Статьи о чужих : «история Йонаса Хектора»

Футбольная и околофутбольная литературка.
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Статьи о чужих : «история Йонаса Хектора»

Сообщение Papa » Вс ноя 11, 2007 08:04

СТАТЬИ О ЧУЖИХ :


АДАМС ТОНИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 403#p21403


БАДЖО РОБЕРТО : ЛИЧНОСТЬ №10
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 024#p17024


БАТИСТУТА ГАБРИЭЛЬ : ДАЛЬНОБОЙЩИК
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 261#p40261


БЕЙЛ ГАРЕТ : ЛОПОУХИЙ СУПЕРМЕН
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 547#p26547


БЕЛЛАМИ КРЕЙГ : ДЖЕКИЛЛ И ХАЙД АНГЛИЙСКОГО ФУТБОЛА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 516#p41516


БЕСТ ДЖОРДЖ : ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЖИЗНИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 287#p21287
БЕСТ ДЖОРДЖ : ПРОСТО ЛУЧШИЙ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 091#p32091


БИЛИЧ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 095#p17095


БЛУМЕР СТИВ : САМЫЙ ПЕРВЫЙ ИЗ САМЫХ ЛУЧШИХ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 041#p22041


ВАЛЬДЕРАММА КАРЛОС : ВОЛШЕБНИК ИЗУМРУДНОЙ СТРАНЫ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 524#p25524


ВАН БАСТЕН МАРКО
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 305#p17305


ВАН БАРНЕВЕЛЬД ЙОС: ПРОВЁЛ НОЧЬ В ТЮРЬМЕ ЗА НЕЛЕГАЛЬНЫЙ РИСУНОК
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 252#p46252


ВАН ДЕР СААР ЭДВИН : ЛЕДЯНОЙ КРОЛИК, СТАВШИЙ УДАВОМ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 921#p19921


ВАРДИ ДЖЕЙМИ : ПАБЫ, НАРУЧНИКИ, 8-ой ДИВИЗИОН
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 753#p43753


ВЕСТВУД ДЖОН : ЛЕГЕНДА ФРАТТОН ПАРКА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 496#p28496


ВОРОНИН : СЧАСТЛИВ ТОТ, КТО СЧАСТЛИВ У СЕБЯ ДОМА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 225#p17225


ВУДХАУС КЕРТИС : КАК ПОМЕНЯТЬ БУТСЫ НА БОКСЕРСКИЕ ПЕРЧАТКИ И СТАТЬ ЧЕМПИОНОМ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 469#p46469


ГАРРИНЧА : СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 163#p17163
ГАРРИНЧА : РАДОСТЬ НАРОДА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 171#p17171


ГАСКЕЛЛ ДЭВИД : ГЕРОЙ ПОНЕВОЛЕ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 205#p32205


ГИГГЗ РАЙАН : СЛУЧАЙНОЕ И ЗАКОНОМЕРНОЕ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 409#p19409


ГЛЕБ АЛЕКСАНДР : АМБИЦИИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 630#p28630


ГОРИ ВИТТОРИО ЧЕККИНО : ГОРИ !
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 369#p21369


ДЖЕЙМС ДЭВИД : НИЗ ТАБЛИЦЫ - ПОРШИВОЕ МЕСТЕЧКО
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 174#p22174


ДИ КАНИО ПАУЛО : ГЛАВНЫЙ ФАШИСТ МИРОВОГО ФУТБОЛА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 676#p17676


«ДИКСИ» ДИН : МЕРСИСАЙДСКАЯ ИСТОРИЯ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 109#p17109


ЖАНО ЖЕРЕМИ : СПАЙДЕР-ЖАНО
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 318#p32318


ЖАРДЕЛ МАРИО : МНЕ ТОЛЬКО НУЖЕН ШАНС
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 597#p28597


ЗИДАН ЗИНЕДДИН
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 940#p17940


ИБРАГИМОВИЧ ЗЛАТАН : Я - ЗЛАТАН
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 021#p32021


ИГАЛО ДИОН : ОТКУДА ВЫЛЕЗ ЛУЧШИЙ НОВИЧОК АПЛ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 757#p45757


ИГИТА РЕНЕ : БЕЗУМНЫЙ ИГГИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 464#p28464


КАПЕЛЛО ФАБИО : ТАКОМУ ГЕТРЫ В ЛИЦО НЕ ШВЫРНЁШЬ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 190#p17190


КАРЛОС РОБЕРТО : МАЭСТРО ЛЕВОГО КРАЯ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 324#p29324


КИН РОББИ : ЗАЧЕМ МНЕ ВАШ ЛИВЕРПУЛЬ?
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 354#p17354


КЛЮЙВЕРТ ПАТРИК : ВООБРАЗИ СЕБЯ ПАТРИКОМ КЛЮЙВЕРТОМ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 240#p29240


КОРДОБА ИВАН : ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ДОМОЙ ИДИ БОСИКОМ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 785#p47785


КУМАН РОНАЛЬД : БОМБАРДИР ОБОРОНЫ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 275#p17275


ЛАПОРТА : ЛИЧНЫЙ ДЖИХАД ЖОАНА ЛАПОРТЫ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 001#p17001


ЛЕ ТИССЬЕ МЭТТ : ПОТЕРЯННЫЙ ТАЛАНТ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 260#p21260


ЛИТМАННЕН ЯАРИ : ФИНСКИЙ СТРЕЛОК ЯАРИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 138#p18138


ЛОБАНОВСКИЙ ВАЛЕРИЙ : ЛОБАН
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 485#p17485


МАККАРТИ БЕННИ : Я НЕ ВОРОВАЛ ДЕНЬГИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 547#p41547


МАКНАЛТИ СТИВ : САМЫЙ ТОЛСТЫЙ ФУТБОЛИСТ АНГЛИИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 938#p47938


МАЛЬДИНИ ПАОЛО : АНАГРАММА ЖИЗНИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 644#p47644


МАХРЕЗ РИЯД : КАК ИЗ СЛАБАКА ПРЕВРАТИТЬСЯ В ЗВЕЗДУ АПЛ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 584#p45584


МЕССИ ЛИОНЕЛЬ : ЧЕЛОВЕК БЕЗ РОДИНЫ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 952#p29952


МЕРСОН ПОЛ : О ПОЛЕ МЕРСОНЕ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 330#p46330


МИЛЛА РОЖЕ : КОРОЛЬ-ЛЕВ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 383#p25383


"МОНЧИ" РАМОН РОДРИГЕС ВЕРДЕХО : АНАЛИЗ МОНЧИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 811#p41811


НЕПОМНЯЩИЙ : ЧЁРНЫЕ ЛЬВЫ ВАЛЕРИЯ НЕПОМНЯЩЕГО
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 251#p17251


ОЛА ЖАН-МИШЕЛЬ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 033#p17033


ОСТИН ЧАРЛИ : А ЕЩЁ ОН КЛАССНО КЛАДЁТ КИРПИЧ !"
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 284#p40284


ПЕПЕ : ЭНИМАЛ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 503#p28503


ПРОКОПЕНКО АЛЕКСАНДР : ЗВЕЗДА ПРОКОПА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 066#p17066


ПУЙОЛЬ КАРЛЕС : ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 531#p17531


РЕДНАПП ХАРРИ : ПРОСТЫЕ ИСТИНЫ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 721#p27721


РИВАЛДО ВИКТОР БОРБА ФЕРРЕЙРА : КАК ПРИШЁЛ РИВАЛДО
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 699#p17699


СЕНИ РОЖЕРИО : "ГОЛЕАДОР"
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 713#p24713


САУТХОЛЛ НЕВИЛЛ : "ЛЕТАЮЩИЙ СВИН"
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 544#p28544


СКЕНЛАН ДЖОРДЖ : "Я РУССКИЙ БЫ ВЫУЧИЛ . ТОЛЬКО ЗА ТО ..."
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 113#p32113


СМИТ ТОММИ : "ВКЛЮЧАЯ КОСУ"
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 477#p28477


СТОИЧКОВ ХРИСТО
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 603#p17603


ТОРИЧЕЛЛИ МОРЕНО : СКАЗКА О ПЛОТНИКЕ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 467#p44467


УИЛАН ДЭЙВ : РАЗБОГАТЕВШИЙ НА БОЛЬНИЧНЫХ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 212#p29212


ФЕРРЕЙРА БЕРНАБЕ : КОГДА РЕКА ЛА-ПЛАТА БЫЛА БОЛЬШАЯ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 803#p24803


ФОРЛАН ДИЕГО : ДВУХКРАТНЫЙ ФОРЛАН
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 747#p23747


ФРАНС ДЭВИД :ЗОЛОТАЯ КОЛЛЕКЦИЯ ДОКТОРА ДЭВИДА ФРАНСА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 589#p20589


ФАШАНУ ДЖАСТИН : ЧЕРНАЯ ЛУНА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 999#p30999


ФОНТЭН ЖЮСТ : ЩЕДРЫЙ МАРРОКАНСКИЙ ФОНТАН
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 645#p25645


ХЕКТОР ЙОНАС : ИСТОРИЯ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 173#p48173


СЭР ЧАРЛЬТОН РОБЕРТ : РЫЦАРЬ АНГЛИЙСКОГО ФУТБОЛА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 671#p17671


ЧИЛАВЕРТ ХОСЕ : СТОЛКНОВЕНИЕ С АНГЕЛОМ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 827#p23827


ШИРЕР АЛАН : ДЖОРДИ БЕЗ ИЗЪЯНА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 832#p31832


ЭДВАРДС ДАНКАН : САМЫЙ ЛУЧШИЙ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 831#p29831


ЭЙСЕБИО : ВЕЧНЫЙ БЛЕСК ЧЁРНОЙ ЖЕМЧУЖИНЫ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 860#p32860


ЯШИН ЛЕВ — ПАРЕНЬ ИЗ НАРОДА
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 160#p17160


ОБЗОРЫ :

МЮНХЕН, ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 902#p17902

ФУТБОЛ В КРОВИ
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 255#p28255
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 497#p31497

ПРОБЛЕМЫ С ЗАКОНОМ ?
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... 657#p40657

***********************************************************************************************************
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Чт окт 02, 2008 20:31, всего редактировалось 27 раз.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вт ноя 13, 2007 19:21

Личный джихад Жоана Лапорты

I. Краткая История.

Жоан Лапорта и Эструч родился 29 июня 1962 года на Ла Диагональ, одном из центральных проспектов города Барселона. Вполне естественно, что с младых лет он частенько бывал на стадионе «Ноу Камп», футбольный клуб «Барселона» стал большой частью его жизни, а его сердце раз и навсегда окрасилось сине-гранатовым туноколором. В семилетнем возрасте, будущий президент «Барсы» поступил в детскую академию клуба. Сразу следует признать, что вундеркиндом он не был: Хосе Рамон де ла Крус, тренер барселонских мальчишек, вспоминает, что Лапорта выделялся невысоким ростом, играл в полузащите, и ему частенько доставалось на тренировках. Недостаток таланта маленький Жоан покрывал удивительным трудолюбием: он был первым, кто приходил на тренировки, и последним, кто их покидал. В 15-летнем возрасте, после того, как Лапорта не прошел отбор в «Барселону-С» стало ясно, что на карьере футболиста поставлен крест. Жоан тяжело переживал первую крупную неудачу в своей жизни. Обычно дружелюбный и жизнерадостный, теперь он запирался в своей комнате, обклеенной постерами футболистов «Барсы», где, глотая слезы, искал утешения в одиночестве. На помощь пришел отец – зная любовь Жоана к «Барсе», он пообещал сыну, что если тот придет, наконец, в себя, и возьмется за учебу, то на 16-летие получит царский подарок – членский билет клуба. В жизни у Жоана появилась новая цель, и он принялся с рвением грызть гранит науки. Оценки его были столь блестящи, что отцу не оставалось ничего иного, как попросту выполнить свое обещание. В 16 лет Жоан Лапорта и Эструч, сияя от счастья, стал социо футбольного клуба «Барселона» №27.869. Учеба захватила Лапорту. Он с отличием окончил юридический факультет Барселонского Университета (или UB, как принято величать это учебное заведение в Европе), после чего начал адвокатскую карьеру. К 30 годам Жоан Лапорта становится одним из самых известных и успешных адвокатов Испании. Несмотря на многочисленные предложения, он наотрез отказывается работать где-нибудь, кроме Барселоны. «Наверное, я слишком патриот, — улыбаясь, говорит Лапорта, — я не могу жить нигде, кроме Каталонии». Он открывает собственную юридическую контору, которая вскоре становится самой востребованной в каталонской столице. Вскоре, Жоан Лапорта становится членом знаменитой организации – Коллегии Адвокатов Барселоны, в которой работают только самые лучшие, дорогие и известные в Европе специалисты по праву. Кроме собственной работоспособности, на карьеру Лапорты влияет еще и брак. Его женой становится Констанца Эчаварриа, дочь Хуана Эчаварриа, бывшего президента компании «Nissan Iberica», занимающейся продажей в Испании автомобилей японской компании «Ниссан». Впоследствии, данное знакомство позволит Лапорте проработать некоторое время личным помощником японского консула в Каталонии. Впрочем, женитьбу Лапорты нельзя назвать браком по расчету. Молодые люди познакомились чрезвычайно прозаически – в такси, которое, опаздывая к началу игры, мчало их к стадиону «Ноу Камп». Лапорта был настолько погружен в работу, что на женщин у него попросту не оставалось времени, поэтому в данном случае, потряс Констанцу совершенно уникальной галантностью. Не зная, как проявить свои чувства, Лапорта пригласил даму посмотреть матч в соседнем кресле, неловко преподнес ей измазанный в кетчупе хот-дог, и пролил стаканчик с колой на ее платье, после чего, пунцовый как рак, провел все девяносто минут игры в угрюмой задумчивости. Все эти неловкие проявления внимания так тронули Констанцу (ее поклонники, в основном – богатые промышленники Испании, дарили ей обычно кольца с драгоценными камнями и прочие «безделушки»), что она ответила согласием на робкую просьбу Жоана Лапорты проводить ее до дома. Через год у них родился первый сын – Поль. Еще через некоторое время на свет появились Гильом и Жоан – младший. Красавица – жена, трое сыновей, собственный дом на берегу Средиземного моря, огромная квартира в центре Барселоны, отличная работа, известность и уважение – казалось бы, что еще нужно для счастья? Но давняя любовь не давала Жоану Лапорте покоя. Все цели были достигнуты, кроме одной вершины, покорить которую было сложнее всего. И имя ей было – «Барселона».


II. Еще одна краткая История.

«Век» неверия и зла начался в Барселоне жарким летом 2000 года, когда команда пережила несколько выдающихся потрясений. После ухода в отставку Хосепа Луиса «Императора» Нуньеса и тренера Луи ван Галя, столицу Каталонии потрясло предательство одного из самых ярких футболистов клуба – португалец Луиш Фигу перешел в мадридский «Реал». Президентом «Барсы» в 2000 году стал Жоан Гаспар и Сольвес, некогда правая рука самого «Императора». Нуньес оставил после себя великое наследие – больше 20 футбольных трофеев (в том числе и кубок Чемпионов 1992 года выпуска), и казну клуба, ломящуюся от входящего капитала. На стыке веков, каталонцы, наряду с английским МЮ, были самым богатым клубом мира. Давайте посмотрим, куда потратил деньги Жоан Гаспар. Итак, 2000-ый год. Гаспар тратит 84, 8 миллиона евро на следующие покупки: Марк Овермарс, голландский вингер – 32,2 млн евро (второй по дороговизне трансфер в истории «Барселоны»); Херард, испанский полузащитник, воспитанник «Барсы», некогда покинувший ее бесплатно – 21,6 млн евро;Эммануэль Пети, французский опорный хав – 16 млн евро; Альфонсо, испанский нападающий – 15 млн евро.Впечатляет, правда? Но это еще далеко не все! Руководствуюсь непонятым желанием купить все, что движется с мячом, и заплатить за это как можно большую цену, Гаспар продолжает шокировать всю Европу дорогущими покупками и в следующем сезоне. 2001 год, потрачено 98,8 (!!!) миллионов евро. Покупки были совершены следующие: Хавьер Савиола, аргентинский нападающий – 35,9 млн евро (самый дорогой трансфер в истории «Барселоны»);Жеованни, бразильский полузащитник – 21,3 млн евро; Рошембак, бразильский опорный хав – 14,6 млн евро;Филипп Кристанваль, французский защитник – 16, 7 млн евро; Патрик Андерссон, шведский защитник – 7,9 млн евро. В 2002 году денег в казне клуба остается очень мало, и Гаспар опустошает финансовые ресурсы «Барселоны» напрочь, совершив следующие покупки: Хуан Роман Рикельме, аргентинский полузащитник – 11 млн евро;Гаиска Мендьета, испанский полузащитник – 4 млн евро за аренду футболиста; Хуан Пабло Сорин, аргентинский боец – 0,6 млн евро за аренду игрока. Таким образом, к январю 2003 года, ситуация в клубе стала совершенной аховой. Долги команды приближались к рекордной отметке в 200 миллионов евро, а свой последний титул «Барса» выиграла еще 1999 году. Практически никто из игроков, которых покупал Гаспар, так и не смог заиграть в «Барсе». А те, кто смогли (Овермарс, Савиола), ярко продемонстрировали, что не стоят вложенных в них финансовых средств. Саппортеры каталонцев именовали президента клуба, не иначе, как «Осел», ненависть была столь сильна, что на Жоана Гаспара несколько раз совершались покушения. А радикальная фирма Boixos Nois прямым текстом обещала убить президента «Барселоны». 13 февраля, не выдержав психологического груза и давления со стороны, прилюдно признав свое неумение управлять сине-гранатовым колоссом, президент «Барселоны» Жоан Гаспар и Сольвес, подал в отставку. Новым президентом стал один из «вице» — Энрик Рейна, который с самого начала своего правления заявил, что править будет недолго, и назначил дату летних выборов. Из-за проблем со здоровьем, Рейна был вынужден покинуть пост еще раньше – в конце апреля. После Рейны, «Барселоной» стала управлять специально собранная комиссия, возглавляемая женщиной, а до кучи – и известнейшим экономистом, Жоанной Трайтер.Летом 2003 года в столице Каталонии должны были состояться выборы нового президента «Барселоны». Никто еще тогда не знал, насколько знаковый статус они обретут в жизни великого клуба.


III. На Иерусалим! Вся Правда о Выборах – 2003

Выборы президента «Барселоны» частенько называют «Крестовым походом» или «Походом на Иерусалим», проводя параллели со святостью и уникальностью цели. Обычно, в выборах участвуют трое кандидатов – один действующий президент, другой – ставленник кортесовских Домов Каталонии, оппозиционных нынешнему правлению (подробнее об этом – в статье «Эпоха Императора»), и третий – нейтральный кандидат, который никогда не выигрывает выборы (чаще всего, это — претендент, который хочет выдвинуть свою кандидатуру на следующих выборах, а сейчас просто «тренируется»). Выборы 2003 года стали уникальными, ибо в них приняли участие целых 6 кандидатов на пост президента. Главным претендентом на пост «Императора» считался каталонский публицист Луис Бассат, уже третий раз пытающийся взобраться на сине-гранатовый трон. Бассата выдвигал Дом Кассаусов – старейший и знаменитый барселонский род, имевший большое влияние в клубе практически со дня его основания. Именно Дом Кассаусов когда-то поддержал и Нуньеса. Бассата окружали каталонские писатели и журналисты, кроме того, этот кандидат обещал назначить спортивным директором «Барсы» легенду команды, Хосепа Гвардьолу. Другие претенденты, как считалось, могли лишь незначительно растянуть электорат в свою сторону. Ими были известные каталонские предприниматели и бизнесмены Хауме Лаурадо, Хосеп Мартинес – Ровира, Хосеп-Мария Мингелья (некогда бывший агентом Христо Стоичкова), и Хорди Майо. Также участвовал в выборах барселонский адвокат Жоан Лапорта. К тому времени он, что называется, уже заматерел, и считался в глазах общества не просто гиперуспешным юристом, но и политиком, представляющим образец самого ярого каталонского национализма. Вместе с Пилар Рохола и Анхелем Коломом, Лапорта стоял у истоков движения «Партия Независимости», выступающей за независимость Каталонии. Это был не первый раз, когда Лапорта пытался начать джихад в отношении администрации «Барселоны», и всегда это желание подчеркивалось, как стремление свергнуть «неверных» святому сине-гранатовому полотнищу. Однако, впервые Лапорта не просто поддерживал одного из кандидатов, а сам стремился стать президентом. Еще в 1990 году он стал членом радикального альянса «Голубой Слон», выступающего против правительства Нуньеса, и против влияния на «Барсу» кортесовских родов. В 1997 году, «Голубой Слон» (Лапорта к тому времени уже был президентом организации), предпринял первую попытку свергнуть власть «Императора». С лозунгом «Барса – для народа, а не для кортесов!», «слоны» поддержали Анхеля Фернандеса, соперника Хосепа Луиса Нуньеса на президентских выборах. Но «Барса» была слишком успешным футбольным клубом, и ценность Нуньеса, понимали все. «Император» набрал 40327 голосов, в то время, как Фернандес – 24863. «Голубой Слон» проиграл и сразу же подвергся обструкции со стороны действующей администрации «Барселоны». Лапорта затаился — но только для того, чтобы через три года, выдвинув все мыслимые и немыслимые националистические лозунги, поддержать на Выборах – 2000 Луиса Бассата. Но концептуально — мифическая «тень Нуньеса» довлела над Лапортой и в этот раз. Гаспар был человеком, тесно связанным с «Императором», Бассат в мире спорта был никем. Бассат (а вместе с ним – и Лапорта) проиграл выборы. Но и это не сломало Жоана Лапорту. Он начал готовится к новым выборам загодя. И в 2000 году стал собирать вокруг себя инициативную группу, состоящую из успешных бизнесменов – давних болельщиков «Барселоны». Ни одному из них не было меньше 35 лет, и ни одному не было больше 45. Они говорили, что лучшие годы своей жизни хотят посвятить «Барсе». 15 – го мая, в столице Каталонии состоялся первый опрос на тему – «Кто станет новым президентом „Барселоны“? С огромным преимуществом лидировал Луис Бассат, Лапорта шел только шестым. Через две недели, в последний день, когда это можно было сделать, Лапорта представил свою команду, и озвучил программу. Лозунг команды звучал, как „Первая – Барса!“, что означало (конечно, испанская этимологическая и экспрессионная составляющая данного выражения многое теряет в переводе на русский) только одно – сделать команду первой абсолютно во всем, начиная со спортивных достижений и заканчивая имиджем клуба в мире. Таким образом, 1 июня 2003 года, сжимая в руках серебряный щит, с выбитой на нем логической цифрограммой „27869“, Жоан Лапорта, выражаясь метафорично, сел на коня, и отправился вершить свой личный джихад. Конечной целью его похода был трон Иерусалима. MuzziПервый пункт программы Жоана Лапорты извещал о тотальной чистке, которая начнется в клубе, едва к власти придет президент „Голубого Слона“. „Мы намерены отказаться от всех людей, имеющих отношение к „нуньизму“, — говорил Лапорта, — и я не собираюсь делать из этого тайны. Это они довели клуб практически до банкротства. Такие люди мне не нужны“. Кроме того, Лапорта обещал сделать глобальную экономическую ревизию финансовой структуры „Барселоны“: „Если мы уличим кого-то в финансовых махинациях, или финансовых преступлениях, мы сразу же объявим об этом“. Не забывал он говорить и о новой политике – политике экономии. „Я верну вам спектакль на „Ноу Камп“, — вещал в своей первой телевизионной речи Лапорта, — я хочу сделать клуб лучшим в мире, и я добьюсь этого! Я откажусь от кортесов и демократизирую „Барсу“. Этот клуб – вся моя жизнь“. Именно телевизионные дебаты стали важным ключом к успеху Лапорты, — электорат все больше и больше проникался любовью и уважением к самому молодому из всех шести претендентов. В отличие от других, он не занимался охаяниванием соперников, всегда был подчеркнуто вежлив к оппонентам, и предельно точен в формулировках и декларируемых целях. Ораторское искусство Лапорты (за спиной – 5 лет изучения риторики в UB, и множество выигранных судебных процессов) очаровывало и восхищало публику. В отличие от всех остальных кандидатов, Лапорта всегда делал акцент на командность действий. Если речь шла о спортивных интересах, то его на трибуне подменял Сандро Россель, 39-летний экс-менеджер фирмы Nike в Южной Америке; если говорили о финансовых вопросах, то речь держал Ферран Сориано, известный каталонский экономист, давний член группы „Голубой Слон“. Другими членами команды Лапорты были Альфонс Годалл, Вишенс Вив, и Марк Ингла. Согласно опросам, Лапорта постепенно стал догонять и перегонять других кандидатов. За неделю до выборов, он шел на твердом втором месте, с небольшим отставанием от Луиса Бассата. Существует стойкое утверждение, что Лапорта стал президентом, сказав о заключенной сделке с Дэвидом Бэкхемом. На самом деле, это совершенно не так. Будущий президент „Барсы“ никогда не говорил, что Бэкхем – его новый фаворит. Просто официальный веб-сайт клуба МЮ сообщил, что Сандро Россель, уполномоченное лицо Жоана Лапорты, кандидата в президенты «Барселоны», спросил, за сколько английский клуб готов расстаться со своей звездой. Получив ответ (40 миллионов), Россель моментально договорился с клубом о выкупе футболиста, после чего обещал выйти на связь в случае, если Лапорта выиграет выборы. С самим Бэкхемом «Барса» никогда не контактировала. На самом деле, решающим фактором победы Лапорты на выборах считается интервью, которое за два дня до «часа Ч», поместила газета «Спорт». Интервью давал человек, всегда очень много значащий для каталонских болельщиков и «Барсы» в целом. «За кого вы будете голосовать на выборах?» — спросил журналист Йохана Кройфа. «За Лапорту, — без колебаний ответил маэстро, — я знаю его много лет, и абсолютно уверен в том, что с ним „Барса“ покорит все вершины». В тот же день стало известно, что с 1996 года, Жоан Лапорта является личным адвокатом Йохана Кройфа. «Мнение Кройфа стало определяющим, — говорит Елена Торно, аспирантка Барселонского Университета, с детства болеющая за „Барсу“. – Мы долго колебались между Бассатом и Лапортой, но Мистер никогда не ошибается в людях…». Итоги выборов объявили поздней ночью, но никто в столице Каталонии и не думал ложиться спать. Хауме Лаурадо набрал 987 голосов. Хосеп-Мария Мингелья набрал 1867 голосов. Хосеп Мартинес – Ровира набрал 2388 голосов. Хорди Майо набрал 2490 голосов. Луис Бассат набрал 16412 голосов. Жоан Лапорта набрал 27138 голосов, и стал новым президентом футбольного клуба «Барселона».

IV. Новая Власть

Только в 4 часа утра по барселонскому времени, Жоан Лапорта и его команда сумели прибыть на «Ноу Камп». В зале для пресс-конференций, несмотря на чрезвычайно позднее/раннее время, собралась огромная толпа журналистов. Улыбающийся Лапорта поднимал руки вверх и растопыривал указательный и средний пальцы, так, чтобы они образовывали букву V – давний графический тотем победы. Сил давать полноценное интервью у него уже не было. «Я счастлив, — сказал Лапорта, — мы долго к этому шли. Моя цель – сделать „Барсу“ лучшей в мире». На улицах Барселоны сторонники нового президента радовались, словно сумасшедшие. Отовсюду доносился лозунг «Laporta president, Catalunya independent!» (Лапорта – президент, Каталония – независима!). Несмотря на бессонную ночь, ровно в восемь часов утра следующего дня, новая власть в полном составе прибыла в офисы футбольного клуба «Барселона». Первое распоряжение Лапорты касалось увольнения всех, без исключения, сотрудников административного органа каталонского клуба. «Мне не нужно 19 замов», — сказал новый президент (при Гаспаре в «Барселоне» существовало 19 (!!!) вице-президентов). Через 7 часов Лапорте предоставили полный отчет о положении дел в клубе. Оказалось, что «Барса» располагает 107 тысячами социос, 210 миллионами евро на текущем счету, и долгами, превышающими 350 миллионов евро. Бюджет клуба, таким образом, составлял минус 140 миллионов. «Барса» находилась в глубоком экономическом кризисе. Жоан Лапорта был потрясен – он не ожидал, что финансовая яма окажется такой глубокой. Клуб, еще 4 года назад считавшийся самым богатым в мире, находился практически на грани разорения. Через некоторое время, в тот же день, Лапорте позвонил человек из Манчестера, представляющий интересы «Барсы» в Англии. Он сообщил две шокоментальные новости: во-первых, «Реал» сделал предложение Дэвиду Бэкхему, и тот и слышать ничего не хочет о переходе в «Барсу»; во-вторых, «Манчестер» уже договорился с Роналдинью о переходе в английский клуб. Так как и Бэкхем, и Роналдинью входили в круг интересов Лапорты, причем под первыми номерами, в Париж экстренно вылетел Сандро Россель, лично знающий Роналдинью и его брата, являющегося агентом футболиста. Новый технический секретарь клуба – Айтор «Чики» Бегиристайн (его кандидатуру подкинул Лапорте Кройф), тем временем, формировал тренерский штаб «Барсы». Первым делом, было сделано предложение Гусу Хиддинку, тренеру ПСВ «Эйндховен». Тот попросил на один миллион больше той заработной платы, которую получает в «Эйндховене». Такие деньги «Барса» платить не могла, а вдохновенно-патетическая речь «Чики» об искреннем и честном футболе, и новом каталонском проекте, не произвела на голландца никакого впечатления. Тогда Бегиристайн позвонил в Амстердам, своему другу Рональду Куману. Тот сразу же ответил согласием, но вот «Аякс», что называется, уперся. Администрация голландского клуба вежливо ответила «Чики», что она безумно уважает «Барсу» и ценит историческую нить, связывающую оба клуба, но вообще-то, у них и самих тренеров – не пруд пруди. Поэтому, они готовы отпустить Кумана, но только через год, когда у него закончится контракт. Плюнув на кандидатуру главного тренера, «Чики» стал заниматься отдельными вакансиями – команде позарез были нужны тренер по работе с вратарями, тренер по физической подготовке, и так далее. Посовещавшись с Лапортой, и получив полный карт-бланш на дельнейшие действия на этом поприще, Бегиристайн начал звонить бывшим футболистам «Барсы». На полных парах к «Ноу Камп» мчались тренировавший детей Унсуэ из Севильи; Эусебио Сакристан, в недавнем прошлом – средней успешности предприниматель из Вальядолида; и барселонский безработный Гильермо Амор, которого «Чики» прозаически встретил на улице. Главный специалист великой DreamTeam по решающим голам натурально хлестал пиво из горла, находясь при этом в не первой свежести майке, и мятых джинсах. Известный своими бандитскими наклонностями, Амор после ухода из футбола, оказался в прострации. На гангстерскую стезю он выйти больше не мог – ибо в Барселоне был слишком известен и слишком любим; а людей, которые при виде тебя радостно машут руками, норовят обнять и сфотографироваться, не очень-то и хочется грабить. Поэтому, Амор находился под присмотром семьи Гвардьолы, снабжавшей его деньгами, и ждал самого Хосепа, чтобы открыть совместный бизнес в Барселоне: «Пеп» и «Гильо» — друзья с самого детства. Чертыхнувшись, «Чики» ничего не оставалось делать, как отвезти Амора к себе домой – дабы привести в порядок и наставить на путь истинный. Марк Ингла, примерно в это же время, объезжал банки Барселоны с намерением взять для клуба кредит. Так как «Барсе» не принято отказывать, Ингла в первые два дня заручился 150 миллионами, взятыми в трехлетний кредит. Становилось понятно, что если «Барса» не начнет выигрывать титулы, команда просто-напросто прогорит. В семь часов утра следующего дня, Сандро Россель, остановившийся в одном из отелей в пригороде Парижа, позвонил Жоану Лапорте и сообщил важную информацию. «Ронни надо подписывать сегодня, — сказал Россель, — иначе мы его потеряем». Питер Кеньон, знаменитый «переговорщик» МЮ, уже достиг с футболистом устного согласия, но что важно – еще не выходил на президента ПСЖ, которому принадлежал Роналдинью. Именно на этом «Барса» и решила сыграть, сразу начав работать по двум направлениям. Пока Россель обедал в ресторане с Роналдинью и его братом, рассказывая о прелестях жизни в Барселоне, Лапорта позвонил в офис ПСЖ. Выразив президенту французского клуба, как принято говорить в современном русском языке, «респект и уважуху», Лапорта поинтересовался стоимостью бразильского медиапунты. В ответ, президент «Барсы» услышал гневную тираду о хищных нравах, царящих в европейском футболе: «Месье Д» был глубоко возмущен тем, что администрация МЮ начала вести переговоры с футболистом, не поставив в известность его, президента ПСЖ. Стоимость Роналдинью он оценил в 50 миллионов евро. Лапорта начал вести переговоры прямо по телефону, пытаясь успокоить разъяренного француза. Обед Сандро Росселя с Роналдинью длился 4 часа. Так как Жоан Лапорта обязал Росселя звонить ему каждые полчаса и докладывать обстановку, то периодически Россель извинялся, вставал, и уходил в направлении «ковбойской комнаты», где, запершись в кабинке, звонил Лапорте и шепотом рассказывал, как проходят переговоры. К концу обеда на Росселя смотрели как на странного типа, явно страдающего несварением желудка, но цель была достигнута – Ронни согласился перейти в «Барсу». После этого, Россель первым делом, заказал Роналдинью и его брату билеты в Барселону, после чего отправился в офис ПСЖ. Лапорта и «Месье Д» дошли до суммы в 40 миллионов, Россель сумел сбить эту цену до 27 – плюс, очень неплохие деньги (более 4-ех миллионов), которые сразу идут на счет президента ПСЖ. Вечером, Россель, Роналдинью и его брат летели в Барселону. МЮ был повержен. Жоан Лапорта достиг первой победы на посту президента «Барсы». Фигура главного тренера стала важнейшим фактором. Известные специалисты не хотели ехать в каталонскую столицу. И Россель, и Чики выступали за то, чтобы командой еще сезон управлял Радомир Антич, — последний тренер «Барселоны». Далее планы Росселя и Чики разнились – первый хотел привлечь Сколари, второй – Кумана. Находясь на перепутье, Лапорта позвонил Кройфу, отдыхавшему на островах, вместе со своим другом, Йоханом Неескинсом. Кройф, недолго подумав, предложил Райкаарда. В тот же день у «Барселоны» появился новый главный тренер. Помощником нового «Мистера» стал Хенк Тен Кат, возглавлявший НАК «Бреду», открытие минувшего Чемпионата Голландии. И Унсуэ, и Эусебио, и Амор, которых привлек Чики, тоже вошли в тренерский штаб «Барселоны». Правда, от Амора утром разило так, будто бы он всю ночь провалялся в винном погребе. Впрочем, после нескольких строгих внушений, и записи на тренерские курсы в Мадриде, это прекратилось. Совместными усилиями, Лапорта и Чики, Райкаард и Россель, обрисовали для себя контуры основного состава. Команду покинули 12 футболистов: Бонано, Кристанваль, Энке, Дани, Франк де Бур, Фернандо Наварро (аренда), Мендьета (истек срок аренды), Жеованни, Нано, Рикельме, Рошембак, Сорин (истек срок аренды). Приобретений было тоже 12, общей стоимостью 44, 4 миллиона €: Роналдинью (27 млн € вместо требуемых 50), Куарезма (6 млн € вместо требуемых 15), Маркес (5 млн € вместо требуемых 15), Луис Гарсия (4 млн € за ранее прерванный срок аренды), Марио (2,4 млн € вместо требуемых 7), Рюшту Рекбер (свободный агент), ван Бронкхорст (свободный агент). В январе к команде присоединился Эдгар Давидс (полугодичная аренда). В команду были заявлены футболисты «Барселоны-B» Хоркера, Рос, Сантамария и Серхио Гарсия. Вот в таком составе «Барса» и вступила в новый сезон.



V. Первая Кровь и первые Победы

Первый сезон новой «Барсы» ознаменовался проблемами. Священная война, которую начал Жоан Лапорта за честь цветов клуба, подразумевала и некоторые проблемы. В первую очередь, новый президент «Барсы» столкнулся с явной нехваткой финансов, в результате чего почти все контракты с футболистами, были пересмотрены в сторону понижения заработной платы. Лапорта так объяснил сей факт: «Все честно. В клубе действует система бонусов. Допустим, футболист получал 5 миллионов, а сейчас получает три с половиной. Но в случае, если клуб завоюет титул, он, учитывая бонусы, получит все шесть миллионов, потому что у клуба появятся деньги. Нет титулов – нет бонусов». Недовольство болельщиков вызвало и увеличение на 40% стоимости карнет барселониста. В вину Лапорте ставили то, что это действо никоим образом не было отражено в его финансовой программе. «Мы не думали, что клуб так сильно завяз в долгах, — высказался по этому поводу Ферран Сориано, — это – вынужденная мера». Но наибольшую критику вызвала игра самой «Барсы», которая с упорством, достойным лучшего применения, теряла очки направо и налево. Квинтэссенцией этого процесса стало первое за почти 20 лет поражение от «Реала» на своем поле в Чемпионате Испании. Сандро Россель, проявивший недюжинный талант «переговорщика» (все снижения цен купленных футболистов – его заслуга), вступил с Райкаардом в открытую конфронтацию. В эти, тяжелые для Франка Райкаарда времена, Лапорта во всем поддерживал тренера, говоря лишь одно – «дайте нам время». Когда «Барса» завершила первый круг на 12-ом месте, отставая на 18 очков от лидера – мадридского «Реала», в Каталонии поднялась буря протеста. Что случилось потом, никто толком не может объяснить до сих пор, поэтому в Европе это именуют просто «каталонским чудом». Команда, усиленная во втором круге взятым в аренду из «Юве» Эдгаром Давидсом, неожиданно «побежала». «Барса» выиграла 17 из последних 20 матчей, демонстрируя потрясающий футбол, и опередив мадридский «Реал». Кроме того, каталонцы победили «Реал» в принципиальнейшем матче на «Сантьяго Бернабеу». Сине-гранатовые завершили сезон на втором месте, с пятью очками отставания от чемпиона – «Валенсии». Единственный трофей, который завоевала «Барса» — Кубок Каталонии. Роналдинью был признан лучшим игроком Примеры. Барселонские секции (так называются команды, входящие в состав Футбольного Клуба Барселона, но представляющие другие виды спорта) тоже проявили себя неплохо. Баскетболисты выиграли Чемпионат Испании, гандболисты завоевали Суперкубок Европы и Суперкубок Испании, а хоккеисты победили в Кубке Европы и выиграли Чемпионат Испании. …В преддверии нового сезона, в июне 2004 года, первой целью барселонской администрации являлось завершение намеченного комплектования команды. Команду покинули 16 футболистов: Патрик Андерссон, Филипп Коку, Эдгар Давидс (истек срок аренды), Луис Энрике (закончил карьеру), Луис Гарсия (выкуплен за прописанную сумму отступных), Патрик Клюйверт, Марио (отдан в аренду), Оскар Лопес (аренда), Овремарс (закончил карьеру), Куарезма (аренда), Райцигер, Рос (аренда), Рюшту (аренда), Серхио Сантамария, Хавьер Савиола (аренда), Серхио Гарсия (аренда). 13 новых футболистов обошлись Лапорте в 67 с половиной миллионов евро: Самуэль Это’О (24 вместо требуемых 40), Деку (18 вместо требуемых 30), Эдмилсон (8), Жюли (6,7 вместо требуемых 15), Белетти (3,6), Сильвиньо (1,5), Хенрик Ларссон (свободный агент). Как мы видим, умение Росселя снижать трансферные суммы и здесь сыграло важную роль. В январе к команде присоединились Макси Лопес (5,7) и Деметрио Альбертини (взят в полугодичную аренду). В течение сезона, в первой команде играли и некоторые футболисты из «Барселоны-B»: Рубен, Дамья, Родри и Лео Месси. В декабре 2004 года, Жоан Лапорта был признан «Человеком Года» в Каталонии. В декабре 2004 Роналдинью получает премию лучшего футболиста мира (FIFA World Player) – так называемый, «Бриллиантовый мяч». Самуэль Это’О признан лучшим футболистом Африки – 2004. В январе 2005, «Барса» торжественно объявила о том, что имеет теперь более 130.000 социос – это рекорд для любого клуба и любого вида спорта. В январе количество фан-клубов «Барселоны» перевалило цифру в 1.680 единиц, что является мировым рекордом. 14 мая 2005 года, впервые после 6-летнего перерыва, «Барса» выиграла Чемпионат Испании. Виктор Вальдес получил приз «Замора», как лучший (точнее – самый малопропускающий) вратарь Испании, а Самуэль Это’О остановился в шаге от приза «Пичичи», присуждаемому лучшему бомбардиру испанской Лиги. Кроме того, «Барса» выиграла Кубок Каталонии. Мелочь, но – в финале был повержен идеологический враг «Эспаньол», — а значит, все равно приятно. Гандбольная команда выигрывает Кубок Европы и Чемпионат Испании; великолепно себя проявляет хоккеисты (Кубок Европы, Межконтинентальный кубок, Чемпионат Испании, Кубок Испании, Суперкубок Испании). Бюджет клуба в июне 2005 составляет 250 миллионов евро. «Барса» расплачивается почти со всеми догами. При всех этих составляющих, команду пронзает мощнейший руководящий кризис. В первую очередь, он связан с ссорой Жоана Лапорты и Сандро Росселя. Россель был чрезвычайно недоволен тем, что президент каталонского клуба не дает ему привести в команду нового тренера – бразильского «Сержанта» Сколари. Кроме того, вице-президент вступает в открытую конфронтацию с Франком Райкаардом (не сошлись в вопросах формирования и комплектации состава – так звучит официальная версия), и через прессу советует Лапорте не слушать советов Йохана Кройфа. В феврале 2005 года, о кризисе внутри барселонской Директивы уже открыто говорят СМИ. Другая составляющая конфликта – кризис баскетбольной команды, второй по значимости (после футбольной, разумеется) в структуре FCB. Лапорта обвинил в этой проблеме Хосепа Марию Бартомью, ответственного за секции, и отправил его в отставку. Третья причина – введение Жоаном Лапортой в состав Директивы своего шурина, Хавьера Эчаваррии, известного своими профранкистскими, профашистскими взглядами. 1 июня 2005 года, через два года после вступления на тропу джихада с серебряным щитом в правой руке, и через две недели после завоевания чемпионства, Жоан Лапорта выступает с публичной речью, в которой говорит: «Мы должны быть единой семьей. Единой во взглядах и мнениях. Мы должны поддерживать друг друга. Каждый из нашей команды представляет большую ценность, но для меня он не имеет никакой ценности, если идет против команды». Рано утром второго июня, на стол Жоана Лапорты легли 4 заявления об уходе: — от Сандро Росселя, вице-президента «Барселоны» (ныне – личный советник Романа Абрамовича); — от Хосепа Марии Бартомью, куратора барселонских секций;— от Хорди Моньеса, его заместителя; — от Хорди Муа, ответственного за баскетбольную команду. Размашистая подпись Жоана Лапорты удовлетворила каждое из этих заявлений. Естественно, у прессы назрели определенные вопросы к четырем «неверным». «Жоан перестал быть таким, как раньше, — говорил Россель. – Он обещал демократию, но в клубе царит культ его личности. Он боролся с „нуньизмом“, но сам стал теперь новым Нуньесом. Он много выступает по телевидению, тогда как работу за него делают другие. Он обещал прозрачность бюджета, где она?! Даже я не знаю, откуда у „Барселоны“ столько денег! Жоан изменился, и изменился не в лучшую сторону». Ни Жоан Лапорта, ни Йохан Кройф, ни Франк Райкаард, которых нещадно критиковал Россель, никак не отреагировали не эти слова.

VI. Лучший Клуб Мира

Уход вице-президента потряс Лапорту, и в новый сезон он вступил с тяжелым сердцем. Однако, для прессы и болельщиков «Барсы» он продолжал быть тем же добрым и улыбающимся другом, человеком, давшим Блаугране новые цели.
Формирование состава завершилось, а так как Лапорта уже летом 2005 года рассчитался со всеми долгами клуба, то новых покупок в сезоне 2005–2006 ждать не приходилось.
Летом 2005 команду покинули:
Альбертини (завершил карьеру), Дамья (аренда), Фернандо Наварро (аренда), Херард (закончился контракт).
Несмотря на то, что покупки «Барса» сделать не могла, «Чики» проявил себя неплохим новым «переговорщиком», сумев бесплатно подписать Марка ван Боммеля и Санти Эскерро. «Барса» подписала «взрослый» контракт с Лео Месси, а в течение сезона в первой команде дебютировали 9 футболистов из «Барселоны-B»: Родри, Хорди, Монатньес, Людо Сильвестр, Ольмо, Орланди, Рамон, Питу, Мартос.
«Барса» начинает сезон с завоевания шестого в своей истории Суперкубка Испании. Не очень хороший старт в Чемпионате компенсирует знаковый суперспрут, предпринятый в середине сезона. Каталонцы устанавливают рекорд топ-чемпионатов, одержав 18 побед подряд.
В сентябре 2005 года, Жоан Лапорта становится новым президентом G-14, организации, в которую входят 18 могущественнейших клубов Европы.
19 ноября «Барса» наносит поражение мадридскому «Реалу», победив в гостях с разгромным счетом 3:0. Эта победа признана одной из самых выдающихся в истории клуба. Зрители, собравшиеся на мадридском стадионе, не выдержав, начинают аплодировать каталонцам, после того, как сине-гранатовые забивают третий гол.
В ноябре 2005 Роналдинью получает «Золотой мяч» — приз лучшему футболисту Европы.
В декабре, он же получает и «Бриллиантовый мяч», как лучший футболист мира.
Самуэль Это’О, по итогам 2005 года, в третий раз подряд признан лучшим футболистом Африки.
3 мая, за 4 тура до конца чемпионата, «Барса» во второй раз подряд становится Чемпионом Примеры. Самуэль Это’О получает-таки приз «Пичичи», с 26 голами став лучшим бомбардиром Испании.
Секции проявляют себя неплохо – постепенно встает с колен баскетбольная команда. Возглавляемая новым техническим директором Зораном Савичем, и новым тренером Душко Ивановичем, она доходит до финала Кубка Испании и до «Финала Четырех». Рвут и мечут хоккеисты – Суперкубок Испании, Суперкубок Европы, Кубок CERS, Континентальный Кубок и Межконтинентальный Кубок.
И, наконец, самое радостное событие происходит 17 мая, когда футбольная «Барселона» в финале Лиги Чемпионов одерживает волевую победу над лондонским «Арсеналом» — 2:1. Лигу Чемпионов «Барса» завоевывает во второй раз в своей истории.
В мае 2006 года, число социос «Барсы» увеличивается до цифры 140.000. Бюджет клуба составляет 290 миллионов, 732 тысячи евро. Бюджет – чистый, долгов у «Барсы» больше нет. По исследованиям знаменитого немецкого медиа-холдинга «Киккер», «Барса» — самая дорогая команда мира.

К Жоану Лапорте можно относиться по-разному, хорошо или плохо. Но, говоря о нем, мы должны отталкиваться от того, что Лапорта уже — велик. Никто из предыдущих «императоров» не добивался за такой короткий срок того, чего достиг этот невысокий улыбчивый человек, чье доброе лицо во всем мире теперь ассоциируется с «Барсой». За какие-то три года, он вернул все то, чем славился клуб. Он дал болельщикам «Барсы» титулы, но, самое главное, он дал им Футбол. Ту искрометную игру, ту радость созерцания, и то самое главное чувство, выражаемое всего лишь в восьми словах:
Я хочу, чтобы этот матч никогда не кончался.
А значит, он все-таки победил, и маленький мальчик, много лет назад плакавший из-за того, что не попал в состав «Барселоны-С», достиг своей цели.
И свою священную войну Жоан Лапорта выиграл.
Уже выиграл.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 08:59, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт ноя 15, 2007 20:17

Личность №10

Баджо Роберто

Современный футбол скуп на личности. С каждым годом растет уровень мастерства футболистов, но снижается, а точнее вымирает творческая жилка в них. Эпоха, в которой мы сейчас пребываем, рождает на свет великих ремесленников от футбола – искуснейших мастеров своего дела, но не способных сотворить чудо. Исчезают творцы, способные одним вдохновенным движением перевернуть ход матча, используя не силу мышц и математическую выверенность и рациональность каждого шага, но с помощью искры могущие разжечь огонь в своем сердце и сердце партнеров, направляя их к победе и бессмертию. Такие люди исчезают, а закат их эпохи пришелся на наше время: сначала закончил творить Вальдерама, затем Дзола, а последним ушел Зидан. Но был еще один герой, еще один сказочник, проведший отнюдь не сказочную карьеру полную падений и унижений. Когда все думали, что на этот то раз ему не подняться, он раз за разом с упорством достойным античных героев возвращался на самую вершину футбольного Олимпа и оставался там до конца карьеры. Имя ему Роберто, Роберто Баджо.


Часть первая. От Калдоньо до Флоренции

Родился будущий король итальянского футбола в маленьком городке Калдоньо, что на севере страны. Он стал шестым ребенком в семье. Отец его мечтал, чтобы маленький Робби стал велосипедистом, но, слава Богу, маленький Роберто больше любил гонять мяч или что-нибудь
круглое издали его напоминающее вместе со старшими братьями.

Футболом Роберто начал заниматься в команде своего городка и вскоре его заметили, и пригласили в главную команду региона – “Виченцу”, выступавшую в серии “С”, первый контракт обогащал его на две тысячи долларов в месяц. В 1982 году состоялся дебют Баджо в большом футболе. Следующий сезон ушел на закрепление в основном составе команды. Наступил новый год и новый сезон 84/85. “Виченца”, благодаря отменной игре Баджо, сыгравшего 29 матчей и забившего 12 мячей, добилась повышения в классе. Всем стало понятно, что Роберто, о таланте и технике которого тогда уже ходили слухи, перерос уровень своей команды и ему пора на повышение в какой-либо клуб итальянской серии А. Первой подсуетилась “Фиорентина” и новый сезон он начал в новой команде. Его выход в свет состоялся 21 сентября 1986 года в матче против “Сампдории”. Фиалки победили, но послематчевый комментарий начинался не с рассказа о победе команды, а с сообщения о том, что Баджо снова повредил колено. Тренер “фиолетовых” Свен-Ёран Эрикссон хотел избавиться от Робби, сплавив его по дешевке в “Чезену”, не веря, что со всеми его травмами от Роберто будет толк. Но среди собственников клуба нашлись те, кто высказался в защиту игрока. И он их не подвел. Именно в “Фиорентине” зажглась звезда Роберто Баджо. Чего стоит только его гол в ворота великого “Наполи”, который он забил 17 сентября 1989 года, обведя полкоманды соперника, “гол в стиле великого Марадоны, забитый в ворота команды Марадоны!” Да и первый свой гол в серии “А” Робби забил в Неаполе 10 мая 1987 года со штрафного. И таких шедевров было множество! За 5 сезонов, проведенных во Флоренции, он сыграл 94 матча и забил в них 39 голов, довел команду до финала кубка УЕФА, по пути обыграв “Динамо” Киев, стал идолом фанатов “Фиалок”, но так и не сумел выиграть хоть какой-нибудь титул для “фиолетовых”. А команда была способна на многое.


Часть вторая. Путь к славе.

В новое десятилетие Италия входила с невероятным воодушевлением. А как иначе ведь чемпионат мира 90-го года должен был пройти на её аренах. Вся страна жила футболом и ждала великого праздника. Ждал его и Баджо. К тому моменту он уже успел стать самым дорогим футболистом мира, перейдя в “Ювентус” за 17 млн. долларов – огромную по тем временам сумму. Но, совершив сей переход, он моментально стал предателем в понимании “фиолетовых” тиффози, которые даже попытались штурмом взять базу сборной Италии, когда та располагалась во Флоренции. Чемпионат мира стал разочарованием для Италии: дойдя до полуфинала, она уступила сборной Аргентины, ведомой Марадоной, по пенальти. Но Робби мог занести тот турнир себе в актив: действительно, 5 матчей и 2 забитых мяча, в том числе фантастический гол в ворота Чехословакии, показали всему миру то, что на футбольном небосклоне зажглась новая звезда. Кстати, в том злополучном матче с Аргентиной Роберто вышел лишь на замену, так как тренер скуадры адзуры решил, что его не хватит на все 90 минут. Ответ Баджо был лаконичен: “Мне 23 года, этим все сказано!” Да, этим все сказано! Баджо жил игрой, жил футболом.
Закончился мундиаль, и начались трудовые будни чемпионата Италии. Баджо идеально подошел Ювентусу. Он сразу же начал забивать и забивать помногу. За 5 проведенных в “Юве” сезонов им было забито 78 голов в 141 матче. О нем говорили, что он в одиночку может вытащить любую игру. Это так, но в то время серией “А” безраздельно правила машина по зарабатыванию трофеев под названием “Милан” и составить ей полноценную конкуренцию не мог никто. В 1993 году Роберто выиграл первый титул – была одержана победа в Кубке УЕФА, а в чемпионате был забит 21 мяч. И по итогам года Робби был назван лучшим игроком Европы, а чуть позже и мира, получив “Золотой” и “Бриллиантовый” мяч соответственно.Сам Баджо так оценил 1993 год: Это был один из лучших Баджо.

Стоит заметить, что трофей лучшего игрока Европы был в том же году продан с аукциона, а деньги пошли на помощь пострадавшим от наводнения в Турине.


Часть третья. Рождение и смерть.

И вот наступил 1994 год. Год мундиаля в США. В серии “А” Роберто уже был звездой, но теперь предстояло доказать это всему миру. Но судьба капризная женщина, и на чемпионат мира Баджо поехал с травмой бедра… И, соответственно, во время группового турнира чудес он не показал, а Италия чудом прошла в плей-офф. Где её уже ждала сильная команда Нигерии.
Весь матч африканцы терзали оборону скуадры адзуры, но судьба улыбнулась им лишь однажды, когда почти в самом начале матча отличился Амунике. Игра медленно, но верно приближалась к концу, Италия проигрывает да к тому же играет в меньшинстве после удаления Дзолы. 89 минута, глаза Пальюки готовы залить все поле слезами, Барези из последних сил отбивает атаки нигерийцев, остальные уже “находятся в самолете летящем домой”. И тут мяч оказывается у Баджо. Одно движение, удар. Г-о-о-о-л!!! Гол Баджо!!! Гол Италии!!! Он развернул самолет и направил его на ворота Нигерии! Вдохновленная Италия в дополнительное время получает право на пенальти и Робби
хладнокровно реализует его. 2:1 в пользу Баджо!

В следующем раунде Италия играет с Испанией. И снова Баджо забивает решающий мяч в концовке встречи. В полуфинале команду ждет дружина Христо Стоичкова, великолепная сборная Болгарии. Но и она пала от гения Баджо. Сначала серия финтов на левом фланге, смещение вдоль штрафной к центру и неотразимый крученый удар в дальний нижний угол, а затем рывок на свободное место и удар с лету. Дело сделано. Италия в финале, но вероятность, что Баджо сыграет 5 из 100 – в полуфинале дала о себе знать травма бедра, настолько серьезная, что случись она в чемпионате Италии, Робби не вышел бы на поле раньше чем через две недели. Но ведь это чемпионат мира. И он вышел, с тугой повязкой на бедре, но вышел. Пару раз мог забить, но не смог. Бразильцы, ведомые великими Дунга и Ромарио, тоже не отсиживались в обороне. Но это был матч вратарей. ‘Тетракампеоны” действовали интересней и итальянцы могли лишь благодарить судьбу, что выстояли все 90 минут + дополнительное время. Итог будет подведен в серии пенальти. Промахи Барези и Массаро поставили Италию в положение, что даже реализованный пенальти не гарантирует продолжения игры. Последним к мячу подошел Баджо. Разбег, удар…И все…Небо стремительно упало на Землю, раздавив мечты миллионов итальянских тиффози, а мяч предательски просвистел над перекладиной. Это была трагедия. Слезы, которые никто и не пытался скрыть, понурые лица, согбенные фигуры. Умерла великая надежда, птица счастья помахала крылом и улетела. Чао, Италия. Этот промах перевернул мир Баджо, он стал другим. Ему больше не доверяли, повесив на него – спасителя нации – ярмо “обмочившегося кролика”. Жаль, у меня нет возможности высказать в лицо этому глупцу, штабному стратегу, придумавшему этот оборот, все, что я о нем думаю! В “Ювентусе” Баджо оказался не нужным, новое руководство в лице тройки Моджи, Джираудо и Беттеги заняло ключевые посты в администрации клуба. Они предложили хвостику контракт, по которому его зарплата уменьшалась в два раза. Робби должен был согласиться на унизительное предложение или уйти. И он предпочел уйти, став врагом всех тиффози “Юве”, натравленных на него руководством клуба, а что оно собой представляет, мы все прекрасно узнали прошлым летом.


Такая странная судьба.

Перед уходом из “Юве” Баджо стал сопричастным завоеванию командой долгожданного скудетто, но сыграл в сезоне 94/95 года всего 17 матчей, забив в них 8 мячей. В 1995 году Робби перешел в “Милан”. В том сезоне Капелло собрал сильную команду, в которой блистали такие перцы как Веа, Мальдини, Савичевич, а Баджо должен был стать тем бриллиантом, которого не хватало миланцам. По началу все шло прекрасно, но потом Капелло стал постоянно менять Хвостика во втором тайме, не давая тому играть и забивать сколько он хочет, объясняя это желанием сохранить Баджо в форме к решающим матчам. Так потихоньку скисал Робби, а под конец скис и тренер. В 1997 году после ухода дона Фабио в команду вернулся Ариго Сакки, что для нашего героя значило только место на скамье запасных. Тренер в упор не видел игрока, но совесть Робби была чиста, ибо тот неделями тренировался, выкладываясь на 100%, делал свою работу, рассчитывая на более частое свое использование. Но, видимо, не судьба! И Баджо покинул Милан. И, черт возьми, правильно сделал! В сезоне 97/98 он играл за “Болонью”. Когда все говорили, что время Баджо прошло и нечего о нем вспоминать, он показал то, что помогло ему в 94 году привести Италию в финал мундиаля – несгибаемую волю к победе и железный характер. Маэстро вернулся с багажом в 22 мяча в 30 играх, своей игрой доказав, что достоин играть в сборной Италии. Чезаре Мальдини вернул Героя в команду. ЧМ 1998 – серьезное дело, где стране нужны настоящие мужчины. Но стоит заметить, что легкой жизни Робби никто не обещал. Так как с самого начала он числился вторым после молодого да раннего Дель-Пьеро, да к тому же психологическое давление со стороны общественности накаляло и без того напряженную обстановку вокруг “спасителя нации”. Тот турнир завершился для “скуадра адзурра” так же как и предыдущие: поражение от Франции по пенальти. Сам Робби свой пенальти забил, но подвел команду Ди Бьяджо. Так же Баджо отличился тем, что забивал на 3 мундиалях подряд. По возвращении из Франции Робби принял предложение “Интера”, и в 31 год оказался в великой команде. А какая команда-то была: Роналдо, Саморано, Пальюка, Бергоми, Баджо! У них было все, чтобы стать чемпионами, кроме административного ресурса, подобно тому, который был у “Милана” с “Ювентусом”. Да к тому же Массимо Моратти внес свою лепту в неудачи клуба. Так, по ходу сезона был уволен Симонии, которого поддерживали игроки, затем был Луческу, а Кастеллини с Ходжсоном уже ни в чем не были виноваты. Коллектив распался. И тут команду принял Липпи. С первой же их встречи с Баджо начались проблемы. Весной 1999 тренер предложил Робби помогать ему в выявлении тех игроков, которые “действовали в ущерб команды и противодействовал его работе”. Фактически Липпи предложил Герою стать шпионом, стукачом. На это предложение Баджо ответил как настоящий мужчина: «Сер, я буду вам помогать на поле, как только могу, но не требуйте от меня, чтобы я называл вам имена». Со стороны могло показаться, что либо Липпи ослеп, либо Баджо стал невидимкой. Играл он мало, хотя в нужные моменты забивал решающие мячи, как в стыковых матчах за право играть в ЛЧ-00 с Пармой.


Последние подвиги.

Наступало новое тысячелетие. Многое менялось, многое и вовсе исчезало, кроме одного – любви итальянцев к Робби. Символ кальчо 90-х, достигнув возраста Христа, начал задумываться о завершении карьеры, но, прекрасно осознавая, что его талант достояние всей Италии, принял
решение остаться в игре.

За время пребывания в «Интере» многое было потеряно: время, майка сборной с 10-м номером. И ради достижения этих целей Роберто принял решение продолжить карьеру в скромном, расквартированном неподалеку от родного дома игрока Кальдоньо, клубе из одноименного города на севере Италии – «Брешии». С приходом Баджо клуб зажил новой жизнью. В первом же сезоне, благодаря отменной игре своей десятки, новичок «серии-А» достиг невиданной для себя высоты – 8 места, завоевав право на участие в «кубке интертото». Сезон 01/02 – год чемпионата мира в Японии и Корее. Робби готов был своей игрой доказать всем, что коньяк с возрастом становиться только лучше, и ему можно доверить такое ответственное дело, как игра в сборной.
Начало выдалось прекрасным: в 9 матчах – 8 мячей. Но в 10 туре, в матче с «Венецией», Баджо получает серьезную травму колена…В 35 лет судьба нанесла игроку удар, который, по мнению многих, должен был стать для него смертельным, как укус вампира. Не знаю, любит ли Робби
чеснок, но то, что он не сломался – это факт.Такие удары не раз случались, но «воли всегда было
достаточно, чтобы сражаться». И за три тура до конца турнира состоялось триумфальное возвращение Робби в футбол! На поле он рвал и метал, заставляя соперников чувствовать себя детьми, которых наставляет учитель. Каждый его маневр был полон смысла, а каждый пас точен, как выстрел снайпера. 3 игры – 3 мяча, средняя оценка 8,5!!! И это в 35 лет!!!

Вся Италия ждала триумфального возвращения Героя в сборную, факт того, что болельщики устраивали митинги у здания итальянской федерации футбола, говорит сам за себя. Все ждали, но дождались, увы, лишь воплей Траппатони, позора на чм-2002 и разбитой мечты отвергнутого тренером Баджо. Президент ассоциации футболистов Италии, Серждио Кампани сказал по этому поводу, что если бы Робби взяли на ЧМ и выпускали на 15 минут, он принес бы пользу команде. Ходили разные слухи, вплоть до ультиматума, который футболисты предъявили Трапу: «Либо Он – либо Мы!». Баджо боялись, так как и его игра, и опросы в интернете и на улицах показывали, что более 80% итальянцев хотят видеть его в сборной. В последний раз итальянцы были столь воодушевлены и объединены одной идеей еще при свержении Муссолини. Но факт остается фактом – Баджо не поехал на свой 4 мундиаль. Начинался новый сезон 02/03. Болельщики не знали, чего ждать от стареющего Баджо: гениальных игр или слабых трюков. К своему счастью они дождались первого. 32 прекрасных матча и 12 забитых мячей говорят сами за себя. И вот, наступил новый и последний для Робби сезон – 03/04. Последние вершины предстояло преодолеть ему, дабы уйти лучшим: во-первых, до рубежа в 200 мячей в «серии-А» оставалось рукой подать, во-вторых, предстояло сохранить «Брешии» прописку в первом дивизионе на 5 сезон, чего с ней не приключалось никогда ранее, и, наконец, в-третьих, устроить из каждой встречи театральное представление, ведь для Баджо всегда была важна страсть на поле. Матчи против Сиены (4:2), Пармы (2:2), Анконы (5:2), Удинезе (3:4), Милана (2:4) и другие навсегда войдут в историю футбола и останутся в сердцах болельщиков. А всего Баджо наиграл в том сезоне 26 матчей, 12 голов, 13 голевых передач, средняя оценка за сезон 6,61 – больше только у молодого Тотти, попадание в символическую команду чемпионата и все это в 37 лет!!! А в 25 туре играя с Пармой Робби в изящном стиле, на замахе убрав, защитника пробив в дальний угол ворот Фрея, забив свой 200 мяч в серии-А! «Разные чувства вызывает этот гол», - пишет «Гадзетта де ла Спорт» - «с одной стороны радость от изящества действий и легкости, но в то же время горечь и сожаление от того, что такой футбол уходит небытие, уступая место силе и грубости». 16 мая 2004 года на Сан-Сиро Баджо дал последний концерт. Все достигнуто, все рукоплещут маэстро, кажется можно уйти…Нет! Робби вызывают в сборную на матч с Испанией, вручают капитанскую повязку и 10-й номер.

22 года в футболе пролетели, как мгновение. Великий мастер, весь поломанный, но с высоко поднятой головой, завершает карьеру. Сколько раз он уходил, но всегда возвращался, чего я и ждал, но, увы, не дождался. Футбол был его главной страстью все эти годы и он заслужил войти в пантеон величайших игроков, которым для создания шедевра требовалось лишь поле, мяч и немного времени. Пророк чистого и искреннего футбола Баджо останется символом итальянского футбола, достойным подражания и почитания.


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:01, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт ноя 16, 2007 21:08

Жан-Мишель Ола
Родился: 22 марта 1949 года в Арбрезе

Жан-Мишель Ола родился за год до создания его будущего клуба. Место рождения — небольшой городок в 20 километрах от Лиона. В 1987-м он возглавил «Лион», а в 2007-м единогласно избран президентом G-14 — организации, пытающейся противостоять УЕФА. В G-14 входят ведущие клубы Европы, на данный момент выигравшие 41 из 51 розыгрышей Кубка/Лиги чемпионов.

Вот уже шесть лет подряд в чемпионате Франции неизменно побеждает «Лион». За это время в клубе поменялось три тренера. Победную эстафету теперь попытается поддержать четвертый, Ален Перрен. Все эти годы меняется основной состав команды, уходят звезды. Неизменным остается лишь президент «Лиона» — главный конструктор новой эры клуба Жан-Мишель Оля. Двадцать лет он у руля. А 15 июня 1987 года он, по большому счету, случайно стал боссом бедненького на то время середняка второго дивизиона...

А ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ ФУТБОЛ?

Сын профессоров колледжа Андре Лассань Жан-Мишель пошел по стопам родителей, усиленно изучая информатику. Правда, поначалу большее предпочтение отдавал гандболу, играл во втором французском дивизионе. Ола даже подумывал стать тренером. Однако тяжелая травма позвоночника, приковавшая его на полгода к постели, кардинально поменяла планы. Жан-Мишель углубился в информатику, решив связать с ней свое будущее.

Кстати, будучи студентом, Ола принимал активное участие в студенческих волнениях весны-1968. Баррикады, бросание бутылок с зажигательной смесью в полицейских...

В возрасте 19 лет Ола основывает собственную компанию с громким названием «Европейский центр информатики». Первыми клиентами компании, разрабатывающей программное обеспечение, стали мэрия Лиона и газета «Прогресс», в которую перешел работать его отец. Спустя два года он продает фирму крупному представителю этой сферы рынка CEGOS, с условием трудоустройства в этой компании. Проработав на новом месте, 13 лет Ола возвращается в Лион, где снова открывает свое дело. Это был 1983 год, Ола было 34. Спустя четыре года в его новой компании CEGID уже работали тысяча человек. Сфера все та же — поставки программного обеспечения. Все эти годы Жан-Мишель Ола не имел ничего общего с футболом.

СУДЬБОНОСНОЕ ЗНАКОМСТВО

Лишь в 1986 году состоялось знакомство, которое существенно повлияло на дальнейшую судьбу Оля. В Лион прибыл крупный бизнесмен из Марселя, президент тамошнего клуба Бернар Тапи. Он искал партнеров для покупки телеканала ТФ1. Марселец так увлекательно рассказывал о футболе, что заразил этой страстью Оля.

Вскоре два бизнесмена снова встретились, на этот раз на телевидении. Бизнесмен Тапи был ведущим программы «Честолюбие», которая рассказывала о молодых и амбициозных людях. Именно таким был Оля. Основные события развивались на ужине после программы. Опять были разговоры о футболе. Один лионский журналист предложил Тапи выкупить «Лион» и спасти от банкротства. Тот в ответ отшутился. А через несколько дней СМИ распространили официальное сообщение: «Жан-Мишель Ола — президент лионского «Олимпика».

Новый президент спасает «Лион» от банкротства, а в 1990 году команда возвращается в элитный дивизион. Вместе с этим Ола планомерно развивает инфраструктуру клуба.

В 1999 году во Франции был принят закон о запрете акционирования спортивных клубов. С 2002 года Ола вел упорную борьбу с правительством против этого закона, дошел со своими требованиями до Брюсселя. Еврокомиссия помогла убедить французских чиновников принять общеевропейские стандарты касательно этого аспекта деятельности. В начале нынешнего года акции «Лиона» весьма успешно вышли на биржу. На этой операции Ола сумел привлечь в клуб дополнительные 80 миллионов евро. Это позволило ему принять решение о строительстве нового стадиона на 60 000 мест.

К слову, бюджет клуба на сезон 2007/08 составляет 200 миллионов евро. Солидный европейский показатель. Вообще интересно обратить внимание на подход Ола к финансированию «Лиона». Около 15% доходов клубу приносят сети фирменных парикмахерских, таксопарков и автошкол.

«ЗВЕЗД» НЕ ПРЕДЛАГАТЬ

Ощутимую долю дохода «львиной команде» приносит продажа игроков. Причем Ола продает лидеров! Востребованных футболистов на пике формы, за хорошие деньги. Выручка от продажи футболистов за последние пять лет перевалила за 250 миллионов евро. Эссьен и Диарра, Абидаль и Малуда... Неприкасаемых лишь двое — сильнейший вратарь Франции Грегори Купе и мастер стандартов, бразильский полузащитник Жуниньо.

«Лион» — это локомотив всего французского футбола. И чтобы все оставалось на своих местах, каждый год нам нужно вкладывать в клуб больше денег, чем наши преследователи. Для этого ежегодно мы продаем одного-двух своих лидеров, — описывает свою тактику Оля. — Ни за что на свете я не разменяю свою команду на мировых звезд».

Ответы «Чемберлену»
Президент «Лиона» известен, как чрезвычайно целеустремленный человек. Возглавив клуб, Ола сходу заявил, что рано или поздно, но лионцы будут чемпионами. Хотя до этого ни разу не были. Клуб обрастал долгами, прозябая во втором дивизионе. Но спустя 15 лет началась эпоха царствования «Лиона»... Следующей целью президент назвал победу в Лиге чемпионов. Три раза подряд чемпион Франции выходил в 1/4 финала ЛЧ, в последнем розыгрыше остановились в 1/8. Неплохая стабильность, но только не для Оля. На поражение от «Ромы» в плей-офф последней ЛЧ отреагировал очень эмоционально, сравнив всю римскую команду с Марко Матерацци, оскорбившего в финале чемпионата мира Зидана.

В прошлом чемпионате «Лион» попал в ситуацию, когда из-за большого количества матчей и нежелания ПФЛ Франции перенести на день несколько матчей команды в чемпионате терялись очки. Ола подверг жесткой критике ПФЛ. В дальнейшем «Лион» играл в «удобное» для себя время.

Во время известной эпопеи с трансфером Микаэля Эссьена в «Челси» (ганец отказывался тренироваться, требуя перехода) президент лионцев настоял на своей цене за футболиста, обвинив лондонцев в неуважении его клуба. Абрамовичу пришлось прибавить 15 миллионов евро: за Эссьена заплатили 45 млн, как и хотел Оля.

После призывов Платини и Блаттера распустить G-14, президентом которой является Оля, француз выдал жесткий ответ, угрожая преобразовать группу из 14 клубов в федерацию из 40 лучших клубов Европы. Для членства в ней определяющим фактором будет клубный рейтинг УЕФА.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:03, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вт ноя 20, 2007 01:35

Александр Прокопенко. Алкоголь и футболь.

Он никогда не высказывал претензий на "звездный" номер, нося на спине неприхотливую шестерку, как не менял и исходной позиции у левой бровки, определенной ему с детских бобруйских лет. В его оценке привычно пользуются трафаретными крайностями "гений" — "грешник", но не то и не другое являлось в нем определяющим. Это был великий пахарь футбола, и мгновенно темневшая от пота тогда еще хэбэшная майка не вызывала у болельщиков насмешливых ассоциаций с количеством выпитого. Трибуны знали: так будет продолжаться все 90 минут, он скорее умрет, чем прекратит непрестанное свое броуновское движение по полю по причине усталости или лени.
Он и умер, когда не стало движения, а с ним дурманящего запаха травы и кожи, восторга голов, рвущих шипов подката, когда не стало востребованности в футболе — а значит, не стало и смысла. Того, для которого он был рожден...
Уникальность Прокопа заключалась в том, что он одинаково здорово играл с мячом и без оного. Голы же, не обладая сильным ударом, забивал какие-то невзрачные, как бы неубедительные: подрезкой в угол, сунув голову на опережение, из сутолоки, с протыка... Вряд ли болельщик сумеет выскрести из памяти и десяток из неполной сотни Прокоповых мячей, но показательно, что шедевральный гол в ворота киевлян (не принесший, к слову, минчанам победы, а все равно главный, единственный на все времена) из его видевших не забудет никто.
Все, что помню из того холодного октябрьского двадцатилетней давности вечера, — это сумасшедший, пронизывающий ветер на верхотуре динамовского "козырька". Мы купили самые клевые, экзотические, нам казалось, билеты — два "гостя столицы", приехавшие единственно ради полутора часов поединка (мы с другом Колькой ведать не ведали тогда о грядущей романтике фанатского движения — просто любили футбол и иногда позволяли себе его в хорошем исполнении вживую, покупая плацкарту в Минск или Москву вместо дня лекций в Брестском инженерно-строительном институте). Остальное очень смутно: тяжелое октябрьское поле, отсутствие моментов, вязкость борьбы... 36-я минута, Пудышев открывается вправо, за ним несется Буряк, но не успевает — пас бросают на ход вразрез. Пудик, с трудом настигая мяч, от самой лицевой линии стреляет вдоль — и дальше озарение гениальности, вспышка, чудо! — Прокоп, пропустив мяч под собой, вдруг делает движение пяткой, пуская легонького “свояка” в дальнюю лузу. Чанов, грамотно закрывавший ближний угол, сел на колени, реагируя на ожидаемый удар, которого не последовало, и лишь бессильным взглядом проводил вползающий рядом с другой штангой мяч. Эта находчивая пятка, ползущий мяч, изумленный Чанов — отпечаток счастья, который продолжаем нести в себе я, мой торгующий на базаре в заштатном Щучине заматеревший и отъевшийся Колька, и еще пятьдесят тысяч вскочивших тогда в едином порыве мальчишек, парней и мужчин.
Что же за чудо такое футбол, способный дарить мгновения, с которыми люди живут до самой смерти?
Автором такого мгновения для нас остался Прокоп, — не самый, казалось, образцовый экземпляр. Но глубоко не случайно, что и безмерная любовь людская, и вечный, временем проверенный гол выпали не кому-нибудь другому — ему.
Он не знал своего величия, и спускающаяся от виска струйка пота на снимке — его не оцененное до конца факсимиле. Стесняясь дефекта речи, Саша никогда не ходил на встречи с болельщиками, практически не отметился в жанре интервью, и не нам быть судьей, кого и в какой обстановке выбирал он в свои слушатели. Не расписанной в автографах ручкой, а без тени мученичества, с искрометной хитринкой выполняемой на поле каторжной работой вписал он свое имя в футбольную жизнь.
Он написал свою поэму, как ни коротка та оказалась. Теперь настал наш черед. В следующий четверг мы начинаем.

Юность Прокопа

Посетив ставшее Александру Прокопенко последним пристанищем скромное деревенское кладбище в сосновом лесу в 15 километрах от Бобруйска, я испытал то, что испытывает каждый человек, впервые сюда попавший. Не волнение, не грусть – шок. Пять могил в ряд – все, что осталось от семьи, бывшей если не достоянием (пафосное, заведомо лакированное в нашем случае понятие), то наверняка главной достопримечательностью Бобруйска. Мама Ольга Савельевна Прокопенко (скончалась в мае 1992-го), отец Тимофей Павлович (ноябрь 1992), сам Александр (16 ноября 1953 – 29 марта 1989) и сводный (по матери) старший брат Анатолий с безымянным крестом на могиле покоятся внутри одной ограды. Младшему брату Виктору – как его звали в бобруйской команде, Виште, – ушедшему из жизни четыре года назад последним, места в огороженном семейном уголке не хватило. Такое можно было, зная некоторые нюансы, предвидеть, но нельзя, не по-человечески было предусмотреть: пятеро – все...
Кажется, никогда еще я не ходил вокруг персонажа так долго, не решаясь переступить черты. Не неделю и даже не месяц перебирая давно собранный материал, все не мог начать, испытывая большие трудности с жанром. Какое новое слово сказать о человеке, боготворимом болельщицким сообществом скорее вопреки, чем благодаря? Выдерживать ли фигуру умолчания и что вообще написать о парне, замечательно игравшем в футбол и не имевшем в жизни другого предназначения, пришедшем из ниоткуда и исчезнувшем в никуда, не успев даже подхватить пресловутую “звездную”, — по причине характера или простоты душевной, почти наверняка не осознавая до конца масштаба своего футбольного дарования? Как вместить такую фигуру в одной полосе текста за минусом фото?
Наверное, это тот случай, когда всем возможным хитростям формы надо предпочесть простоту. Я попробую просто описать эту жизнь с акцентом на футбольную ее составляющую, как пишут школьное изложение.
Началось все в середине 60-х, когда приехавший в Бобруйск по распределению выпускник минского института физкультуры Владимир Сосункевич, совсем еще молодой человек, набрал несколько детских групп и параллельно закрыл позицию центрального защитника в местном "Строителе". С детьми в городе профессионально никто не занимался, не считая старика Михлина при стадионе "Спартак", и новый тренер в поисках контингента прочесал дворовые команды, игравшие на "Кожаный мяч". В числе нескольких мальчишек “Леши” Иванова, как стар и млад звали добродушного работягу-строителя, все свободное время возившегося с командой второго домоуправления, в секцию попал напоминавший симпатичного цыганенка Саша Прокопенко.
По воспоминаниям мальчишек той команды, Саша был в детские годы как все – лазил в сады, сбегал с уроков на футбол, а во время выездных соревнований азартно лупился после отбоя подушками. Ребенок позднего развития, при всей шустрости и техничности первым среди сверстников он станет позже. Редкая способность предвидеть игру на несколько ходов вперед не сразу будет замечена и оценена в упрощенном юношеском футболе, где тренеры вернее добиваются турнирного результата, делая акцент на сминающих оборону акселератов. Несколько раз Прокопенко вызывали на сбор в Могилев, но в отправлявшийся на республиканскую спартакиаду состав не включали, отдавая позицию Лене Минову из областного центра. Как любой наставник, могилевский тренер старался продвинуть своих ребят. Однажды бобруйские юноши попробуют даже бойкотировать вызовы на тренировочные сборы, и за Могилевскую область Прокопенко фактически так и не сыграет.
На публикуемой фотографии – команда бобруйской ДЮСШ с Владимиром Сосункевичем. Мальчишкам, которым сегодня по пятьдесят (жаль, поредели уже их ряды), приятно будет увидеть себя в ореоле юности. Знать бы тогда, сколь непреходящего шарма на всю последующую жизнь добавит каждому из них чернявый паренек, стоящий третьим слева. Они играли в одной команде с Прокопом!
После восьмого класса Саша поступил в открывшийся в городе химико-технологический техникум. Заведение серьезное, для попадания в которое требовались знания и хороший аттестат. Это опровергает сложившийся у многих стереотип о неком Иванушке-дурачке, катившемся по жизни на одном мяче. В техникуме Прокопенко учился на общих основаниях и продолжал заниматься в группе Сосункевича.
Переломным стал 1971 год, когда в неполные восемнадцать тренер "Строителя" Геннадий Штейнбук – легендарный бобруйский Нос – приобщил мальчишку к тренировкам взрослой команды. Впрочем, поначалу имевший обыкновение свозить в Бобруйск бывалых варягов Штейнбук не видел в тонком, как былинка, юноше серьезного игрока. Сомневаться в правильности подхода тренеру не приходилось, “Строитель” с выписанными из Киева, Смоленска, Могилева игроками ходил в призерах республиканского чемпионата. Евгений Башкатов, Геннадий Глеб, Николай Глушенок, Владимир Сорокопуд – это была крепкая банда из съевших на футболе зубы волков. В последний свой юношеский сезон, доиграв “Хрустальный мяч”, Саша полгода маялся без дела. Незасвеченность во взрослом футболе позволила использовать его в качестве подставного игрока в чемпионате глухонемых, где белорусская сборная попала в призеры. Стеснявшемуся заикания Саше, заметному игроку турнира, не приходилось "зашивать" рот, и он нигде не прокололся.
Нескольких минут, которые Штейнбук раз-другой доверил Прокопенко в составе “Строителя”, чтобы заявить о себе, было недостаточно. Но рано или поздно это должно было случиться.
Дебют юного левого хава пришелся на товарищеский матч “Строителя” со сборной ветеранов СССР. Бобруйский зритель всегда испытывал голод на большой футбол, и это было хорошей почвой для калымных матчей, с которыми охотно заворачивали имевшие имя команды. Но именно тот матч в августе 1971-го стал, как показывает беспристрастная субстанция памяти, самым главным в футбольной истории города.
В составе гостей приехали Хомич, Разинский, Багрич, Царев, Кесарев, Вшивцев, Короленков, Байков, Фадеев – многим едва перевалило за тридцать, и они только закончили играть в высшей лиге. Интерес в городе был громаден, публики набилось столько, что в разгар первого тайма провалилась одна из трибун – не выдержали деревянные балки перекрытия. Переполох, давка, сумятица – хватило работы “скорым”, но, на счастье, обошлось без жертв. Матч продолжился.
На перерыв “Строитель” уходил, проигрывая 0:1 в результате рикошета от ноги защитника, но самое интересное началось после перерыва. Под рев трибун блиставший дриблингом юный и неведомый публике Прокопенко сравнял счет, а Николай Глушенок провел в ворота Хомича решающий мяч – 2:1. На небосклоне города вспыхнула новая звездочка, о масштабе которой тогда еще никто не подозревал. По легенде, после матча к парню подошел Алексей Хомич и велел собираться: едем в московское “Динамо”.
С той поры Саша прописался в составе. Так просто место в той команде не отдавали, но Прокопа приняли – было видно, что мальчишка играет. Силенок поначалу не хватало, но изысканная техника и чувство момента не могли остаться незамеченными. Подкупала и простота, пронесенное через всю его дальнейшую карьеру отсутствие апломба.
Юного полузащитника позвали в Могилев – город, воспринимавшийся потерявшим областной статус Бобруйском с долей ревности. Наверняка разделял эти чувства и Саша, юношеская команда которого всегда билась с соперниками из центра смертным боем. Но желание играть пересилило – он собрал чемодан и отправился в областную команду мастеров, где пробыл с неделю. Выступавший за могилевский “Спартак” бобруйчанин Николай Евсикевич подвел черту под его сомнениями: “Парень, тебе дано, ты приехал не туда!” Опытный земляк знал, что говорил: в команде имелась компашка, которая могла развернуть бедового паренька в сторону, к которой он пришел много позже. Кроме того, уже шелестел слух, что мальчишкой интересуется минское “Динамо”.
Когда доигравшего сезон-72 дома и завоевавшего с партнерами звание чемпиона БССР Александра Прокопенко переведут в главную команду республики, это вызовет среди бобруйских болельщиков определенное недоумение. Сашку любили, но искренне считали, что в составе “Строителя” есть кандидатуры подостойнее. В частности, блиставший в нападении рижанин Николай Глушенок (тот, к слову, получил свой динамовский шанс раньше, сразу после исторического матча с ветеранами, ознаменовал дебют голевым дуплетом в ворота дублеров “Арарата”, но в основу не прошел и обратным транзитом через Бобруйск вернулся домой в Ригу).
Специалисты на эти трибунные пересуды многозначительно молчали. Впрочем, и среди них вряд ли кто понимал до конца, что за бриллиант родила эта земля.

Звезда Прокопа

В руководимом Иваном Мозером минском "Динамо"-73 новичок заиграл в составе, как бы минуя традиционную "учебку" дубля. Правда, почти сразу (а если довериться памяти взявшего Прокопа под крыло и жившего с ним на выездах Анатолия Боговика – в первом же своем дублерском матче в Ворошиловграде) получил неприятность – перелом руки. Это выбило из тренировочного процесса, но не из колеи – к июню Прокопенко вернется на поле уже игроком основы, на удивление легко вписавшись в ансамбль средней линии к Курневу, Боговику и Сахарову.
Примерно тогда же главный тренер минчан, просмотрев в Стайках матч юношеского первенства “Хрустального мяча”, прилюдно похвалит младшего брата Прокопа Витьку (подававшего в юношах не меньшие надежды) и выскажет намерение скоро забрать и его. Но этим годом работы присутствие Мозера на мостике “Динамо” ограничится, а Виктор со временем печально спустит свои способности, а потом и жизнь, не вписав имени ни в историю, ни в статистику.
Александр же со следующего сезона станет самым результативным игроком средней линии, а потом и всей минской команды, выполняя при этом огромный объем работы. Феноменальное чувство позиции, читка игры, умение невероятным образом оказаться в нужную секунду в нужной точке штрафной партнеры подметят в нем очень скоро. Непредсказуемый для соперника, в большинстве случаев он принимал решение по наитию.
В первых сезонах Прокоп подсоблял партнерам отработкой и тонким подыгрышем, потом стал больше брать игру на себя — чтобы в малофеевский период стать одновременно мотором и мозгом игрового механизма кардинально обновленной команды. В эти годы его игра представляла собой чистое творчество. Когда не клеилось у нападающих, он становился палочкой-выручалочкой, бросая Курненину: “Я п-пошел” и оставляя фланг целиком на партнере. Впрочем, левый полузащитник Прокопенко никогда не играл по желобку, и появление на правом фланге атаки отнюдь не было ему заказано — он носился по горячим точкам поля, возникая то здесь, то там.
Но забежали вперед и мы. Следует особо отметить, что в начале своего минского пути новичок в быту не куролесил (эту роль нес на своих плечах Владимир Сахаров) — был таким почти образцовым молодым футболистом. Жил в общежитии, не забывал старых друзей. Его одногодок и товарищ по юношеской команде Яков Берлин вспоминает, как, отслужив армию, на обратном пути ностальгически завернул на центральный минский стадион — и вдруг попал в объятия Прокопа, который первым делом, как и в Бобруйске, потащил к себе “домой”. Много позже партнер по “Строителю” Виктор Попов, когда потребовалось везти сына в одну из минских клиник, а близких знакомых в столице не было, не без сомнений (столько лет прошло) набрал домашний номер Прокопа — и был радушно встречен, приглашен, и жил сколько надо.
С холостой жизнью Александр покончил на второй год пребывания в “Динамо”. С симпатичными близняшками Наташей и Соней он учился в бобруйском техникуме и выбрал первую. Очевидцы утверждают: это была красивая и скромная пара. Свадьбу играли в Бобруйске в доме Сашиных родителей. Из команды приехали Вячеслав Хрусталев и Валерий Семенов, свидетелем был Вася Тимофеев (не путать с однофамильцем из минского "Динамо") — Сашин одногодок и приятель детских лет. Сейчас Василий живет в Америке, как, собственно, и Наталья.
Когда минский зритель распробовал Прокопа, вакансии любимца публики больше не существовало. О нем рассказывают множество легенд, иные из которых трудно проверить на истинность. Говорят, Саша стесненно чувствовал себя у Олега Базилевича, внедрявшего запрограммированность командных действий, тогда как конек Прокопенко заключался в импровизации. В частности, киевский тренер органически не переносил “стеночек”, которые, по его мнению, являлись мельчившим игру излишеством, и требовал только средних и длинных передач. Прокопу же по манере игры надо было с кем-нибудь обстучаться, открыться, взять игру на себя.
И вот как-то раз в одном из матчей, когда Базилевич по своему обыкновению громко комментировал игру со скамейки (“Куда! Не тому!”), Прокоп, овладев мячом в центре поля, вдруг пошел не вперед, как предполагала ситуация, а поперек, обыграл по дороге троих и, наступив на мяч у бровки, громко спросил: “Б-базыль, кому?” По версии рассказывавшего, именно в тот момент киевский наставник минчан понял, что авторитет его в этой команде давно и безвозвратно потерян и надо сдавать дела.
Звездный час Прокопенко настал после прихода к рулю Эдуарда Малофеева. Требования к мобильности средней линии возросли, но стала приветствоваться нестандартность решений, и талант игрока засиял новыми гранями. Популярность левого полузащитника за пределами поля превысила все мыслимые пределы, появились поклонники и поклонницы, бесчисленные искусы — и Сашу понесло.
Начальник команды, администратор сбивались с ног, разыскивая то и дело исчезавшего игрока, с которым все время случались истории. Дружки были под стать — еще при Горянском наш герой в компании с экс- спартаковцем Игорем Григорьевым взяли за обыкновение после домашних матчей лететь на “Москвиче” в ночные рестораны Вильнюса (212 км по ночной дороге). Возвращались под утро, и тренеры усиленной парилкой и холодными окунаниями выгоняли остатки удовольствия из их разбитых тел.
Собственной машины, новенькой светлой “Волги”, Прокоп лишится в схожей ситуации, врезавшись в задний мост хлебного фургона в процессе веселого вояжа в Заславль. Автомобиль отогнали в гараж МВД, где его по выходным дням долго восстанавливал приезжавший из Бобруйска отец, завгар городской больницы.
Если кто-то ждет подробностей более поздних загулов Прокопа, должен разочаровать: о них известно немного. Он просто пропадал. Команда летит утренним рейсом на игру в Одессу — за Сашей в шесть утра специально заезжает Горбылев. Его встречает растерянная Наташа: вот только что стоял здесь и куда-то исчез... Другой раз отправляются поездом в Москву, откуда летят в африканское турне, Саша выскакивает из вагона купить минералки — в столицу прибывает одна сумка.
Исчезновение по обыкновению заканчивалось покаянным возвращением. Это был любимый командой спектакль. Когда тучи особенно сгущались, Прокоп отзывал кого-то из партнеров и, заикаясь больше обычного, просил: “Ты же з-знаешь, как я люблю футбол... Ну будет собрание, ты скажи, что д-давайте... самый п-последний раз...” Как было не сказать, футболист-то классный и человек хороший — говорили. И тренеры с суровыми лицами включались в игру, оговаривая условие, что на поле вину надо искупить. Прокоп искупал, свойственная в войну штрафбатам запредельность в действиях на чувстве вины (не одного левого хава это касалось) была одним из козырей минской команды.
Зато когда на него снисходило озарение, остановить Прокопа было невозможно. Это был футболист от Бога. Одна из легенд гласит, что Прокоп в одиночку обыграл в Куйбышеве отчаянно сражавшиеся “Крылья Советов”. Дело было осенью, “Крылышки” шли под вылет и, рассказывают, сумели договориться с кем надо на спасительные два очка. Припозднившийся Прокоп (которого, бывало, искали по три дня) о планах партнеров знать не мог. И самолично куйбышевцев похоронил, положив в ворота Лисенчука (это уже факт статистики) три мяча на 46, 54 и 77-й минутах.
Периодически Александра хватались спасать, воздействовали через супругу, вызывали маму. Втянули в эту борьбу курировавшего футбол зампреда белорусского Совмина Мицкевича. Игроку конспиративно, тайком от него самого, вшили противоалкогольную ампулу — не помогло. А потом поняли, что нет худа без добра, и приловчились эксплуатировать его врожденное и обостренное в подобных ситуациях чувство совести.
Особую роль в беде футболиста играли болельщики, которые не могли отказать себе в искушении посидеть за столиком с “самим Прокопом”. Болельщиков было много, а он один, причем настолько бесхарактерно добродушный, что зачастую боялся обидеть незнакомого человека отказом. Впрочем, что простые болелы, когда курировавшее команду высшее милицейское руководство иной раз в неформальной обстановке подходило к звезде с предложением: “Ну что, Сашок, по маленькой?”
Опытный физиолог высказал тренерам мысль, что попавшего в зависимость человека бесполезно держать, когда его потянуло — утолив эту тягу, он опять будет работать. И на его грехи закрывали глаза, зная, что на поле Прокоп не опустится ниже своей привычной планки. По сути, это была жестокая эксплуатация.
До поры у него были железное здоровье и потрясающая скоростная выносливость. На сдаче нормативов Саша почти всегда выигрывал в команде тяжелейшую дистанцию длинного спринта в 400 метров, а на трех километрах убегал от всех настолько далеко, что последнюю сотку преодолевал спиной вперед. Геннадий Абрамович (к слову, бобруйчанин), которого Прокопенко называл Батей (“Какой я тебе батя!” — возмущался тот, — “Ну, Г-геннадий Брониславович”, но один на один все равно обращался по-старому), вспоминает, как однажды на тренировку в зал приехали люди из института принимать отрезки в 15, 30, 60 и 400 метров. Завидев Абрамовича, Прокоп похвалился: “А-атец, три п-первых места из четырех выиграл. И это после п-поддачи!”
Другой раз, после очередного исчезновения, Прокоп возвращался на базу с помятым, черным лицом, виновато наблюдал за тренирующимися, а потом, указывая на Алексеенко (был в команде такой легионер), с детской непосредственностью воскликнул: “Ну я-то пил три дня, а он чего такой?”
К чести Прокопенко, он не тащил за собой готовых смотреть ему в рот молодых. Он вообще не втягивал в эти дела партнеров. Он просто исчезал.
“Чистый был парень”, — скажет о нем Леонид Гарай, которому больше чем кому бы то ни было доставалось за подвиги Прокопа. Тот имел компанию на стороне, угощая ее в каком-нибудь ресторане и рассказывая про свои успехи. Возможно, через это и самоутверждался, добирал свое вне пределов команды, где его постоянно воспитывали и шпыняли. Великий игрок, Александр никогда не ходил на организованные встречи с болельщиками — просил Гарая не брать его туда, где большая часть вопросов заведомо адресовалась бы ему, а он при волнении заикался до невозможности говорить. В ресторанной же компании, расслабившись, переставал замечать свой дефект, а может, вправду начинал заикаться реже.
Он был редкий, природный добряк. Массажист золотой команды Анатолий Усенко рассказывал, что, когда после матчей на базу в Стайки завозили семьи (была одно время такая традиция), кто-то лежал весь день пузом вверх, восстанавливая затраты, а Прокоп собирал детишек, гонял с ними мяч, что-то увлеченно показывал. Он сам всю жизнь оставался ребенком.
Его устроили учиться в ИФК, где Саша промучился добрый десяток лет. Неглупый, много читавший, с техникумом за плечами человек, наверное, просто вышел из возраста, когда учеба сама идет в голову. Его пытались страховать, договаривались с преподавателем, а он не выходил на остановку в назначенный час. “П-понимаешь... Наташка... — винился он потом, — столько не виделись...” Ему определяли другое время, он робко входил к экзаменатору и от волнения не отвечал на элементарное. “Вы в библиотеку записаны?” — спрашивал преподаватель, и Александр послушно брел на абонемент. Возвращался в аудиторию с книгой, экзаменатор уже не спрашивая по предмету, раскрывал зачетку: “Что поставить?” Согласившись на тройку, счастливый Прокоп вылетал из аудитории: “С-сдал!”
Неизвестно, как на него повлияла бы встряска с переменой клубной прописки и уровня ставившихся задач. Когда минская команда ковырялась в первой лиге, Прокопенко звали в “Спартак”. Нам не дано знать, как повернулась бы его судьба в руках железного Бескова, но в Минске на игрока поднажали и уговорили остаться. Его легко было уговорить.
Бесков вернется к его кандидатуре, подбирая команду на московскую Олимпиаду — Прокопенко окажется в ней единственным представителем минского “Динамо”. Сыграет в двух первых матчах, потом, рассказывают, сорвется — будет даже стоять вопрос о лишении его олимпийской бронзы. С медалью все обойдется, но шанс продолжить выступления в сборной Бескова он потеряет.
Его Олимпом и путем на Голгофу навсегда останется Белоруссия.

Народный футболист

Переминается Пеле в очереди за пивом, и никто не догадывается его пропустить. Тогда король обращается к стоящему перед ним мужику: “Подумать только, я, лучший футболист мира, стою в очереди!” Мужик, всматриваясь в лицо, морщит лоб: “Ты, что ли, Прокоп?”
Таков фольклор. Прокоп и народ — тема широкая и предельно противоречивая. Лучший из виденных мной снимков великого игрока был опубликован лет пять назад: слякотной осенью Саша с букетом цветов обнимает маленького еще Димку с поднятым на холодном ветру воротником. Они как-то пронзительно беззащитны и одиноки на обширном пространстве площади, на заднем плане которой теснится сдерживаемый милицией народ. Судя по антуражу, предлагаемый сегодня снимок принадлежит к тому же ряду и сделан всего несколькими секундами раньше — игрок находится между сынишкой и обожавшей его толпой. Этот выбор будет стоять перед Александром Прокопенко всю жизнь.
Димка сейчас американец — натерпевшаяся, но эффектная Наталья удачно вышла замуж. Женщины и ресурсы — по-прежнему то немногое, чем мы интересны для Запада, и с этим наш сильный пол, кажется, глубоко смирился. Вот еще бы только к этому списку футбол...
...Наверху считали, что к такому экземпляру, как Прокопенко, ими выбран единственно правильный подход. Благо административного ресурса хватало — команда была милицейской по статусу и правительственной по сути. Возвращавшегося из столицы бронзового призера московской Олимпиады встречали, оцепив милицией несколько станций. Задачей стояло перехватить Прокопенко с поезда и доставить в Стайки, где минское “Динамо” выдерживало карантин перед завершающим первый круг матчем с киевскими одноклубниками.
Прокопа встретили, привезли, отрядили на поле и сыграли 0:0, что было хорошим результатом. Распуская игроков по домам, Малофеев просил не расслабляться: вторая половина чемпионата открывалась через неделю ответным матчем в Киеве. Прокопенко ни на тренировки, ни на отъезд команды не явился. Наверное, проиграли бы и с ним, но 0:4 при разорванной в клочья Блохиным обороне требовали заклания. Пришедший на покаяние с женой, ребенком и медалью на шее Александр индульгенции не получил. Отчисление из команды сопроводили дисквалификацией.
До конца олимпийского года Прокоп жил без футбола. Видимо, что-то переосмыслил, потому что с начала весны самостоятельно бегал кроссы, где-то тренировался. В канун первого матча чемпионата на страницах “Физкультурника Белоруссии” появилось покаянное письмо. Его вернули.
И в который раз пресловутое чувство вины принесло клубу дивиденды. Матч в Тбилиси минчане сенсационно выиграли за счет гола Прокопенко на 89-й минуте. Следом был повержен на “Раздане” ереванский “Арарат” — здесь снова отличился Прокоп (4-я минута). Закавказский выезд всегда считался “мертвым”, а тут четыре очка из четырех! Третий тур минчане играют в Ленинграде — счет на 3-й минуте открывает сами понимаете кто... И хотя Казаченок спасает для “Зенита” очко, старт невероятен, и обязаны им болельщики в первую голову прощенному возвращенцу.
Правда, дальше по ходу чемпионата притормозили и Прокоп, и команда, но следующий сезон, 1982 года, стал для минчан золотым.
Прокоп оставался собой как на поле, так и за его пределами. Любой восторженный поклонник мог запросто записать его в кореша. Говорят, его дозу горькой с ним пытался делить даже тренер, но герою важен был не процесс как таковой. Порой, устав от всех и вся, он уезжал к теще в далекие Левковичи, где его не могли достать гараи, малофеевы, партбонзы, милицейские генералы, где не было турнирных очков и чувства долга, а были строившие коровник шабашники, с которыми Прокоп самозабвенно гонял мяч по деревенскому полю, а потом под их самогон и нехитрое варево рассказывал оторопевшим мужикам свои истории. Может, это и была настоящая жизнь на фоне сумасшедшей усталости и превентивной виновности, в которые он возвращался, надевая мгновенно тяжелевшую от пота майку с литерой “Д”. Он снова превращался в безотказную машину для забивания голов и удобного партнерам доставления мяча в штрафную площадь.
Мог ли кто подумать, что за золотой вершиной таится бездна и 13-й тур чемпионата-83 станет для Прокопенко прощальным? 16 июня в матче против донецкого “Шахтера” он последний раз в жизни облачится в цвета минского “Динамо”. Надежд на то, что полузащитник изменит поведение в быту, не было, к тому же заклинило с голами, а молодежь подпирала — и Эдуард Малофеев принял решение окончательно указать 29-летнему игроку на дверь. Через два месяца тренер уедет в Москву, команда удивительным финишным спуртом выйдет на третье место, но отчисленному Прокопенко бронзовая медаль по понятным причинам не достанется.
Дальше начнется страшный период. Известный футбольный специалист, оценивая Прокопа, как-то сказал, что по манере игры тот всегда был третьим, при развитии атаки набирая скорость параллельным курсом, не боясь сработать вхолостую и с ходу включаясь в комбинацию партнеров вариантом предложения себя. К сожалению, третьим он был и за пределами футбольного поля. В конце следующего, 1984 года Александра с его согласия поместят в Мозырский ЛТП. Откуда он еще раз поведет борьбу за возвращение в большой футбол, тем более что сменивший Малофеева Вениамин Арзамасцев будет испытывать трудности с комплектованием средней линии, и Саше обрисуют вполне конкретные перспективы.
За проволокой лечебно-трудового учреждения великий футболист проведет год. Метафора судьбы: местом трудотерапии Прокопу определят цех, где делали цепи. Относиться к нему будут хорошо, дадут возможность по нескольку часов в день возиться с мячом и даже поигрывать в “двусторонках”. Но при встрече с приехавшим Гараем главврач прямо сказал: “Забирайте парня, если не хотите его окончательно потерять”. Зимой 85-го Прокопенко вернут свободу.
Возвращению в “Динамо”, если верить истинности намерений руководства команды, воспротивились ЦК партии и возглавлявший “Динамо” генерал. Право пребывания в главной команде республики надо было сначала заслужить.
Прокопенко пошел к Геннадию Абрамовичу, с домашнего телефона которого они обзванивали команды второй лиги, подыскивая Саше промежуточный вариант. Это заняло несколько дней. Каждый день в 8 утра Прокоп приходил к подъезду дома, в котором жил Абрамович, и терпеливо ждал, когда выйдет кто-нибудь из жильцов — не мог запомнить код замка. Потом Геннадий Брониславович накручивал диск и вел разговор. Прокоп стоял рядом, и когда доходило до его слова, односложно говорил в трубку: “Ха-ачу и-играть”. Отказались гродненский “Химик” и брестское “Динамо”, согласием ответил лишь могилевский “Днепр”.
Во время предсезонки Валерий Стрельцов говорил, что Прокоп работает с полной отдачей и, глядя на него, пашет вся команда — уже только для этого он готов такого футболиста держать. На спарринге в Стайках Прокоп забил два гола в ворота минского “Динамо”, потом Арзамасцеву с Гараем довелось посмотреть контрольный матч “Днепра” в Сочи — в непролазной грязи Прокоп разбирался с соперниками и мячом, как на паркете, забил три гола и принес могилевчанам победу. По возвращении в Минск тренеры опять пошли по инстанциям: мол, Прокопенко в форме и нужен “Динамо”. Но последовало категорическое “нет”. Саше сказали, что это техническая затяжка, формальности, надо еще побыть в “Днепре”, но он понял все. Сыграв в составе 15 игр, Прокопенко из команды пропал, а через какое-то время жена молча сдала форму.
Последним его форпостом станет “Нефтчи”, в котором Прокоп проведет пять матчей в начале сезона-87, успев забить “Спартаку” и выйти против минского “Динамо”. Увы, бакинские болельщики были не менее компанейскими. Работавший с "Нефтчи" Севидов нянчиться с минским изгоем не стал.
От этого удара футболист уже не оправился.
Повторно попав в Мозырский ЛТП, в январе 1989 года, за два месяца до смерти, Александр напишет сыну: "Ты уже большой и все понимаешь. Что бы ни случилось, знай: отец у тебя был и есть. Он никогда не был плохим человеком. Ты растешь и должен быть другим. Лучше, чем я. А люди в большинстве своем — подонки".
Это последнее резануло, как ножом: сколько же пришлось ему, добрейшему от природы существу, пережить, чтобы прийти к столь страшному выводу. Ему, вчерашнему кумиру, многие уже не подавали при встрече руки. А может, он подразумевал под этим совсем другое?
Еще в одном письме домой находим такие строки: "...Знаю, что совесть не позволит мне что-нибудь с собой сделать. Я ведь не убийца".
Он будто убеждал, отговаривал себя.
Судьба все сделала за него сама.
В роковой день 29 марта 1989 года Александр словно предчувствовал торжественность момента — видевшие его утром люди запомнили, что он был одет с иголочки: белая рубашка и кожаный финский плащ, какой ведущим игрокам посодействовали когда-то через базу (несколько дней спустя Наталья теребила администратора команды: “Михалыч, у него был плащ, вы его найдите...”). Как-то читая воспоминания о Пушкине, я натолкнулся на фразу, которую поэт твердил после дуэли: “Надо навести дома порядок”.
В то утро Саша был трезв и говорил, что все теперь пойдет по-другому.
Вечером в ресторане гостиницы “Минск” администратор минского “Динамо” Леонид Василевский кормил судей Барышникова, Малярова и Кулиева, прибывших обслуживать завтрашний матч с “Памиром”. Посетителей было немного, и возникновение элегантно одетого Прокопенко не могло остаться незамеченным. Прошли времена, когда музыканты играли при его появлении туш, но всем по-прежнему хотелось угостить знаменитость. Он, по обыкновению никого не обижая, переходил от столика к столику. Потом вышел из зала, направившись в сторону туалетов и гардероба. Через минуту в зал вбежала испуганная официантка: “Прокопенко плохо!” Сотрудники и посетители окружили лежащего на полу Сашу плотным кольцом, в ожидании врачей кто-то делал искусственное дыхание, не будучи уверенным в его целесообразности. Прибывшей бригаде “скорой помощи” осталось констатировать смерть и накрыть тело простыней. Все произошло между 21 и 22 часами.
По сей день существуют две версии причины гибели футболиста (и, поговаривают, два медицинских заключения). Согласно первой, смерть наступила в результате асфиксии, как медики зовут удушение, — именно такой вариант получил широкую огласку. В этом случае для спасения требовалось просто выколотить из пострадавшего застрявший в горле кусок мяса или сделать трахеотомию (по-простому, прокол). По второй версии у Прокопенко не выдержало сердце.
Впрочем, это уже не имело значения. Истинная причина вряд ли лежала в области физиологии. Когда рыбу выбрасывают на берег, она гибнет — то же случилось и с Александром Прокопенко. Рожденный жить только в игре, он не имел роли и места в послефутбольной жизни.
После смерти мытарства великого футболиста не закончились. Родные решат хоронить Александра в Бобруйске, и это потребует дополнительных организационных хлопот. На звонок в Бобруйский спорткомитет по вопросу доставки тела из минского морга неизвестный на том конце провода ответит тирадой, заставившей Александра Горбылева, всякое видавшего старого офицера НКВД, остолбенеть: “Кто получил за него заслуженного тренера, тот пусть и забирает”. Великому и беспутному сыну Бобруйска, провожать которого вышло все мужское население города, не нашлось двух метров на закрывавшемся ввиду переполненности городском кладбище, место на котором требовалось “пробивать”.
Упокоение его мятущаяся душа нашла на тихом погосте родительской деревни Токари, добраться до которого можно по жутким колдобинам гравийки, съехав на десятом километре минской трассы.
По крайней мере здесь его не найдут случайные друзья.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс авг 03, 2008 12:34, всего редактировалось 3 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
vik
Reserves
Reserves
Сообщения: 125
Зарегистрирован: Пт янв 27, 2006 22:09
Откуда: Белоозёрск

Сообщение vik » Вт ноя 20, 2007 12:40

Papa, вот за Прокопа, отдельное СПАСИБО. Как специально, вчера по белорусскому ТВ показывали передачу про «золотую» команду. И легендарный «каблук» Прокопа киевлянам показали :) Чёрно-белые съёмки ещё. Про Прокопа – все, кого показали, только лучшие слова. Показали Гарая, Малофеева, Пудышева, Вергеенко, Румбутиса, Боровского, Зыгмантовича, да всю команду вспомнили. Жаль не знал и видел не с начала ;( Может когда повторят…
Мне хоть и не было тогда и девяти, но я помню какой эффект у болельщиков был. Мужики как наэлектрилизованные ходили. Рассказывают в Минске после игры всех со стадиона «Динамо» выпустили в город под охраной милиции, образовав спонтанный парад победы.
А упомянутый козырёк нынче в аварийном состоянии и как бы на ремонте (затяжном таком). Хотя на игре с итальянцами там наблюдались отчаянные болелы
:wink:

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс ноя 25, 2007 01:14

Билич

Билич Славен - главный тренер сборной Хорватии, молодой и экспрессивный наставник, в прошлом легендарный защитник и бронзовый призёр ЧМ-98, человек, благодаря команде которого сборная России едет на Евро-2008.

Решение о назначении 37-летнего Славена Билича на пост главного тренера сборной было принято 25 июля 2006 года в результате закрытого голосования на заседании Исполнительного комитета Футбольной федерации Хорватии (ФФХ). Президент ФФХ Влатко Маркович заявил, что бывший защитник сборной заслужил это право.


Тренерская карьера

Билич начал свою тренерскую карьеру в сезоне 2002/03 в "Сплите", где когда-то проложил путь в большой футбол. После семи лет скитаний по Европе он вернулся в столичный клуб, а летом 2004 года возглавил молодежную сборную Хорватии. Его подопечные заняли первое место в своей отборочной группе в квалификации ЧЕ-2006, но в стыковых поединках уступили Сербии и Черногории.

Проблемы со спиной

Билич не смог наблюдать за этим противостоянием воочию, так как находился в госпитале, где ему оперировали спину. Билич сделал себе имя в "Сплите", откуда перед сезоном 1993/94 перешел в "Карлсруэ". В январе 1996 года за 2,3 млн. евро его купил "Вест Хэм". В том же году он в составе национальной сборной принял участие в финальной стадии ЧЕ-96.

Бронзовые медали

В марте 1997 года "Эвертон" предложил за Билича 6,6 млн. евро, но хорват покинул лондонский клуб, едва обеспечив "синим" прописку в премьер-лиге. Пик карьеры Билича пришелся на 1998 год, когда он помог хорватам завоевать бронзовые медали на чемпионате мира во Франции. В активе Билича три мяча в 44 матчах за сборную Хорватии. В ходе сезона 1999/2000 он вернулся в родной "Хайдук". Билич известен тем, что играет на гитаре в группе Rawbau.
_______________________________________________________________________

О работе со сборной Хорватии

Я хотел бы быть клубным тренером. Тренировать сборную своей страны – огромная честь и ответственность и, скорее всего, наивысшее достижение в моей тренерской карьере. Но, несмотря на это, я хотел бы тренировать клубную команду. Работая в клубе, у тренера гораздо больше возможностей для реализации своих идей и наработок, более тесный контакт с игроками. Подготовка к матчам занимает больше времени, а самое главное, что самих матчей играется больше. Работать с национальной командой сложнее – игроки появляются в распоряжении тренера в лучшем случае за пять дней до матча. Когда тренируешь сборную, в первую очередь необходимо отобрать нужных футболистов и составить план на игру. Игроки должны быть проинформированы о том, что от них требуется и перед ними должны быть поставлены четкие цели. А главное, я должен им продемонстрировать, что я сам верю в достижение этих целей. Они непременно должны понимать, что в сборной нет времени на поиски и импровизацию. Поначалу это тяжело, но затем, когда требования тренера доходят до всех, мы лишь повторяем то, что уже отработали ранее.

О подготовке к матчу

Я люблю заниматься со своими футболистами тем, что мне нравилось, когда я сам был игроком. Я лишь слегка модифицировал то, чему успел научиться. Я никогда не любил долгих накачек перед игрой, так что мы обычно собираемся один раз в течение дня перед матчем и обсуждаем план на игру. Мы анализируем игру наших противников за два дня до матча. По моему убеждению, это лучший способ держать футболистов в тонусе и определенном напряжении, лишь перед самой игрой детально объясняя им, что конкретно от них требуется в предстоящем матче.

О тактике и расстановке

Если это возможно, я предпочитаю чтобы моя команда защищалась и атаковала максимальным количеством игроков. Под расстановкой я подразумеваю движение десяти полевых игроков вдоль и поперек футбольного поля. Если мы играем против равного соперника, то сзади используем четырех защитников в линию. По ходу игры мы легко можем перестроиться из расстановки 4-4-2 в 4-3-3 или 4-5-1. Расположение игроков на поле определяет уровень имеющихся футболистов. Если в твоем распоряжении собраны классные исполнители, схема 4-4-2 идеальна как для наступательных, так и для оборонительных действий.

О тренерском штабе

Я сам отбирал людей, которые должны были помогать мне в сборной. Когда я заключал контракт, это было моим единственным условием. Если бы его не приняли, ни за что бы не согласился на эту работу. Мы все – команда единомышленников, но когда я набирал людей в тренерский штаб, то не руководствовался исключительно дружескими отношениями. Я брал их из-за их профессионализма и высокого класса. Асанович, Просинечки, Юрчевич, Мрмич – все они полны энтузиазма и желания работать. Я думаю, что наши взгляды на футбол совпадают примерно на 90 процентов, но при этом мы строим отношения исключительно на взаимном доверии. Если они в чем-то несогласны со мной, они тут же мне об этом скажут.

О психологическом давлении

По моему глубокому убеждению, психологическое давление обязательно для игроков, так как только испытывая определенный прессинг, человек может показать максимум своих возможностей. Давление, если оно оказывается в разумных пределах, может толкнуть футболистов на настоящие подвиги. Если же оно негативно, оно никогда не скажется на игре положительно. Поскольку мы привыкли исповедовать атакующий футбол, психологический прессинг мотивирует игроков, помогая при атакующих действиях.

Об авторитете

Как тренер, я стараюсь не зацикливаться исключительно на тактике. Работа тренера – как мозаика, состоящая из разных сегментов. Я стремлюсь быть успешным во всех аспектах тренерской деятельности, будучи одновременно и психологом, и вдохновителем и критиком. Вопрос авторитета был очень важен для меня, так как я стал тренировать команду, многие игроки которой еще недавно были моими партнерами по сборной. На мой взгляд, у футбольного тренера есть два способа добиться авторитета – либо быть диктатором, либо показывать игрокам свою компетентность во всех вопросах касающихся игры. Я предпочитаю второе.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:06, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн ноя 26, 2007 23:09

Уильям Ральф «Дикси» Дин — один из самых легендарных форвардов в истории. Ряд его достижений — 60 голов за один чемпионат, 37 хет-триков за карьеру — поражают воображение. Какие-то они инопланетные, эти цифры. С трудом верится, что на такое был способен обычный английский парень.


Мерсисайдская история

...5 мая 1928 года. Стадион «Эвертона» — Гудисон-парк. Хозяева встречаются с «Арсеналом». Они уже выиграли чемпионское звание. Но на трибунах небывалый ажиотаж — 60 тысяч болельщиков сгрудились на 48-тысячной арене задолго до начала игры и возбужденно гудят. Обсуждается один-единственный вопрос: сможет ли их любимец «Дикси» побить рекорд результативности Джорджа Кэмселла? Кэмселл забил, играя за «Мидлсбро», годом ранее 59 голов. То было во втором дивизионе. Но в Англии это не имеет значения — всех интересует абсолютный рекорд, вне зависимости от разряда.

Итак, у «Дикси» Дина перед заключительным туром 57 голов, которые он забил за 38 выходов на поле (еще в трех матчах он участия не принимал). Следовательно, нужен хет-трик. События с самого начала развиваются стремительно. Не прошло и двух минут, как «Арсенал» открывает счет. Но не успевает пройти еще одной минуты, как мяч оказывается в противоположных воротах: это Дин реализует угловой, поданный его партнером Критчли. Вскоре защитники валят его в штрафной площади — пенальти. «Дикси» вколачивает его в сетку — и на трибунах буйное умопомешательство: с начала игры прошло каких-то десять минут, а суперзабивала выполнил уже две трети от необходимой задачи. Весь матч, можно сказать, впереди: уж один-то мяч он забьет. Но проходит полтайма, тайм, подходит к концу второй, а цель никак не покоряется. Дело неожиданно застопорилось. Неужели Дин так и не воспользуется историческим шансом?

На 82-й минуте «Эвертон» получает право на угловой. Алек Труп, с подач которого Дин забил добрую половину своих голов, идет подавать. Он собран как никогда. Предельно сконцентрирован и «Дикси»: он замер где-то на входе в штрафную площадь, собравшись рвануться как пружина одновременно с касанием мяча Трупом. Так и выходит: мяч и голова форварда находят друг друга в воздухе, защитники «Арсенала» лишь сторонние наблюдатели, и снаряд вонзается в сетку. Говорят, что ликование людей в тот момент достигло такого предела, что рев, усиленный близлежащей рекой Мерси, был слышен за многие и многие мили от Гудисона. Он доходил до города Эйнтри, находящегося на почтительном расстоянии от Ливерпуля. В это можно верить или не верить, но такую вот «мерсисайдскую историю» рассказывают старожилы.



Кома

Годы после окончания Первой мировой складывались для «Эвертона» неудачно. Ни на какие награды команда не претендовала, хотя пресса писала о ней одобрительно — как о коллективе, играющем в развлекательный футбол. Особенно развлекали публику номера крайнего нападающего Сэма Чеджзоя, мастера дриблинга Бобби Ирвайна и специалиста по ударам через себя Дикки Даунза, которого в Англии считают изобретателем «скользящего подката». Вносил свою лепту в зрелище и центральный хавбек Нил Макбрэйн, прославившийся тем, что много позже, в 1947 году, установил возрастной рекорд чемпионатов Англии (он держится до сих пор). Будучи тренером «Нью-Брайтона», команды третьего дивизиона, Макбрэйн однажды оказался без вратаря и сам решил встать в «раму». Было ему тогда 52 года и 4 месяца, и пропустил он три сухих мяча—надо полагать, «всего» три.

Но вернемся к главной линии повествования. В 1925 году в «Эвертоне» наступили перемены. Президент клуба Уильям Кафф попросил своего секретаря Тома Макинтоша купить у «Тран мер Роверс» 18-летнего центрального нападающего Уильяма Ральфа Дина. Контракт на сумму 3 тысячи фунтов был заключен 16 марта. «Эвертон» выиграл «аукцион» у других элитных клубов, желавших его приобрести.

Карьера юноши чуть не закончилась, едва начавшись. 10 июня 1926 года он попал в серьезнейшую мотоциклетную аварию. Его голова была повреждена настолько, что врачи не решались гарантировать жизнь. 36 часа Дин провел в бессознательном состоянии, но, выйдя из комы, пошел на поправку такими темпами, что врачи только диву давались.

Известно много случаев, когда человек, побывавший более или менее длительное время в коме, возвращается в «этот» мир с какими-нибудь необычными способностями. Вполне возможно, что нечто подобное произошло и с «Дикси». Он, конечно, и до аварии был наделен голевым инстинктом: в первом сезоне за «Эвертон» забил 33 гола в чемпионате и Кубке.

Но после аварии началось что-то совершенно невообразимое. Он отсутствовал четыре месяца, а когда впервые вышел на поле в октябре 1926-го — это было в матче резервных команд «Эвертона» и «Хаддерсфилда» — все отметили его особую заряженность на удар, которая наиболее ярко проявлялась в воздушных единоборствах. Та самая голова, которую только недавно врачи склеивали по частям, теперь не оставляла спасения ни для кого из соперников! «Хаддерсфилд» был первым, кому досталось от головы Дина в его «новой жизни».



60 голов и 37 мегатриков

Чемпионский титул 1928 года Дин добыл для «Эвертона» практически в одиночку. На его долю пришлось больше половины голов команды — 60 из 102. Рекорд на вечные времена. Не знаю, какие перемены должны произойти в футболе, чтобы кто-то был в состоянии его побить. В нынешних реалиях это абсолютно невозможно.

И не надо пытаться девальвировать это достижение. Во все времена забивать голы было занятием непростым. Сами англичане называют «Дикси» величайшим нападающим, когда-либо появлявшимся в национальном футболе. А уж они знают, о чем говорят. И играй Дин сейчас, он зарабатывал бы как минимум не меньше Рауля или Батистуты. Это опять же они говорят с полной уверенностью.

Если обратиться к истории, то за все времена во всех чемпионатах только двое игроков забили за один сезон больше: Арчибальд Старк отличился в сезоне 24/25 в чемпионате США 67 раз, Ференц Деак в сезоне 45/46 в чемпионате Венгрии 66 раз. Но при всем уважении к этим фантастическим показателям, достижение Дина весомее, потому что ему пришлось иметь дело с гораздо более сильными соперниками. Те же 60 голов, что и Дин, забил в 1975 году в Аргентине Эктор Скотта. Но он набрал эту сумму за два независимых чемпионата, состоявшихся в течение года («Метрополитано» и «Насьональ») и провел очень много игр — 57.

Чтобы усилить эффект, приведу количество мячей, забитых Ди ном в сезоне 27/28 во всех официальных матчах, включая кубковые и за сборную, — 82. Впечатляет, не правда ли? Вместе с товарищескими и благотворительными матчами это количество переваливает за сотню. 37 раз за свою футбольную карьеру Дин забивал в чемпионате и Кубках по три и более мяча (вместо слова «хет-трик» здесь употреблено более верное понятие «ме-гатрик», объединяющее «трюки» разной величины). Перед таким достижением тоже стоит снять шляпу!



На пару с Трупом

У «космических» достижений Дина были вполне земные предпосылки. Его почти невозможно было переиграть в воздухе. Многие в Англии считают, что никто и никогда не играл головой так сильно, как «Дикси». Причем он в совершенстве бил как на силу, так и на аккуратность, в зависимости от обстоятельств. Под стать голове у него были и ноги: обе работали весьма эффективно. Из 60 рекордных голов он ровно 40 забил «снизу» и 20 — «сверху». Дин отличался очень «правильным» поведением, никогда не растрачивал эмоции на споры с судьями, много шутил, благодаря чему психологический климат в команде всегда был на высоте. Он был не только формальным лидером команды (капитаном), но и моральным тоже.

У «Дикси» были хорошие помощники. Второй по калибру звездой «Эвертона» считался Алек Труп, который блестяще ассистировал ему и был автором огромного количества голевых передач. Можно отметить также Теда Критчли, крайнего форварда, и Уорни Крессуэлла, который, будучи стоппером, играл в нехарактерной для того времени манере — отбирал мячи с помощью элегантной техники, а не грубых и бесхитростных подкатов — и начинал созидательные маневры.

Но, имея группу сильных футболистов, команда отличалась редкой нестабильностью. На следующий после чемпионского сезон «Эвертон» пришел к финишу пятым с конца, а еще спустя год, в 1930-м, замкнул таблицу и вылетел во вторую лигу. Однако подъем оказался еще более крутым: в 1931 -м синие выиграли чемпионат во второй лиге, в 1932-м с ходу взяли золото в первой, а в 1933-м выиграли Кубок. Дин, соответственно, выиграл соревнование бомбардиров и в сезоне.

30/31 (39 мячей, показав серию из 12 результативных матчей подряд), и в сезоне 31/32 (45 мячей).

В кубковом финале, в котором «Эвертон» обыграл «Манчестер Сити» 3:0, на счету Дина второй гол. Это был один из самых памятных голов как в карьере форварда, так и в истории соревнования. Клифф Бриттон получил мяч из аута, финтом прошел на фланге защитника и выполнил навес, который, как казалось, был совершенно недостижим для адресата. Но только не для «Дикси» Дина. Мяч, перелетевший через вратаря, Дин ухитрился достать затылком, причем чуть не ударившись в полете со всего размаху о штангу. И от его затылка снаряд пересек линию ворот.

Это был первый финал, в котором на спинах игроков появились номера. Тогда еще не додумались до самого простого решения, и выдали «Эвертону» номера с 1 -го по 11 -и, а МС — с 12-го по 22-й. Дин получил, как и положено центрфорварду, «девятку». Кстати, поскольку цвета обоих клубов совпадали (синие), им предоставили в распоряжение по комплекту белой и красной формы. «Сити» выиграл по жребию право выбора цвета и выбрал красный. Дину и его компании достался белый.

Если говорить о кубковых матчах «Эвертона» того времени, то глубокий след в истории оставил еще один — против «Сандерленда» на Гудисоне в январе 1935 года. Это был четвертый раунд. Синие победили 6:4 благодаря двум голам Гелдарда в конце добавочного времени. Говорят, это был триллер покруче знаменитого кубкового дерби «Эвертон» — «Ливерпуль» 1991 года, которое принесло ничью 4:4. Но самое удивительное, чем был характерен вышеупомянутый триллер, заключалось в том, что Дин не забил ни одного гола. Из шести! Ни единого! 56 тысяч болельщиков долго поражались такому факту.



Ненавистное прозвище

Подобно Пеле, которому в детстве и юности не нравилось его прозвище. Дин до смерти не любил, когда его называли «Дикси». Он предпочитал, чтобы его называли по имени — Уильям или Билл. Но неприятное прозвище прицепилось так, что «оторвать» его было уже невозможно. Им его наградили товарищи по «Эвертону». «Дикси» в их понимании было типичное имя негра-раба на плантациях американского Юга, а Дин походил на негра своей шевелюрой — очень черной и очень курчавой.

Его манера игры была очень отважной он без тормозов лез в любое единоборство. От этого часто получал травмы, и от этого его карьера в «Эвертоне» получилась не такой длинной, какой могла бы быть. Ему исполнился только 31 год, когда он уже был отработанным материалом. Появление молодого и талантливого центрфорварда Томми Лоутона ускорило его списание в низшие разряды, где опять же поиграл недолго.

Фигура Дина возвышается в истории «Эвертона» над другими популярными нападающими, которые пришли в клуб после него— и Лоутоном, и Гари Линекером. Это были тоже выдающиеся мастера, но они не добились столь потрясающих результатов. 377 голов, забитых за синих в 431 официальном матче (в том числе 349 голов в 399 матчах чемпионата), —еще один рекорд Дина, который он подарил «Эвертону» и на который невероятно трудно посягнуть.

Если бы у Дина спросили, где бы он хотел умереть, вряд ли бы он ответил: «На Гудисон-парке». Но судьба распорядилась именно так. В марте 1980 года Дин, уже четыре года как лишенный в результате ампутации правой ноги, скончался прямо во время ливерпульского дерби, где был почетным гостем. Свои рекорды он забрал с собой в могилу. Хотя не все: Ян Раш более чем через полвека после него побил его рекорд по числу голов в этих самых дерби (19). А рекорд Англии по числу голов в чемпионате (считая все дивизионы), который он отобрал в 1936 году у Стива Блумера (352), позже перешел к Артуру Роули (434)
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:13, всего редактировалось 3 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
vik
Reserves
Reserves
Сообщения: 125
Зарегистрирован: Пт янв 27, 2006 22:09
Откуда: Белоозёрск

Сообщение vik » Сб дек 01, 2007 21:56

Лев Яшин — парень из народа

«Вы еще не знаете, что такое Яшин, вы его еще не оценили, а, Яшин, это как самая дорогая картина в музее Прадо — не имеет цены!» — эти слова легендарный Сантьяго Бернабеу произнес, протягивая Яшину пустой чековый лист, с предложением вписать в него любую, абсолютно любую сумму. Однако Яшин отказался. Для него деньги не были главной целью. Почет, честь, Родина — вот, что для него составляло смысл жизни.

«Чувство, которое испытываешь, когда надеваешь майку с надписью «СССР» невозможно выразить словами. Радость, гордость за то, что именно тебе ее доверили, именно ты защищаешь честь своей Родины».

Яшин был для советских людей идолом, символом мужества, духа. Однако сам он был простым советским пареньком, выросшем в семье рабочего и любившем в свободное время погонять во дворе мяч.

Лев Иванович родился 22 октября 1929 года в Москве. В двенадцати летнем возрасте вместе с семьей, в связи с началом войны, отправился в эвакуацию под Ульяновск. Там, окончив пять классов, устроился работать на самолетостроительный завод в Тушино, выучился на Фрезеровщика. Через три года вернулся в Москву, продолжал работать на заводе. Всё свободное время посвящал футболу.

Вскоре, изнурительная работа на заводе дала о себе знать; у Яшина произошел душевный срыв, он бросил работу, ушел в армию, там на него обратил внимание один из тренеров «Динамо» и пригласил в команду. Однако первые шаги в большом футболе не добавляли ему оптимизма. Весной 1949 года в товарищеском матче с «Трактором» Лев Иванович пропустил мяч от вратаря соперников. В 1950 году выйдя на замену в игре со «Спартаком», столкнулся со своим защитником, что позволило нападающему «Спартака» сравнять счет. В 1953, появившись на поле в игре с тбилисским «Динамо», пропустил за тайм 3 гола.

Яшин сильно переживал. Он решил бросить футбол и уйти в хоккей. И надо сказать, хоккейные тренеры из того же «Динамо», буквально умоляли его прийти к ним в команду.

Но тут Хомич получил травму и Яшину был, наконец-то, предоставлен шанс по-настоящему проявить себя. И он воспользовался им с блеском.

Переполненные стадионы, не только в России, но и за рубежом рукоплескали Яшину, он стал по истине всенародным любимцем. Его вклад в развитие нашего футбола, да и вообще вратарского искусства, невозможно оценить. С Яшиным связаны лучшие достижения советского и российского футбола. Впервые на международной арене Яшин блеснул на олимпиаде в Мельбурне в 1958 году. Советская команда завоевала тогда золотые олимпийские медали. В 1960 году выступление Яшина на кубке Европы очаровало весь мир, ему дали прозвище «черный паук» — в Южной Америке, «черная пантера» — в Европе, за его подвижность и акробатические прыжки. За свою карьеру Лев Иванович отбил более 150 пенальти. Итальянец Маццола, не забив ему пенальти, сказал, что, подойдя к точке, он чувствовал себя обреченным, и он не был исключением. Яшина стали бояться. Его блистательные броски изумляли всех поклонников футбола.

В 1966 году на Чемпионате Мира в Англии Яшин был настоящим лидером и вдохновителем своей команды. Во главе с голкипером советская дружина казалась непобедимой. Она громила, всех и вся, на своем пути. Однако в полуфинале мы уступили Германии, уступили несправедливо, нечестно. И детская обида на итальянского судью, сказалась отвратительной фамилией Лабелло. Однако Яшин уезжал с турнира с твердой надеждой, что через 4 года мы будем первые…

Однако его надеждам не суждено сбыться, он больше не будет защищать ворота советской команды. Нет, он приедет на Чемпионат Мира 1970 года, но только в качестве запасного. И с тех пор, чемпионат в Англии остается лучшим за всю историю нашего футбола.

Похожая ситуация сложилась и в московском «Динамо». За время выступления Яшина, эта команда пять раз становилась чемпионом Советского Союза (1954, 1955, 1957, 1959, 1963) и трижды выигрывала кубок СССР. После ухода Яшина из футбола «Динамо» ни разу не стало чемпионом.

В 1963 году Яшин сыграл в памятном всем матче сборной мира против сборной Англии, посвященном столетию футбола. Яшин отстоял на ноль, отведенный ему тайм, и привел в восхищение всех болельщиков, в том числе и Английскую королеву, которая лично выразила ему благодарность за игру. В том же году Яшин стал первым вратарем, удостоенным «Золотого мяча».

Лев Иванович прощался с футболом в 1971 году, сборная СССР встречалась со сборной мира. На этом матче собралось более 103 тыс. болельщиков. В команде сборной мира играли такие выдающиеся личности как: Бобби Чарльтон, Герд Мюллер, Эйсебио. Яшин отстоял, все положенные 90 минут, не пропустив мяча, он ушел непобежденным. В своем прощальном слове он просто сказал: «Спасибо, народ».

Мало кто знает, что через три месяца в Италии пройдет еще один матч, в прощание с Яшиным, ветеранов Италии и сборной Мира. Двух матчей не удостаивался никто.

Яшин — простой парень из народа, добился своей цели, сбылась его мечта. Он произвел настоящую революцию в большом футболе, он изменил понимание вратарской игры: он первым стал перехватывать навесные мячи, он первым стал выбрасывать мяч рукой, он первым стал играть, выходя далеко из ворот, практически как полевой игрок. Яшин добился всего этого благодаря нечеловеческому трудолюбию, усердию, желанию, ну и конечно, таланту.

Возможно, мы еще не осознали ту потерю, которую понес наш футбол. Все советские и российские наивысшие достижения, абсолютно на всех международных турнирах, связаны с карьерой Яшина.

После ухода из футбола его одолевали тяжелые болезни, и в начале 1990 года он скончался, после осложнений от операции. В 2000 году ФИФА назвала Яшина лучшим вратарем XX века.

Автор: Борис Поморцев
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
vik
Reserves
Reserves
Сообщения: 125
Зарегистрирован: Пт янв 27, 2006 22:09
Откуда: Белоозёрск

Сообщение vik » Вс дек 02, 2007 14:17

Гарринча, судьба человека

Маноэль Франсиско душ Сантуш - величайший игрок всех времен и народов, кумир миллионов болельщиков в 50-ых, 60-ых годах и нищий, всеми забытый человек, доживающий остатки своей жизни в жалкой лачуге с единственным другом - бутылкой спиртного. Кажется, что может объединять этих людей? Что может быть общего у гениального, талантливого спортсмена и всеми брошенного, забытого "безбожного" человека?

Оказалось, что эти две, взаимоисключающие личности, объединены в одном человеке. Знакомому всеми миру по прозвищу Гарринча. Название моей статьи, судьба человека, наверное, как нельзя лучше, подходит к повествованию о Гарринче. Нельзя сказать, что его жизнь была лишь трагедией, в ней, безусловно, были и яркие взлеты, но уж очень она была противоречива и непонятна.

Маноэль душ Сантуш родился 23 марта 1933 года в пригороде Рио-де-Жанейро, поселке Пау-Гранде. В детстве, как и все бразильские мальчишки, с утра и до позднего вечера гонял мяч по двору. В Бразилии вообще совершенно особое отношение к футболу. В основном это связано с тем, что бразильские дети вследствие суровых условий жизни рано созревают, рано формируются и духовно, и физически. С 7-8 лет детвора обязана заботиться о заработке, пропитании и тому подобных "взрослых" вещах. И футбол зачастую рассматривается как единственный шанс "выбиться в люди".

Гарринча не был исключением, скорее был ярким представителем этой закономерности. Родившись в полной нищете, он вынужден был подрабатывать подмастерьем на ткацкой фабрике. Там, чтобы отличиться, придумал себе второе имя Франсиско. В детстве перенес болезнь, которая жестоко искривила его ноги. Одна нога у него, была короче другой на 8 см. Но, несмотря на это, все свободное время Гарринча проводил, гоняя мяч на поле.

Так проходило детство Гарринчи. В 20 лет его пригласили играть в команду соседнего городка; однако Гарринча отказался. Вскоре в Пау-Гранде случайно приехал бывший игрок "Ботафого" Арати. Он стал свидетелем игры местных команд с участием Гарринчи. Арати был настолько восхищен ослепительным каскадом финтов Манэ (так называли друзья Гарринчу), что решил отвести его на просмотр в "Ботафого".

Приехав в Рио-де-Жанейро, Манэ с замиранием сердца следил за тренировкой его кумиров. И вот, когда тренировка подходила к концу, тренер команды Жентил Кардозо вспомнил о новичке и пригласи его на поле. Когда Манэ появился, все присутствовавшие залились смехом, из-за дефекта ног, чтобы удержаться на ногах Гарринча должен был выгибать длинную ногу дугой.

Гарринче дали возможность сыграть на правом краю. "Проверить" его, должен был лучший защитник Бразилии тех лет - Нилтон Сантос. Гарринча получил мяч, совершил ослепительный каскад финтов, прокинул мяч между ног Нилтона, обыграл еще нескольких и забил мяч. Нилтон на этот момент стал посмешищем. Однако, он, вместо обиды, предложил руководству заключить контракт с игроком. И до сих пор, гордится этим поступком. Так началась карьера Маноэля Франсиско душ Сантуша. Дебют в Мировом футболе пришелся на матчи ЧМ-1958 года.

В ходе отборочных игр к чемпионату мира 1958 года в администрации сборной была введена должность психолога. Доктор Карвальяэс стал первым психологом сборной Бразилии. Этот доктор внедрил систему оценки уровня интеллекта (так называемые IQ тесты) и психологической устойчивости каждого футболиста.

Более-менее успешно тест прошли все, кроме… Пеле и Гарