллектива, какой был в «Локомотиве» еще в чемпионском 2004-м, и в помине нет?
- От него остались маленькие островки. Александр Удальцов говорит:
- Филатов - человек своеобразный. Он и матом мог кого угодно покрыть или, допустим, не принять приехавшего к нему Измайлова - если тот его чем-то всерьез разозлил. Не по игре, разумеется, а по отношению к работе. Но он - настоящий фанат своего дела. Валерий Николаевич действительно любит «Локомотив». И поэтому работали рядом с ним только такие же фанаты. А тем, кто пришел ему на смену, на «Локомотив» глубоко наплевать. Для них это временная остановка, где можно нарубить денег, а потом посмеяться и забыть.
Прав ли бывший пресс-атташе «Локо»? В той части, которая касалась Филатова, - однозначно да. Там, где речь о Липатове и его приближенных, - положительный ответ дать не возьмусь. Для этого надо гораздо лучше знать людей. Удальцов, в отличие от меня, успел познакомиться с ними ближе. До какой степени - мы еще поговорим...
Даже люди, позитивно настроенные по отношению к Сергею Владимировичу, сравнивают бывшееруководство клуба со сжатым кулаком, а то, что творилось в нем в 2007-м, -с растопыренной пятерней.
Конечно, когда Липатов пришел в клуб, конфликт между Филатовым и Семиным уже основательно подто­чил прежнюю атмосферу единения и доверия. Новый председатель совета директоров просто завершил этот процесс. Ему, человеку бизнеса со всеми вытекающими отсюда последствиями, сделать это не составляло ника­кого труда.
Условно говоря, в 99-м или 2002-м году у Липатова не было бы никаких шансов. Тот «Локомотив» отторг бы его. Здесь же микробы уже поселились в организме, и им лишь нужно было создать среду для размножения.
И, конечно же, искоренить в отношениях между людь­ми всякое искреннее, неформальное, личностное начало.
Людмила Филатова рассказывает:
- Помню, как Липатов с нами познакомился и сказал: «Будем работать вместе». Я сразу предложила: «Приводите вашу жену, встретимся, пообщаемся». Он сухо ответил: «Это не нужно. И вообще, все эти семейные отношения в команде надо искоренять». А на этих отношениях в «Локомотиве» всегда все строилось, его во многом и полюбили потому, что в глазах людей это была как раз семейная, домашняя команда. В тот момент я сразу почувствовала, что Липатов - абсолютно чужой для «Локомотива» человек. «Разделяй и властвуй» - вот его главный принцип.
Будучи, безусловно, умным человеком, Липатов не стал брать быка за рога. Проявив свои намерения явно, он спугнул бы Филатова, который тогда все же «командовал парадом». Поэтому поначалу Сергей Владимирович изучал обстановку и входил в доверие локомотивских людей прелюбопытными способами.
Бывшие работники клуба рассказали мне, чем потряс председатель совета директоров обслуживающий персонал команды в начале 2006 года. По их словам, на первом предсезонном сборе Липатов представился врачам, массажистам, администраторам «Локо», выслушал их пожелания. А приехав на второй, подошел к ним же со словами: «У меня для вас отличная новость!»
«Неужели зарплату подняли?» - подумали наивные люди. И услышали: «Я написал новый гимн "Локомоти­ва" - и музыку, и слова!» К тому времени у команды уже был гимн, принятый болельщиками. Зачем понадобилось придумывать еще один - никто так и не понял.
- Когда Филатову принесли сочинение Липатова, он воскликнул: «Какой еще гимн?!» - вспоминает Александр Удальцов. - И распорядился: «Ставьте, но только за 20 минут до матча, как обычную песню. А гимн у нас останется прежний». Давид Шагинян, как и еще несколько работников клуба, эту историю подтверждает.
Малозначимый, казалось бы, эпизод с гимном стал одним из первых звеньев в длинной цепочке событий, которая однажды приведет к отставке Филатова...
Как признался мне экс-президент клуба, Липатов был категорически против возвращения из сборной в «Локо­мотив» Семина - по филатовскому выражению, «до кри­ка». Чем не угодил бизнесмену титулованный тренер, с которым они тогда толком не были знакомы, - из логики последующих событий догадаться несложно. Перспекти­ва появления столь мощной фигуры в планы Липатова явно не вписывалась. А если допустить еще гипотетическую возможность их примирения с Филатовым...
Впрочем, сам бывший президент тоже не горел же­ланием возвращать Семина. Тут они с Липатовым вы­ступили единым фронтом. И невдомек было Филатову, что тем самым он добровольно засовывает свою голову в пасть льву. И царь зверей неспешно, смакуя, сожмет челюсти.
Давид Шагинян говорит:
- Липатов вел себя очень тактично и грамотно. Ни одного нашего предложения с порога не отвергал, даже если с чем-то был категорически не согласен, открыто это не показывал. В общем, до поры до времени не давал никакого повода заподозрить себя в борьбе за власть в клубе.
Семин, в свою очередь, полагает:
- После моего ухода, когда Эштреков возглавил команду, все шло хорошо, был огромный отрыв, команда провела много неплохих матчей. Потом, после травмы Сычева, все повалилось, «Локомотив» занял третье место, и Эштрекова перевели на пост спортивного директора. Но в клубе к тому моменту появился Липатов, и, намой взгляд, Филатов уже не руководил процессом. Не верю, что, если бы все зависело от него, Эштреков ушел бы с поста глав­ного тренера.
Мне все же кажется, что на момент окончания сезона-2005 степень влияния Липатова не стоит преувеличивать. По-настоящему прибирать власть к рукам он начнет по ходу следующего сезона, который увенчается его безоговорочной победой на аппаратных фронтах.
Липатов пришел в клуб, когда тот шел со значитель­ным отрывом на первом месте в таблице. То, что начало падения «Локо» совпало с появлением нового председате­ля совета директоров, скорее всего, является обычным совпадением.
А может - результатом воздействия его какой-то со­всем другой, совсем не локомотивской ауры?..
- Когда в судьбе команды произошел надлом? - спросил я не так давно нового капитана «Локо» Динияра Биля-летдинова.
- После злополучного поражения от «Рапида» в 2005 году, когда не попали в Лигу чемпионов. С того дня началась черная полоса.
Любопытно, что именно спустя несколько дней после фиаско с «Рапидом» Филатов собрал группу игроков ко­манды в одном из московских ресторанов, чтобы погово­рить о проблемах. А заодно - чтобы познакомить их с Липатовым. Тот был подобному сближению, естественно, только рад.
- Я в свое время играл в футбол на профессиональном уровне. И если разговариваю с футболистами, то на языке не начальника, а человека, прошедшего подобную школу, - гордо скажет однажды председатель совета директоров в интервью, лишний раз подчеркнув свою «футболь-ность».
С этого момента Липатов начнет постепенно внедряться в саму команду. Во что это выльется в 2007 году - узнаете ниже...
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 17:20

А в конце июля 2005-го над «Локомотивом» сияло яр­кое солнце.
Да, с недопустимым скрипом были пройдены во вто­ром квалификационном раунде Лиги чемпионов скромные македонские «Работнички». Но пройдены же - в то время как двумя годами ранее ЦСКА на том же этапе оступился в противоборстве с «Вардаром» из той же Македонии. В чемпионате же страны, с учетом последних матчей се-зона-2004, «Локо» не проигрывал 26 туров подряд, тем самым сравнявшись с абсолютным рекордом «Спартака» 2003 года. За два с половиной месяца после назначения главным тренером Эштреков ни разу не познал горечи поражения. Но лшнь 30 июля должно было выясниться, что пред­ставляет собой «Локо» на самом деле. Соперником был ЦСКА.. Новоиспеченный обладатель Кубка УЕФА - пер­вого в истории российского футбола выигранного европейского клубного трофея.
Человек-эпатаж Сергей Овчинников такой оказии упу­стить не мог. Несколько его предматчевых заявлений произвели эффект разорвавшейся бомбы.
В ту пору российская футбольная «тусовка» напропа­лую восхищалась достижением армейцев. Их соперники по чемпионату один за другим рассказывали, как пережи­вали за ЦСКА в Кубке УЕФА. К изданию уже готовились сразу две книги про Валерия Газзаева: одна в серии «Жизнь замечательных людей» (причем не как у великих ученых и писателей - в сером переплете, а в самом что ни на есть золотом), другая - под названием «Приговорен к победе».
И вот в такой благостной атмосфере Босс пришел в редакцию «Спорт-Экспресса» и заявил, что в финале Куб­ка УЕФА болел против ЦСКА. «Конечно, ревность есть, -признал он. - Я своим так и сказал: победа армейцев в Кубке УЕФА - неудача для нашего клуба».
Дальше - больше. О главном еврокубковом герое ЦСКА - бразильце Даниэле Карвалью - было произнесе­но следующее: «Был бы бразилец действительно хорошим футболистом, в Россию бы не поехал». Ценность самого Кубка УЕФА Овчинников охарактеризовал так: «Гораздо лучше сыграть дважды в полуфинале Кубка кубков, чем один раз выиграть Кубок УЕФА неизвестно у кого».
Для России такая предматчевая «артподготовка» бо­лее чем непривычна. А вот профессиональные боксеры перед боями в Лас-Вегасе или Нью-Йорке точно так же пытаются деморализовать оппонентов, словесно размазывая их по рингу. Прием этот - крайне рискованный, потому что дает тренеру команды-оппонента все карты в руки. Провокационные цитаты зачитываются команде на предматчевой установке - и больше даже говорить ничего не надо. И если клуб автора нашумевших заявлений проигрывает, человеку потом, что называется, мало не показывается. И от прессы, и от соперников, и от собственного руководства.
Так произошло предыдущей осенью с тогдашним главным тренером «Зенита» Властимилом Петржелой, который перед решающей встречей с ЦСКА заявил в интервью, что армейцы играют в «конский футбол». Имелось в виду - в футбол примитивный, ставящий целью затоптать соперников. Закончилось все выездной победой ЦСКА со счетом 3:0. «Конский футбол» чеху припоминали еще долго...
Впрочем, Овчинникову страхи по поводу собственных высказываний неведомы. Чего может бояться человек, который несколько лет назад в телепрограмме «Школа злословия» с легкостью заявил, что продолжает играть в футбол для того, чтобы... достроить дом?! Самодостаточному человеку, ему было глубоко наплевать на обвинения в меркантильности, которые неизбежно должны были посыпаться на него со стороны определенной группы не в меру аскетичных фанатов. Тех, кто свято убежден, что игрок должен клубу все, а клуб игроку - ничего. Причем чем меньше добились в жизни эти люди, с тем большей рьяностью они заглядывают в чужой карман. И буквально звереют, когда футболисты поднимают тему материальных благ...
А тогда, после скандальных овчинниковских заявлений, «Локомотив» армейцев - победил! Когда Олег Пашинин, для которого этот гол стал всего вторым в высшей лиге, забил победный мяч, сошла с ума от радости Южная трибуна, потрясающе красиво и согласованно одетая в зеленые и красные манишки. Аплодировал из VIP-ложи тогда еще просто один из спонсоров клуба Сергей Липатов - которого тот матч, как мы помним, и влюбил в «Локомотив». Новый абсолютный рекорд чемпионатов России по длине беспроигрышной серии - 27 игр - был установлен (и, кста­ти, до сих пор никем не побит). Казалось, теперь железно­дорожникам открыт путь к третьему золоту.
Но уже в следующем туре, в Казани, команду Эштре-кова ждали сразу два удара. Первое - поражение - еще можно было пережить. Но разрыв крестообразных связок колена Дмитрия Сычева, оставивший «Локо» без единого классного форварда, стал для команды фатальным. А вскоре последовало и домашнее поражение от «Рапида», лишившее команду праздника под названием «Лига чемпионов». В которой с тех пор «Локомотива» не видели ни разу...
Могло, впрочем, все сложиться и по-другому. Клуб был очень близок к подписанию контракта с талантливым форвардом из Швеции Маркусом Розенбергом. Отец шведа даже приезжал в Москву, выбирал для сына квартиру - и приемом остался более чем доволен.
Его привели в VIP-ложу Черкизова на матч «Локо» -«Динамо». Неподалеку сидел Роман Абрамович. Красоч­ное фанатское шоу едва не свело Розенберга-старшего с ума. После игры его пригласили на день рождения одного из работников клуба, который отмечался на стадионе в присутствии всей команды. Приезд отца шведского футболиста не остался незамеченным. Вадим Евсеев громко скандировал: «Тре Крунур!» и «Берье Сальминг!» -демонстрируя знание истории шведского хоккея. Угощали гостя с настоящим русским размахом.
Казалось, все на мази. Розенберг заменил бы Сычева, а на следующий год, после выздоровления последнего, составил бы с ним ударный дуэт форвардов.
Увы, в последний момент швед предпочел амстердамский «Аякс» - хотя поначалу голландцы предлагали нападающему меньшую зарплату, чем «Локомотив». Говорят, сделать выбор в пользу «Аякса» Розенберга убедил агент -популярный в 90-е годы шведский футболист Мартин Да-лин. Позже Розенберг переберется в Германию. Теперь он штампует гол за голом в составе именитого бременского «Вердера».
«Локомотив» же, проиграв «Рапиду», кубарем покатился со своих позиций и в чемпионате. Помимо Сычева, надолго выбыл из строя еще и Лоськов. Все это стало настоящим подарком судьбы для «Спартака», который к августу уже и не надеялся занять второе место и попасть в следующую Лигу чемпионов.
Представьте только: по положению на 1 августа «Спартак» отставал от «Локомотива» на 17 (!) очков - имея, правда, две игры в запасе. Но за последующие три месяца красно-белые в десяти матчах набрали 25 очков, а красно-зеленые - в восьми матчах всего восемь очков с разностью мячей 7-11...
В последнем туре два претендента на серебро (золото спокойно взял ЦСКА) встречались между собой. В пред-матчевом комментарии в «СЭ» я предпочел обсуждению предстоящего матча разговор на более глобальную тему. Два с половиной года спустя заданные в той публикации риторические вопросы кажутся настолько актуальными, что позволю себе самоцитату.
«...С "Локомотивом " вопросов гораздо больше. Кто в новом сезоне будет тренером? Почему не вернулся Юрий Семин? Какова роль нового главы РЖД Владимира Якунина, в каких объемах он готов поддержать клуб? Чей голос в стратегических решениях будет решающим - президента Валерия Филатова или председателя совета директоров Сергея Липатова? Какие перемены ждут состав?
Когда столько вопросов отвлекают людей перед решающим матчем - для команды это не очень хорошо. В "Спартаке " игроки и тренеры не закрепощены мыслью о том, что предстоящий матч может ударить по их личной карьере. В "Локомотиве" - такое есть...
Ясно одно: "Локомотив " сегодня находится на пороге больших перемен. Эпоха Юрия Семина, сделавшего сейчас выбор в пользу "Динамо ", закончилась. Даже по морщинам, добавившимся за последние месяцы на лице экс-главного тренера сборной, видно, как нелегко все происшедшее ему далось. Игрокам, судя по всему, тоже.
У "паровоза " - два возможных вектора пути. При худшем варианте развития событий в следующем сезоне он продолжит падение, начатое во втором круге сезона нынешнего. Тогда станет ясно, что клуб с, казалось, отлаженной до мелочей структурой на самом деле держался на одном человеке. И что "Лот " без Семина - такой же фантом, как киевское "Динамо " - без Лобановского.
Но есть и другой путь. Если верна информация о том, что бюджет команды возрастет, и будет найден серьезный зарубежный тренер (переговоры, поговаривают, ведутся со всеми свободными тренерами высшего класса -от Хитцфельда до Ле Гуэна), то станет ясно, что клуб жизнеспособен и без Семина. Впрочем, для того чтобы такого тренера найти, "Локомотиву" нужно выиграть у "Спартака". Без Лиги чемпионов Хитцфелъдов заманить в Россию будет куда труднее.
Новый "Локомотив " может стать не хуже и даже лучше прежнего. Но сохранится ли в нем прежний дух? Сохранится ли привлекавшая болельщиков и нехарактерная для современного футбола семейная атмосфера, созданная там во времена Семина, атмосфера какой-то всеобщей теплоты, какой не было больше ни в одном клубе? Поклонники "Локомотива" уже сейчас тоскуют по ней куда сильнее, чем по утраченному осенью золоту».


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 17:28

«Спартаку» железнодорожники, как и следовало ожи­дать, проиграли, после чего остались без Лиги чемпионов и без Эштрековагперешедшего на пост спортивного директора.
В конце года Семин, уже назначенный главным тренером «Динамо», дал весьма резкое интервью «Спорт-Экспрессу».
- Почему из командировки в сборную, в которую вы отправились из «Локомотива», вернулись в «Динамо»?
- Это очень сложный вопрос, особенно для болельщиков «Локомотива». Им я и хочу сказать, что не все зависело от меня. Не собираюсь взваливать всю инициативу перехода в «Динамо» на свои плечи. Наверное, по многим взглядам на развитие клуба мы с руководством «Локомотива» перестали сходиться и понимать друг друга...
- С президентом Валерием Филатовым или с новым председателем совета директоров Сергеем Липатовым?
- С руководством клуба. Они оба -руководители. Кроме того, в период моего отсутствия в «Локомотиве» происходило много вещей, которые мне были непонятны. Это тоже сыграло свою роль.
- Что вы имеете в виду?
- На мой взгляд, за этот период нарушилась или, вернее, не была сохранена Эштрековым атмосфера единства клуба, игроков и болельщиков, которая всегда была отличительной чертой «Локомотива». Вдруг принимались решения не пускать болельщиков на базу. Не меня, а именно болельщиков. Проезжая мимо Баковки к себе домой, я видел, как мальчишки и девчонки, которые всегда бывали на наших тренировках, один день стоят перед закрытыми воротами, второй... А потом они перестали приходить. Для меня это - нонсенс.
- Говорят, однажды вы попытались их провести, и именно тогда новые охранники не пустили вас в Баковку.
- Может быть, такое и было. Но чтобы не пускали лично меня - подобного не происходило. Что же касается болельщиков, то наша команда всегда была открытой, доброжелательной, всегда шла вместе со своими поклонниками. Еще один нонсенс - запретили вывешивать на трибунах некоторые баннеры. Причем они не носили оскорбительного характера. По-моему, такие баннеры -нормальное явление, люди ходят болеть за команду и имеют право в рамках приличий высказывать все, что хотят. Тем более что наши болельщики всегда были хорошо воспитаны.
Еще для меня необъясним полный карт-бланш, который был дан Биджиеву в селекционной политике. Со стороны главного тренера Эштрекова не было за ней никакого контроля В течение того длительного времени, которое я был во главе «Локомотива», без главного тренера в команду не бралось ни одного игрока. Здесь же дело оказалось поставлено на поток, и, по-моему, ни с одним новичком не угадали. Наконец, для меня непонятно вмешательство в тренерские вопросы - чуть ли не замены с трибуны делались. Отсюда и результаты - как осечка в Лиге чемпионов, так и падение с первого места на третье в чемпионате страны. Все эти факторы и предопре­делили то, что я не вернулся в «Локомотив».
- Допускаете ли, что еще когда-нибудь будете работать вместе с Эштрековым?
-Нет.
- Есть ли ощущение, что он вас предал?
- Нет. Но работать с ним мы больше не сможем.
В довершение всего, сезон-2006 «Локомотив» начал без Овчинникова, ушедшего вслед за Семиным в «Динамо» в качестве свободного агента. То есть, ко всему прочему, еще и бесплатно.
Для многих это стало настоящим шоком. В первую очередь - для Филатова, который, узнав о подписании вратарем контракта с бело-голубыми на следующий сезон, «отцепил» его даже от поездки на матч Кубка УЕФА в Израиль. Гневу президента не было предела. В ту пору отношения с Семиным у него были далекими от идеальных, и уход голкипера, в честь которого по сей день на стадионе в Черкизове висит болелыцицкий баннер «Босс -№ 1 навсегда»,~носил для Филатова еще и личностную окраску.
Кто в приведенных ниже цитатах говорит правду, а кто лукавит - не знаю. Со свечкой, как говорится, не стоял. И единственное чувство, которое вызывает у меня эта размолвка, - досада. Досада, что два достойных человека, столько лет и с такими успехами находившиеся в одной упряжке, так плохо расстались. И это стало еще одной частью той лавины, которая в конце концов погребла под собой старый добрый «Локо»...

Овчинников рассказал мне:
- Я полагал, что имею право хоть на какую-то определенность по поводу своего ближайшего будущего. При этом никаких финансовых требований не озвучивал. Этого я вообще никогда не делал: сколько дадут — столько, значит, и стою.
Если бы мне честно сказали, что как на вратаря на меня не рассчитывают, я бы это понял и готовился как-то жить дальше. Но было полное молчание. Ну вот &шжите, зачем мне нужно было вообще уходить из «Локомотива»? Я был там основным вратарем, вызывался в сборную (пусть в стартовом составе играл уже Акинфе-ев), получал хорошую зарплату. Какой смысл был срываться куда-то еще из родного клуба, которому я отдал столько лет?
Но мне никто ничего не предлагал. Два раза Валерий Николаевич приглашал меня к себе на прием. Дважды я надевал костюм, галстук, выезжал к нему - и тут мне звонили и говорили, что сейчас он меня принять не сможет. Допускаю, что у него возникали какие-то срочные дела - но ведь я не сам к нему ломился, а он назначал это время.
Потом был разговор с Хасаном Биджиевым в раздевалке прямо перед матчем последнего тура со «Спартаком». Я спросил его - «Сегодня у нас последняя игра сезона, а у меня никакой определенности. На что рассчитывать?» И вновь - тишина. Никакой конкретики. И что мне оставалось делать? Вот я и вышел на игру в шарфе «Локомотива». Попрощаться с болельщиками...
Вся команда может вам подтвердить: после матча со «Спартаком» я всех собрал в ресторане. Сказал, что мне не предлагают новый контракт, и если предложения не последует до завтра - уйду. Люди просто обалдели.
Может, я и погорячился. «Динамо» — это ведь была большая авантюра. Но все-таки я воспитывался в динамовской школе, и за неимением ничего лучшего решил, что для меня это правильное решение. Да и куда-то на периферию ехать не хотелось. И когда Юрий Палыч принял «Динамо», а предложения из «Локомотива» так и не поступило, я попросил Семина помочь мне попасть в его команду.
Вся эта история, если честно, мне не понравилась по одной простой причине. Многие люди, которых я считал своими друзьями, повели себя, на мой взгляд, не очень правильно. Привык все делать по-человечески и говорить обо всем прямо, без недомолвок. Чтобы потом не проходить друг мимо друга и не бросать косых взглядов. Впрочем, у каждого - своя правда-Тем не менее я плохого не помню. А мы с (Филатовым, Биджиевым, Шагиняном много лет делали общее дело, добивались успехов и не втыкали друг другу нож в спину. Они могли обижаться на меня, я-на них. Но никто никого не предавал.
Филатов, в свою очередь, был краток: -Яему сказал за два месяца до окончания сезона, чтобы он сидел и не дергался: новый контракт с ним будет подписан. А Овчинников потом начал говорить в интервью, что якобы я его не замечал и ничего ему не предлагал...
Более развернуто высказался на эту тему Давид Шаги-нян:
- Я Босса в той ситуации немножко не понял. Уйти ведь можно по-разному. Он мог прийти и прямо сказать: «Хочу работать с Палычем, он меня пригласил». Надо быть честным перед самим собой. Дима Хохлов перешел в то оке «Динамо», но совсем по-другому. Пришел в клуб, рассказал о предложении оттуда. Мы выдвинули свое. Он вроде бы уже согласился — но через день извинился и сказал: «Мне предложили такие деньги, которые я больше нигде не заработаю. А у меня карьера на исходе». Мы нор­мально, по-человечески разошлись, и Дима прекрасно играет до сих пор. Овчинников почему-то повел себя по-другому, хотя его оставляли в команде...

Филатов же не враг себе, чтобы такую культовую фигуру, как Овчинников, убрать из «Локомотива»! Сережа отлично знал, что у нас всегда футболисты, в том числе и он сам, до конца года спокойно играли, после чего с ними в первые дни отпуска перезаключался контракт. И при этом вышел на матч со «Спартаком», повесив на шею шарф, - а потом всем объяснил, что таким образом прощался...
Загадочный развод «Локо» и Босса не принес счастья никому.
«Локомотив» до сих пор находится в поисках настоя­щего первого номера. Элдин Якупович, Алексей Поляков, Иван Пелиццоли - все они выдавали хорошие матчи, но никому и в голову не придет сказать, что кто-то из них в полной мере заменил Овчинникова. В 2008-м пришел из «Амкара» Иван Левенец - и в первом же официальном $ютче, за Суперкубок, пропустил нелепейший гол от Ар-шавина...
Овчинников же пробыл в «Динамо» всего полсезона. В обстановке провальных результатов, хронических невыплат зарплаты и полного внутриклубного хаоса у него 25 июля 2006 года произошел нервный срыв во время матча с «Москвой». В «Спорт-Экспрессе» этот эпизод описан так: «За 15 минут до финального свистка динамовский вратарь устроил грандиозный скандал на ровном месте. Поводом стал угловой у его ворот, назначенный, по мнению Овчинникова, ошибочно. После того как главный судья указал на угол поля, голкипер стремительно рванул к боковому и накричал на него. Получив за это предупреждение, набросился уже на главного арбитра Игоря Захарова, а увидев перед собой красную карточку, замахнулся на судью и схватил его за футболку. Долго не хотел уходить с поля, в ярости бросил на газон капитанскую повязку и, уже уходя под трибуны, едва не разнес ногой пластиковый коридор, ведущий к раздевалкам».
Успокоившись, Овчинников извинился перед Захаро­вым, с которым когда-то вместе играл - причем как в устной, так и в письменной форме. А спустя несколько дней, накануне заседания КДК РФС, позвонил журналисту «Спорт-Экспресса» Павлу Алешину и сказал:
-Поостыв и поразмыслив над случившимся, почувствовал стыд и раскаяние. Запоздалое, конечно. Футболисты, тем более известные, являют собой пример для подражания для тысяч влюбленных в футбол мальчишек, и то, что я перед их глазами продемонстрировал на поле, ни в какие ворота не лезет. И никакие ошибки судьи не могут служить оправданием такого поведения. Арбитр, как и футболист, имеет право на ошибку. Приношу через «Спорт-Экспресс» свои извинения всем любителям футбола, ставшим свидетелями моего нервного срыва.
Еще в ходе эпизода понимал, что делаю что-то не то, да не мог уже остановиться. Нерв оголился, в спорте же почти все время руководствуешься эмоциями. К тому же обостренное чувство справедливости у меня врожденное, с детства. Надеялся, что с возрастом это пройдет, но рецидивы случаются до сих пор, приводят к несправедливости уже в отношении других людей... Кроме самого себя, винить тут больше некого.
-Не считаете, что вулканический выброс эмоций у вас в какой-то степени спровоцировало низкое место «Динамо» в таблице чемпионата России, затянувшийся кризис игры, организационные неурядицы в клубе?
- Можно было бы, конечно, слукавить, сослаться на динамовские проблемы, но это выглядело бы самообманом. Нечто подобное случилось ведь со мной и три года назад в благополучном «Локомотиве». Я привык отвечать за свои поступки. Мог бы сейчас, прося о снисхождении, повторять: больше не буду. Но, наверное, вспышки нео­бузданного гнева заложены в моем характере, и никуда мне от этого не деться.
- Что вас больше всего угнетает в происшедшем?
- То, что я сильно подвел Юрия Павловича Семина, много сделавшего для того, чтобы я состоялся как футболист, вратарь сборной, - это однозначно. Он такого совершенно не заслуживает. Придется работать вдвое, втрое больше, чтобы заслужить прощение, вернуть его доверие.
- Какое наказание вы понесли в клубе?
- Меня оштрафовали на о-очень большую сумму, отобрали капитанскую повязку. Но самым страшным наказанием было собрание команды, видеть и слышать ребят, которые считали меня авторитетом, способным сплотить коллектив, своим опытом помочь ему встать на ноги. Но никуда не денешься. Надо восстанавливать ре­путацию и в их глазах.
- То есть у вас не появилось желания закончить с большим футболом?
- Нет. Нервные срывы случались у многих и не служили поводом повесить бутсы на гвоздь. По игре не вижу предпосылок к окончанию карьеры, еще поиграю, какой бы продолжительности дисквалификацию мне ни присудили.
На КДК покаяние Босса не подействовало. Он был дисквалифицирован на пять матчей. Но и этим все не ограничилось. Пока Овчинников отбывал наказание, в отставку подал Семин. А новое руководство клуба и главный тренер Андрей Кобелев выставили 35-летнего вратаря на трансфер за считанные дни до закрытия летнего дозаявочного периода. Времени найти новый клуб уже не было.
Так внезапно завершилась игровая карьера одного из самых успешных - и уж точно самого колоритного врата­ря в истории российского футбола.
Впрочем, она могла возобновиться после прихода Се­мина на должность президента «Локомотива». Овчинни­ков сам позвонит новому главному Анатолию Бышовцу и предложит свои услуги в качестве действующего голки­пера. Бышовец сухо ответит, что на этой позиции у него есть более сильные футболисты. А впоследствии объяс­нит свое решение в том числе и инцидентом в матче «Москва» - «Динамо». По словам тренера, сотрудниче­ство с человеком, который на такое способен, он счел невозможным...




У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 17:36


Но вернемся к «Локомотиву», которому после третье­го места в сезоне-2005 и отставки Эштрекова надо было начинать все с чистого листа.
Финансирование со стороны РЖД действительно рез­ко возросло. Филатов на тот момент еще не утратил право решающего голоса по главным вопросам, хотя Липатов медленно, но верно прибирал власть к рукам. Отличного тренера Поля Ле Гуэна, переговоры с которым президент «Локомотива» довел до завершающей стадии, заполучить все-таки не удалось: поездке француза в Россию якобы воспротивилась его жена.
Семейная атмосфера в команде тогда еще не оказалась окончательно разрушенной - хотя направленность перемен, к сожалению, я почувствовал верно. Но для того чтобы от духа старого «Локо» остались одни руины, надо будет подождать еще чуть больше года...
И все же до коллапса было еще далеко. Что и доказал Славолюб Муслин - тренер, который сменил во главе «Локомотива» Эштрекова. Нашел улыбчивого серба Филатов, шестью или семью годами ранее познакомившийся с ним в Белграде. Возможно, президент «Локо» о нем и не вспомнил бы - да агент Муслина своевременно напомнил ему о своем клиенте. Надо заметить, что завышенных финансовых требований серб не выдвигал, что тоже было зачтено ему в плюс.
На фоне Ле Гуэна и Семина фигура Муслина на тот момент, мягко говоря, не казалась бесспорной. Выдающимися достижениями в Европе он похвастать не мог, два последних места работы - донецкий «Металлург» и бельгийский «Локерен» - амбициям «Локомотива» никак не соответствовали.
Но Филатов, которого когда-то Муслин очаровал как человек, наплевал на общественное мнение, доверившись своей интуиции.
И угадал.

Два года спустя опытнейший Сергей Гуренко, игравший у великолепных тренеров в Италии и Испании, скажет мне:
- Убежден: таких тренеров, как Муслин, - единицы.
- В чем его сила?
- Как ни странно, он, хоть и иностранец, хорошо понял русский менталитет. И мог найти к каждому подход - как в работе, так и в общении. Думаю, найдется немного тренеров, о которых с благодарностью отзываются даже те, кто не играл у него в основном составе. Это - показатель. Плюс он очень интересный, умный человек. И футбол европейский знает отлично, понимает, к чему надо стремиться.
Единственное - он не хотел форсировать процесс изменений в команде. Ему не нужен был результат прямо сегодня, любой ценой, у него был разработан четкий, спокойный план. Думаю, что его концепция была рассчитана не на год, а гораздо дольше. И знаю, что за два года этот человек заложил бы очень хорошую базу для команды на годы. Подтянул бы молодежь, поменял бы мировоззрение футболистов.
Точно такую же оценку работе Муслина дали и Лось-ков, и Сычев, и даже Евсеев, который много матчей при нем провел на скамейке запасных. Более того, после за­ключительного матча сезона он в своем фирменном стиле, в телекамеры, выкрикнул: «Спасибо Муслину!» Это было явной демонстрацией в поддержку специалиста, уволенного месяцем ранее...
В январе 2008-го во время сбора в Турции я стал сви­детелем трогательной сцены. На первые контрольные матчи «Локомотива» в новом году собралось немало людей, прежде игравших и работавших в команде. Из Белека приехал спортивный директор «Амкара» Хасан Биджиев, из соседнего отеля Mirage Park подошел полузащитник «Химок» Юрий Дроздов. А главный тренер подмосковного клуба Славолюб Муслин, уже после игры вдоволь наобщавшись с Сергеем Гуренко, в гостинице дождался Дмитрия Сычева и Динияра Билялетдинова. Тренер и его бывшие футболисты обнялись, после чего несколько минут дружески толковали «за жизнь». Что лишний раз подтвер­дило факт, в котором из футбольных людей не сомнева­ется никто: о специалисте с Балкан в «Локо» сохранились самые теплые воспоминания.
О том, как налаживались человеческие отношения у сербского тренера с футболистами, вы сможете узнать из монолога Евсеева в этой книге. Рассказ этот будет весьма неожиданным и очень неформальным...
А Давид Шагинян говорит:
- Когда говорят, что именно Муслин ввел традицию общекомандных посиделок с семьями в ресторане на стадионе после каждого матча, это не совсем так. Придумали это Валерий Николаевич и я. Мы понимали: после ухода Овчинникова, который всегда сплачивал коллектив, нужна какая-то идея, чтобы команда чувствовала себя единой. В ней уже было много новичков-легионеров, хотелось, чтобы и они ощущали себя в команде комфортно. Вот и придумали эти посиделки - причем после каждого матча, вне зависимости от результата. Плюс там всегда были рады видеть жен и подруг игроков, а с помощью женщин сплочение всегда происходит легче. Муслин же эту идею полностью поддержал.
Славо вообще человек общительный и презентабельный. Однажды сели, решили обсудить отношения с болельщиками. В какой-то момент с этим была некоторая напряженность. После ухода Семина в сборную мы попросили публику поддержать Эштрекова, но на следующем же матче появился плакат: «Верните Палыча!» Служба безопасности, причем без нашего ведома, по соб­ственной инициативе, плакат убрала. Это вызвало среди фанатов не очень хороший резонанс, потому что в «Локомотиве» к такому не привыкли. Мы никогда не останавливали болельщиков, потому что они вправе выражать свое мнение и эмоции. Больше при нас таких инцидентов не было никогда, а вот в прошлом году все это расцвело пышным цветом...
Так вот, Муслин поддержал все наши инициативы по поводу общения с болельщиками. Организовали с ними встречу, стали каждую неделю проводить открытые тренировки. Я говорил ему: «Болельщики у нас очень преданные, и если ты повернешься к ним лицом, будешь к ним подходить после матчей, благодарить их-они будут тебя на руках носить». Так и произошло. На каждой пресс-конференции, которые транслировались на стадионном табло, Славо благодарил наших поклонников. Они любят его до сих пор.
Журналисты в Муслине тоже души не чаяли. Вежли­вый человек, много лет проживший во Франции и впитав­ший западный менталитет, он не игнорировал ни одну просьбу об интервью, всегда был вежлив, улыбчив и небанален. Более того - к середине сезона он уже выучил русский настолько, что стал давать послематчевые пресс-конференции на языке Пушкина. Не оценить такой знак уважения к стране, куда человек приехал работать, было невозможно.



Впрочем, далеко не все давалось Муслину просто. И не могло даться - с таким-то вавилонским столпотворением, какое собралось в «Локо» к началу сезона-2006.
Проблема была в том, что обе ветви клубного руководства - филатовская и липатовская - занимались селекционной работой как бы сами по себе. При этом единственная просьба Муслина - купить в «Црвене звезде» высокорослого форварда Жигича - выполнена не была. Сербский тренер мечтал о дуэте форвардов Жигич - Сычев, но так его и не получил. А Жигич вскоре стал звездой «Валенсии».
Муслин в беседе для этой книги заявил, что лучше было купить одного Жигича, чем за те же деньги - целую когорту новичков, попавших той зимой в «Локо». Представители тогдашнего руководства «Локо» на это возражают, что а Жигича сербский клуб заломил им 12 миллионов дол­ларов - по тем временам сумму для железнодорожников неподъемную. «Валенсии» же уступили его за вдвое меньшую.
Чем более рассредоточена и многослойна власть в клубе - тем более хаотична и лишена логики его трансферная политика. Начиная с 2006 года, когда влияние Липатова уже не уступало филатовскому, в «Локомотиве» сложилось именно такое положение дел.
Официальная селекционная служба клуба направляла своих наблюдателей на тот или иной юношеский турнир в Европе - и вдруг выяснялось, что по просьбе «Локомоти­ва» там уже аккредитован какой-то агент. От Липатова.
Технический директор клуба Хасан Биджиев рекомендовал приобрести молодого форварда Амаури, выступавшего тогда в одном из скромных итальянских клубов, а потом ставшего звездой «Палермо» и предметом охоты клубов-грандов с Апеннин. Но взамен этого покупали шотландца О'Коннора.
На Кубок Африки-2006 от клуба поехали два селекци­онера. А потом вдруг проявил личную инициативу Липа­тов, в самом конце заявочной кампании предложивший взять в команду египтянина Амра Заки. Муслин, узнав об этом, позвонил председателю совета директоров: «Сергей, Заки мне не нужен». На что, по данным одного источника, работавшего тогда в менеджменте «Локо», был получен ответ: «Не бойся, Славо, у нас денег до ...!»
В результате Заки, по свидетельству клубных источников, взяли... без медосмотра: мол, зачем проверять человека, который месяц назад, живехонький, играл на Кубке Африки? Причем селекционный отдел на обследовании, говорят, настаивал, но под давлением Липатова вынужден был отступить.
Уже после подписания контракта выяснилось, что у этого игрока - тяжелая костная патология коленного сус­тава. Удивительно еще, что спустя полгода его каким-то образом ухитрились за те же деньги «сбагрить» на родину. Где он, перенеся операцию, вновь станет одним из героев Кубка Африки, только уже в 2008 году...
Впрочем, надо заметить, что селекционная служба «Локо» тоже давала промашки - взять хотя бы камерунца Бикея, которого вся команда за хамское поведение возненавидела настолько, что Муслин «по просьбам трудящихся» убрал его в дубль. На чем, кстати, завоевал у игроков дополнительные висты.
По данным из ряда источников, команда Липатова в 2006 году привела в «Локомотив» словака Хада (изначально его фамилия произносилась как Гад, но руководство клуба специально попросило журналистов сделать его фамилию более благозвучной для русского уха), тунисца Зуаги, уже упомянутых египтянина Заки и шотландца О'Коннора. Из них более-менее преуспел только последний, в 2007 году забивший в финале Кубка России победный гол «Москве». И вскоре перепроданный в клуб английской премьер-лиги «Бирмингем».
Команда Филатова, согласно той же информации, ку­пила объективно лучшее приобретение «Локо» последних Лет - нынешнего защитника «Челси» серба Ивановича, боснийца Спахича, бразильца Селсинью. Муслин «подтя­нул» боснийского вратаря со швейцарским паспортом Яку-повича.
Как можно было из этого хаотичного интернационала, собранного к тому же разными группировками, слепить команду - уму непостижимо. Муслину это удастся.
Впрочем, не сразу. Начало сезона выдалось катастрофическим: ничья и три поражения в четырех стартовых турах. Тут же заговорили, что отставка серба - вопрос уже решенный. Правда, в тот момент резко против такого поворота событий выступил Филатов, на которого большое впечатление произвела предсезонная подготовка под руководством Муслина, которую он наблюдал воочию, на сборах. Президент был уверен, что она должна дать плоды.
Накануне матча 5-го тура с ЦСКА Филатова, Липатова, Муслина и капитана команды Лоськова вызвали на разговор к Владимиру Якунину. Вопреки ожиданиям, прошел он спокойно и конструктивно. Президент РЖД поинтересовался у тренера, как происходит его адаптация к России, и пообещал поддержку.
На следующий день, 16 апреля, был обыгран действу­ющий чемпион - армейцы. И вновь, как при Эштрекове, с «валидольным» счетом 3:2 и точно таким же сюжетом! На сей раз, правда, победный гол забил не ветеран Папшнин, а сербский новичок «Локо» Бранислав Иванович. Интересны развилки судьбы: в межсезонье-2007/08 Пашинин закончил с футболом и был назначен руководителем Дирекции по работе с болельщиками «Локомотива», а Иванович перешел в «Челси»...
Победа над ЦСКА ознаменовала начало вертикально­го взлета «Локо», который продолжался 17 туров, или без двух дней полгода. За это время команда Муслина выиграла 12 матчей при пяти ничьих, забив в этих играх 36 мячей (то есть больше двух за игру!) и пропустив лишь 16. При этом был повторно обыгран ЦСКА. А в следующем поединке, 2 октября, московский клуб впервые стал победителем матча в Казани. До того местный «Рубин», играющий в премьер-лиге с 2003 года, в 17 встречах со столичными клубами ни разу не познал горечи поражения.
А тут - 4:2 в пользу «Локо». После чего Муслин обо­шел Газзаева, и железнодорожники вышли на первое ме­сто в таблице. До конца чемпионата оставалось девять туров.
Скажите: вы верите, что при такой диспозиции, даже потерпев одно поражение, можно уволить главного тре­нера?..

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 17:47

Давид Шагинян рассказывает:
- Да, Филатов взял ответственность за увольнение Муслина на себя. Но началось-то все с другого человека! Говорю об этом с полной ответственностью, потому что сам знаю, как это происходило. Впервые об этом зашла речь на обратной дороге в Москву после матча в Ростове, который выиграли - 2:1 (это было 13 августа. - Прим. И. Р.). Игра была трудная, победа далась ценой огромных усилий. И Липатов с Красновским (заместителем председателя совета директоров. - Прим. И. Р.) начали Валерия Николаевича обрабатывать- «Муслина надо убирать! Игры нет! Это не тот тренер, который нужен "Локомотиву "!»
Тогда отец был с этим совершенно не согласен. Но потом началось каждодневное давление. Филатову капали на мозги: надо снимать, надо снимать. При этом нужно учитывать, что в том году он очутился в совсем не Привычной для себя атмосфере. Липатов ведь - профессиональный интриган. Начались ночные звонки: «У меня есть стопроцентная информация, необходимо срочно встретиться». А «информация» та была следующего характера: одни игроки продают матчи, другие еще как-то химичат, Муслин на трансферах деньги «распиливает»...
Словом, была создана обстановка постоянной подозрительности, при которой отец, человек эмоциональный и к такому не привыкший, постепенно заводился. Так и созревало решение об отставке Муслина, которое Валерий Николаевич обнародовал как свое, но на самом деле его авторство однозначно принадлежит Липатову. Ко­торый, знаю, спустя десять минут после оглашения приговора втихую перезвонил Муслину и сказал: «Славо, ты извини, это все Филатов. Ты же знаешь: мы с тобой друзья, я не хотел тебя увольнять, но ничего не мог сделать».
Александр Удальцов вспоминает:
-Проблема была в том, что после ухода Семина в сборную Филатов, а вслед за ним и Липатов, начали играть в тренеров Не раз бывало, что они настаивали на включении в состав того или иного игрока - что при Эштрекове, что при Муслине При Славо это было особенно заметно, потому что состав на следующий матч он начинал нара­батывать со вторника. Он очень верил в Ваню Старкова. Говорил: «Если он не сбавит - через год будет в сборной». И все время хотел ставить его левым защитником. Наигрывал изо дня в день -а в четверг-пятницу на базу приезжали Липатов и Красновский, заходили к Муслину. После чего на матч в качестве левого защитника в стартовый состав включался, к примеру, Хад. Однажды Муслин этого давления не выдержал, сделал не так, как ему сказали. И это обошлось ему дорого.
Кстати, Филатов в беседе со мной очень сожалел о том же, о чем упомянул Удальцов, - о собственном вмешательстве в тренерские дела. Хотя иногда - помогало. Скажем, в 2005-м, когда после первого тайма поединка в Перми против «Амкара» на табло горели ужасающие цифры 3:0, Филатов, рассказывают, в перерыве без тени сомнения зашел в раздевалку. Видя, что Эштреков находится в ступоре, президент клуба нашел жесткие и нужные слова для игроков, указал, какие замены нужно сделать. После матча на табло горели цифры 3:4. В пользу «Локо».
Тем не менее следует признать, что в сезонах 2005 и 2006 годов Филатова по этой части явно занесло. Что он и сам сейчас безо всяких оправданий признает.
Правда, Шагинян, не являющийся безоговорочным поклонником Муслина, считает:
- Филатов не хотел «потренировать» - он просто считал себя главным ответственным за результат. И переживал за него страшно, не спал, сердце уже начинало беспокоить. Все это и заставляло его порой вмешиваться в тренерскую работу. Одно дело, когда этим занимаются Липатов или кто-то еще из президентов-дилентантов, не имевших футбольного прошлого. Но отец был отличным футболистом, и он по крайней мере видит игру как профессионал. Видел он и другое: европейский подход Муслина был для этой команды не совсем правильным. Хотя по сравнению с Эштрековым, который закручивал гайки, у игроков появилась свобода, за что они Слово и любили.
Тот же Палыч знал, где нужно искать любого игрока, если тот, не дай бог, куда-то исчез, запил. Здесь же было так: потренировались - спасибо, до свидания. Это о многом говорит, потому что тренер должен круглосуточно жить своей командой. Славо же очень четко подразделял время для работы и отдыха, не сильно себя перетруждал. И игроки, глядя на такое доверительное поведение тренера и, возможно, сами того не осознавая, в какой-то мо­мент расслабились, потеряли концентрацию. Результатом чего и стал позор в Бельгии, который, конечно, на отца повлиял. Вы оке помните: главным ответственным за результат он считал себя.


Судьба Муслина, похоже, была предрешена в бельгийском городе Генте, в матче Кубка УЕФА против безвестного клуба «Зюлте-Варегем». К тому времени еще бьша жива память о доблестях «Локомотива» в Лиге чемпионов двух-трехлетней давности - а оттого унижение от полулюбителей было воспринято особенно болезненно. «С каким ощущением просыпается человек, который считал себя "кач-*ом", а вчера был до синевы избит хлипким подростком?» -написал автор этой книги в «Спорт-Экспрессе» на следующий день после той игры. Можно с какой угодно степенью снисходительности относиться к тогдашним, давно растаявшим эмоциям. Но в том-то и заключается их ценность, что они - живые, настоящие. И хлесткость формулировок отражает то, что чувствовал не только я - все, кто имел несчастье видеть ту игру.
В первом матче, на своем поле, железнодорожники гоняли эту команду со сложным названием по полю как Сидоровых коз. Помню свои ощущения во время того матча: мы с коллегами сидели в ложе прессы и смеялись! Нам казалось, что таких неуклюжих «пассажиров» из Западной Европы в Черкизове не видели никогда. Мы обсуждали, с разностью в три или четыре мяча выиграло бы у «Зюлте» со свистом вылетавшее из российской премьер-лиги «Торпедо». И это при том, что сам «Локо» играл даже не в пол-, а в четверть-ноги. Но мы оправдывали это предстоявшим через два дня дерби с ЦСКА, а также тем, что два мяча при всем своем разгильдяйстве железнодорожники забили.
А потом - пропустили глупейший гол на последней добавленной минуте после единственного за весь матч удара бельгийской команды в створ ворот.
Ну и что? Игроки в приватных беседах заявляли знакомым журналистам, что выиграют в Бельгии минимум со счетом 3:0. И Муслин на вопрос: «Что вас беспокоит в преддверии второй дуэли?» за день до бельгийского матча ответил: «Ничего».
Ответил - и не выставил в стартовом составе ни Сычева, ни Билялетдинова, ни Измайлова. Зато играли стопроцентные запасные - тунисец Зуаги и Кингстон из Ганы. Очевидцы рассказывают, что Филатов, узнав, кто выйдет на поле, потерял дар речи.
Впрочем, здесь тоже не все так однозначно. В своем монологе на страницах этой книги Муслин говорит: весь сезон руководство ему напоминало, что в составе команды -25 человек, имногих хороших игроковон-де игнорирует. Вот он и поставил в Бельгии двух легионеров, купленных или арендованных перед тем сезоном - Зуаги и Кингстона. То есть просто выполнил навязчивую просьбу начальства. Так сказать - в концентрированном виде...
Все три локомотивские примы на замену в пожарном порядке все-таки выйдут. Но станет только хуже: до перерыва хотя бы какие-то голевые моменты были, после - исчезли и они. Общего настроя команды, который сводился к одному слову - «недооценка», было уже не изменить. Каждым своим жестом, каждым движением «Локо» убеждал, что от предельной концентрации, какая была у него в матче с ЦСКА, не осталось и следа. А уж попадание в перекладину шотландца О'Коннора на пятой минуте усыпило едва теплившуюся бдительность окончательно. Победа была обязана упасть в руки сама.
Господи, сколько раз мы все это уже проходили! «Спартак» - в словацком Кошице 97-го. ЦСКА - в норвежском Мольде 99-го и македонском Скопье 2003-го. Как минимум три раза высокомерие и пренебрежение заканчивались для наших клубов плачевно. Да и сам «Локо» годом ранее с чуть-чуть более солидным «Рапидом» явил то же самое. Хотя, исходя из первого, ничейного матча в Вене, должен был рвать этот «Рапид» в клочья.
Вот только мы ничему не хотим учиться. И после пусть словацких, норвежских и македонских, но все-таки профессионалов один из ведущих российских клубов оказался унижен бельгийскими полулюбителями из городка с населением 36 тысяч жителей - меньше любого московского микрорайона. Из городка, где даже матч уровня до-групповой стадии Кубка УЕФА провести нельзя - приходится ехать в Гент.
Автор первого гола в ворота «Локомотива» Маттейс рассказал в телевизионном интервью, что каждый день до обеда продает обувь, а автор гола второго по фамилии Сержант в то же время суток подрабатывает страховым агентом. Услышав это, оставалось утешаться тем, что хотя бы после обеда они тренируются. И это уже частично оправдывало «Локомотив»...
Но хватит горькой иронии. В тот вечер команда нанесла сокрушительный удар по своей репутации. И по симпатии к муслиновскому «Локомотиву», которая на протяжении нескольких месяцев стала возникать и расти у ценителей футбола, специалистов, общественности.
Лично мне еще с мая эта команда была чрезвычайно приятна. Несмотря на обилие новичков и ужасный старт, Муслин быстро смог завоевать доверие у футболистов и создать из них единое целое. Команда нравилась желани­ем все время что-то придумывать, творить, по-футбольному улыбаться на поле. В межсезонье я был настроен к сербскому специалисту более чем скептически - но сам сезон это отношение резко изменил.
И вдруг - такой конфуз.

Наблюдать за позором в Генте было унизительно. Может, кому-то из болельщиков сгоряча и хотелось, чтобы Муслину по итогам этого матча устроили аутодафе.
Но уж кому-кому, а руководству клуба нельзя было руководствоваться эмоциями. Работа-то в течение сезона была проделана фантастическая! И в чемпионате к тому моменту «Локомотив» 16 туров не знал поражений. А затем еще и в Казани, вопреки всем ожиданиям, выиграл, забив четыре гола.
Казалось, тема отставки перестала быть актуальной. «Простим за золото» - такой баннер вывесили болельщи­ки «Локо» на той игре...
И тут -14 октября. Домашний матч с «Москвой».
На этот поединок Муслин решил на позиции правого полузащитника выставить Владимира Маминова. На поле в том сезоне ветеран выходил нечасто, а уж позиция крайнего хавбека для него, ярко выраженного игрока центральной зоны, была вообще чужой.
Филатов жестко на это Муслину указал. Но тренер ничего менять не стал. Это как раз и был тот упомянутый Удальцовым случай, когда тренер «взбрыкнул». Возможно, даже и не первый раз. Вмешательством руководства в свои дела серб был сыт по горло.
Наверное, это могло бы сойти ему с рук. Вот только «Москве» железнодорожники проиграли. Аргентинец Баррьентос забил единственный мяч со штрафного в конце игры.
И тем самым подписал Муслину приговор.


Александр Удальцов рассказывает:
- После матча с «Москвой» был выходной, а на следующий день в Баковке планировалась тренировка, открытая для журналистов. Но в пять утра мне позвонил Хасан Биджиев и сказал: «На тренировке никого, кроме команды, быть не должно. У нас новый главный тренер -Олег Долматов».
И я-то был в шоке, а можете представить себе лица игроков, которые прямо на базе обо всем и узнали?! Муслин тоже там был. Держался достойно, старался улыбаться. Долматова в этой ситуации просто жалко было. Специалист сильный, мужик отличный. Порядочный человек, глубоко верующий. Но не могло у него в той ситуации получиться. Слишком сильным было потрясение ко­манды от отставки Славо.
Об отставке Филатов и Липатов сообщили Муслину в восемь утра в одном из столичных отелей. После чего тренер отправился в Баковку. Паковать чемоданы.
Сергей Гуренко, вспоминая те дни, высказался так: «Дня три мы просто не понимали, на каком свете нахо­димся». Группа опытных игроков во главе с Евсеевым, будучи вызванной к Филатову на разговор, высказалась откровенно: того, что произошло, команда не поняла.
При этом я действительно ни от одного футболиста «Локо» не услышал дурного слова об Олеге Долматове. Опытные, молодые - все высказывались о нем исключи­тельно тепло.
Да и как можно по-другому относиться к человеку, который способен прямо на базе подойти к своему предшественнику Муслину и тихо сказать ему одно-единственное слово: «Простите».
Хотя уж ему-то просить прощения было явно не за что.
Мы коротко пообщались с Долматовым накануне сле­дующего матча - в Санкт-Петербурге. Он сказал: «Ника­ких серьезных изменений в составе делать не собираюсь, особенно на первых порах. Команда подготовлена хорошо».
Такую оценку работы предыдущего тренера, поверь­те, даст далеко не каждый специалист...
Юрий Семин во время нашей беседы увольнение Муслина прокомментировал так:
- Я был страшно удивлен отставке Муслина. С ним бы ниже второго места команда точно не опустилась, а то и первыми бы стали. Серб сложно входил в команду, игроки его на первых порах не понимали. Но добился же он взаимопонимания с ними! А игроки в «Локомотиве» непростые. Они уже много выиграли и хотели продолжать выигрывать. Два-три месяца они присматривались к Муслину, пытаясь понять, что он собой представляет. А потом поверили ему, оценили его в высшей степени профессиональное отношение к ним, поняли, что могут с ним расти и побеждать. Можно сказать, доверили ему свою судьбу. Я наблюдал за происходящим со стороны, и у меня было четкое мнение: команда начала складываться.
Поражение от «Зюлте-Варегема»? Я так понимаю: если человек проиграл в Бельгии, и вы хотите его за это уволить —увольняйте, но сразу, а не ждите еще какое-то время. Чтобы было понятно, за что уволили. По моему мнению, его убрали не за Бельгию. Известно, что советчиков в ту пору у Муслина было много. Первое время он присматривался и молчал, когда в его работу влезали. Но потом окреп и начал высказываться: этого я не хочу брать, здесь мне не надо ничего подсказывать и так далее. То есть проявил характер, что, думаю, не понравилось руководителям. Эта ершистость и стала, мне кажется, причиной его отставки.
Сергей Липатов и Валерий Красновский, перед нача­лом прошлого сезона давшие интервью группе журналис­тов, придерживаются о Муслине и его отставке совсем иного мнения.
Красновский: Приглашая этого тренера, мы рассчитывали, что он сделает игру команды более зрелищной и содержательной. Однако этого не произошло. В начале сезона Муслин еще пытался что-то изменить, но после серии неудачных матчей вернулся к тому, что уже было. Игроки при нем не прогрессировали. Единственное исключение - Гуренко. Кроме того, Муслину не хватало жест­кости в управлении командой.
Липатов: На момент увольнения Муслина «Локомотив» занимал второе место. Но по игре мы не были вторыми это точно. В нескольких матчах команде откровенно повезло. Особенно тяжело давались игры, где нужно было действовать первым номером. А финиш для «Локомотива» состоял именно из таких матчей. Мы точно так же теряли бы в них очки, как и после прихода Олега Долматова.
Если исходить из логики Липатова, «Локомотив» дол­жен был играть «первым номером», то есть диктуя свои условия, в следующем же туре после отставки Муслина -на выезде против «Зенита». Там, где деморализованная команда в итоге играла никаким номером и была разгромлена- 1:4...
Фанаты «Локомотива» высказали на том матче свое отношение к случившемуся, вывесив баннер: «Славо, про­сти». И в следующем сезоне, когда серб возглавил «Хим­ки», встретили его так тепло, как к тренеру-иностранцу, наверное, в России не относился никто и никогда.
Филатов в недавнем разговоре со мной высказался однозначно: то, что Муслина уволили по ходу сезона, было ошибкой, вызванной эмоциями.
Липатов с Красновским, судя по их высказываниям, даже в мыслях не держат, что тот шаг мог быть неверным.
Кто-то из мудрых сказал: главное - не ошибка, а что происходит после нее.
После нее мы видим, что бывший президент клуба жалеет о содеянном, в то время как действующие пред­седатель совета директоров и его заместитель - ничуть.
Вывод, кто же все-таки был истинным инициатором увольнения Муслина, отсюда напрашивается однознач­ный.


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 17:58


Утром 26 декабря 2006 года Валерий Филатов ехал на заседание совета директоров «Локомотива» в центральный офис ОАО «Российские железные дороги», не подозревая, что этот день станет последним в его 15-летней карьере президента «Локомотива». Об этом сказали мне и сам экс-президент, и Давид Шагинян. Последний сообщил ряд подробностей:
- В течение двух месяцев перед увольнением Валерий Николаевич пытался попасть на прием к Якунину. Но потом перезванивал почему-то Липатов и говорил: Владимир Иванович не может принять, Владимир Иванович улетел, Владимир Иванович на переговорах. Тем не менее это все так изящно подавалось, что все подозрения в двойной игре, которую ведет Липатов, Филатов начисто отметал.
Хотя насторожиться стоило хотя бы оттого, что на каждый матч стал ходить Бышовец, которого один из руководителей РЖД (речь, по всей видимости, о первом вице-президенте Вадиме Морозове. - Прим. И. Р.) настойчиво рекомендовал нам еще двумя годами ранее. Регулярные посещения Анатолием Федоровичем VIP-ложи Черкизова вообще-то должны были навести нас на определенные размышления. Как и еще один момент.
В ноябре 2006-го я позвонил в турагенство, с которым клуб заключал договор об организации предсезонных сборов. Но в ответ на мои предложения услышал, что от «Локомотива» есть заявка в Турцию на декабрь, сделанная Бышовцем. Я сказал: «Это какая-то ошибка. Во-первых, "Локомотив" никогда не ездил в Турцию. Во-вторых, Бышовец не является работником "Локомотива". Так что это все - какая-то глупость!»
Спустя месяц оказалось, что и не глупость вовсе. Но тогда мы это всерьез не восприняли. Говорит вся эта история о том, что «разводили» тогда не только нас, но и Семина, который был уверен, что вернется на должность главного тренера. А ему изначально было уготовано место номинального президента, чтобы для болельщиков заменить одного локомотивца - Филатова на другого - Се­мина... Потому что занимались всем этим расчетливые люди, которые понимали: прихода самого Липатова вместо Филатова никто не поймет. Удивительно, что сам Палыч слишком поздно понял, что его просто используют.
Липатов так умело пускал пыль в глаза, что в свою отставку Валерий Николаевич не верил до последнего момента. Предыдущим вечером я пришел из клуба и сказал ему: «Там творится что-то не то». Он только рукой махнул: «Да не может быть, все в порядке!» При том, что к Якунину так и не попал. Был продлен контракт с Долматовым, распланированы сборы...
Когда Филатов приехал на совет директоров, Якунин начал говорить - и сразу стало ясно, что Липатов даром времени не терял и подавал президенту только ту информацию, которая входила в его личные планы.
Дмитрий Лоськов в интервью «Спорт-Экспрессу» го­дом позже внесет еще один штрих в уже сложившуюся картину:
- Об увольнении Филатова узнал в отпуске. Сказать, что был потрясен, - значит ничего не сказать. На банкете по окончании сезона я сидел за одним столом с Филатовым и Долматовым. Подошел Липатов: «Я - за вас, за ваш штаб. Будем работать дальше»...
В 10.40 утра, всего через 40 минут после начала совета директоров «Локомотива», Валерий Филатов в одном пиджаке - при десятиградусном морозе - вышел из здания РЖД и, не сбавляя шага, прошагал мимо журналистов к своему автомобилю. Близкие к нему люди рассказывают, что, услышав выступление Липатова, он только и сказал: «Раз так - мне здесь делать нечего». После чего встал и ушел. Потому что оправдываться перед Липатовым счел ниже своего достоинства.
«Все, Саша, отработали», - только и сказал президент клуба своему водителю, усаживаясь в машину. И они поехали прочь из российского футбола.
Правда, перед тем заглянули на прощание в клуб. Один из рядовых работников которого рассказал мне: последнее, что экс-президент успел сделать, - начислил сотрудникам так называемую 13-ю зарплату. 27-го декабря люди нео­жиданно обнаружили на своих банковских карточках по дополнительному окладу.
Давид Шагинян рассказывает:
- В начале сезона-2007 новое руководство клуба потратило огромную сумму денег - три миллиона рублей -на постеры и фотографии. Их развесили по всем коридорам стадиона, где расположены раздевалки, VIP-ложи. Ни одной фотографии Валерия Николаевича там нет. Из кабинетов в клубе, у кого такие фото висели, их настоятельно попросили убрать. Филатов там теперь - персона нон-грата.
В день отставки из «Локомотива» домой к Филатову нагрянул неожиданный гость - Владимир Алешин. С хо­зяином стадиона «Лужники» и московского «Торпедо», живущим поблизости, у президента «Локо» было множе­ство рабочих конфликтов. Но именно Алешин оказался первым, кто поддержал Филатова. И, более того, сразу предложил ему возглавить «Торпедо».
Но после года сумасшедшей нервотрепки рядом с Ли­патовым теперь уже бывший президент «Локомотива» и слышать не хотел ни о какой работе в футболе.
Более того - весь последующий сезон он матчи рос­сийской премьер-лиги не смотрел вовсе. Даже по телеви­зору. Хотя, к примеру, Юрий Белоус в начале года прислал ему пропуск на все игры своей «Москвы».
Потихоньку стало выясняться, кто как в действитель­ности к нему относился. Действующий президент РФС Виталий Мутко не позвонил Филатову ни разу - будто и не было такого человека в российском футболе. Зато с бывшим президентом - Вячеславом Колосковым - бывший президент железнодорожников регулярно общается семьями. Как и с Тукмановыми, Эштрековыми и многими другими.
Дмитрий Лоськов позвонил Филатову и сказал: «Вале­рий Николаевич, я собираюсь креститься и хочу, чтобы вы были моим крестным». И добавил, что раньше, когда Филатов был в клубе, он бы этого делать не стал, чтобы никто не истолковал этот шаг неправильно. Но теперь крестным может быть он и только он.
Филатов и Семин в последние месяцы несколько раз встречались и беседовали. На вопрос, каким был повод, оба как-то поспешно и отрывисто отвечают: виделись, мол, на футболе. И только по делу.
Интересно, когда два товарища, которых жестокая жизнь развела по разные стороны баррикад, поймут про­стую вещь: никуда им друг от друга не деться?..



Уволенный Филатов уже ехал из главного офиса РЖД в клуб, когда в этом самом офисе неподалеку от метро «Красные ворота» началась пресс-конференция. Чем она закончится, не знал ни один пришедший на нее журналист. ..
Корреспонденты «Советского спорта» Олег Сокол и Мария Устилимова так описывают атмосферу, царившую в зале:
«11.22. В конференц-зале появляется пресс-секретарь Владимира Якунина Михаил Гончаров и начинает расставлять на столе таблички с именами участников пресс-конференции. Зал замирает - сейчас-то все и станет ясно!
Первая табличка с надписью "Владимир Иванович Якунин". Тишина. Следующая - "Сергей Владимирович Липатов ". Тишина такая, что слышно, как муха под потолком жужжит! Внимание сотен глаз и семи-восьми телекамер на следующую табличку. Через секунду видим надпись "Юрий Павлович Семин". Радостный шепот и сдержанные возгласы одобрения... Четвертое место приготовлено для Бышовца. Сенсация — и вздох такой, будто на бирже обвалились акции российских компаний».
- Сегодня по требованию главного акционера был собран совет директоров, - начал Якунин. - На нем мы обсудили итоги минувшего чемпионата. На протяжении года команду лихорадило: были провалены дебют и концовка. Это заставило меня обратить внимание на положение дел в клубе. Раньше мы, честно скажу, не очень внимательно следили за ситуацией.
После консультаций мы приняли несколько решений. Первое: из-за того, что не выполнены поставленные задачи, освободить с должности президента клуба Валерия Филатова. Он согласился с нашим решением, и я ценю его за объективность. Второе: на эту должность назначен Юрий Семин.
В этот момент, по свидетельству «Советского спорта», Якунин сделал гроссмейстерскую паузу, ожидая реакции зала. «Но присутствующие - их лица надо было видеть -в шоке! - отмечает издание. - У одних в глазах растерянность, у других - радость. Наконец, спустя две-три секунды, раздаются осторожные аплодисменты».
- Я очень надеюсь, что болельщики «Локомотива», как и вы, примут эту информацию с аплодисментами, -продолжил Якунин. - И, наконец, третье решение - на должность главного тренера приглашен Анатолий Бышовец.
Президент РЖД, за которым прежде не значилось публичных выступлений на футбольную тему, высказал еще несколько мыслей и ответил на вопросы журналис­тов.
- Мы хотим, чтобы «Локомотив» стал сильнейшей командой, причем в честной борьбе. Сложившаяся в профессиональном спорте ситуация требует исправления. Спорт не должен превращаться в арену коррупции, взяточничества и продажности. Во всяком случае, в своей команде мы это искореним.
- Говоря о коррупции, вы имеете в виду прошлое руководство клуба?
- Имею в виду атмосферу, которая сложилась вокруг спортивных соревнований. Речь идет о тех людях, которые крутятся вокруг спорта.
- Как проходил совет директоров?
- Сначала был приглашен Филатов. Мы проанализировали результаты сезона-2006. А затем Липатов вынес два предложения — о новом президенте и главном тренере.
- Почему вы остановились на кандидатуре Семина -он ведь никогда не занимал управленческих должностей?
- Нам было очень важно, чтобы во главе клуба встал узнаваемый человек, имеющий безупречную репутацию и для которого «Локомотив» не пустой звук. Мы, кстати, говорили с Семиным об отсутствии опыта. Я рассказал, что решение о смене президента было для нас очень непростым, ведь уходит целая эпоха и наступает новая. Я считаю, что он вместе с Бышовцем способен вывести «Локомотив» на первое место.
- На какой срок заключены контракты с Семиным и Бышовцем?
- На два года. В первый сезон стоит задача войти в двойку сильнейших, во второй - занять первое место. Кроме того, необходимо удачно выступать в еврокубках.
Эти высказывания, полагаю, требуют ряда коммента­риев.
Все, кто сталкивался с Якуниным по работе, характе­ризуют его как сильного руководителя и умного человека. При этом - не слишком рьяного поклонника футбола.
Стоит подчеркнуть, что уж в этом-то ничего страшно­го точно нет. Глубоко знать и любить футбол президент ОАО «РЖД» не обязан. Человек назначен на свою долж­ность, чтобы руководить огромной отраслью, а футболь­ный клуб - лишь побочная ее часть.
При этом - настолько специфическая, что подобрать правильных людей для управления ею крайне непросто. И вероятность кадровой ошибки тут выше, чем в профильной области...
Логично, что те, кому в итоге оказано такое доверие, будут так или иначе влиять на мнение высшего руководителя. И если по любым вопросам, связанным с железными дорогами, ни один помощник не сможет на него, профессионала, всерьез воздействовать, то футбол - совсем иной коленкор. На чье-то мнение главе РЖД тут в любом случае придется опираться.
...26 декабря 2006 года любому мало-мальски разби­рающемуся в футболе человеку стало ясно: следующий год «Локомотива» будет годом больших потрясений.
Совместная работа в одном клубе Юрия Семина и Анатолия Бышовца, недругов как минимум с 14-летним стажем, была миной даже не замедленного, а почти моментального действия.
Наступало лихое время, которое исчерпывающе оха­рактеризует осенью 2007 года на своем блоге в интернете Дмитрий Сычев: «Скорее бы закончился этот е... сезон».
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 18:07

Глава VII
ГОРЕ ОТ УМА



Возможно, первым же пассажем этой главы огорошу немалую часть читателей.
Я уважаю Анатолия Бышовца.
Уважаю потому, что современному российскому обществу, на мой взгляд, катастрофически не хватает ярких личностей. Тех, кого можно узнать из тысячи. Тех, чьи мысли, поведение, слова, их интонация не похожи ни на чьи другие. Тех, кто не боится идти на конфликты с сильными мира сего и даже оказываться одним против всех.
Даже когда такие люди в чем-то крайне не правы, само их присутствие, убежден, делает общество здоровее. Потому что любая борьба идей, любой плюрализм мнений честнее, естественнее серой однотонности и молчаливого согласия. В России первого десятилетия XXI века, увы, об этом стали забывать...
Разбирая свои архивы, я нашел газету «Футбольная панорама» за сентябрь 1991 года. А в ней - две собствен­ных публикации под названием «Три дня, которые потряс­ли даже футбольный мир», посвященный только что от­гремевшему августовскому путчу и его влиянию на события в советском футболе. Было мне тогда 18 лет, я делал самые первые шаги в журналистике - и с Бышовцем, равно как и с большинством других футбольных людей, знаком еще не был.
В одной из этих публикаций жена Вагиза Хидиятуллина в подробностях рассказывала, как ее муж, один из лучших игроков СССР 80-х годов, за считанные дни до отъезда по контракту во Францию отправился к Белому дому защищать демократию. В другой же сказано:
«Мужество проявил и главный тренер сборной страны Анатолий Бышовец, который, находясь на сборах в Испании, моментально заявил, что действия захватившей власть хунты антиконституционны».
Один только этот поступок, по-моему, говорит о чело­веке многое. Когда мы страшимся что-то сказать или сделать, тотчас находим для себя массу оправданий, вспоминаем о множестве жизненных обстоятельств, которые-де заставляют идти на компромисс с самим собой. У Бышовца тогда в Москве тоже оставалась семья - но он не испугался открыто заявить о своей гражданской позиции.
Бесспорно привлекает меня в Бышовце и его незаурядный уровень интеллекта. Не секрет, что, общаясь со многими футбольными людьми, приходится невольно опускать языковую планку до их уровня - чтобы тебя не сочли снобом. Чем богаче твой лексикон, тем меньше у тебя шансов найти с ними общий язык.
До уровня же Бышовца, напротив, зачастую нужно подниматься. Беседы с ним, не скрою, доставляют мне эстетическое наслаждение. И дело не только в том, что тренер с легкостью вставляет в свою речь цитаты из Со­крата или из Библии, а рассуждая о своем правдоиска­тельстве во враждебном мире, тяжело вздыкает: «Так же мучились Вавилов, Мейерхольд, Маяковский». Дело в общем строе его речи и вообще ума. Он умеет столь виртуозно вуалировать свои мысли и загадывать словесные шарады, что ежеминутно ломаешь голову: что же он имеет в виду? Недаром Дмитрий Галямин, работавший главным тренером «Химок» в ту пору, когда Бышовец был там вице-президентом, признавался мне: «Тщательно готовлюсь к разговорам с Бышовцем, потому что каждый из них - словно шахматная партия. Он продумывает каждый свой ход и при этом наперед вычисляет, что ты скажешь в ответ».

Как-то раз Бышовец пожаловался мне: «Разговарива­ешь порой с иным молодым журналистом, рассказываешь, что во время недавней поездки в Мадрид побывал в "Прадо ". Имеешь в виду, конечно, знаменитый музей изобразительного искусства, а репортер потом пишет, что я ходил в магазин фирмы Prada. Ну о чем с такими людьми можно разговаривать?..» Он, кстати, и после домашнего матча «Локомотива» на Кубок УЕФА с мадридским «Атлетико» не упустил возможности сорвать аплодисменты испанских журналистов фразой: «Великолепную игру Агуэро я бы сравнил с посещением музея "Прадо " в Мадриде».
В одном из давних интервью Анатолий Федорович рассказал: как-то в молодости он оказался в интеллигентном доме, где велись беседы о литературе, науке, искусстве. И ему стало страшно стыдно, что он, ничего об этом не знающий, вынужден хранить мучительное молчание. После этого он и поставил перед собой цель - достичь такого интеллектуального уровня, чтобы ему не составляло проблем общаться с людьми любого калибра.
И он эту задачу... не выполнил.
Потому что, научившись чувствовать себя своим в компании бомонда, Бышовец, похоже, потерял нечто не менее важное. А именно - умение органично общаться с теми, кто составляет его, как тренера, профессиональный материал. С футболистами.
И отнюдь не из-за их дремучести. А из-за того, что с Бышовцем в силу особенностей его характера и даже ауры работать, мне кажется, очень тяжело. Умственная усталость ведь зачастую гораздо тяжелее «переваривается», чем физическая. Тем более - не в дозированных формах, как в сборной, а каждый день. Может, потому он ни в одном клубе давно уже надолго и не задерживался?
Интеллектуальное превосходство над окружающими, которое Анатолий Федорович стремится подчеркнуть в каждой фразе, давит на игроков. Они нервничают, не по­нимают, что тренер хочет сказать и кому адресует свои пассажи. Их не оставляет тревога, что за туманностью формулировок скрываются какие-то фальшь и игра. Сво­им эзоповым языком и хитрым, с прищуром, взглядом он высасывает из них энергию и лишает покоя.
Защитник Олег Пашинин в интервью «Советскому спорту» высказался по этому поводу так: «Он всегда говорит так красиво и витиевато, а главное, двусмысленно, что ты думаешь: или ты — дурак, или... Ты можешь понять его речь так, как хочешь ты, а он на самом деле имел в виду совсем другое. Бышовца бы в политику! Он для нее человек уникальный. Речи - заслушаешься\»
Чтобы покорять сердца тех, для кого ты работаешь, далеко не обязательно быть сложным. А покорять надо именно сердца, потому что никогда футболист, в особен­ности российский, не пойдет умирать на поле за одну лишь зарплату и премиальные. Только - за людей. Или - друг за друга, или - за тренера. Когда-то за Бышовца шли в бой -иначе Олимпиаду ни за что бы не выиграли. Да и возвращения его в первую сборную во времена памятного конфликта 1993 года не потребовали бы...
Когда в пору журналистского ученичества я изъяснял­ся на бумаге мудреными словами, фразами с причастными и деепричастными оборотами, мои учителя призывали: пиши проще! Не глупее и примитивнее, а именно проще. Потому что читателям нужно не твое самолюбование, не демонстрация интеллекта - а ясность мыслей и искренность чувств.
Семина игроки любили и любят во многом именно за эти ясность, искренность и простоту. Филатова - тоже. Они знали, чего от этих людей ждать. За что они обнимут и расцелуют, за что - разорвут в клочья.
Бышовец пришел в команду, которая многие годы жила по одним законам, с нескрываемым желанием их разрушить и на голом месте возвести собственную крепость. А, столкнувшись с естественным сопротивлением, тут же встал в защитную стойку. В любом слове и жесте он начал видеть подвох, в любом человеке - потенциального заговорщика.
И это была не столько вина его, сколько беда.
«Локомотив» изначально был не его командой - и это должны были понимать те, кто нанимал Бышовца на работу. Это был коллектив с жесткой, давно сформировавшейся системой ценностей и взаимоотношений, который новую власть, резко противопоставляющую себя старой, не принял бы ни при каких обстоятельствах. Да еще и при наличии Семина в качестве президента. Знать, что родной человек где-то рядом, но общаться каждый день ты вынужден с чужим - для многих игроков «Локо» это было невыносимо.
В другом клубе, вполне допускаю, у Анатолия Федо­ровича могло бы сложиться куда благополучнее. Но для этого должно было совпасть несколько условий - слиш­ком уж специфический это тренер и человек. Во-первых, команда, для которой он был бы беспрекословным лиде­ром, гуру, каждое решение которого априори правильно. Во-вторых, полное отсутствие противовесов внутри клу­ба - их наличие сразу вызывает у Бышовца подозрения и сбивает с рабочего настроя. В-третьих, игроки не должны были любить предыдущего тренера, как это было в случае с «Локомотивом» и Муслином (или Семиным). Потому что такова уж натура олимпийского триумфатора-88, что уважать его игрок вполне может, но вот любить... Не уверен.
Бышовец - из тех людей, которые ни под кого не под­страиваются и гнут свою линию. Поэтому рассчитывать на то, что он станет другим, было наивно. Добиться свое­го-то есть полной власти над командой - он мог только при одном условии. Полном карт-бланше со стороны ру­ководства.
В этом случае он не только Лоськова с Евсеевым - еще от половины прежней команды бы избавился. Но к чему бы это привело - никто не знал. Безоговорочной веры в Бышовца у руководителей не было. И если в первой половине сезона тренеру позволяли делать все, что он хотел, -то во второй, особенно после серии скандалов, его возможности были лимитированы.
Не стоит считать, что у Бышовца совсем не было сторонников. К примеру, сын Владимира Высоцкого Никита, болельщик «Локо», на вопрос моего коллеги Александра Львова о его отношении к работе Бышовца ответил:
-Воспринял его приход надеждой. Искренне сожалею, что ему пришлось уйти из «Локомотива». Да, сезон команда провалила, но надо было дать Анатолию Федоровичу время на ее создание, а не рубить одним махом. Тем, кто его пригласил, требовалось набраться терпения. Но у нас с тренерами не церемонятся. Посчитайте, сколько их сменилось в «Локомотиве» после ухода Семина.
- Не считаете, что Бышовец подписал себе приговор в тот момент, когда рвал отношения с Евсеевым и Лосько-вым?
- Убежден, так оно и было. Просто непонятно: почему, когда тренер принимал решение расставаться с ними, клубное руководство его поддержало? Значит, доверяло. Почему же тогда отношение к нему резко изменилось в конце сезона? Плохие результаты? Согласен, но ведь команда и Кубок взяла, и лидеров обыгрывала. Значит, тренер умеет работать. Так дайте ему время! Даже очень большие деньги не гарантируют быстрого успеха.
Интеллигенция, надо заметить, всегда питала к Бышов-цу слабость. Михаил Боярский в свое время признавался мне, что в 2003 году всей душой жаждал прихода в «Зенит» не Властимила Петржелы, а именно Анатолия Федоровича. Аркадий Арканов замечал: «У Бышовца я улавливаю нечто новое, то, чего нет у других». Александр Ширвиндт в интервью «Спорт-Экспрессу» вспоминал:
- Толю Бышовца считаю специалистом с поразительной интуицией. Не забуду, как на «Торпедо» в конце сезона несчастные футболисты бились по колено в жидком снегу, а в ложе мерзли отцы ЗИЛа да разные пришлые люди. Наконец, не выдержали: пойдем, говорят, погреемся. Зашли в какой-то закуток и лишь иногда одним глазом по­глядывали, что творится на поле. Вдруг Бышовец говорит: «Идем скорее на трибуну - сейчас гол будет». Выходим — вправду закатывают. У этого человека какое-то физиологическое знание футбола.
Как-то раз Бышовец в разговоре с Ширвиндтом ска­зал: «Знаете, как говорят в Одессе? Если несчастье заканчивается деньгами - это счастье!» Великолепный артист смеялся до слез - и с тех пор у них с Бышовцем приятельские отношения. Вот что значит вовремя сострить!
Валерий Баринов, которого в силу близкой дружбы с Семиным трудно заподозрить в очень уж теплом отноше­нии к Анатолию Федоровичу, говорит:
-Для человека из футбольного мира у Бышовца очень неплохо подвешен язык, он умеет в VIP-ложе очень убедительно рассказать, почему сейчас одни играют плохо, а другие - хорошо. Ну и себя по ходу дела пропиарить, истории из своей футбольной жизни рассказать. Когда он бще не был тренером «Локомотива», я очень часто сидел с ним в ложах — и то и дело думал: «Вот как точно-то говорит, черт возьми!» Так он и прорвался к самым главным людям «Локомотива» и убедил их, что он - может. А в процессе дискуссий аргумент: «Да он же Олимпий­ские игры выиграл!» на больших руководителей действует неотразимо. Кстати, то, что он выиграл именно со сборной, логично: ему с политикой «Разделяй и властвуй» нельзя долгое время в одном коллективе находиться.
Вот что интересно: далеко не все игроки прошлогод­него «Локомотива» вспоминают Бышовца плохо! Для того чтобы это понять, мне потребовалось съездить на первый предсезонный сбор «Локо» в 2008 году - уже при Рашиде Рахимове. И вот что сказал о своем бывшем тренере, к примеру, Дмитрий Сычев:
- Лично мне он ничего плохого не сделал. Если встретимся, будем нормально общаться. Ему очень трудно пришлось в прошлом году, на него ополчились все. Но он выдержал, показал, что у него стойкий характер. Будучи форвардом, порой давал мне полезные советы — что на прострел всегда нужно идти ближней ногой, как правильно открываться... Да и цитаты Сократа и других классиков не так часто услышишь. Разное, конечно, в прошлом году происходило, но я привык замечать в каждом тренере все лучшее.
Капитан команды, Динияр Билялетдинов, к мнению своего друга присоединился:
—Для меня тренер есть тренер, как бы другие к нему ни относились. Понравилось его самообладание. Надо отдать человеку должное: он держался, хотя грязь на него лили полгода. Никогда внутри команды не срывался. Вообще основной вывод из случившегося в прошлом сезоне я для себя сделал такой. Виноват во всем не может быть один человек. Виноваты все. И копаться в первую очередь надо в себе.
Вот так. В прошлом году Бышовцу свойственно было демонизировать окружающую действительность. Не будем брать с него пример - и демонизировать фигуру самого Бышовца. Со многим из того, что он делал в сезоне-2007, я не согласен. И тем не менее все, что происходило в прошлом сезоне в «Локомотиве», было результатом не злого умысла одного человека, а коллективного хаоса.


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Пн июл 21, 2008 18:14, всего редактировалось 1 раз.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 18:13



11 ноября 2007 года, после проигранного на своем поле матча с «Кубанью», Бышовец завершил свой и без того насыщенный яркими фразами сезон ударным аккордом:
- Ни в одном травнике, лечебнике и ни в одной энциклопедии нет рецепта борьбы с предательством. Есть предел положительным человеческим качествам, но нет предела человеческой мерзости.
Тренер не конкретизировал адресатов своей тирады, но то, что в их число входят некоторые игроки «Локомотива», было очевидно.
Однако, прежде чем обвинять футболистов, Бышовцу стоило задаться одним простым вопросом. Если игроки все эти годы так жаждали возвращения Семина, то почему они так полюбили Муслина? Почему не интриговали против него, а когда его сняли - высказали руководству все, что думают? Не потому ли, что серб так себя перед ними -всеми без исключения! - поставил, что им хотелось за него биться? И не потому ли, что Муслин, тоже желая преобразовать «Локомотив», шел путем эволюции, а не революции, сметающей все со своего пути?
Чтобы получить в глазах команды право на револю­цию, нужно для начала завоевать в ее глазах безоговорочный авторитет. Победы на Олимпиаде в Сеуле и блестящей карьеры игрока для этого оказалось недостаточно. Для сегодняшних футболистов это было слишком давно. Они тогда только родились.
Бышовец до какой-то степени стал заложником своего действительно выдающегося прошлого. Олимпийского золота. Четырех голов в финальной стадии чемпионата мира-70. Упоминания в песне Высоцкого: «Но недаром клуб "Фиорентина" предлагал мильон за Бышовца». Четырех титулов чемпиона СССР в ранге игрока. Авторства легендарного третьего гола венграм в четвертьфинале Euro-68, когда выездной матч был проигран - 0:2, а дома мы взяли реванш - 3:0. Ничьих с Германией и Голландией на Еиго-92, когда он возглавлял сборную СНГ. Сенсационного лидерства с «Зенитом» в 98-м, которое он променял на работу со сборной. И многих других славных вех своей биографии.
Вспоминать о них Анатолий Федорович любит чрез­вычайно. Когда его «Томь» дважды за несколько туров смогла превратить счет 0:2 в 3:2, я попросил тренера рас­крыть секрет такого преображения.
- Истоки этого можно искать в тех командах, которыми я руководил. На ЧМ-94 сборная Южной Кореи проигрывала Германии - 0:3. Потом стало 2:3, и последние десять минут на лице Берти Фогтса, кроме бледности, не было ничего. Когда мы шли на пресс-конференцию, он говорил мне: «Это Сталинград».
А вот вступительное слово Бышовца на пресс-конфе­ренции перед стартом Кубка РЖД: - Рад нашей новой встрече с Роналдом Куманом, против которого сборная СНГ сыграла вничью на Еиго-92. Также рад вновь видеть Карло Анчелотти, который был в составе сборной Италии в полуфинальном матче Олимпиады-88. Играть с такими людьми и такими командами - это как читать хорошую книгу, наслаждаться картиной большого живописца или слушать прекрасный оркестр. Это вдохновляет и обогащает.
В одном из интервью, данных моему коллеге Алексею Матвееву, Анатолий Федорович ухитрился даже найти связь между собой и Андреем Шевченко. Выяснилось, что Бышо-вец был директором футбольной школы киевского «Динамо», когда туда поступила будущая легенда «Милана»...
Нынешней зимой итальянский вратарь «Локомотива» Иван Пелиццоли говорил мне по поводу воспоминаний Бышовца о самом себе:
- К таким вещам я, честно говоря, не привык. Когда он начинал об этом рассказывать, я слушал вполуха. Мне было неинтересно.
- Фабио Капелло в «Роме» повествовал вам что-нибудь о своем игровом прошлом?
- Вообще ни разу. Капелло говорил только о том, как мы должны играть.
Сам Анатолий Федорович убеждал меня, что он рас­сказывал игрокам не о себе, а об истории, о выдающихся людях нашего футбола, с которыми ему, Бышовцу, посчастливилось столкнуться в своей жизни. И делал он это для того, чтобы молодежь знала, откуда она родом.
Эта просветительская миссия, безусловно, заслужива­ет всяческого уважения. Если хотя бы какие-то истории об отечественном футбольном прошлом запали в души игроков - уже замечательно. Но, если верить футболистам, все эти рассказы были так или иначе переплетены с фигурой самого Бышовца.
Склонен этому верить. Потому хотя бы, что в интер­вью после победы в финале Кубка России я спросил тре­нера: - Вспоминали в разговоре с футболистами перед матчем какие-то подходящие эпизоды из собственного прошлого?
Бышовец ответил:
- Упомянул, предварительно извинившись за нескромность, как в финале Кубка СССР в 1966 году я на первой же минуте забил в Лужниках гол в ворота «Торпедо» (тот матч киевское «Динамо» выиграло. - 2:0. - Прим. И. Р.). За черно-белых тогда выступали такие выдающиеся футболисты, как Кавазашвили, Иванов, Воронин, Шустиков...
Бышовцу, безусловно, есть что вспомнить о своем пути. И не надо ничего придумывать, потому что талантом, по общему мнению болельщиков старшего поколения, он обладал исключительным. Честно скажу: мне очень жаль, что не довелось видеть его игру воочию.
Думаю, Анатолий Федорович искренне полагал, что славное прошлое будет работать на его тренерскую карьеру вечно. А потому позволял себе многие годы простоя. И не важно, был ли этот простой результатом, условно говоря, козней Колоскова - вариантов с отъездом в ближнее или дальнее зарубежье у тренеров такой квалификации всегда хватает. Он уезжал - но отчего-то очень быстро возвращался. И с Украины, и из Португалии, и из Шотландии. Всего полгода проработал и в «Томи» - единственной его российской команде до «Локомотива» с 99-го года. При том, что в Сибири все у него сложилось неплохо - команду от вылета из премьер-лиги он спас, и в прошлом году во время визита «Локо» в Томск местные болельщики встретили его овацией...
Чтобы добиваться успехов, тренер постоянно должен быть при деле. Ну, или почти постоянно. В этом случае человек живет сегодняшним днем, и у него просто нет времени возвращаться к прошлому.
У Бышовца же перерывы были, наверное, слишком большими, чтобы в российском топ-клубе с серьезными задачами у него все пошло как по маслу. А терпения и стремления найти общий язык не хватило в этой ситуации никому - ни руководству клуба, ни игрокам, ни ему самому.
В январе 2008 года во время предсезонного сбора в тунецком Гейнуке я спросил самого опытного футболиста «Локо» Сергея Гуренко:
- В чем была главная проблема Анатолия Федорови­ча? Интеллект-то у этого тренера, согласитесь, на высо­ком уровне.
- Он очень умный человек. Начитанный, разбирается в футболистах. Но футбол ушел далеко вперед. Даже то, что было в 2000-м году и что происходит сейчас, - это, как говорят в Одессе, две большие разницы. А у человека в течение многих лет не было постоянной тренерской практики. И тут он приходит в команду, где требуется не зацепиться за что-то, а занять первое место. Плюс много иностранцев, с которыми тоже непросто найти об­щий язык... Может, ему надо было взять сильных помощников. Не мне рассуждать об этом. Но то, что мы не были готовы к тому, чтобы занимать какие-то ведущие позиции, - это однозначно.
Когда дела у «Локомотива» совсем разладились, а интриги, по мнению тренера, стали невыносимыми, Бышовец во время пресс-конференции произнес уже упомянутую потрясающую фразу, которая, уверен, будет навсегда занесена в историю нашего футбола:
- Нужно быть полным идиотом, чтобы верить всему тому, что происходит.
Попытайтесь вдуматься в смысл этой реплики.
Получилось?
Даже Дмитрию Сычеву, с которым у Бышовца, как вы уже поняли, сложились хорошие рабочие отношения, тренер после матча первого круга с «Москвой» адресовал вопрос: «Ты не мог забить или не хотел?» Я бы посчитал это досужими сплетнями, если бы мне не подтвердил это сам Сычев.
- Больше не хотелось бы услышать такой вопрос, -сказал он. -Правда, когда он прозвучал в раздевалке, было столько послематчевых эмоций, что смысла сказанного понять не успел. Если бы услышал это в спокойной обстановке, возможно, сказал бы что-то нелицеприятное в ответ.
Один уважаемый всеми в «Локомотиве» человек сформулировал глубинную причину неудачи Бышовца в клубе: «Слишком умные люди ищут потайной смысл в простых словах. Нельзя усложнять сказанное и сделанное - иначе можно обнаружить во всем этом смысл, которого и близко не было. Бышовец при всем его несомненном интеллекте - жертва собственного восприятия жизни».
Коль скоро мы говорим о человеке, который очень любит цитировать гениев прошлого, в определении сути его драмы тоже придется прибегнуть к классику. Спасибо вам, Александр Грибоедов.
Горе от ума.
Или у нас страна такая, что счастья от ума - не бы­вает?..

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 18:19


Бышовец и Семин стали, мягко говоря, оппонентами еще в первой половине 90-х. Когда сначала первый, а по­том второй работали в сборной страны.
Уже после отставки из «Локомотива» Бышовец рассказывал, как в 92-м году, после поражения его сборной СНГ в третьем матче группового турнира чемпионата Европы от шотландцев, Семин и Борис Игнатьев в шведской электричке обходили других российских тренеров и уговаривали проголосовать против Анатолия Федоровича на предстоящем тренерском совете. Этот совет должен был рекомендовать исполкому РФС кандидатуру главного тренера вновь сформированной сборной России. Правда это или нет, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Только если скажет кто-то из тех тренеров, кто сам все эти уговоры слышал.
Главным тренером сборной тогда стал Павел Садырин, а Семин с Игнатьевым - его помощниками. А в конце 93-го года прогремел памятный скандал с «письмом 14-ти», в котором группа ведущих игроков национальной команды потребовала отставки Садырина и возвращения Бышовца. Последний отклонять предложение футболистов не стал. Игнатьев, друг и единомышленник Семина, десятью годами позже запальчиво говорил мне:
- Я бы на месте Анатолия Федоровича сказал: «Вы что, ребята? У вас же есть тренер! Вот снимут Садырина, предложат мне - тогда пойду». Не исключаю, что именно это решение Бышовца, эта подставленная им «спина» и позволила заварить всю кашу.
- Разве этично было с вашей стороны принять предложение игроков? - спросил я тогда же самого Бышовца.
- Мы все делаем ошибки. Как старший я должен был, наверное, мыслить какими-то другими категориями. Но верх взял какой-то внутренний голос, подсказавший: «Вот и у тебя будет возможность поехать на чемпионат мира». Не забудем еще и о том, что это была совсем не чужая для меня команда. Именно я за три месяца почти с нуля создал ее в 90-м году, после позора на чемпионате мира в Италии...
Вернуться в сборную Бышовцу тогда не удалось. Воспрепятствовал президент РФС Вячеслав Колосков - еще один влиятельный враг этого тренера. И Анатолий Федорович уехал по контракту в Корею.
В дальнейшем никаких контактов между Семиным и Бышовцем не было. Но их отношение друг к другу от этого лучше не стало. И первая же реакция обществен­ности на их одновременное назначение в «Локомотив» была единственно возможной: «Два медведя в одной бер­логе».
Так что тут - одно из двух. Либо Бышовца нанимали люди, которые в силу своего футбольного непрофессиона­лизма вообще об этом не задумывались, либо они изна­чально шли на то, чтобы стереть прежний «Локо» с лица земли. А значит, дать тренеру полный карт-бланш на лю­бые перемены.

Один Бышовец - в этом усматривалась хоть какая-то логика. В революционном духе: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем...» Но привести их в «Ло­комотив» вдвоем с Семиным - это было все равно, что одновременно поставить руководить страной Ленина и Николая II. Или Ельцина с Зюгановым...
После победы «Локо» в Кубке России у выхода из под-трибунного помещения Лужников я коротко побеседовал с Сергеем Липатовым, на шее которого был повязан красно-зеленый шарф. И, в частности, спросил:
- Сочетание Бышовца-тренера и Семина-президента не казалось вам рискованным?
- Это решение было принято вполне осознанно. Есть хорошее понятие, которое чаще употребляется на английском языке, а перевести его можно как «успех от совместной деятельности». У Юрия Павловича открылись более масштабные возможности. Его полномочия стали гораздо серьезнее. Анатолий Федорович сегодня работает на краткосрочную перспективу - двухлетнюю. А Юрий Павлович, который достиг многого на своем по­прище в клубе «Локомотив», - на долгосрочную. То есть, скажем, на пять лет. У него есть возможность воспитывать молодежь, влиять на строительство полей, на открытие детских спортивных школ, наведение в них порядка. Вот что такое для нас сегодня Юрий Павлович!
...Мы руководствуемся не сиюминутными эмоциями, а смотрим на суть вещей. А она в том, что Бышовец -великий специалист. Возможно, он сложный человек, с непростым характером. Но без сложностей, без лидерства не бывает побед!
В председателе совета директоров, излагавшем (не знаю уж, искренне или нет) эту стройную на первый взгляд теорию, говорил завзятый технократ. Который свято верит в успех системы, но не придает должного значения человеческому фактору.
А любую систему делают жизнеспособной - люди.
Впрочем, с точностью говорить о том, кто конкретно несет ответственность за абсурдное решение о совмест­ном назначении «двух медведей», невозможно. В том же ЦСКА все понятно: если принято какое-то стратегическое решение, его автор - Евгений Гинер. В «Спартаке» - Леонид Федун.
В «Локо» же многоступенчатость руководства в по­следние годы приняла удивительные формы. Допустим, в 2006-м у клуба было два больших начальника - Филатов и Липатов, и один самый большой - Якунин. При этом, по всеобщему мнению, кандидатуру Бышовца пролоббиро­вал первый вице-президент РЖД Вадим Морозов, факта дружбы с которым тренер и не скрывает.
Концов, словом, не найти. Семин, например, убежден, что его в последний момент «перебросили» из главных тренеров в президенты с подачи Липатова. Липатов, есте­ственно, это напрочь отрицает. А Бышовец отрицает «фактор Морозова» - потому что, дескать, первый вице-президент РЖД не входит в совет директоров «Локомотива» и никакого влияния на футбольные решения не оказывает...
Всем известно: у семи нянек дитя без глазу. Локомотивская история это еще раз доказала. Правильно как-то выразился Валерий Лобановский: «Не бывает коллектив­ной ответственности, коллективной бывает только безот­ветственность».



Во врагах у Бышовца недостатка никогда не было. Лобановский был едва ли не главным из них.
По ходу их войны, начавшейся в 87-м, Бышовец от­крыто - и небезосновательно - обвинял двукратного побе­дителя Кубка кубков и обладателя Суперкубка Европы в выстраивании системы договорных матчей в советском футболе. Один только факт скрещения шпаг с Лобанов-ским говорил о недюжинной смелости тогда еще молодо­го по тренерским меркам, 41-летнего специалиста. Другое дело, что в условиях круговой поруки ни о каких серьез­ных расследованиях слов Бышовца, не говоря уже о суро­вых санкциях, и речи быть не могло.
Могущественный тренер киевского «Динамо» возглавлял тогда первую сборную СССР, его будущий оппонент -сборную олимпийскую. Возрастных ограничений для участия в Олимпиадах тогда еще не было.
Как-то раз перед товарищескими матчами, которые команды проводили одновременно, Лобановский на правах «старшего по званию» забрал к себе пятерых игроков сборной Бышовца - при этом твердо пообещав задействовать их в игре. Все они в итоге остались на скамейке запасных, а обескровленная олимпийская команда свой поединок проиграла.
Все это Бышовец и выложил на заседании Спорткомитета СССР, посвященном подготовке страны к Олимпиаде в Сеуле, в котором главный тренер национальной сборной тоже участвовал. Валерию Васильевичу досталось тогда на орехи. Когда собрание закончилось, все вышли в коридор, и Лобановский, глядя Бышовцу прямо в глаза, сказал: «Ну, теперь все». Анатолий Федорович за ответом в карман не полез: «Ничего, ты переживешь».
Война началась. Зато Бышовец добился от Спорткомитета своего: игроков у него больше не выдергивали. После чего выиграл Олимпиаду, обыграв в финале бразильцев с будущими суперзвездами - Ромарио, Бебето и Таффаре-лом. И до сих пор в качестве примера зависти вспоминает фразу Лобановского: мол, Бышовец в Сеуле обыгрывал парикмахеров.
После развала союзного чемпионата эстафету врага Бышовца номер один у Лобановского перехватил Колос­ков. А Семина, Игнатьева и многих их коллег Анатолий Федорович воспринимал как неотъемлемую часть колос-ковской империи, а значит - все той же круговой поруки.
О том, как Семин относился к Бышовцу, говорит один его ироничный ответ в интервью «Спорт-Экспрессу» в конце прошлого сезона.
- Что означает «рука, бросающая камень», о которой постоянно упоминал Бышовец?
- Этот вопрос нужно задать кому-то другому. Возможно, психологу. Может, это касается меня, а может -и вас. Кто-то же бросал камень...
Бышовец убежден: да, бросал. Более того, он не со­мневается, что «бросок» этот был коллективным и проду­манным. По мнению тренера, против него работала целая система под управлением Семина, которая включала в себя лично преданную президенту группу игроков-ветеранов, работников клуба, организованные фанатские структуры...
Позицию Анатолия Федоровича вы сможете во всех подробностях узнать из его монолога на страницах этой книги.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 21, 2008 18:56


Чемпионат-2007 еще не начался - а уже было ощуще­ние, что между главным тренером и президентом что-то не так. В одном из собственных предсезонных коммента­риев в «Спорт-Экспрессе» обнаружил следующее:
«У еще одного гипотетического претендента на золото - "Локомотива " — с результатами контрольных матчей вообще беда. 1:2 от сербского ОФК, 0:3 от болгарского "Литекса " - куда уж хуже? Но, на мой взгляд, некоторую тревогу должны вызывать не столько эти поражения, сколько уже определившийся рефрен высказываний Анатолия Бышовца: "Нет игроков ". Высказывания эти, надо заметить, публичные — то есть оказывающие давление на президента "Локо " Юрия Семина. О раз­ладе двух ярких личностей говорить, разумеется, рано, да и не хочется, но не заметить перекладывания ответственности на клуб в цитатах главного тренера невозможно.
Семин ведет себя корректно. Президент не стал перечить Бышовцу, когда тот не пожелал видеть в команде Вадима Евсеева - хотя сам, будучи тренером, так наверняка бы не поступил. Проблема тут, однако, в другом: похоже, в структуре "Локомотива " нет четко выраженной вертикали власти. Совет директоров "Локо", руководство ОАО "РЖД"'—у клуба сейчас много начальников, и в футбольных кругах говорят, что Семина и Бышовца привели на их посты разные люди. В будущем это чревато. Как может лихорадить клубы с запутанной структурой, где невозможно найти автора того или иного вер­ховного решения, легко проследить по судьбе московского "Динамо "».
Не собираюсь выставлять себя провидцем: все выше­сказанное по большому счету лежало на поверхности. А чуть позже, после предсезонной встречи Липатова и Красновского с группой журналистов, состоявшейся 21 февраля в отеле Radisson SAS, вопросов стало еще боль­ше.
Липатов сообщил:
- Создан так называемый административный совет, который обсуждает все возможные приобретения. В него входят пять человек: президент клуба Юрий Семин, главный тренер Анатолий Бышовец, Тищенко, Красновский и ваш покорный слуга. Причем правом вето обладаем толь­ко мы с Бышовцем.
Таким образом, выяснилось: главный тренер облада­ет правом вето, а президент клуба - нет! Ничего подоб­ного в футбольной практике прежде мне слышать не до­водилось. Семину ясно намекнули на его истинное место в «Локомотиве»-2007. Кстати, по словам Юрия Павлови­ча, о том, что он не может наложить запрет на ту или иную сделку, он узнал не от самого Липатова, а из того самого интервью...
Александр Удальцов рассказывает:
- Палыч понял, кем он будет в клубе, максимум через неделю после прихода на пост президента. Доходило до того, что туалетную бумагу на базу можно было покупать только с разрешения Липатова. Подпись президента клуба значила ровно ноль. Он имел право подписи только на следующих документах: «назначен на должность», «уволен с должности». Липатов мог позволить себе летать на частном самолете за счет «Локомотива», Семин же был на птичьих правах. Что же касается Палыча и Бышовца, то на публике они поначалу старались держать лицо - но внутри клуба уже спустя две недели всем было понятно, что ничего хорошего из этого не выйдет.
Газет Бышовец принципиально не читал: отдельные публикации ему кто-то показывал. Когда сели на первый сбор, я по привычке купил свежую прессу - даже Муслин ее проглядывал. Но Бышовец сказал: «Ничего мне не носи, я газет не читаю». Зато с первого же дня он убил игроков рассказами про Олимпиаду. Ребята от них просто вешались...
Бышовец на встрече Липатова и Красновского с жур­налистами тоже получил свое.
- Поначалу Бышовец просил купить семь игроков, -сказал Липатов. - По-моему, это чересчур. Мы предложили тренеру получше присмотреться к внутренним резервам. Например, Самедов при соответствующей работе с ним из «бойца невидимого фронта» вполне может превратиться в одну из ключевых фигур средней линии. А разве Измайлов до конца раскрыл потенциал? Да и Траоре при отсутствии проблем со здоровьем чем не игрок стартового состава?
Все это (да и то - не все) еще было уместно в частном разговоре Липатова и Бышовца, но вынос подобных деталей на публику, полагаю, не лез ни в какие ворота. Ибо следовало из него вот что. Во-первых, председатель совета директоров навязывает главному тренеру в стартовый состав как минимум трех игроков, названных поименно. Во-вторых, едва пришедший в команду тренер просит укрепить определенные позиции, но ему отказывают - выходит, доверия к нему нет изначально. В-третьих, руководитель клуба считает себя вправе публично рассуждать на сугубо футбольные темы. Ах, да - он же играл в дубле «Кубани».


.. .Мы стояли с Бышовцем у выхода из подтрибунного помещения Лужников. Только что, днем 27 мая 2007 года, его «Локо» выиграл Кубок России. Этот трофей, как ни странно такое прозвучит в отношении олимпийского чемпиона Сеула, стал первым отечественным титулом в карьере знаменитого тренера. Внутренних соревнований в Советском Союзе и России он прежде не выигрывал.
Но никакой радости на лице Анатолия Федоровича не усматривалось. Напротив, глядя на праздничную суету, царившую в раздевалке, он раздраженно бросил мне: «Сколько же здесь людей, которые больше вредили, чем помогали!»
Разумеется, в текст интервью, которое мы в тот момент записывали, эта фраза не вошла. Но в память врезалась. Такого настроения у тренера-победителя мне не доводилось видеть никогда...
А ведь сама-то победа была хороша. Как и весь кубковый цикл, который прошел «Локо». В четвертьфинальных матчах дважды было обыграно «Динамо». В полуфинале -опять дважды - «Спартак».
На финал «Локомотив» - «Москва» в Лужники при­шли 50 тысяч зрителей. Это - умопомрачительные для такой «вывески» цифры, в первую очередь показавшие мощный болелыцицкий потенциал «Локомотива». Многолетняя работа времен Филатова - Семина принесла свои плоды.
Команда Бышовца весь матч владела заметным преимуществом, демонстрируя замечательный футбол. Только забить никак не могла: вратарь «горожан» Юрий Жевнов творил чудеса. Жара и синтетический газон с каждой минутой высасывали из игроков силы - и, казалось, серии пенальти не избежать.
И все же в дополнительное время развязка наступила. На 102-й минуте Сычев подхватил мяч у левой бровки на своей (!) половине поля, из последних сил сделал фантастический рывок - и от лицевой линии выложил мяч чуть назад, под удар вышедшему на замену Гарри О'Коннору. Шотландец не промахнулся. Оправдалось предощущение моего коллеги по «Спорт-Экспрессу» Павла Новикова, который накануне отправил О'Коннору sms-сообщение на английском: «Чувствую, в воскресенье ты забьешь»...
Приятно разговаривать с людьми, когда положитель­ные эмоции из них бьют ключом. Тем более когда это происходит в раздевалке, которая ходуном ходит от счастья.
- Это самый счастливый момент вашей карьеры? -спросил я О'Коннора.
- Конечно! Забить победный гол в кубковом финале -мечта любого нападающего. Сразу после игры побежал на трибуны - взять на поле сына. Он должен был почувствовать то, что чувствует отец! Хочу посвятить свой гол и нашу победу как ему, так и всем болельщикам «Локомотива», которые собрались нас поддержать.
-Вы представляли, что их у «Локо» так много?
- Если честно, нет... Надеюсь, эта победа позволит зазвать еще больше людей на наш великолепный футбольный стадион. Верю, что рано или поздно он на каждом матче будет заполняться на сто процентов. Как же это будет замечательно!
- Вспомните решающий эпизод.
- Сыч сделал великолепный проход! У него потрясающая скорость, и когда он обошел защитника, мне удалось поймать его взгляд. И я понял: он хочет отдать мне пас! После чего отскочил от защитника и замкнул передачу партнера.
- Не награда ли этот гол за то, что решили-таки остаться в «Локомотиве» (зимой О'Коннор долгое время настаивал на своей продаже в Англию. - Прим. И. Р.)?
- Сейчас я могу назвать себя счастливым игроком! Во мне всегда бурлит жизнь, и теперь я рад, что нахожусь в «Локомотиве», что у меня здесь хороший контракт, прекрасные партнеры и большая команда. Восторг - вот все, что сейчас испытываю. Не буду скрывать, моя жена чувствует себя в России не идеально. Но я здесь, у меня контракт, и я хочу играть за этот клуб.
Впрочем, очень быстро эмоции у О'Коннора улягутся, и он все-таки уедет из России, заключив контракт с «Бирмингемом». А в августе напомнит о себе, дав сенсационное интервью британской газете Guardian, о котором я расскажу ниже.
Автор героического забега через полполя Дмитрий Сычев после финала Кубка, судя по его ликованию в раз­девалке, испытывал даже более сильные эмоции, чем его шотландский коллега по атаке.
- Я пришел в «Локомотив» в 2004 году и не успел застать кубковых успехов предыдущего поколения, - сказал Сычев. - Прежде ни разу не играл в финале. Оттого эта победа для меня особенно ценна... Очень тяжело было. 120 минут, да еще и в жару на синтетике. Не знаю, как хватило на круг почета.
-А на рывок, который привел к голу О'Коннора?
- Тоже не знаю. Это уже вообще какой-то космос' Но пришлось. Надо оке!
-Шотландец сказал, что успел поймать ваш взгляд и понять, что вы отдадите ему пас Верите?
- Не знаю, как он мог поймать мой взгляд — если честно, тяжело в это поверить. Но, как мне кажется, правильнее было отдать пас, чем пробить, потому что Жев-нов занимал верную позицию в воротах.
- Много шампанского вмещает кубок?
- Лично я вылил туда три полные бутылки.
- Кому отдали победные футболки?
- Обе бросил болельщикам. Они это заслужили. Столько их сегодня пришло - в первый раз такое видел!
- Знали, что их столько будет?
- Не знал, клянусь! Думал, когда собирается тысяч 15-20 на «Локомотиве» - это предел. А сегодня наших пришло минимум тысяч 25 (Сычев даже занизил цифры - на мой взгляд, «Локо» поддерживало более 30 тысяч человек. - Прим. И. Р.). Для меня это был шок! Приятный шок.

Очень доволен был и Сергей Липатов. До такой степени, что в начале разговора со мной явно выдал желаемое за действительное.
- У нас есть главное — единство. И игроков, и тренеров, и акционеров. Оно и дает такие победы, как та, что вы сегодня видели.
- Сезон для «Локомотива» начинался тяжело. Трудно было добиться упомянутого вами единства?
- Глава РЖД Владимир Иванович Якунин - человек мудрый и терпеливый. Если он понимает, что курица по осени снесет золотые яйца, то терпит. А если понимает, что не снесет - не терпит. В данном случае был вариант номер один. Было понятно, что клуб должен перейти совсем на другой уровень управления, сделаны выводы из ошибок предыдущего периода. И результат налицо. Тем не менее футбол есть футбол. Не все так просто, и этот Кубок не означает, что завтра у нас будут одни победы. Есть известный лозунг: «Главное - не победа, а участие». Я бы его изменил: «Участие, которое рано или поздно выливается в победы».
- Кредит доверия Бышовиу теперь вырос?
-А они был максимальным! Ситуация ни минуты не была из ряда вон выходящей. Бышовец пришел на два года, у него подписан контракт, все это было сделано осознанно. Если бы были совершенно провальные моменты - может, и появился бы какой-то повод для сомнений. Но если в первый период кому-то казалось, что происходит провал, то мы так не считали. Мы целенаправленно работали. И сегодня вы все видели.
Бышовец, в отличие от Липатова, глобальных выводов о единстве в нашем разговоре не делал. Да и вообще довольно лаконичен и неэмоционален. Видимо, кредит доверия ему даже в минуту победы не казался максимальным.
- Что чувствует человек с вашими достижениями на международном уровне, впервые выиграв титул внутри страны?
-Я просто очень рад за ребят, что им удалось выиграть Кубок. Я живу их радостями. -Аза себя рады?
- Спокойно это воспринял.
- Что вы как нападающий нападающему сказали выходившему на замену О'Коннору?
- Сказал, что миссия нападающего - забивать. И еще попросил, чтобы он играл на острие, чтобы смог прийти и сыграть на опережение. Это, собственно говоря, и получилось.
- Шотландец сказал, что, поймав взгляд Сычева, понял: тот будет пасовать. Верите в это?
-Да.
- В вашей карьере когда-нибудь такое происходило?
- У меня были прекрасные партнеры - Биба, Мунтян, Воронин. Все они исполняли передачи на высочайшем уровне, и даже в обменах взглядами необходимости не было.
- Чем объяснить, что ваша команда так бежала в эдакую жару?
- Это вопрос готовности.
- За счет чего «Локомотиву» удалось переиграть «Москву»?
- Мы хорошо проанализировали игру этой команды в нашей первой в этом сезоне встрече в рамках чемпионата.
У Бышовца был повод для грусти, на который все об­ратили внимание лишь позже, просматривая видеозапись минут радости.
Вопреки существующим традициям, команда не бро­сала в воздух своего тренера. Совершила круг почета, взошла на пьедестал, чтобы получить медали и Кубок - и этим ограничилась.
Вот и оставалось думать, что это - стечение обстоя­тельств или закономерность.
Сам Бышовец на словах не сомневается, что игроки после 120 минут, проведенных на искусственном поле в жару, были слишком обессилены для того, чтобы качать тренера. Может, и так. Но на круг почета же их, к удивлению Сычева, хватило. Один из футболистов рассказал, что Бышовец в ожидании полета даже отдал помощникам мобильный телефон и записную книжку. Впрочем, в футболе каждый интересный факт обречен на то, чтобы обрастать легендами - поэтому верить в это или нет, честно говоря, не знаю.
Сергей Гуренко, которого я спросил, почему не качали Бышовца, ответил так:
- В таких случаях все идет от каких-то внутренних импульсов. Значит, команда не была к этому готова.
Тем не менее Липатов в одном из интервью оценил вклад главного тренера в кубковую победу как 99 процен­тов! Один оставшийся он туманно охарактеризовал как «все мы».
И во время церемонии награждения, и даже во время командного фотографирования Анатолий Федорович был как бы сам по себе. Вся команда, и президент Семин вместе с ней, нарядились в золотые футболки с надписью «Это мы пятое колесо?!», изготовленные еще в 2005 году Давидом Шагиняном, но ни разу до 27 мая 2007 года не задействованные.
И только Бышовец не стал ничего надевать поверх цивильной рубашки.
Видимо, такова его судьба. Нелегкая и удивительная судьба человека футбола, который выступает не в командном, а в одиночном разряде. И я, будучи не согласным со многими решениями этого человека, никогда не присоединюсь к хору тех, кто мечтает столкнуть его в пропасть.
Потому что, столкнув, мы осознаем: одной личностью у нас стало меньше, и теперь почти совсем некому, когда все говорят «да», сказать «нет».
Я очень хочу, чтобы Анатолий Бышовец еще получил работу в российском футболе. И чтобы он кое-что для себя пересмотрел. И чтобы у него получилось.
Я хочу этого, потому что отлично помню ответ Алек­сандра Ширвиндта в редакции «Спорт-Экспресса» на вопрос, что ему не нравится в сегодняшнем российском фут­боле. «Выражение лиц футболистов», - сказал большой артист.
Конечно же, он имел в виду не только игроков, но и тренеров, и судей, и функционеров. Не всех, конечно, но очень многих. Ширвиндт имел в виду - одинаковость.
У Бышовца выражение лица - другое. И голос, и взгляд, и язык. А другим быть очень тяжело. Таким, как все, - куда легче.
Впрочем, он сам выбрал себе такую стезю.
Как у Александра Розенбаума: «Одинокий волк - это круто. Только как же, черт, тяжело...»

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя