Игорь Рабинер - Как убивали «Спартак» 2.

Футбольная и околофутбольная литературка.
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июл 11, 2008 17:27

22 июня еще недавно Стас, а теперь - Станислав Саламович вышел биться за выживание в «Спартаке» и признание тех людей, которые восхищались им в бытность вратарем красно-белых. Но, избрав стезю тренера, тем более в такой команде, ты добровольно подписываешься на переход из уже завоеванного статуса клубной легенды в объект непрекращающихся сомнений, а порой - и площадной ругани.
Как сладит Черчесов со всем этим страшным давлением, покажет только жизнь.
Тот же Романцев пришел в «Спартак» одним человеком, а уходил оттуда спустя 14 лет - совсем другим.
Помните черчесовское сравнение концовок матчей с «Селтиком», ЦСКА и «Локомотивом» с «ударами Тайсона»? Так вот, каждый день во главе «Спартака» -это тоже своего рода удар Тайсона. И чем дольше -тем больнее. Годами выдерживать эти удары и оставаться самим собой может только очень сильный человек.
После головокружительного матча с «Локомотивом» (3:4), закончившегося решающим голом Асатиани на последней добавленной минуте, он сказал: «Измерьте мне пульс во время различных отрезков матча, и он будет показывать одни и те же цифры».
Позволю себе не поверить Станиславу Саламовичу. Эта фраза была психологическим щитом в тяжелейший момент, когда третий матч кряду, хороший по качеству, завершался катастрофой. При всем артистизме Черчесова в пресс-центре Черкизова, наверное, первый раз за несколько месяцев во главе «Спартака» на нем не было лица. Не исключаю, что именно в те минуты он до конца осознал всю сложность работы, за которую взялся. Но не хотел, ни в коем случае не хотел на публике показывать даже секундную слабость...
В общении с журналистами он не похож ни на кого. С одной стороны - не заискивает. Напротив, иногда на пресс-конференции за глупый вопрос и отчитать может, заявить: «По-моему, мы с вами разные матчи смотрели» или: «Вместо того, чтобы начинать с «а», вы начинаете с «я»». Ставит репортерам, как и футболистам, свои условия игры - отказывается, например, от традиционного стартового резюме, а сразу просит переходить к вопросам. Почему? Чтобы не растекаться мыслию по древу, не говорить обо всем понемногу -а в ответ вкладывать все, что он хочет сказать по этому поводу.
Словом, он может быть очень даже колючим. И не только с прессой. Черчесов - вовсе не этакий душенька, внутри команды он жестко устанавливает свои законы и требует их неукоснительного выполнения. В вопросе кадров - никакого политеса. Много лет в «Спартаке» работали уважаемые люди, менеджер Александр Хаджи и начальник команды Валерий Жиляев. Черчесов распорядился перевести их в разряд сугубо офисных работников, без права присутствия в раздевалке и на скамейке запасных. На публике объяснять причины нужным не счел. Это его право, потому что в раздевалке может быть только один хозяин - главный тренер.
Ходят слухи, что таким способом Черчесов хотел минимизировать утечку информации из раздевалки. Так это или нет - не знаю, если с кем-то в клубе главный тренер и поделился мнением на сей счет, то с журналистами он этого делать точно не станет. В конце концов, оба остались в «Спартаке», просто к команде прямого отношения не имеют и наверняка не рады такому повороту событий. Что не мешает тому же Жиляеву продолжать делать то, что он умеет как никто другой, - решать все вопросы, связанные с учебой футболистов в вузах.
Но вернемся к взаимоотношениям Черчесова с прессой. Тренер никогда не старается показаться журналистам добреньким - но при этом именно его реплики вызывают больше всего смеха и аплодисментов в пресс-залах. И именно он сейчас занимает первое место в хит-параде авторов самых ярких и остроумных высказываний, который в течение всего сезона составляет «Спорт-Экспресс». При том, что главным тренером - а значит, завсегдатаем обязательных послематчевых пресс-конференций - является всего полсезона.
Сразу после матча с «Сатурном», первого в новой роли, Черчесова спросили что-то о переломе, который в той игре получил молодой защитник красно-белых Кудряшов. И в процессе ответа прозвучала фраза: «Если бы мой характер передался футболистам, то переломы были бы у них (то есть у соперников. - Прим. И. Р.), а не у нас!» Не стоило воспринимать эти слова буквально. Это не был призыв к грубости, это был призыв к крепости духа. Согласитесь: на такую формулировку ни один тренер-новичок не решится. Кроме Черчесова.
При всем при том он ставит журналистам достаточно четкие рамки общения, за которые не заходит никогда.
Черчесов никогда не комментирует судейство. И нашел в себе силы не сделать это даже после домашней ничьей в квалификации Лиги чемпионов с «Селтиком», когда немец Фандель откровенно «убил» красно-белых, не засчитав чистый гол Павлюченко и не назначив два стопроцентных пенальти.
Когда на кону стоит сумма в минимум семь миллионов долларов за участие в групповом турнире Лиги (и когда «Спартак» туда не вышел, за Шавло не заржавело сказать, какие клуб потерял деньги) - о явной несправедливости не сказать, мягко говоря трудно. Случись такое - по-человечески понял бы тренера прекрасно, пусть он даже в свое время и обещал арбитража никогда не касаться. Но одно дело - давать такие обещания в спокойной обстановке, причем искренне в них верить. И совсем другое - держать слово во взвинченной обстановке, когда во многом из-за арбитража «подвисает» участие команды в Лиге чемпионов.
Однако Черчесов убил все эти разговоры в зародыше.
- Судил нас арбитр высокой квалификации, которого давно знаю по бундеслиге, и мы с ним приятно пообщались. А комментировать судейство не буду. Я должен оценивать своих игроков, а не людей, мне неподвластных. У нас своя работа, нам нужно думать о ней.
Не знаю, чего стоили главному тренеру «Спартака» эти слова - но вистов Черчесов в этот момент, убежден, набрал немало. Потому что показал себя человеком, который умеет быть сильнее собственных эмоций.
Выяснилось, кстати, что вел так себя Фандель совсем не случайно: на утреннем предматчевом совещании, узнав, что у обеих команд есть по милицейской машине сопровождения с мигалкой, он устроил истерику, почему такую же не предоставили ему. «Спартак» вообще не имел на это права, а Российский футбольный союз не обязан был это делать. Капризность рефери была вызвана мини-инцидентом с делегатом УЕФА, который попал в небольшую аварию. Фанделю не хотелось последовать его примеру или попасть в пробку, но, поскольку другие арбитры ни о чем подобном никогда не просили, исключение не сделали и для «Селтика». Кто мог знать, что в результате «Спартак» останется без Лиги чемпионов?..
На той же послематчевой пресс-конференции Черчесов произнес еще одну знаковую фразу: «Я всегда со своими футболистами». Прозвучала она в ответ на журналистскую критику в адрес Романа Шишкина и Дмитрия Торбинского, которые действительно провели невразумительный матч. У тренера всегда есть соблазн не то чтобы переложить вину на футболистов, но дать прессе понять, что на поле выходит не он, а игроки - и не все делают то, чего от них ждут. Этого соблазна Черчесов тоже избежал. Настоящая работа над ошибками не терпит огласки и публичности - эта истина для молодого тренера одна из первейших.
К тому моменту Черчесов блестяще дебютировал в чемпионате России, в семи матчах одержав шесть побед при одной ничьей (в упоминавшемся уже Владивостоке). Но еврокубки - это совсем другая ступень, другая стадия проверки тренерской зрелости. Не только из-за уровня соперника, но и из-за накала эмоций, которые неопытного человека могут захлестнуть и заставить сказать лишнее. Ничего подобного у главного тренера «Спартака» европейская проверка на прочность не выявила.
Черчесов никогда публично не ругает своих игроков. Один на один он легко может их расплющить (один из его законов: «Нелицеприятные вещи футболист должен знать от меня, а хорошие ему пусть администратор говорит»), но в газетах и на телевидении из этих слов не появится ни одного. Это для игроков особенно важно. «Терпения у меня много. А когда заканчивается терпение, начинается выносливость», - еще один черчесовский афоризм. Это даст плоды в случае с Калиниченко, на котором я вскоре остановлюсь подробнее. Кстати, еще один его характерный жест - зачастую, когда кто-то из его игроков непредумышленно ошибается, Черчесов поддерживает его аплодисментами - иллюстрация того же тезиса: «Я всегда со своими футболистами».
Черчесов никогда не скажет дурного слова о коллегах-тренерах. Когда главный тренер Валерий Газзаев после чудом спасенного его командой на 94-й минуте матча со «Спартаком» произнесет неадекватно-высокомерное: «Вам еще работать и работать, чтобы обыграть ЦСКА!», в красноречивом взгляде Черчесова будет читаться и недоумение, и даже, как мне показалось, презрение - но вслух он не скажет ни-че-го.
Или еще случай. Главному тренеру «Зенита» голландцу Дику Адвокату недобросовестные переводчики неправильно изложили высказывание Черчесова перед матчем «Спартака» с клубом из Питера.
- В «Зенит» вложены большие деньги, в связи с этим многие говорят, что команда обязана стать чемпионом. Сложно бороться с таким соперником? - спросили главного тренера «Спартака».
- Мы тоже вкладываем в команду деньги. Но больше - душу.
Никакого противопоставления здесь не было: Черчесов не сказал, что «Зенит» вкладывает в команду деньги, а «Спартак» - душу. Но Адвокату перевели именно так, и тот в гневе наговорил колкостей вроде того, что не уважает тренера Черчесова.
Многие ожидали, что спартаковский тренер - особенно после красивой победы над питерцами со счетом 3:1 - не упустит возможности сказать в адрес Адвоката что-нибудь едкое. По крайней мере, не сомневаюсь, что Газзаев на его месте поступил бы именно так. Не дождались. Черчесов спокойно сообщил, что к голландцу относится с уважением, а его резкости связывает исключительно с неправильным переводом черчесовских высказываний. И все - тема, которая обещала любителям «жареного» столько пищи, моментально была закрыта!
Черчесов никогда не сошлется на травмы и недоукомплектованность. Потому что ссылка на кадровые проблемы - это косвенное унижение тех, кто вышел на поле. Унижение его игроков - пусть они, может, и не лучшие в мире.
- Я не самый молодой человек, но молодой тренер, - рассуждал как-то Черчесов. - Мне надо концентрироваться на своей работе. А она в чем-то похожа на ту, что я делал прежде. Будучи вратарем, стоял на границе - и сейчас стою. Если бы начал валить все на игроков - тот не забил, этот не отобрал, третий провалился, - я-то тогда зачем здесь нужен?
Может, когда-нибудь он и изменится. Популярный телекомментатор и публицист Василий Уткин предположил, что нежелание Черчесова и его молодых коллег (Слуцкого, Кобелева и других) критиковать своих игроков и судей связано с не расшатанной еще тренерскими стрессами нервной системой. Дескать, на таком уровне они работают с недавних пор - и пока им хватает выдержки ни на кого не срываться. А будет ли хватать лет через пять — десять - большой вопрос.
Возможно, и так. Но есть и другая версия. Тренеры нового поколения - «граждане мира», в большинстве своем они играли за границей, знают иностранные языки, образованны и незашоренны. Запад привил им некий кодекс отношений в футболе, который они не нарушают и нарушать не будут.
Какой из двух вариантов вернее - поймем через те самые пять — десять лет...
А еще на пресс-конференциях Черчесов любит отшучиваться. Питерские репортеры, скажем, допытывались после матча с «Зенитом»:
- И все-таки игра была принципиальной, если учесть отношения с «Зенитом»?
- Отношения у меня только с женой. Или:
- Вы же сами были вратарем...
- Да еще каким!
Он щедро дает возможность недоброжелателям рассматривать свои слова как браваду и самолюбование. Кто-то скажет, что в его репликах слишком много «я». Как, например, экс-спартаковец Игорь Шалимов:
- К игрокам Черчесов относится очень грамотно, они его уважают. И за то, что публично он всегда на их стороне, и за содержание тренировок - разнообразие упражнений, дисциплину, восстановление. Плюс он спартаковец. Но, на мой взгляд, эгоцентризма у Черчесова явный перебор. Лично у меня это вызывает антипатию, не верю, что с таким подходом он достигнет многого. А вот если свое «я» он поумерит, то все для тренерских успехов у него есть.
Соглашаться с Шалимовым или нет - право читателей, для того я и привел эту дискуссионную цитату. Один из футболистов охарактеризовал манеру поведения главного тренера так: «Уверенность, граничащая с самоуверенностью. Но так и надо. Для нас это гораздо лучше, чем постоянные сомнения и колебания».
А еще, по-моему, лучше, когда «я» в человеке много, чем когда его нет.
Да и не стоит к его эпатажным фразам на встречах с репортерами относиться с тоскливой серьезностью. После матча с «Москвой», когда Черчесов и Леонид Слуцкий выдали на двоих шедевральную пресс-конференцию с россыпью острот (но и по делу немало сказав тоже), пару моих коллег уходили из зала ворча: «Что они за клоунаду устроили?» Я не выдержал и ответил: «Скучные вы люди! Вам было бы лучше, если бы они сейчас начали бормотать банальности: «Игра была интересная, результат закономерный, наши футболисты строго выполнили установку на матч»»?
От Черчесова этого они никогда не дождутся.
- Во-первых, на вопросы с подвохом хочется с подвохом и отвечать, - объяснял свою позицию в интервью главный тренер «Спартака». - Во-вторых, стараюсь облегчить нелегкий труд журналистов, да и свою непростую участь тоже. В-третьих, не могу допустить, чтобы на моих пресс-конференциях люди скучали - тогда кто придет в пресс-центр после нашего следующего матча?! Видите ли, футбол сам по себе настолько серьезен, что хочется хотя бы после него в компании репортеров немножко пошутить.

Шутит он и с игроками. Порой - на грани фола.
Дело было в Австрии, на сборе. Черчесов и несколько игроков сидели возле бассейна. Мимо проходили немолодые австрийки, обитательницы того же отеля, в котором жили и спартаковцы. Они оглянулись на футболистов, рассмотрели их - и пошли дальше.
- Они тебя хотят! - сказал Черчесов Максиму Калиниченко.
- Меня много кто хочет, - парировал полузащитник.
- А иметь тебя буду я один! - под общий смех завершил репризу главный тренер.
Игрок ничуть не обиделся, а заодно сразу понял подтекст: завтра - тяжелые двухразовые тренировки, на которых Черчесов не только его - всю команду «иметь» будет...
- Расслабляя других, расслабляешься сам, - пояснил однажды Черчесов. - А как-то расслабляться тренеру нужно. Поскольку зеленый змий меня не хочет, и я его не хочу - надо искать какие-то другие способы. И лучше юмора еще ничего не придумано...
Когда Черчесов принял команду, Калиниченко, кстати, был на грани ухода из нее. Зимой, по некоторым данным, он пришел к Федотову примерно с такими словами: «Если вы рассчитываете на меня как на игрока стартового состава, я останусь. Если нет -тогда лучше уйду. Приму любое ваше решение. Я бы просто хотел определенности».
Согласно тому же источнику, Федотов взял день на размышления и спустя сутки попросил передать Калиниченко, что рассчитывает на него. И первый гол в сезоне - дома в ворота «Сельты» - забил именно Максим. Однако вскоре вновь выпал из состава - и настолько уже не видел себя в «Спартаке», что Черчесов, обнаружив Калиниченко в таком душевном состоянии, тут же отправил его в дубль. При этом сказав: «Шанс будет у всех».
Сказал - и сделал. Но прежде чем лучший исполнитель штрафных ударов в России свой шанс блистательно использовал, и ему, и Черчесову пришлось пережить три футбольных драмы ужасной, разрушительной силы. Будь это не Черчесов, та драма не только могла, но и наверняка развернула бы их отношения с Калиниченко в совсем другом направлении...
«Спартак» ждали три «удара Тайсона».



Утром 3 сентября 2007 года Черчесов, как ни в чем не бывало, пробежал свои ежедневные 12 километров кросса.
Кто бы еще из тренеров пробежал их на его месте - убейте меня, не знаю.
2 сентября главному тренеру «Спартака» исполнилось 44 года.
И в этот же день красно-белые играли с ЦСКА. Со своим самым заклятым соперником, у которого никак не могут выиграть с 31 марта 2001 года. И болельщики испытывают по этому поводу невыразимые душевные страдания.
Силу этих страданий к моменту игры удвоили переживания после не драмы даже - трагедии в Глазго. После таких матчей, как ответный поединок «Селтик» - «Спартак», в первые секунды кажется, что жизнь закончилась.
Под беспардонный и нестерпимый шестидесятитысячный свист «Селтик Парк» мы не забиваем решающий пенальти - и ты, осознав это, безутешно закрываешь лицо руками, не в силах мириться с реальностью. За что?! За что эти парни, которые столько раз за 120 минут умирали и, вопреки всему, заново рождались, не были вознаграждены победой? За что их героизм - давайте не стесняться называть вещи своими именами! - не был по справедливости оценен где-то там, «наверху»? Чем провинились перед футбольным богом не забившие послематчевые пенальти Титов, Калиниченко и миллионы болельщиков самой популярной команды России?
А чуть позже, сбросив оцепенение, ты начинаешь испытывать гордость. И огромное сочувствие тем самым миллионам, которым не показали по общедоступным каналам этот потрясающий спектакль - пусть и с разодравшим наши души в клочья финалом. Может, за это-то нас Бог и покарал? Раз не нужна вашей стране Лига чемпионов - то вы ее и не получите?
Кстати, насколько мне известно, Черчесов после матча сказал убитым горем игрокам: «Вы должны гордиться собой». Очень важно, когда для тренера голый результат - еще не все. Особенно - для тренера «Спартака». Как важна и реакция болельщиков: если после февральского матча в Виго с «Сельтой» они скандировали у автобуса команды: «П...ц, позорище!», то теперь было нечто противоположное: «Спасибо за игру!»
Эти болельщики еще не знали, что на следующий день шотландские газеты напишут: «Так нагло на этом стадионе уже давно никто не играл». «Нагло» - в хорошем смысле. Смело. Бесстрашно. Словно в последний раз. Так, что на исходе первого тайма вратарь «Селтика» Боруц и защитник Нейлор на глазах у собственной публики едва не подрались между собой...
Не знали наши болельщики и того, что месяц спустя, уже в основном раунде Лиги, на этом самом «Селтик Парке» капитулирует даже действующий победитель Лиги чемпионов «Милан», который всех остальных соперников будет щелкать как орешки - скажем, богатый и здорово начавший Лигу «Шахтер» в двух поединках миланцы обыграют с общим счетом 7:1. А в исступленном Глазго их, великих, поставят на колени.
«Селтик» - «Спартак»! Бог ты мой, какая это была игра! Эмоции такой силы в квалификации Лиги Россия последний раз испытывала в 2001-м, во время переигровки матча «Тироль» - «Локомотив». Нигматуллин тащил из «девяток» мяч за мячом, команда Юрия Семина ходила без страховки по канату над пропастью, а в голове крутилась одна нехитрая мысль: «Есть ли на свете справедливость?»
Тогда показалось, что есть. Теперь - что нет. Увы, это тоже - часть футбола. И за эту драму, за эту боль мы его тоже любим. В нем, как и в жизни, не всегда все заканчивается хеппи-эндом. Даже когда тысячу раз заслуживает.
Разве не заслужил Лиги чемпионов Павлюченко, восставший после удара, который сломал бы почти любого - незабитого при счете 0:0 пенальти? Упустив этот супершанс и тут же получив нелепый гол в свои ворота, и вся команда, и в особенности автор рокового удара оказываются в таком моральном состоянии, из какого способны выбраться только сильные люди. Мы рвали на себе волосы, искренне считая, что это был наш шанс, и мы его безвозвратно упустили.
А Павлюченко пятнадцать минут спустя зубами вырвал ответный гол. И позже, в серии пенальти, с улыбочкой хладнокровно переиграл Боруца, словно и не было невыносимого звона штанги после удара с 11-метровой отметки в игре. И кто тогда помнил, что форвард уже несколько недель играет со сломанной костью запястья? Медицинский штаб команды сильно сомневался - но сам Павлюченко инициировал, а Черчесов санкционировал изготовление специальной лангетки, в которой парень мог бы выходить на поле. Риск доломать руку был немалый - но Павлюченко на него было наплевать. И со сломанной рукой, он забивал чуть ли не в каждой игре...
Разве не заслужил Лиги чемпионов Быстров, который провел один из лучших матчей в своей жизни? Порой невозможно было поверить глазам: Быстрова били по ногам, а он, известный умелец по части красивых падений, не валился на траву! Он мечтал не вползти, а войти в главный клубный турнир Европы через парадную дверь, и его активностью невозможно было не восхититься. И когда меньше чем через месяц он получит травму и вылетит из игры до конца сезона, подумается: это организм быстровский протестует против того, что Лиги чемпионов для «Спартака» в этом году - нет.
Разве не заслужил Лиги чемпионов Плетикоса? К концу второго тайма, когда «Спартак» вдруг встал и беда все громче стучалась в наши ворота, Хорватский Осьминог творил что-то запредельное - как тот Нигматуллин в Инсбруке 2001-го. А когда безупречный судья Розетта жестоко, но по делу удалил Штранцля, показалось, что это уже точно все. Оставшись более чем на полчаса без лучшего защитника, под адский грохот осатаневших трибун, смертельно к тому моменту устав, матч выиграть нереально. Но пример Плетикосы словно стал для его партнеров рекламным слоганом: «Невозможное возможно». Второй раз за матч - после незабитого в первом тайме пенальти - к «Спартаку» вернулись силы и дух, которые взять, казалось, было уже неоткуда.
И в овертайме о численном преимуществе «Селтика» не напоминало ничего. Из игры «Спартака» никуда не ушло чувство собственного достоинства, которое возникло у него - и у нас - с первой же минуты. На лице Черчесова ни на мгновение не возникло и тени паники. Команда, которая прошла с честью такое испытание, заслуживала Лиги чемпионов.
Но вместо этого она под самый занавес овертайма получила в свои ворота пенальти. Абсолютно справедливый по футбольным правилам - и невозможный по законам человеческой справедливости. Оглушительный звон перекладины после удара Веннегора оф Хесселинка веру в эти законы нам вернул. На несколько минут...
И все же до того, пока они не разрушились окончательно, случился еще момент, который по всем законам драматургии должен был стать развязкой. На 120-й минуте Калиниченко чудесно забросил мяч в штрафную, и с левого утла на встречу с вратарем выбежал наш игрок. Его фамилия была Бояринцев. Спартаковский маэстро решающего гола на последних минутах - сколько он их таких забил! Это был момент, рожденный для него и ни для кого другого.
Но если бы Бояринцев забил, и мы победили, это была бы уже не наша, а голливудская драматургия. Чуточку наигранная, глянцевая. У нас, в России, таких хеппи-эндов не бывает. Ни в жизни, ни на экране. А футбол - это калька с жизни.
И вместо того, чтобы тихо катнуть мяч мимо Боруца, Бояринцев что есть сил ухнул выше перекладины...
Злая ирония судьбы, что в серии пенальти Боруц переиграл именно Титова и Калиниченко. Обоих спартаковцев, успевших ощутить на вкус успешную Лигу чемпионов - 2000 года, с выходом из группы и разгромом 4:1 «Арсенала». Их выслуга лет в основном составе красно-белых, в общей сложности составляющая 21 (!) год, их тяжелейшие травмы, полученные в «Спартаке», и годы, проведенные без любимого дела, - все это должно было стать в глазах футбольного Бога иммунитетом от промахов. Но нет в жизни справедливости.
Такого адского свиста, как на «Селтик Парке» во время исполнения пенальти игроками «Спартака», мне слышать не доводилось никогда. Поклонники «кельтов» таким образом показали, что для них все средства ради выхода в Лигу чемпионов хороши. Они получили, что хотели. Не случайно же даже на матчах чемпионата Шотландии с никчемными «Фалкирками» и «Данфермлинами» они заполняют свой стадион в среднем на 55 тысяч!
А «Спартаку» за его футбол и мужество в Глазго обязательно должно было воздаться - только в другом месте и в другое время. В Шотландии в красных футболках на поле вышли настоящие мужики. В этот вечер они многое доказали самим себе. Доказали, что могут не прогнуться, невзирая ни на какие обстоятельства - незабитый пенальти, удаление, чужой ревущий суперстадион. После первого поединка Черчесов демонстративно не произнес ни слова о судействе злополучного Фанделя - и команда, откликнувшись на его месседж, думала о себе, а не о кознях со стороны.
Бывают неудачи, больше заслуживающие уважения, чем иные победы. Так вот: на «Селтик Парке» состоялся один из лучших футбольных матчей, которые за последние годы доводилось видеть. И не только с участием наших команд. Это было средоточие всего, за что когда-то мы отдали свои сердца футболу.
Было безумно жаль, что «Спартак» уступил дорогу в Лигу чемпионов «Селтику». Но гордость, которую невозможно было не испытать, глядя на красно-белых, выходила далеко за сухие математические рамки побед и поражений. Черчесову и игрокам хотелось сказать спасибо за вечер чести и достоинства.
Через день в Швейцарии проходила жеребьевка группового турнира Лиги чемпионов. Могли ли представить себе болельщики «Спартака», что при взгляде на их кумира - импозантного, улыбчивого лучшего вратаря мира 1988 года Рината Дасаева, их сердца будут обливаться кровью? 1 сентября поклонники красно-белых испытывали именно такие чувства. Да и тот же Дасаев был бы счастлив выбирать группу для родного клуба - но вынужден был делать это для «Селтика». А еще - в качестве дополнительного раздражающего спартаковских поклонников фактора -и для ЦСКА...
Вот в таком противоречивом настроении подошел «Спартак» к дерби с ЦСКА. Между матчем в Глазго и поединком с армейцами была пауза всего в три дня. Полностью восстановиться - ни морально, ни физически - после подобного матча за такой мизер времени было невозможно. Оттого и ждали болельщики этой игры с нескрываемой тревогой.
В «Спартаке» все помнили. Например, высказывание Газзаева весной 2006 года, когда после ничьей в дерби он заявил: «Сегодня ведь первое апреля, и никто все равно не поверит, что «Спартак» сыграл вничью с ЦСКА».
Помнили слова того же Газзаева после еще одной ничьей, осенью 2006-го со счетом 2:2: «Сегодня наши соперники выпрыгнули из трусов». Впрочем, то ли еще будет...
К моменту дерби «Спартак» опережал ЦСКА на восемь очков. А тут еще и день рождения Черчесова. По поводу которого соперники, конечно же, сразу вспомнили известный анекдот. Тренер на предматчевой установке говорит: «Ребята, у меня сегодня день рождения. Поздравьте меня с победой!» Капитан отвечает: «Поздно сказали, мы вам уже галстук купили!»
Галстуков у Черчесова и так хватало. А вот побед над ЦСКА у красно-белых не было без малого шесть лет. Те самые шесть лет, которые «Спартак» не становился чемпионом России. Иными словами, чтобы выиграть золото, спартаковцы обязаны хоть раз в сезоне обыграть ЦСКА...
...Уже давно прозвучал финальный свисток испанца Ундиано Мальенко - но 55 тысяч человек, словно приклеенные, продолжали ошеломленно сидеть в своих креслах и бессмысленно глядеть в пустоту.
Только что им, спартаковским болельщикам, безжалостная жизнь преподнесла второй за неделю, по выражению Черчесова, «удар Тайсона». А заодно -римейк отборочного матча чемпионата Европы-2000 Россия - Украина. Долгожданная победа над ЦСКА, которую «Спартак» по игре полностью заслужил - как и Россия восемь лет назад - уплыла на последней добавленной к матчу секунде. И тут же, словно издевательство, по стадиону прозвучало поздравление Черчесову с днем рождения. Будто нельзя было его произнести перед игрой, а не в такой убийственный момент...
Но Черчесов этого не слышит. Ему не до того. Глядя на то, как половина его команды в отчаянии попадала на лужниковскую синтетику, тренер в стильном пальто идет на поле - возвращать игроков к жизни. Подхватывает за подмышки сидящего на искусственной траве Торбинского и буквальным образом ставит его на ноги. Возможно, пересилив свои эмоции, треплет по голове одного из главных неудачников - Павлюченко. А потом находит силы вместе с Титовым похлопать своим болельщикам. Те откликаются овацией...
Достоинство, которое «Спартак» проявил в Глазго, на дерби аукнулось рекордной для чемпионатов России 68-тысячной аудиторией. От нее пришел в восторг главный тренер сборной России Гус Хиддинк, да и для нас, помнящих 80 тысяч в девятиградусный мороз на матче с «Арсеналом» в 2000 году, почти заполненные Лужники (на остальные места попросту не продавали билеты) уже давно, казалось, превратились в кадры истории.
Полчаса спустя болельщики у автобуса будут скандировать: «Чер-че-сов!» А пока, сразу после финального свистка, - скорбно молчат. Хотя только что минуты за две до окончания матча все вскочили с мест и начали подпрыгивать, в нетерпении ожидая итоговой трели судьи Мальенко. Ожидая мига, когда можно сорвать к чертовой матери голос, прыгнуть на плечи соседа по трибуне - и этот сосед будет счастлив разделить с тобой это непердаваемое чувство.
А дождались они гола молодого поляка Давида Янчика - новичка ЦСКА, который сам не понял, что совершил. И теперь уже они, спартаковские болельщики, вмиг ставшие из самых счастливых людей на планете самыми несчастными, с бессильной тоской глядели, как ликует армейская трибуна D. Которая, в свою очередь, еще не понимала, что в этот день их любимая команда фактически лишилась шансов на чемпионство и значительно уменьшила надежды на попадание в зону следующей Лиги чемпионов. При
8-очковом отставании от «Спартака» только победа над ним давала ЦСКА надежды на золотой «хет-трик».
Но ликование от чуда, которое подарил им Янчик, было столь всепоглощающим, что на грустные темы фанатам ЦСКА как-то не думалось. Не думалось и Газзаеву, который заявил обалдевшему от такой наглости Черчесову: «Вам еще работать и работать, чтобы нас обыграть». Убежден: эту фразу один осетин другому не забудет никогда. Особенно в контексте того, как проходил этот матч.
Поверьте, неслучайным после пресс-конференции оказалось следующее наблюдение. Черчесов вышел из подтрибунного помещения, уже было сел в свой автомобиль - но увидев, что рядом стоит Евгений Гинер, распахнул дверцу, вышел и пожал президенту ЦСКА руку. Несколько минут Черчесов с Гинером вполне оживленно беседовали. В трех метрах стоял Газзаев. Незамеченным он остаться не мог. Думаю, Черчесов просто смотрел сквозь него. Хотя допускаю, что зрение мне изменило...
Комментатор и публицист Василий Уткин написал: «Только задумайтесь: какого же животного страха должен был натерпеться у себя на скамейке Валерий Георгиевич, как же ему было темно и страшно находиться в секундах от поражения, если по итогам матча, где с его командой делали то, что с морковкой делает терка, а с гуталином - пребывание между щеткой и ботинком, - он сказал вот так! О матче, в котором еле уползли.... Это чистой воды самораскрытие персонажа.
Как прекрасна жизнь! Писателю, драматургу или журналисту, возможно, вообще было бы не дано придумать настолько яркую историю. В нескольких секундах - какие смысловые бездны!
А жизнь делает это буквально в секунды. Без напряга.
Спасибо ей».
Фраза Газзаева сразила наповал всех без исключения. Мне же она напомнила высказывание Олега Романцева на одной из предсезонных встреч с болельщиками в бытность главным тренером «Спартака»: мол, фанаты ЦСКА получат право разговаривать с вами на равных, когда их команда столько же раз станет чемпионом, как «Спартак». Совсем скоро после этой тирады времена в российском футболе круто переменились.
Глубоко убежден: слова, которые произнес Газзаев, он даже в самом большом порыве торжества говорить не имел права. Да, шесть с половиной лет тренер - обладатель Кубка УЕФА не знает неудач в матчах со «Спартаком» и имеет право на законную гордость по этому поводу. Но гордость для уважающего себя и окружающих человека не должна переходить в заносчивость. Это не прибавляет автору подобных реплик даже не профессионального (хотя и его тоже), а человеческого авторитета. Да и забывать, что в свое время тот же «Спартак» в чемпионате СССР обыгрывал его «Динамо» со счетом 7:1, Газзаеву бы тоже не следовало. И о победе «Спартака» над его «Спартаком-Аланией» в золотом матче-96 - тоже.
И Газзаев не забыл - будьте покойны. Эти занозы сидят внутри него навсегда. Он не может простить «Спартаку», что в биографии человека, который, как гласит название его книги, «Приговорен к победе», есть такие страницы. Другим обидчикам - «Айнтрахту», «Вардару», «Лиллестрему», МТК - он отомстить не может. Остается «Спартак»...
Даже самые страстные поклонники армейцев после дерби 2 сентября произносили словечко «отскочили». Со стороны профессионала было бы проявлением мужества и благородства это признать. Благо, Газзаев в своей карьере достаточно выиграл, чтобы после любого матча сохранять хладнокровие и объективность взгляда. Но гордыня перевесила эту объективность. И, думаю, Черчесов страшно рад ноябрьскому сообщению президента ЦСКА Евгения Гинера, что Газзаев останется главным тренером армейцев. Отпустить его в другой клуб, не поквитавшись, для главного тренера «Спартака» будет невыносимо...
Всех этих мизансцен - как и гола Янчика, и самого матча - главный поклонник красно-белых вживую не видел. После игры очень хотелось услышать впечатления Леонида Федуна - но у VIP-ложи Лужников выяснилось, что председателю совета директоров клуба пришлось вылететь в срочную командировку по основному бизнесу. На матче присутствовала только его супруга.
Помните высказывание Георгия Черданцева об «отделе на седьмом этаже»?..

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июл 11, 2008 17:32

Очень важно было, как отреагирует на второй «удар Тайсона» Черчесов.
Реагировать-то было на что.
В последнюю спартаковскую атаку, за 30 секунд до истечения добавленного времени, пошли всего двое - Павлюченко и Калиниченко. Форвард отдал партнеру пас на правый край и, казалось, побежал открываться в штрафную. Более того, Калиниченко даже услышал его голос, требовавший паса.
Потому и отдал, не глядя, вместо того, чтобы спокойно укрыть мяч корпусом и убивать время у углового флажка.
Но, видимо, в последний момент уставший Павлюченко почувствовал, что сил на рывок у него нет, а у Калиниченко сработал рефлекс - если партнер крикнул, откликнуться пасом. В результате мяч попал к вратарю ЦСКА Мандрыкину, и пошла контратака.
После неудачного паса Калиниченко обстоятельства еще должны были совпасть невероятным роковым образом. Чтобы никто из восьми оставшихся сзади полевых игроков не смог перестроиться и «накрыть» армейцев в центре поля. Чтобы Павлюченко, все-таки совершивший дикий для 94-й минуты рывок назад, на мгновение не успел сыграть в мяч, а не в Рамона. Чтобы из-за травмы Штранцля применяемая красно-белыми при стандартных положениях соперников персонально-зонная система обороны дала сбой - и Игнашевич во время штрафного остался без опеки. Чтобы Янчик после сброса Игнашевича сориентировался на полсекунды раньше Дедуры, а Плетикосе не хватило полумига, чтобы среагировать на удар...
Калиниченко уходил с поля, схватившись за голову. Он был уверен, что этот матч для него в спартаковской футболке - последний.
И, проходя мимо журналистов в смешанной зоне, сказал им одну фразу: «Валите все на меня».
Вот за это Черчесов отчитает Калиниченко по полной программе. Скажет, чтобы больше игрок таких вещей никогда не произносил. Потому что команда и выигрывает, и проигрывает, и играет вничью вся. Без деления на правых и виноватых. Без поиска людей, на которых нужно все свалить.
Черчесов не произнес в адрес Калиниченко ни одного укоризненного слова - кроме уже приведенных. Ни в печати, ни внутри команды. Может, разве что один на один - но об этом не знает никто, кроме них двоих.
Калиниченко, совестливый и порядочный человек, в кулуарах якобы заявил: «Меньше всех, кому я хотел бы нас...ть в этом клубе, - это Черчесову. А получилось так, что ему-то я больше всех и нас...л». Хотя «в кулуарах» всякое могут насочинять - но образ мыслей полузащитника, скорее всего, был передан верно.
Посмотрите, кстати, что вообще сказал об этой игре Черчесов. Подчеркиваю: на пресс-конференции, через несколько минут после того, как матч закончился.
- Ребятам надо сказать спасибо. Играть 120 минут с «Селтиком» - не самая легкая задача. А это было всего четыре дня назад. Тем не менее вы видели, с какой страстью, самоотдачей, желанием играла команда против ЦСКА.
- Справедлив ли, на ваш взгляд, ничейный результат?
- Если к исходу игры получился счет 1:1, значит, это и есть справедливый закономерный итог.
Вы представляете, что бы на месте Черчесова ответил на такой вопрос Газзаев?..
Сравните, кстати, слова Черчесова с высказыванием Шавло после той же игры с ЦСКА: «У нас есть виновные. Но это не для прессы. Сами разберемся».
А потом Черчесов отправился домой, куда к нему отметить день рождения приехали, насколько мне известно, четыре близких друга. Представителей ФК «Спартак» среди них не было.
Утром следующего дня главный тренер красно-белых пробежал по Сокольникам свой обязательный 12-километровый кросс.
И ему стало легче.
Он почувствовал, что жизнь продолжается.
Но уже в следующем туре, против «Локомотива», после финального свистка на поле черкизовского стадиона творилось какое-то форменное дежавю. Опять последняя секунда, опять штрафной, опять неразбериха - только теперь бросили одного не Игнашевича, а Асатиани, который и забил. Как это может быть? Почему? Тогда - 1:1 вместо 1:0, теперь - 3:4 вместо 3:3. Три потерянных за две секунды очка - и «Зенит» уже сравнялся со «Спартаком» по очкам...
Третий «удар Тайсона».
Эмоции были почти те же, что в Лужниках. Быстров, доказывая что-то попавшему минутами ранее в штангу Дзюбе, грохнулся перед ним на колени (может, в этот момент и надорвалась крестообразная связка полузащитника?). Плетикоса безутешно сидел в воротах, которые у него не было шансов спасти. Автор хет-трика Павлюченко, не видя никого вокруг, первым ринулся в сторону раздевалки. Ощущения у него были, должно быть, такие же, как у форварда сборной СССР Игоря Беланова после трех голов и поражения от Бельгии в 1/8 финала чемпионата мира 1986 года. Что он еще должен был сделать, чтобы команда победила?..
Это было невероятное зрелище, когда 22 человека полтора часа порхали по канату над пропастью, забыв о страхе, осторожности, грузе сверхответственности. Каждый из почти 30 тысяч счастливчиков, заполнивших Черкизово, ощущал себя в водовороте, когда каждую секунду с их любимой командой могло произойти все что угодно. Амплитуда их эмоций была запредельной. Не сомневаюсь, что даже болельщики красно-белых, немного отдышавшись от очередной постигшей их обиды, прогнали от себя мелькнувшую было мысль: «Жаль, что мы там были».
О присутствии на таком матче - на мой вкус, однозначно лучшем в российском сезоне-2007 - жалеть невозможно. Поединки такой страсти и такого сюжета привлекают к футболу тысячи новых поклонников. Черчесов, на котором лица не было, тем не менее тихо сказал такие слова: «Чем больше будет таких игр, тем быстрее российский футбол окажется там, где он должен быть».
Нечасто тренер команды, проигравшей последним касанием мяча в игре (да еще и в третий раз подряд!), оказывается способен на такую оценку. Но тут не дать ее было невозможно. Потому что такой футбол показывает и учит: нельзя жертвовать зрелищем ради результата. И очки в футболе - далеко не все. Хотя и очень многое...
Скучные люди поспорят: много, мол, в этом матче было ошибок. Да черт с ними, с ошибками, когда люди ТАК хотят играть, рисковать, побеждать! Когда смелость перегрызает горло опасливости и малодушию!
Главный тренер «Локомотива», олимпийский чемпион 1988 года Анатолий Бышовец, в свою очередь, оказался щедр на комплименты до такой степени, что объявил: Черчесов и Андрей Кобелев - «те люди, которые будут создавать новый российский футбол».
А до того остановил своего молодого коллегу в «предбаннике» зала для пресс-конференций, чтобы в течение нескольких минут - войдя в роль «старика Державина» - говорить ему тет-а-тет что-то очень сокровенное.
Чего достигнет тренер Черчесов, говорить пока рано. Но здорово, что бывают в нашем футболе матчи, которые подвигают к таким заявлениям.
А вот чего Черчесов достиг уже сейчас - узнаете из финала истории о Максиме Калиниченко.
Спустя несколько дней после рокового паса в матче с ЦСКА Калиниченко отправится зализывать раны в сборную Украины. Думая, что там он сменит обстановку и быстрее придет в себя.
Но ужас продолжался. Выйдя на замену в матче с Грузией, он сначала не реализует выход один на один, а потом проиграет верховую дуэль сопернику, сравнявшему счет на исходе матча. «Это просто какой-то кошмар. Я уже не знаю, плакать мне или вместе с партнерами смеяться над собой», - едва ли не плача бросил полузащитник в телеинтервью.
Потом он вернулся в Москву. Вначале казалось, что все идет по запланированному сценарию. В матче с «Локомотивом» Калиниченко не играл. Слева действовал Торбинский, в очередной раз сыгравший блекло, -и у Черчесова лопнуло терпение. Впервые он, не сторонник ротации состава, к матчу с «Химками» произвел сразу пять перестановок в составе.
Сменились, в частности, оба крайних полузащитника. Один - вынужденно: травма крестообразных связок колена у Быстрова вывела его из строя до конца сезона. Торбинского вывел из состава Черчесов. Так парадоксально и вышло, что Калиниченко - после всех своих бед - в одночасье стал крайним полузащитником «Спартака» номер один. Причем почти со стопроцентной гарантией - до конца сезона.
И вот это было очень важно. Потому что у Калиниченко, человека глубокого, тонкого и ранимого, -очень подвижная нервная система. Я бы назвал его рефлексирующим интеллигентом от футбола. Он очень многое умеет - но постоянно сомневается в себе. И в куда большей степени может реализовать свои таланты, когда тренер ему полностью доверяет, поддерживает и предоставляет твердое место в стартовом составе. Если же Максим вынужден добиваться его в жесткой конкурентной борьбе, то зачастую скисает.
Наконец, осень - это его время. Время цветения Калины. Осенью 2005-го он издали забил красивейший победный гол «Торпедо», после чего забронировал себе у Старкова место в стартовом составе и стал одним из героев того нежданного серебра. Осенью 2006-го Федотов доверял ему меньше - но два красивых гола «Баварии» и «Спортингу» в двух последних турах Лиги чемпионов стали убедительным подтверждением «конвертируемости» таланта Калиниченко на высшем международном уровне. Как и чемпионат мира, собственно.
И вот доверил ему и Черчесов, который после кельтско-армейских бед, еще раз напомню, не сказал ни самому Калиниченко, ни о нем ничего обидного. Зная тонкокожесть натуры хавбека, его восприимчивость к каждому нюансу взаимоотношений с тренерами, не сомневаюсь, что тот оценил это по достоинству.
А когда Калиниченко спокоен, уверен в себе и в окружающих его людях - тогда и оказывается возможным его кураж, который начался с того самого матча против «Химок». В этой игре он сделал голевую передачу, 90 минут вел красно-белых за собой, «стелился» в подкатах, а однажды даже изыскал время перед подачей углового энергичными взмахами рук «зажечь» своих болельщиков. И когда на исходе встречи Титов, заменяясь, передал Калине капитанскую повязку, трибуны устроили овацию и тому, и другому.
И вновь началась осень Калиниченко! Два его гола со штрафных решили исход тяжелейшего поединка в Нальчике. Второй был забит блестящим ударом в «девятку» с 25 метров, перед которым Максим собирался не бить по воротам, а навешивать. Но стоявший рядом Бояринцев вдруг сказал: «Может, бабахнешь, как на тренировке?»
И он бабахнул...
В раздевалке удачливый советчик Бояринцев вскричал: «Калина - бог!» На что Черчесов строго ответил: «Нет. Калина - Игрок!»
Потом были еще два его голевых паса в поединке с «Москвой». Победный гол со штрафного «Ростову». Заработанный пенальти в матче Кубка УЕФА с «Байером». Участие в голевой атаке на ворота «Динамо»... И представить себе «Спартак» образца осени 2007 года без Калиниченко было уже решительно невозможно. А ведь зимой руководство днепропетровского «Днепра», из которого в 2000 году Максим в «Спартак» и пришел, расценивало шансы его вернуть в 80 процентов!
Надеюсь, мы увидим Калину в спартаковской форме еще не раз. Потому что человека, который провел в «Спартаке» восемь лет и не покинул клуб даже в самые сложные времена, нельзя не уважать. И не дорожить им.
Черчесов это понимал - и, несмотря на всю свою жесткость, реанимировал полузащитника. Тем хотя бы, что не «закопал» его после матчей с «Селтиком» и ЦСКА. В те дни невозможно было представить в лице Калиниченко осеннего лидера «Спартака» - но именно человеческое отношение пробудило в нем этого лидера.
Вот только извлекут ли из этой истории урок руководители спартаковского клуба? Станут ли вести себя по отношению к игрокам как люди?
Увы, у меня на этот счет есть большие сомнения.


Извлечь урок им предстоит и из еще одной неприглядной истории. Ее я потому и оставил на «десерт», что она не только состоялась под занавес сезона, но и стала квинтэссенцией неуважения к личности игрока, которое царит сегодня в «Спартаке». Хотя его боссы, уверен, считают иначе.
Для начала - несколько цитат. Летних и осенних.
Итак, июль.
Сергей Шавло:
- Пока с Торбинским идут переговоры. Новый контракт намеревались заключить зимой, уже обо всем договорились. Однако после вызова в сборную России Дмитрий пожелал изменить финансовые условия. Мы готовы поднять ему зарплату, но не в пять — шесть раз. Все должно быть в пределах разумного. Варианты у Димы есть. Что ж, если в других клубах настолько заоблачные цены - их право. Мы не собираемся вступать в этот аукцион - кто даст больше денег. При заключении контрактов «Спартак» придерживается четкого правила: если финансовые аппетиты игрока соответствуют его уровню, можем заплатить. В ином случае такой подход неприемлем. И все-таки, думаю, нам удастся сохранить Торбинского.
Станислав Черчесов:
- Естественно, нам этот полузащитник нужен. Торбинского мы подготовили к сборной, он показывает содержательную игру, у него нет провалов. И тренируется отлично. Он прекрасно знает, что у него есть определенный потенциал. Добавлю: даже больший, чем он думает!.. На затронутую вами тему (контракта) мы с ним разговаривали, еще когда я был спортивным директором, и сейчас тоже. Уважаю его мнение. Теперь будем ждать.
А теперь - вторая половина осени. После того, как 18 октября Торбинский заявил, что продлевать контракт со «Спартаком» не будет.
Леонид Федун:
- Кто-то любит «Спартак», а кто-то его не любит. Торбинский ни в одном интервью не обмолвился, что хочет играть за «Спартак». Руководство клуба встречалось с футболистом много раз; ему делали предложения одно выгоднее другого. Следовал ответ: обсуждать не хотелось бы, надо дождаться окончания сезона. По нашим сведениям, Торбинский договорился с другим клубом еще в апреле. Окончательно все стало ясно где-то в июне, в момент ухода из «Спартака» Владимира Федотова. Возможно, Федотов ему и посоветовал заключить этот контракт. Предположу, что последнее предложение, которое мы сделали Торбинскому, выгоднее того, на которое он подписался. Думаю, что теперь он жалеет. Сергей Шавло:
- Мы допускали такое развитие событий, хотя надеялись, что Дмитрий крепко подумает и примет другое решение. Не знаю, какими мотивами он руководствовался. Дмитрий отвергал все наши предложения, последнее из которых поступило в июле. Финансовые условия со стороны «Спартака» ему предлагались, на наш взгляд, приличные. Но Дмитрий сказал, что все решит после окончания сезона. «Спартак» никогда никого насильно не держал. Если игрок хочет уйти из команды, которая его воспитала и довела до уровня сборной - это его право.
Станислав Черчесов:
- Мы дали Торбинскому срок до 18 октября, чтобы он оповестил нас о своих планах на будущее. В четверг он подошел ко мне и сказал, что принял решение не продлевать контракт, который у него заканчивается в конце сезона, и покинуть «Спартак». Я воспринял информацию спокойно. Это решение, которое нужно уважать. Просто клубу тоже нужно заранее знать о намерениях игрока, чтобы определиться с планами на будущее. Торбинский - честолюбивый футболист, которого «Спартак» воспитал и довел до уровня сборной. Лично у меня с ним не было никаких проблем... Мы разговаривали с ним один на один, и Дмитрий прекрасно знает мои требования к нему. На данный момент Торбинский - игрок
«Спартака». Он тренируется с командой, и тренируется хорошо. У нас рабочие отношения, как и со всеми остальными футболистами. Если Дмитрий будет приносить пользу команде, почему я должен его игнорировать? Команда знает свою цель и будет двигаться к ней. Вместе с Торбинским. Сейчас все мы сосредоточены на том, чтобы «Спартак» стал чемпионом.
Наряду с функционерами «Спартака» на тему ухода Торбинского высказались специалисты - два бывших спартаковца, а также главный тренер «Локомотива», который, по слухам, подписал с футболистом предварительный контракт.
Игорь Шалимов:
- Свистеть болельщикам надо лишь в адрес руководства клуба. Я читал в одной из газет, что зарплата Торбинского в этом году составляла 10 тысяч долларов в месяц - по нынешним временам мизерные деньги для футболиста сборной страны. Так вот, по моим данным, эта зарплата равнялась и вовсе 5 тысячам... И причем здесь свист в адрес молодого парня, которого просто не ценили? Это смешно! Уход Торбинского - не его личная инициатива, это реакция на оценку его труда клубом.
Владимир Маслаченко:
- Никак не могу понять, почему столько шума разгорелось из-за этого игрока. Не знаю, чем он хорош и чем так знаменит. До сих пор для меня остается загадкой, как этот футболист попал в нашу национальную сборную. Его там близко не должно быть, по определению. Даже несмотря на его молодость. В общем, расплачиваться придется «Локомотиву», который нацелился на спартаковца. Что, железнодорожникам флаг в руки. Денег у них много.
Анатолий Бышовец:
- Этот футболист давно находился в поле моего зрения. Помню, наблюдал еще за его игрой за дубль. В этом сезоне Торбинский совершил качественный скачок. К его достоинствам отнесу агрессивность, непредсказуемость действий и универсализм, умение как созидать, так и обороняться. Матч с Англией стал подтверждением, что это ценный игрок. Сегодня в российском футболе вы не найдете ни одного тренера, который отказался бы от игрока сборной России. Тем более в условиях ужесточения лимита на легионеров, которое нас ждет. Сам я с ним на эту тему не общался. Но во время летнего Юрьева дня мы (руководство «Локомотива». - Прим. И. Р.) обсуждали кандидатуры возможных новичков, и Торбинский был среди тех, на кого мы ориентировались. К сожалению, ни этот вопрос, ни многие другие решены не были.

Случай с Торбинским вызвал мощнейший резонанс. При том, что в отличие, допустим, от ухода Сычева в середине сезона-2002, никаких внешних атрибутов скандала в решении игрока не было. Формально все было очень даже цивилизованно: у человека закончился контракт с одним клубом, и он принял решение перейти в другой. На момент, когда я заканчиваю эту книгу, официально этот клуб не назван, хотя всем известно, что это - «Локомотив». Тот самый, где уже выступают бывшие игроки красно-белых Сычев, Самедов, несостоявшийся спартаковец Одемвингие...
Заметим также, что Торбинский полностью выполнил просьбу Черчесова, который однажды четко обозначил дату, когда хотел бы услышать от полузащитника окончательный ответ - остается он в «Спартаке» или уходит. Этой датой было 18 октября, следующий день после московского матча сборных России и Англии. В первой в истории отечественного футбола домашней победе над родоначальниками игры Торбинский поучаствовал - вышел на замену при счете 0:1 и своей энергетикой помог команде Гуса Хиддинка переломить ход матча.
На следующий день он вернулся в клуб. И сам, без лишних напоминаний Черчесова, подошел к главному тренеру и сообщил, что принял решение не продлевать контракт.
Черчесов уважает людей, которые четко и вовремя говорят «да» или «нет». Если бы Торбинский начал юлить, изворачиваться, в конце концов, попросту лгать - думаю, остаток его пребывания в «Спартаке» был бы обставлен совсем по-другому.
Но тренер оценил, во-первых, сам факт того, что Торбинский выполнил его просьбу, и пришел с ответом сам и в срок. А, во-вторых, - что он был конкретен. И дал всем понять: вплоть до конца года, когда у Дмитрия заканчивается контракт, он - такой же футболист «Спартака», как и остальные. Многие другие на черчесовском месте поступили бы совсем иначе...
Два дня спустя «Спартак» в одном из решающих матчей чемпионата России встречался с «Москвой». Торбинский начал эту игру на скамейке запасных. Но если кто-то считал его уже потерянным для красно-белых человеком, то событие, которое произошло вскоре после начала игры, расставило все точки над
При счете 1:0 в спартаковскую пользу аргентинец из «Москвы» Пабло Баррьентос страшным ударом ноги из арсенала скорее каратэ или кунг-фу, чем футбола, едва не снес голову молодому защитнику «Спартака» Андрею Иванову. Произошло это в борьбе за мяч, но не видеть приближающуюся голову соперника латиноамериканец не мог. Однако не сделал ничего, чтобы хотя бы попытаться избежать столкновения. Чудо, что оно не привело к тяжелейшей травме спартаковца...
На Баррьентоса кинулась половина «Спартака», его хотели разорвать в клочья. Из основных игроков это были Титов, Калиниченко, Дедура, которого в итоге -наряду с аргентинцем - и удалили с поля.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июл 11, 2008 17:35

А еще - один футболист со скамейки запасных, которая находилась рядом.
Дмитрий Торбинский.
В драке ему не позволил поучаствовать резервный судья, повисший на плечах запасного игрока красно-белых. Но сам порыв, само неравнодушие - в такой-то ситуации, когда тебя на поле нет и ты уже объявил главному тренеру о предстоящем уходе из команды -дорогого стоит. Кстати, все без исключения игроки в частных беседах футболиста поддерживали. Потому что проецировали его ситуацию на самих себя - и понимали, что такое могло произойти и с ними...
А потом, в том же матче с «Москвой», Черчесов выпустил его на замену. В ответственный момент, при счете 2:1. Перед выходом на поле тренер обнял невысокого и худенького игрока. Обнял его и Калиниченко, вместо которого Торбинский как раз и выходил.
А вот трибуны встретили его сколь оглушительным, столь и предсказуемым свистом-гулом.
Это - болельщики, для которых добровольный уход из команды, вне зависимости от причин, которыми он вызван, - предательство. А уж для воспитанника клуба - предательство двойное.
Они, болельщики, живут совсем другими категориями, чем игроки, - и аргумента, что где-то предложили более серьезную зарплату, а футболисту надо за 10-15 лет карьеры обеспечить себя на всю оставшуюся жизнь, эти люди не поймут и не примут.
Игрок футболом зарабатывает. Для фана футбол, наоборот, - уход в иллюзорный и чистый мир из мира реального, пропитанного бытовыми проблемами и денежной скверной. Для фана есть только черное и белое, полутонов он не признает. Потому «Лужники» и издали негодующий гул, едва завидев Торбинского.
А у Черчесова хватило мужества не подпеть общему хору.
На послематчевой пресс-конференции он сказал: - Во-первых, мне не понравилась реакция публики. Они - наши болельщики, и прекрасно знают, как я их люблю и уважаю. С их помощью мы выиграли. Во-вторых, Торбинский - игрок «Спартака». У меня с ним нет никаких проблем. Он мне говорит «да», и мне не интересно, почему он так говорит. Он говорит «нет» - и мне тоже не интересно, почему он говорит «нет». Сейчас он сказал клубу «нет». О'кей! Но человек вышел и сделал свое дело, помог нам выиграть. Вместе мы идем к общей цели... У болельщиков были просто эмоции. И я уверен, они игрока поймут. А Торбинский знает номер моего телефона. Я всегда к его услугам.
Легче всего тренеру было заявить, что болельщик всегда прав, к его мнению нельзя не прислушиваться, и т. д., и т. п. Плыть по течению всегда легче всего. Черчесов поступил иначе, вступившись за своего футболиста. Да-да, своего - потому что чужим он станет после истечения контракта, и ни минутой раньше. А может, до конца и не станет вовсе...
После финального свистка, когда игроки «Спартака» по традиции идут к фанатской трибуне В приветствовать своих поклонников, Торбинский не остался в стороне. Он аплодировал людям, которые совсем недавно его освистали. И делал это, думаю, не через силу.
А они аплодировали в ответ. Не лично Торбинскому - всей команде, которая в тот день выглядела достойной своего имени. Но Дмитрий был одним из них. И фанаты, как бы ни были злы на него за решение покинуть «Спартак», не могли не оценить искренность его игры...


Бесплатный уход игрока сборной России (к тому же и продукта собственного «изготовления»), да еще и к потенциальным конкурентам - настоящее ЧП, и хочет того руководство «Спартака» или нет, по имиджу клуба оно бьет наотмашь.
Глубоко уважаемый мною телекомментатор и бывший спартаковский голкипер Владимир Никитович Маслаченко имеет полное право на свое скептическое мнение об игровом уровне Торбинского - но Хиддинк-то не враг себе! Еще в 2006 году знаменитый голландец пригласил молодого спартаковца на сбор перед одним из матчей сборной, а в марте 2007 года впервые выставил его в стартовом составе национальной команды - в Таллине против Эстонии. К концу октября Торбинский провел за сборную России пять матчей: для одного сезона показатель весьма солидный.
Почему-то Хиддинку за год пребывания в России удалось разглядеть то, что боссы «Спартака» в упор не видели в собственном доме.
Потому он и Хиддинк, один из лучших футбольных тренеров на планете. А они - Федун и Шавло. Хозяин и гендиректор самого популярного клуба страны, которые никак не могут стать чемпионами.
В клубе, объясняя, почему Торбинскому еще прошлой зимой не предложили соответствующих его потенциалу финансовых условий, очень любят приводить статистику. Мол, в прошлом году 22-летний полузащитник сыграл 18 матчей, в которых не забил ни одного гола и не отдал ни одной результативной передачи. При том, что он - атакующий игрок!
На первый взгляд, логика в такой аргументации есть. Вот только логика эта - сиюминутная, не распространяющаяся дальше собственного носа.
Как-то довелось мне беседовать с исполнительным директором «Челси» Питером Кеньоном - одним из лучших в мире клубных руководителей, которого Роман Абрамович перекупил за несметные деньги у «Манчестер Юнайтед». Кеньон объяснял, почему они с Абрамовичем решили заменить на посту главного тренера Клаудио Раньери на Жозе Моуринью. И бросил фразу: «Я много раз беседовал с Раньери - и понял, что он мыслит не стратегически, а думает исключительно о «next Sunday»». В детской академии «Челси», к примеру, Раньери за несколько лет работы в команде не был ни разу, а Моуринью поехал туда чуть ли не в один из первых дней на новом посту...
«Next Sunday» - это, если кто не знает английского, «следующее воскресенье». В устах Кеньона - аллегория матча очередного тура. И только его.
Аргументация, что в 18 матчах чемпионата-2006 у Торбинского были показатели 0+0 - это как раз подход «next Sunday».
В сборную-то первый раз Хиддинк позвал Торбинского именно тогда! И его почему-то эти самые 0+0 не смутили! Значит, видел он у человека потенциал, который оказался для голландца значимее его показателей на тот момент!
Видел его не только Хиддинк. В матче первого тура сезона-2007 против «Динамо» Егор Титов забил победный мяч как раз после прекрасного паса Торбинского. После матча спартаковского капитана спросили:
- В эпизоде, завершившемся голом, ждали такую изысканную передачу от Торбинского?
- Ждал. Дима сыграл, как истинный спартаковец, который одинаково со мной мыслит на поле. Потому и пас у него получился идеальным.
Выходит, и для Титова уровень и потенциал Торбинского был очевиден уже в марте! А ведь, если руководствоваться логикой «Спартака», после поединка с «Динамо» на его счету в премьер-лиге не было еще ни одного гола и лишь одна голевая передача. А тут на тебе - «истинный спартаковец», «одинаково со мной мыслит на поле». И не от кого-то, а от человека, который играет в основном составе «Спартака» почти полтора десятка лет и абы кого «истинным спартаковцем» не назовет.
И еще. Летом 2007 года, узнав о царских деньгах от «Локомотива», «Спартак», по имеющейся информации, предложил-таки Торбинскому контракт более чем на миллион долларов в год - то есть уже на уровне ведущих игроков клуба. «Локо» дал все равно больше, но дело в другом.
Так, значит, стоил Торбинский тех денег, даже трети которых «Спартак» отказался платить ему всего несколькими месяцами ранее! Будь иначе, клуб пошел бы на принцип: весеннее предложение - и ни копейкой больше. А раз поднял цену, и значительно, -значит, в первый раз надеялся банально сэкономить.
Не вышло.
Весь 2007 год, когда Торбинский, напомню, стал уже полноправным игроком национальной сборной, «Спартак» по старому контракту платил ему нищенскую по меркам современного футбола зарплату -5 тысяч долларов в месяц. Игорь Шалимов, хорошо знакомый с игроком и его агентом, озвучил конкретные цифры в печати, что происходит не так часто, и опровержений со стороны клуба не последовало. Нет сомнений, что они соответствуют действительности.
Конечно, Торбинский - не лидер «Зенита» и капитан сборной Андрей Аршавин. Но они вместе защищают честь национальной команды, что уже - определенный знак качества. И выглядит несколько странно, когда у одного игрока сборной контракт - порядка 3 миллионов евро в год, а другой за тот же период получает 60 тысяч долларов. У других «сборников» -конечно, поменьше, но, мягко говоря, не до такой степени. Торбинский, извините, - не лох, чтобы об этом не знать. У способной российской молодежи нынче такая контрактная планка, что «пятерка» в месяц -абсурдные, невозможные в этом бизнесе деньги.
Тем не менее и у Торбинского, и еще у одного спартаковца, которого Хиддинк вызывал в сборную, -Алексея Ребко - столько и было. Если называть вещи своими именами и выражаться современным новоязом, то воспитанников «Спартака» родной клуб как раз и держал за лохов.
Результат налицо: Торбинский уходит, Ребко хочет уходить.
В «Мастере и Маргарите» Воланд советовал героине никогда ни у кого ничего не просить. «Сами придут и все дадут», - убеждал Маргариту великий булгаковский персонаж.
«Спартак» и должен был - прийти и дать.
Если бы Торбинский был по-настоящему нужен «Спартаку», клуб воспользовался бы распространенной в том числе и в России практикой, после попадания игрока в сборную в одностороннем порядке подняв ему зарплату. Да, по условиям контракта игрок до конца сезона-2007 должен получать пять тысяч - но покажите ему, что вам небезразличен сам человек, а не сумма в его соглашении! Сами покажите, без напоминаний и просьб! И он, вполне возможно, отплатит вам сторицей! Если же не отплатит, то у вас будет моральное право говорить, что вы сделали все, что смогли.
«Спартак» решил действовать формально. И в ответ получил точно такое же формальное решение Торбинского. Он ниоткуда не сбегал, никого не «кидал». Он честно доработал до окончания контракта - и ушел.
Даже из уст руководителей красно-белых, рассказывавших о трех предложениях, которые они якобы делали Торбинскому, ни разу я не слышал и не читал о том, что хоть одно из них прозвучало в 2006 году. Первая дата, которая где-либо озвучивалась, - зима 2007-го, после Кубка Первого канала в Израиле.
Довести дело до ситуации, когда у молодого перспективного игрока остается менее года до истечения контракта, - одно из высших проявлений непрофессионализма руководителей клуба. Игрока надо переподписывать за два, минимум полтора года до этого момента - и не будет никакого «пожара», и сторона футболиста не будет, предчувствуя скорый выход на рынок свободных агентов, диктовать свои условия. Мяч, образно говоря, будет на стороне клуба.
Ну а если полтора-два года назад вы, господа, не были уверены, нужен вам Торбинский или нет, и потому тянули с предложениями, - тогда не жалуйтесь. И не ссылайтесь на завышенную финансовую самооценку футболиста и его агентов.
Федун и Шавло могут утешать себя и болельщиков тем, что частному клубу-де не под силу бороться с монстрами - государственными монополистами, которые денег не считают, - РЖД и «Газпромом». А болельщики - последними словами клеймить «зарвавшегося» футболиста, для которого, дескать, «золотой телец» оказался значимее ромбика на груди.
Я же полагаю, что дело здесь не только и не столько в деньгах. Дело - в человеческом отношении.
Давно уже замечено, что в «Спартаке», да и не только в нем, к своим воспитанникам и их запросам относятся с высокомерной усмешкой. Им, мол, все равно деваться некуда, а серьезные деньги лучше потратить на очередного легионера. Во-первых, на покупку, во-вторых, на зарплату - потому что за скромные деньги в Россию ни один уважающий себя футболист не поедет. Бессребренников, любящих нас за экзотику, в мире не осталось. У всех игроков есть агенты, а любой агент, что называется, - в рынке. И знает, какими деньгами сейчас оперируют российские клубы, тем более из категории «топ».
Свои же мальчишки идут по остаточному принципу.
Весной 2007-го, по разным данным, «Спартак» предлагал Торбинскому зарплату от 250 до 300 тысяч долларов в год. То есть в десять раз меньше уже упомянутого оклада Аршавина. Торбинский в этот момент просил трехлетний контракт на сумму от 500 до 600 тысяч в год - тоже, по нынешним меркам, не бог весть сколько. Но клубу такие запросы показались чрезмерными.
Есть данные, что тогда, весной, в клубе состоялась встреча руководства «Спартака», Торбинского и его представителей. И обставлено все было в типичном стиле нынешнего руководства клуба.
- Дмитрий, зарплата, как мы и договаривались, -250, - якобы произнес гендиректор Шавло.
А они... не договаривались. 250 тысяч, согласно этой информации, хотел платить Торбинскому клуб. Противоположная сторона свои предложения озвучила четко - 500. Поэтому фразу «как мы и договаривались», если она действительно была произнесена, можно расценивать как дешевый демагогический прием. Как попытку взять на понт.
Торбинский расценил это «как мы и договаривались» по-своему. По некоторым данным, он просто встал, вышел из кабинета - и был таков.
Его агент остался. Кто-то из руководства клуба вышел и связался с Федуном. После чего вернулся и вроде бы даже заявил, что добро на полмиллиона у шефа получено.
- Где Дима? - вдруг хватились все главного героя.
А Дима - ушел. И больше в этот кабинет, как и в любой другой в офисе на Покровском бульваре, не вернулся никогда. Достаточно обидчивый человек, он понял, как руководство клуба к нему относится. Разговор для него был закончен. Федун дал добро - но, как говорится, забор уплыл. Все надо делать вовремя.
Шавло не устает подчеркивать, что «Спартак» довел Торбинского до уровня сборной. Интересно - а сам Торбинский в этом процессе не участвовал?
Разве это не он, худосочный парнишка из Норильска, одного из самых нефутбольных мест страны, немыслимыми усилиями пробивал себе дорогу в самый популярный клуб России?
Разве это не ему, блестяще, по рассказам очевидцев, игравшему за спартаковскую школу на позиции «под нападающими», пришлось во взрослой команде менять амплуа и уходить на фланг? Пока в «Спартаке» есть Титов, у его коллег по футбольной специализации шансов попасть в состав нет. Это на себе прочувствовал, к примеру, талантливейший Олег Иванов, который мог бы стать преемником капитана «Спартака» в роли плеймейкера красно-белых, но не вытерпел и ушел - сначала в «Химки», потом в «Кубань». А Торбинский - остался, перестроившись в ущерб себе, ради игры в «Спартаке»...
Разве это не он дважды получал серьезные травмы крестообразных связок обоих коленей - но восстанавливался и продолжал торить себе путь в основной состав «Спартака»? Что было особенно сложно из-за его совсем не впечатляющих физических данных. Футболистов рослых, «кровь с молоком», тренеры оценивают сразу. «Малышам» приходится куда труднее...
Разве это не его при Старкове сослали в аренду в клуб первого дивизиона из Челябинска - но он там заблистал так, что главный тренер тамошнего «Спартака», прекрасный в прошлом футболист ЦСКА, испанского «Эспаньола» и сборной России Дмитрий Кузнецов, заявил: «Торбинский находится в такой форме, что его хоть сейчас можно ставить в основной состав московского «Спартака»»?
Разве не его по настоянию тогдашнего спортивного директора Федотова вернули из Челябинска - но Старков, которому он был даром не нужен, вновь усадил его в глубочайший запас? Точно так же после дебюта еще при Романцеве он оказался лишним для Чернышова. Обратите внимание: самым игровым тренерам «Спартака» - Романцеву, Федотову и Черчесову - Торбинский оказался нужен. Самым неспартаковским - Чернышову и Старкову - нет...
Игорь Шалимов, также воспитанник школы «Спартака», рассказал мне:
- Первым человеком, который рассказал мне о Торбинском, был старый фанат по прозвищу Борода, который всю жизнь ездил в Тарасовку и смотрел на мальчишек с самого юного возраста. Так для него Торбинский по таланту был на третьем месте за все годы - после Корнеева и меня! Даже Титова он в юные годы ценил ниже! А вот в самом «Спартаке» Торбинского в упор не видели. Единственным человеком в клубе, который на протяжении многих лет верил в Торбинского и убеждал всех, что его ни в косм случае нельзя продавать, был Федотов. У меня, когда я возглавлял «Уралан», была мысль забрать Диму в Элисту, потому что шансов заиграть в самом «Спартаке» у него не просматривалось никаких. Он тогда играл на любительском турнире коллективов физкультуры, подписав с клубом пятилетний контракт на 500 долларов в месяц...
У того же Титова - очевидного таланта, рослого парня, да еще и москвича - трасса в «Спартак» была прямой и гладкой, подобно немецкому автобану. Путь Торбинского напоминал проселочную тропу периода осенней слякоти. Но парень справился.
Так что пафос Шавло неуместен. Человек потом и кровью заработал то место в футболе, которое сейчас получил, своими потом и кровью. А чего он заслужил меньше всего - так это пренебрежительной фразы Федуна: «Кто-то любит «Спартак», а кто-то его не любит. Торбинский ни в одном интервью не обмолвился, что хочет играть за «Спартак»».
Видимо, для владельца клуба главное - чтобы игрок выражал преданность клубу в интервью. Что происходит на поле, при этом неважно.
И даже если истинные чувства человека выдает затравленный взгляд, который не заметить у Торбинского невозможно - это тоже неважно. Лучше, чтобы он произнес традиционный набор штампов. Лично я давно уже и от иностранцев ожидаю, что они, подписав контракт со «Спартаком», начнут тут же рвать на себе волосы, что влюблены в него с детства. И вздыхаю с облегчением, когда этого не происходит...
Кстати, шито белыми нитками, откуда у Федуна появился аргумент насчет интервью. В день отказа Торбинского продлить контракт со «Спартаком» на интернет-портале «Спорт сегодня» появилось краткое жизнеописание игрока, в котором, в частности, было сказано: «Стоит отметить, что Дмитрий в своих интервью ни разу не признавался в любви к красно-белому ромбу».
Спустя три дня Федун (подозреваю, что с подсказки пресс-атташе Шевченко) озвучит эти же слова в своем интервью.
Не стоит, конечно, делать из 23-летнего футболиста ангела с крылышками. Торбинского порой «переклинивает», он немотивированно грубит и получает карточки. Так, например, произошло в весеннем матче чемпионата-2006 против «Динамо», когда Дмитрий, выйдя на замену, за несколько минут дважды крайне жестко сфолил и был удален с поля. А потом то же самое повторилось в финале Кубка Первого ка-нала-2007 против ЦСКА.
Даже обожающий игрока Федотов - и тот не выдержал после того поражения, заявив:
«Результат, к сожалению, определил один футболист - Торбинский. Он очень серьезно подвел команду. Если бы не его нелепое удаление, мы не проиграли бы. Торбинский будет наказан».
Между тем Торбинский, выйдя на замену в дополнительное время, резко оживил «стоячую» игру «Спартака», команда раскочегарилась и сравняла счет. И только потом уже последовало удаление футболиста - и третий гол ЦСКА на последней минуте овертайма. Да и какие-то пять минут, которые красно-белые играли в меньшинстве - на мой взгляд, вовсе не тот срок, из-за которого можно говорить о личной вине игрока в поражении.
Эмоции, иногда чрезмерные, порой захлестывали Владимира Григорьевича и подталкивали к необдуманным высказываниям. Но он-то в Торбинского, в отличие от всех остальных, верил! И на следующий же матч, против «Сельты», выставил, не отказав из-за красной карточки в доверии!
Когда-то нечто схожее происходило с Торбинским в спартаковском дубле. Однажды он схлопотал удаление в матче в Казани. И Сергей Юран, ныне один из самых перспективных российских тренеров, в ту пору работавший помощником Андрея Чернышева в «Спартаке», в паре фраз исчерпывающе выразил суть футболиста Торбинского:
- Не всегда у него получается игра, но сразу видно: парень бьется на поле, живет футболом. И за это ему можно простить даже красную карточку, полученную в Казани в запале эмоций.
Юрану уже тогда было понятно то, что позже мигом оценил Хиддинк. Понимал это и Федотов, а теперь - и Черчесов.
Но для руководства клуба существовали только цифры 0+0 в 18 матчах чемпионата 2006 года...
«У меня с ним нет никаких проблем», - говорил Черчесов о Торбинском после матча с «Москвой».
Потом - все-таки возникли.
В день ключевой игры с «Сатурном» Торбинский на базе в Тарасовке проспал и опоздал на предматчевую установку. И Черчесов вывел его из заявки на матч.
Может, тренер и смилостивился бы - но несколькими днями раньше полузащитник не явился и на плановое медобследование. Два нарушения распорядка за неделю Черчесов счел достаточным основанием для вывода, что Торбинский думает о чем-то другом, а не о предстоящей игре.
Защитник «Спартака» 80-х годов, бывший партнер Черчесова по команде Александр Бубнов после игры в интервью сайту Sportbox заявил:
- Если «Спартак» не станет чемпионом России, в этом он должен винить самого себя. Отказ от Дмитрия Торбинского может стать для него роковой ошибкой. Я далек от мысли, что «Спартак» держится в этом сезоне на Торбинском. Однако в данном матче именно его отсутствие отрицательно сказалось на действиях красно-белых в атаке... Мне непонятно, почему руководство «Спартака» отвергло Торбинского. Со стороны, конечно, трудно судить, насколько глубока трещина во взаимоотношениях между игроком и главным тренером, однако во имя интересов клуба нужно было на время забыть о противоречиях. Тем более что Торбинский ничего противозаконного или неэтичного не сделал. У него заканчивается контракт, и он вправе сам решать свою судьбу. Президент (если быть точным - председатель совета директоров. -Прим. И. Р.) «Спартака» Леонид Федун сказал, что клуб потерял Торбинского еще в апреле. Однако с тех пор полузащитник достойно выступал не только за «Спартак», но и за сборную России, в которой стал одним из ключевых игроков. Какой же был смысл обижаться на него до такой степени, чтобы не ставить в состав? Лишь себе сделали хуже.
Высказывание Бубнова - на мой взгляд, пример того, как отсутствие информированности ведет к излишней категоричности.
Игроки помнили, что Торбинского не было на медобследовании, и видели, что он не явился на установку. Да и о своем неоднозначном положении после объявления, что контракт он продлевать не будет, Дмитрий тоже должен был задумываться. В таких случаях к человеку волей-неволей приковано особое внимание. И права на ошибку, а тем более - на нарушение дисциплины, у него нет.
И если бы Черчесов, несмотря на все это, выпустил Торбинского на матч с «Сатурном», футболисты, полагаю, отнюдь не восхитились бы тренерским великодушием.
А сами бы в следующий раз проигнорировали мед-обследование или опоздали на установку.
Такова жестокая реальность управления футбольной командой: чуть отпустишь вожжи, дашь слабину, простишь кому-то прегрешение - и в следующий раз другой, нарушив правила, заявит: «Почему ему можно, а мне - нельзя?» И собрать разломавшийся механизм будет уже невозможно.
Черчесов - никакой не самодур. Перед матчем с «Москвой» он на пять (!) дней отпустил Моцарта в Италию к жене, находившейся на девятом месяце беременности. Тренер видел, что бразилец мыслями далеко от Тарасовки - и, когда появилась такая возможность, отправил его к родному человеку. Спустя неделю Моцарт вернул долг Черчесову, прекрасно отыграв против «горожан». А когда еще через какое-то время в собственный день рождения забил пенальти «Байеру» из Леверкузена, подбежал к телекамерам и покачал виртуальную колыбельку. Этим традиционным для футболистов жестом Моцарт дал понять: его ребенок появился на свет...
Но простить перед «Сатурном» Торбинского главный тренер не мог.
И так вышло, что в том матче, завершившемся нулевой ничьей, была решена судьба золотых медалей. Не в пользу «Спартака».
Красно-белые в Раменском играли скверно. За чемпионство так не бьются. На следующий день, приехав в Тарасовку, Черчесов шесть часов (!) просидел один в своей комнате, пытаясь понять, что же в решающий момент произошло с его футболистами. И виноват ли в этом он сам. И если виноват, то в чем именно.
Может, когда-нибудь тренер и расскажет, к каким выводам пришел в те часы тарасовского одиночества.
Но одного он, уверен, не скажет никогда - что перед Раменским совершил ошибку с Торбинским. И не только не скажет - не подумает даже.
С какой стати, если в Подмосковье не заладилось у футболистов, которые истово готовились к матчу и соблюдали дисциплину, к ее нарушителю Торбинскому должен был прийти звездный час? Что и почему в этой ситуации неправильно сделал Черчесов?

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июл 11, 2008 17:40

На следующий день Торбинский вместе со всеми явился на разбор прошедшей игры.
Черчесов его не пустил. В матче футболист не участвовал, и тренер не счел нужным посвящать его в подробности того, к чему полузащитник отношения не имел.
Тренер высказался примерно так:
- В среду, после выходного, приезжай, поговорим. Если я почувствую, что сердцем ты уже не здесь - в команде тебя больше не будет.
В среду разговор состоялся.
А в субботнем поединке против «Ростова», ко всеобщему изумлению, Торбинский появился в стартовом составе «Спартака».
Мало того - отдал великолепную голевую передачу Веллитону. А еще несколько дней спустя - был едва ли не лучшим в победном матче с «Байером», и заработал пенальти, с которого Павлюченко открыл счет.
Черчесов верит в свою интуицию. Поговорив с Торбинским, он почувствовал, что футболист - по-прежнему спартаковец. За ошибки перед матчем с «Сатурном» Дмитрий уже расплатился. А теперь, когда этого уже никто не ожидал, тренер вернул его в состав - и в ответ получил страстный, неравнодушный футбол.
Футбол по Черчесову. И по Торбинскому тоже.
Жаль, что в следующем году они будут порознь. Жаль, что Торбинский уходит в «Локомотив», не зная даже, кто там будет его тренировать - Бышовец-то после провала в чемпионате и серии скандалов обречен.
Может, все у него в новом клубе сложится счастливо - как, например, у Сергея Игнашевича, при схожих обстоятельствах и при таком же отношении болельщиков переходившего из «Локомотива» в ЦСКА. Дай бог.
Скорее всего, фанаты «Спартака» Торбинского за этот переход никогда не простят.
А не прощать-то надо руководство клуба, которое на своих воспитанников, пришедших в «Спартак» еще детьми, обращает внимание в последнюю очередь.
Возможно, эта история и станет уроком для людей с Покровского бульвара, а главное - для одного человека из гигантского офиса «ЛУКОЙЛа» на Чистых прудах.
Вот только - сомневаюсь.
Потому что не «Спартак» в себе большинство из них любит, как призывал когда-то Николай Петрович Старостин. А себя в «Спартаке». В спартаковской бейсболке. На спартаковской зарплате. При спартаковской популярности.
«Спартака» в себе им и не хватает, чтобы третий чемпионат подряд команда заканчивала сезон не второй, а первой.
И чтобы жить в мире и согласии со своими болельщиками - тоже.
Их, спартаковских болельщиков, одним результатом не возьмешь.
Их надо уважать и ни на секунду не забывать о том, что «Спартак» создан и живет ради них.
А еще быть с ними честными. Иначе нельзя: любую фальшь эти люди, такие разные за пределами стадиона и такие одинаковые в своей вере внутри него, чувствуют сразу.
Сегодняшний «Спартак», конечно, далеко не так фальшив, как четыре — пять лет назад.
Но и настоящим, увы, его пока не назовешь.
Или - не пока? И больше никогда не будет того «Спартака», на чистых и справедливых идеалах которого мы воспитывались? Неужели «Спартак» XXI века полностью соответствует новому времени -жесткому и циничному, в котором нет места романтике?
Неужели «Спартак» стал таким же, как все? Мне очень, очень не хочется себе в этом признаться. А вам?
Послесловие к главе V
Дмитрий ТОРБИНСКИЙ: ПОЧЕМУ Я УХОЖУ ИЗ «СПАРТАКА»
12 ноября около шести вечера зазвонил мобильный телефон.
«Это Дмитрий Торбинский», - услышал я чуть смущенный голос.
А я, по правде сказать, уже и не надеялся.
О встрече с полузащитником, который решил уйти из родного «Спартака», я пытался договориться давно. Как, через кого - рассказывать не буду, это внутренняя кухня (журналистская кухня). Важнее другое: Торбинский ясно дал понять, что до окончания чемпионата России разговаривать не намерен. Потому что сосредоточен только на одном - чтобы «Спартак», его «Спартак» стал чемпионом.
11 ноября, в день последнего тура первенства-2007, определилось: этого (это) не произойдет.
Но даже теперь решиться на эту беседу Дмитрию, не давшему еще о предстоящем уходе ни одного интервью, было тяжело. Голос, интонация, паузы в телефонном разговоре - все это выдавало его переживания с головой.
Я даже представлял себе в этот момент его взгляд.
Он предложил поговорить после возвращения сборной из Израиля и Андорры. Но это было невозможно. Заданные издательством сроки выпуска книги говорили: «Сейчас или никогда». Точнее, если не сейчас - то уже не для книги.
Объяснять все это, признаюсь, мне было неудобно, поскольку давить на людей я не люблю. Но тут -пришлось.
Дима все понял правильно. Три часа спустя мы сидели за столиком в холле гостиницы Marriott Grand Hotel на Тверской, где поселилась перед отъездом на решающие матчи отборочного турнира чемпионата Европы сборная России.
Почти час я видел перед собой гордого и цельного человека, для которого главное в жизни отнюдь не деньги. А уважение, которого он от руководства «Спартака» за много лет так и не дождался.
Я ему поверил.
В тексте нашей беседы я решил опустить свои вопросы. В данном случае они не имеют никакого значения. Важно лишь то, что говорит он, Дмитрий Торбинский.
Читайте и оценивайте.


- «Спартак» для меня - родной клуб. Он мне очень многое дал, и я горжусь, что являюсь его воспитанником. Поэтому решение уйти мне далось очень непросто. Но обстоятельства сложились так, что я не мог поступить иначе.
У «Спартака» - потрясающие болельщики, которым я благодарен за все и которых никогда не забуду. Знаю, что многие болельщики теперь меня ненавидят. Конечно, когда я выходил на замену в матче с «Москвой» и услышал их свист и гул, мне было больно. Только что на руках носили, а теперь... Теперь я на себе прочувствовал, что означает фраза «От любви до ненависти - один шаг».
У людей, которые приходят на стадион, есть свои стереотипы. По их мнению, если я ухожу из «Спартака» - значит, предаю. И, конечно же, делаю это только ради денег...
Что ж, болельщики переживают за команду по-настоящему, платят деньги за билеты, а потому имеют право думать и говорить то, что считают нужным. И все же мне диковато слышать такую реакцию сейчас, когда я играю в «Спартаке», решаю вместе с командой поставленные задачи и стараюсь изо всех сил. Я был готов раздирать себе до крови бока, бросаясь в подкаты на синтетике Лужников, только чтобы мы стали чемпионами. Нам это не удалось, но у каждого из нас совесть чиста: мы сделали все, что могли. И я в том числе.
Я и сейчас не хочу говорить, что меня ждет дальше. Решил для себя так: пусть чемпионат страны закончился, европейский сезон продолжается. И я ничего не скажу о другом клубе, пока не сыграю свой последний матч за «Спартак». Скажу обо всем только после «Тулузы».
Но то, что останусь в «Спартаке», - исключено.
Когда я выхожу на поле и слышу свист, то «выключаю» слух и концентрируюсь только на игре. Я умею абстрагироваться от таких вещей, потому что если в моей ситуации принимать их слишком близко к сердцу - будет очень сложно. У меня есть прекрасная команда, в которой мне приятно выходить на поле -особенно с тех пор, как я стал игроком основного состава. В ней у меня много друзей - Павлюченко, Хомич, Калиниченко... Титов ко мне тоже хорошо относится, хоть он и немножко из другого поколения. Я им всем очень благодарен.
Ребята меня поддерживают, помогают, и от этого мне становится легче. И когда поднялся шум вокруг моего имени, партнеры по команде, конечно, подходили и задавали вопросы. Мне было очень неудобно смотреть им в глаза и лукавить, а сказать все, как есть, я не мог. Было тяжело - не скрою.
Вчера, когда в матче с «Динамо» меня заменили, вначале раздался свист. Но когда я поднял руки и похлопал болельщикам, половина из них захлопала в ответ. Не все, конечно, - но я слышал, как гул сменяется аплодисментами. И то приятно...
Я знаю, что выдержал удар и не опустил руки. И никогда не забуду, что в такой ситуации команда и тренер меня поддержали.


Если не брать в расчет челябинский «Спартак», в своей карьере я играл только в «Спартаке» московском. Но где и когда бы ни оказался, все равно всегда буду считать «Спартак» большим клубом с великой историей, у которого есть что-то свое, неповторимое. Я воспитанник «Спартака» и знаю, на чем он держится. Что такое знаменитый спартаковский дух, я чувствую изнутри, хотя какими-то конкретными словами объяснить это не могу. «Спартак» для меня - это не хозяин Федун, а нечто гораздо большее. Не случайно же красно-белых называют народной командой -так оно и есть. Очень обидно, что из-за Федуна, который, мне кажется, понятия не имеет, ЧТО такое «Спартак», я вынужден уйти...
Владелец клуба сказал, что я ни в одном интервью не обмолвился о желании играть за «Спартак»? Так вот пусть он знает, что я не привык говорить. Я привык доказывать делом. А его слова, что не подписывать новый контракт мне посоветовал Федотов - вообще какой-то бред.
С Федуном я, кстати, никогда не общался. За все годы он и словом ни со мной, ни с другими игроками не перемолвился. Даже сейчас, когда пришел в раздевалку после матча с «Динамо», пожал нам руки - и все. Конечно, это его право - вести себя по отношению к футболистам так, как он считает нужным. Но странно как-то: это же игроки команды, владельцем которой он является. И при этом - вообще никакого контакта...
Руководители клуба на публике говорят обо мне нелицеприятные вещи. Стараюсь всего этого не читать, хотя какие-то реплики, конечно, до меня доносятся. Но уколы этих людей мне безразличны.
И сам я в собственной правоте ни капли не сомневаюсь. Точно знаю, что любой футболист на моем месте поступил бы так же. Еще с детства в Норильске отец учил меня, что главное в жизни - уметь за себя постоять. Оттого сейчас он меня очень хорошо понял...
Многие люди мечтали и мечтают играть в «Спартаке». И о себе могу сказать: я как играл за ромбик, так и продолжаю за него играть. Я в «Спартаке» только из-за клубного патриотизма все последние годы и оставался. Мне очень нравится команда, мы давно друг с другом сроднились. Мои корни уходят в спартаковскую школу, и только очень черствому человеку такие вещи могут быть безразличны. А я к таким людям не отношусь.
Никогда не забуду, как без всяких гарантий приехал из Норильска, и мой дядя - царствие ему небесное - повел меня на тренировку в спартаковскую школу, заниматься в которой я мечтал. Папа - болельщик «Торпедо», а я с детства отдал сердце «Спартаку». Я долго готовился к той поездке, тренировался как сумасшедший. Когда мы - по сути дела, с улицы -подошли к тренеру Евгению Викторовичу Воробьеву, и дядя попросил его посмотреть на мальчишку, я был уверен в своих силах. И в команду тренер меня взял, и до выпуска меня довел... Он, кстати, сейчас работает в «Локомотиве».
Останусь ли я в душе спартаковцем, перейдя в другой клуб - как говорит о себе, к примеру, Вадим Евсеев? Наверное, говорить такое на публике по отношению к новой команде будет некорректно. Но в глубине души знаю, что так оно и будет. Любой воспитанник родного клуба, как бы ни повернулась его судьба, никогда от него не открестится. И готов повторить: «Спартак» - моя родная команда. И горжусь тем, что являюсь ее воспитанником.
А то, что я не буду в ней играть - это уже другая история. Которая не отражает моего непатриотизма по отношению к «Спартаку». О «Спартаке» я никогда не буду говорить плохо.


Убежден ли я, что никогда не пожалею о сделанном?
Несмотря на всю свою благодарность «Спартаку», - убежден.
Я долго думал, прежде чем принять это решение, одно из важнейших в моей жизни. Думал, конечно, и о том, что футбол сейчас стал бизнесом, и деньги определяют многое. Но для меня главное - не деньги, а отношение.
Все говорят: рвач, погнался за деньгами. Я себя рвачом не считаю. Но думаю, что отношение клуба к тебе выражается в том числе и в твоих финансовых условиях.
Меня в «Спартаке», считаю, не оценивали вообще.
Я молчал и работал. Мне многое не нравилось, но я понимал, что это не должно отражаться на моем отношении к футболу и к команде. В клубе мне говорили: «Ты должен не получать деньги, а зарабатывать их». Считаю, что на данный момент в «Спартаке» я зарабатываю деньги своим трудом. Но почему-то не получаю...
Еще в клубе мне твердили: «Ничего не бывает сразу, все приходит постепенно». Но ко мне эта фраза имеет самое прямое отношение! У меня-то ничего не было сразу! Я очень долго терпел, и в конце концов достиг определенного уровня, когда, полагаю, имею право сказать свое слово.
Держу ли я зло на Шавло? Наверное, нет. Да я и на Федуна зла не держу - мне просто обидно, что так ко мне отнеслись. Шавло сам играл в «Спартаке», знает, что это за команда. Просто у него такая должность, что волей-неволей он должен придерживаться принципов, которые диктует хозяин. Не хочу обсуждать личные качества Шавло, но, хотя в наших отношениях не все было гладко, решает все в «Спартаке», по большому счету, не он. А значит, обвинять в случившемся генерального директора бессмысленно.
По большому счету, на протяжении многих лет в «Спартаке» в меня верил только Федотов. Думаю, поверил и Черчесов - еще до того, как стал главным тренером. Просто, когда он был спортивным директором, от него мало что зависело. А когда его назначили на тренерский пост, было поздно - я уже определился.
Может быть, если бы весной от Черчесова в клубе зависело столько, сколько сейчас, все бы сложилось по-другому...
Решение для себя я к тому моменту уже принял. Не на бумаге, а в голове. Мне требуется много времени, чтобы все обдумать. Но если я уже что-то для себя решаю, то окончательно и бесповоротно. Произошло это в конце весны. Когда я до конца понял, что в меня здесь не верят...
Зарплата у меня даже в этом году была по футбольным меркам такая, что даже самому клубу было стыдно назвать вслух истинные цифры. Шавло в интервью утверждал, что у меня оклад - десять тысяч долларов.
На самом же деле - пять...
Слышал я и аргумент, что в прошлом сезоне у меня было ноль голов и столько же результативных передач - и как, мол, с такими показателями можно давать человеку хороший контракт? Что ж, это лишнее доказательство, что клуб в меня не верил. Гусу Хиддинку-то эти «ноль плюс ноль» не помешали перед матчем с Македонией прошлой осенью пригласить меня еще с несколькими молодыми игроками на смотрины...
Тогда я это воспринял как аванс. А вот этой весной все уже было по-другому: я понимал, что действительно хорошо начал сезон, и Хиддинк не просто включил меня в число приглашенных, но и выпустил в стартовом составе в Таллинне, в официальной игре.
Картины я, как мне кажется, не испортил. Кстати, если в «Спартаке» всегда играл слева, то в сборной меня поставили на ту позицию, где выступал с детства - в центре поля. Может быть, тут сказал свое слово помощник главного тренера сборной Александр Бородюк, который знает мои возможности.
Тогда, весной, у нас с клубом были переговоры. Я просил фиксированную зарплату - 500 тысяч в год. Мне предлагали 250, а далее - по некой нарастающей шкале. Меня это не устраивало. Хоть мы почти и не общаемся с партнерами по сборной на денежные темы, но в целом представление, кто сколько зарабатывает, у футболистов есть.
Поймите правильно: не в количестве нулей дело. А в унижении. И в том, что так в «Спартаке» относятся к своим - к ребятам, которых не надо (нигде) ниоткуда покупать и ничем переманивать.
Все это длилось довольно долго. Наконец, в начале апреля, сразу после весенней победы в гостях над будущим чемпионом «Зенитом», - 3:1 - меня пригласили в кабинет к Шавло.
Я был абсолютно уверен, что наконец-то могу рассчитывать на адекватную оценку собственного труда.
А прозвучал очередной промежуточный, неопределенный вариант.
И тогда я просто встал и ушел. В конце концов, у меня есть чувство собственного достоинства.
Тогда все и решилось. Скажу честно: если бы они в тот момент ответили «да», я бы, конечно, остался. Мне было бы элементарно неудобно отказаться - хотя к тому времени я уже понимал, что в других клубах мог бы зарабатывать больше. Но я сам такие условия просил, а потому новый контракт со «Спартаком», согласись клуб на него сразу, был бы подписан.
Потом мне рассказывали, что они срочно созвонились с Федуном, получили от него «добро» на мои условия. Но когда вернулись - было уже поздно. Потому что я ушел и принял для себя окончательное решение.
Прокручиваю все эти события в своей памяти и лишний раз убеждаюсь, что люди в меня попросту не верили. Хотя мы достаточно долго работали вместе, и они должны были меня хорошо знать. Однако сначала только один Федотов, а потом еще и Черчесов полагали, что я действительно способен на какой-то качественный скачок.
Но решение принимали не они.


Если бы не Федотов, я ушел бы еще зимой. У меня были предложения - меня, например, хотели купить «Рубин» и «Томь». Я хотел играть в футбол, и были мысли уйти туда, чтобы, подобно Паше Погребняку, себя зарекомендовать, а потом выйти на какой-то новый уровень. Руководство «Спартака» было не против меня продать - у нас был разговор с техническим директором Смоленцевым. Но он сказал, что последнее слово - за главным тренером. А Федотов был категорически против моего ухода. «Нет, ты остаешься, и это - без вариантов», - сказал мне Владимир Григорьевич.
Честно говоря, вначале я на него за это злился. Поскольку мало верил, что в «Спартаке» буду регулярно играть. Это было сразу после отпуска, перед первым предсезонным сбором.
Обиделся ли я на Федотова, что тот обвинил меня в поражении от ЦСКА в финале Кубка Первого канала? Нет, поскольку понимал, что это все эмоции. На следующий день уже все было нормально. Да, меня удалили, но внутри я чувствовал удовлетворение от самой игры. Было твердое ощущение, что, выйдя на замену, я реально помогал команде. Да, ошибся - но удаление было за две минуты до конца дополнительного времени и не могло ни на что по-настоящему повлиять... Повторяю: первая реакция Федотова была вызвана эмоциями, а наутро уже ничего подобного не было. Так часто бывает...
Моя контрактная ситуация развивалась долго, и решение, которое я принял, не было спонтанным. Все началось еще после того, как в середине 2005 года вернулся из челябинской аренды и попросил элементарные условия. Например, полторы тысячи долларов в месяц на съемную квартиру. Но мне отказали и в этом. Начали мяться: «Мы все понимаем, но...» Я остановил их: «Хватит, мне все ясно».
Та ситуация меня вообще убила. До аренды в Челябинск у меня в «Спартаке» была зарплата две тысячи долларов. А в Челябинске — три плюс премиальные, потому что там я играл и был одним из лидеров. Назад в «Спартак» ехал, как мне казалось, кое-что доказав.
«Спартак» ведь мог тогда меня вообще потерять, потому что у клуба как раз шел «раздел имущества» с Юрием Перваком, и неожиданно оказалось, что я нахожусь в Челябинске не в аренде, а на полноценном контракте.
Из Челябинска я тогда возвратился только потому, что обещал Федотову сделать это в любом случае. В первом дивизионе постоянно играл, вызывался в молодежную сборную. И вправе был надеяться, что мои смешные условия хоть как-то пересмотрят. Ведь мне, по сути, из-за всех этих юридических тонкостей предстояло подписать новый контракт.
Зарплату я тогда попросил по меркам последних лет весьма умеренную - десять тысяч. Плюс бонусы, которые полностью вписывались в концепцию руководства: «Ты должен не получать, а зарабатывать».
Да, место в составе мне только предстояло завоевать - но тем, в кого верят, такие деньги дают без вопросов. Не говоря уже о полутора тысячах за съемную квартиру.
А в меня не верили. И начали торговаться, заявив, что на такие «роскошные» условия пойдут лишь в том случае, если я продлю контракт еще на два года.
Это было уже слишком.
Тогда я сказал: «Я обещал Григорьичу вернуться -и я вернулся. Делайте мне какую угодно зарплату, можете даже не спрашивать. И больше мне ничего не нужно».
И тут они вдруг начали мне говорить:
- Подожди, так тебе же нужна квартира!
Я ответил:
- Как-нибудь этот вопрос решим. Мне уже было все равно.
«Положили» те самые пять тысяч. И в рамках действующего контракта ни разу зарплату не поднимали - даже когда стал игроком сборной.

Да мне даже Андрей Червиченко по собственной инициативе поднимал зарплату! Человек, которого сейчас все критикуют за его работу в «Спартаке»! Но он по крайней мере стимулировал ребят к росту, и было видно его отношение к нам: кто прибавляет в игре - тот получает больше.
А вот Федуну и его людям долгое время было на меня наплевать, и это продолжалось несколько лет.
Мне было очень обидно, потому что «Спартак» - мой родной клуб. Я же все здоровье здесь оставил! Две операции на крестообразных связках коленей, мениски, пахи... Да, я благодарен клубу за то, что он меня лечил - но, по-моему, это нормально, и по-другому быть не может. Спасибо за то, что меня, молодого, отправили на операцию в Германию, когда еще мало кто туда ездил. Но я сам, между прочим, на этом и настоял. Потому что травмы эти получал не в пьяных драках, а в играх за «Спартак».
Может, из-за травм и не захотели поднимать мне зарплату после Челябинска - не знаю. Но самим ходом переговоров и отношением ко мне я был сильно разочарован.
Тем не менее с головой ушел в работу и «пахал» по полной программе. Даже при Старкове, который всячески давал понять, что делает ставку на опытных игроков. После Челябинска я опять попал в дубль и играл там через сильные боли в паху. Но на операцию не шел, потому что очень хотел сыграть в стыковых матчах за молодежку против датчан. Когда Чернышов и туда не вызвал, я был в ярости. Ради чего я все это время терпел боль, если шансов выбраться из спартаковского дубля у меня не было никаких?
Несмотря на все эти разочарования, я продолжал работать. Тем более что тогда в команде был такой глубокоуважаемый мною футболист, как Аленичев. Даже если тренер откровенно не доверял, при таком капитане работать спустя рукава было невозможно. И не только из-за его титулов, но и из-за характера -человек он замечательный.
Потом Аленичева из команды убрали, а вместо Старкова пришел Федотов. В этом смысле мне, конечно, стало полегче. Хотя и тут, если не получалось что-то в первом тайме - сразу меняли. Тоже полного доверия не было. Я начинал нервничать, хотел что-то доказать, эмоции зашкаливали, и это приводило к грубости и карточкам. Хотя я никогда не хочу сыграть в ноги - всегда только в мяч. Когда, скажем, в финале Кубка Первого канала сбил Жирка (Юрия Жиркова. -Прим. И. Р.)- просто не рассчитал. Жестко, динамично играть я люблю, но к грубости никогда не стремлюсь. Прекрасно знаю, что один хлеб едим...
Сейчас опыта прибавилось, и если желтые карточки иногда получаю, то до красных дело уже не доходит. Надеюсь, уже окончательно.

Черчесов сказал мне дать окончательный ответ 18 октября, я пообещал - и сделал это. К моему сообщению он отнесся нормально. Правда, мне не совсем понятно, почему клуб это сразу вынес в прессу. Одно дело - предпринимать какие-то шаги по поиску замены, но говорить во всеуслышание, когда до конца чемпионата оставалось еще четыре тура... Не думал, что так будет. И когда мне позвонил папа и сказал, что все только это и обсуждают - неуютно стало.
Конечно, волновался, как все будет развиваться дальше. Немного удивился, когда меня, переполненного эмоциями после победы над Англией, не выпустили на матч с «Москвой» в стартовом составе. Но понимал, что тренер как-то должен реагировать на сложившуюся ситуацию. Тем не менее готов был выйти на поле в любой момент и сделал это. Наверное, не подвел, если мы забили еще один гол и выиграли...
Когда еще сидел на скамейке запасных, прямо перед ней Баррьентос ногой ударил Иванова по голове. Я попытался рвануться на поле, объяснить аргентинскому парню, что он виноват и нужно признавать свои ошибки. Удалили - уходи, а он выступать начал, да еще и симулировать. Я по этому поводу и возмутился. Но резервный судья меня не пустил. Может, и к лучшему.
Слова Черчесова о том, что ему не понравилась реакция болельщиков на мое появление, воспринял как признание того, что я вышел и помог команде.
А потом была игра в Раменском с «Сатурном», от которой меня отстранили прямо в день матча из-за опоздания на установку.
Понимаю: тренер был прав. Если я опаздываю на установку, это грубое нарушение, и наказание за него должно последовать. Станислав Саламович - человек принципиальный, строгий и справедливый. Не злой, а именно справедливый. Поэтому я его решение понял.
Почему опоздал? Игра в Раменском у нас была выездной, а до нее были две домашние. И перед ними установка начиналась в 11 утра. Здесь же - на пятнадцать минут раньше, и на это изменение в расписании я почему-то внимания не обратил. Меня «замкнуло», что установка - в одиннадцать. За мной зашел наш переводчик (Георгий Чавдарь. - Прим. И. Р.), но потом сказали, что все уже началось и лучше даже не пытаться туда заходить.
Говорили, что на той же неделе я не пришел еще и на медосмотр? Возможно, и это наложилось на решение Черчесова. Там, на мой взгляд, непонятно повел себя тренер по физподготовке (Тони Берецки. - Прим. И. Р.). Весь этот «медосмотр» состоит из 30 секунд, во время которых ты сдаешь анализ крови. Да, я пришел позже всех, но мы же в одной команде, и должны друг друга выручать. Но вместо того, чтобы взять у меня кровь, тренер по физподготовке вдруг сказал: «Все, у меня тренировка начинается. Мне надо идти». Как-то по-другому я представлял себе наши отношения...
Наверное, я должен был понимать, что моя ситуация заставит всех обращать на меня особенно пристальное внимание, и я не должен давать ни малейшего повода «зацепиться». А тут еще и команда, пока у меня были проблемы с пальцем ноги, выигрывала -у Нальчика, у «Химок»...
На следующий день после матча в Раменском я приехал в Тарасовку, но Черчесов не пустил меня на разбор. Возможно, в нем еще кипели эмоции, и он не успел остыть после игры, в которой, как потом выяснилось, мы потеряли «золотые» очки.
Но еще через день мы с главным тренером поговорили, и я сказал ему, что готов биться за команду до конца. Из того, что на матчи с «Ростовом», «Байером» и «Динамо» я вышел в стартовом составе, делаю вывод, что Станислав Саламович мне поверил.
На футболе - как в любой профессии: если ты откуда-то уходишь, это не означает, что вычеркиваешь из жизни людей с прежнего места работы. Конечно, если этих людей уважаешь. А к Черчесову я отношусь с большим уважением. Поэтому к словам тренера, что у меня есть номер его телефона, по которому я всегда могу позвонить, отношусь вполне серьезно. Надеюсь, и он будет вспоминать обо мне по-доброму.
А «Спартак» я никогда из своей жизни не смогу и не захочу вычеркнуть - где бы ни играл. Потому что часть себя вычеркнуть невозможно.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июл 11, 2008 17:48

Заключение
ЖИТЬ ПО-СПАРТАКОВСКИ!



оября в 11.30 утра футболисты «Спартака» вышли из жилого корпуса загородной базы в Тарасовке, чтобы отправиться в Лужники на последнюю игру чемпионата-2007 - против «Динамо».
Этот матч мог стать для красно-белых золотым - в случае, если бы «Зенит» не выиграл в Раменском. Во что, правда, учитывая наплыв в подмосковный городок VIP-персон питерских корней во главе с премьер-министром Виктором Зубковым, отчего-то верилось с трудом.
Но «Спартаку» в любом случае надо было брать свое. А потом уже надеяться на чудо.
Водитель спартаковского автобуса Матвеич нервничал.
«Что-то с воздухом, - тихо пояснил он. - Сколько раз я просил этот несчастливый автобус заменить! Как купили его в 2002-м, так мы ни разу с тех пор чемпионами и не стали...»
Автобус проехал от ворот базы 350 метров, затормозил - и, вместо того чтобы остановиться, покатился назад.
Дальше ехать было нельзя.
Запасного автобуса на базе почему-то не оказалось. До начала матча, который мог стать решающим, оставалось чуть больше двух часов...
На послематчевой пресс-конференции Станислав Черчесов нашел в себе силы для отличной шутки. Об автобусе он высказался так:
- Не выдержал гонки за чемпионство! Отсюда вывод: наступила определенность с первым трансфером межсезонья...
Лужниковский пресс-центр едва не рухнул от хохота. И уважением проникся тут же: не привыкли у нас, чтобы тренер, только что оставшийся без вожделенного золота, так держал удар...
Но вернемся на четыре часа назад.
Подъехал болельщик на джипе «Паджеро». Сразу разобрался в ситуации, предложил свои услуги. Его поблагодарили, но отказались. Это было бы уж слишком.
Выход был только один. Калиниченко и травмированный Быстров рассадили в свои машины большую часть основного состава - и тронулись в путь. Еще шесть машин - врача, тренеров, мастера по обуви и Бояринцева - в сопровождении «мигалки» отбыли в Лужники чуть позже. Слава богу, в воскресенье дороги были пустыми.
Доехали без эксцессов.
Если не считать одного.
В игре с «Динамо» Калиниченко получит тяжелую травму - разрыв крестообразной связки колена. Скорее всего, к часовой поездке за рулем прямо перед игрой это никакого отношения не имеет. Но - кто его знает...
Какой-то болельщик-острослов позже подметит разницу между «Спартаком» и «Зенитом». Последний присылает за своими болельщиками на решающий матч самолет, а у первого по дороге ломается автобус.
Да, на футбольном поле оба раза в чемпионате - сначала при Федотове, потом при Черчесове - «Спартак» обыграл «Зенит» с общим счетом 6:2.
Но было бы чудом, если бы клуб с такой организацией дела стал чемпионом.
И ведь не первый раз у «Спартака» случается транспортный казус. Осенью 2006-го по дороге на матч Лиги чемпионов с «Интером» красно-белые наглухо застряли в пробке на Садовом кольце. Им пришлось со здоровенными сумками на плечах перебраться в метро, где у людей глаза на лоб полезли от такого зрелища.
Тогдашний тренер вратарей Юрий Перескоков рассказывал мне:
- Пробежали от автобуса до «Сухаревской» метров триста, в холл заходим, а за билетами - очередь аж до выхода из станции. О том, чтобы в ней стоять, не могло быть и речи. Да еще и денег наличных почти ни у кого нет. Нашелся наш болельщик, подвел нас к контролеру, стал кричать: «Это же «Спартак»!» Милиционеры ошалевшие были, у одного фуражка набекрень. «Чего ты кричишь? - сказал он этому болельщику. - Я все вижу. Вот Ковалевски. А вот Йиранек...»
Болельщики в поезде сначала подумали, что это такой прикол, программа «Розыгрыш». А потом - столбняк. При переходе на Сокольническую линию Квинси потерялся - так болельщики его нам и вернули.
Когда зашли в вагон в сторону «Воробьевых гор», фанаты устроили дежурство и никого туда не впускали - чтобы команда в час-пик могла ехать в более-менее комфортных условиях. Еще, помню, боялись, что «Воробьевы горы» перед игрой закрыли и поезд проедет эту станцию без остановки. Федотов попросил связаться с машинистом, и первая реакция была такая: «Хватит баловаться!» Нас приняли за пьяных болельщиков...
Титов потом говорил в интервью: «Нам забили гол на первой минуте, когда мы еще были в метро». Может, Егор и прав. Но физически команду это приключение разогрело как надо. И такое единение с народом бывает редко...
Тогда пробка, теперь поломка - обстоятельства форс-мажорные. В жизни действительно бывает всякое. Но почему, черт возьми, такие вещи случаются в российском футболе исключительно со «Спартаком»?
Почему «Интер» прибыл на матч Лиги чемпионов вовремя?
Почему на базе перед игрой с «Динамо» не оказалось запасного автобуса, а основной, который давно дышал на ладан, не заменили - хоть водитель и просил об этом давно? Тоже из-за режима экономии?
Может, не в форс-мажорных обстоятельствах дело - а в том, что, по выражению Михаила Жванецкого, в консерватории что-то надо подправить?
На матч «Спартак» - «Динамо» пришли пятьдесят пять тысяч зрителей. В три градуса мороза. В ситуации, когда чемпионами красно-белых могло сделать только чудо.
Но они пришли. И это стало лучшим ответом Федуну, который в целях самоокупаемости сначала собирался строить стадион для самой популярной команды страны на тридцать пять тысяч, а потом великодушно снизошел до сорока двух. При том, что на Лигу чемпионов, все московские дерби и встречи с «Зенитом» всегда собирается больше пятидесяти.
То есть, проходи матч с «Динамо» даже на второй версии будущей арены в Тушине, тринадцать тысяч болельщиков «Спартака», 11 ноября пришедших мерзнуть в Лужники, остались бы без билетов. А на поединке против ЦСКА 2 сентября таких было бы уже двадцать шесть тысяч.
Когда «Спартак» - не любовь, а бизнес, о таких мелочах нет времени задумываться...
«Спартак» у «Динамо» выиграл, Павлюченко с Веллитоном забили красивые голы. И если бы на последних минутах матча «Сатурн» - «Зенит» питерский аргентинец Домингес не выбил мяч головой с линии ворот после отличного удара подмосковного ганца Гьяна - быть красно-белым чемпионами.
Но этого не случилось - и мгновения спустя прорвавшиеся на раменское поле фанаты из Санкт-Петербурга начали разрывать на части счастливую сетку ворот. А на Неве, где «Зенит» - неотъемлемая часть городской культуры - команду готовились встречать десятки тысяч людей. Еще накануне матча Интернет-сайты цитировали интервью губернатора Валентины Матвиенко: «Когда «Зенит» станет чемпионом, мы все сольемся в едином порыве!»
Заметьте: не «если», а «когда»...
Золото «Спартака» стало бы фантастикой. Оно было бы добыто вопреки всему.
Вопреки безразмерным вложениям «Газпрома» и пресловутому «административному ресурсу».
Вопреки неписаному закону, что при смене тренеров посреди сезона о золоте можно и не мечтать: за последнюю четверть века такое произошло только однажды.
Но главное - вопреки своему же руководству, эпитетов которому я придумывать не буду. Каждый из вас, читателей, способен сделать это сам.
После матча с «Динамо» произошло невероятное.
В раздевалку «Спартака» пожаловал Леонид Арнольдович Федун. Лично.
Это произошло второй раз за все время, что он имеет отношение к «Спартаку».
Неужели что-то изменилось в сознании владельца клуба? Неужели игроки для него перестали быть солдатами, а сам он - комдивом? Неужели под одинаковыми красно-белыми футболками он наконец-то разглядел живые сердца и души?
Хотелось бы верить.
Но - не получается.
В интервью, которое Федун дал после своего появления в раздевалке, он был прежним.
- Когда «Спартак» упустил чемпионский шанс?
- Когда в первом круге мы уступили «Химкам» - 0:3. У меня еще тогда возникло чувство, что эти три потерянных очка аукнутся нам на финише. Конечно, мы могли победить ЦСКА, не проиграть «Локомотиву», взять верх над «Сатурном», хотя сделать это в Раменском очень тяжело, но для меня ключевым стал именно химкинский поединок.
- Доверие к Черчесову у вас осталось прежним?
- Никакого сомнения в компетенции главного тренера нет. Может быть, моя вина состоит в том, что не настоял на назначении Черчесова главным тренером еще в прошлом сезоне. Произойди это - возможно, сейчас мы праздновали бы чемпионство.
В момент, когда нужно было проявить благородство и мудрость, Федун не нашел ничего лучшего, чем свалить вину за очередной проигрыш чемпионской гонки на одного человека - Федотова.
В 2007 году в «Спартаке» шестой раз за четыре года сменился главный тренер. Не все эти перемены произошли при Федуне, но нынешний владелец клуба стал в этом смысле достойным продолжателем дела незабвенного Андрея Червиченко.
Сегодня во всем виноват Федотов - который, напомню, с апреля 2006-го по май 2007-го проиграл один матч чемпионата России. Вчера был виноват Старков, позавчера - Скала...
А завтра?
В тех матчах, которые «Спартак» провел под руководством Черчесова, команда набрала более семидесяти пяти процентов возможных очков. У второго по этому показателю - голландско-питерского чемпиона Адвоката -менее шестидесяти восьми.
То есть в неофициальном «личном первенстве» тренеров Черчесов - чемпион.
Но точно таким же чемпионом год назад был Федотов. Он точно так же опередил чемпиона фактического - Газзаева, как сегодня Черчесов - Адвоката.
Ровно год спустя он, Федотов, в устах Федуна окажется виноват во всех спартаковских бедах...
В нынешнем «Спартаке» доверие тренерам - признак дурного тона. Их любят отправлять на плаху при первом намеке на неудачу.
Дай бог, чтобы произошло невозможное.
Чтобы жесткий, инициативный, не боящийся взять на себя ответственность Черчесов заставил Федуна пересмотреть свое отношение к тренерской профессии.
Только в этом случае при нынешнем владельце «Спартак» в ближайшем будущем сможет дать результат. Конечно, некоторых болельщиков, особенно из числа молодых, это устроит.
Но только не тех, для кого «Спартак» - это не только счет на табло стадиона и место в турнирной таблице. Отношу себя именно к таким людям -потому и взялся писать эту книгу.
Я очень хочу, чтобы Черчесов добился в «Спартаке» больших успехов.
Но чтобы весь клуб стал жить по-спартаковски, даже усилий Черчесова, боюсь, не хватит.
Потому что Федуну, увы, никогда не понять, что это такое.
У каждого болельщика в сердце - свой «Спартак».
Его и любите.
Мой «Спартак» много лет убивали.
Не снаружи. Изнутри.
И во многом - продолжают убивать.
Но раз я пишу о нем, раз переживаю при этом огромную гамму чувств, раз сажусь к клавиатуре с волнением и болью... ...Значит, «Спартак» все-таки жив.


Игорь Рабинер Как убивали «Спартак» 2

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя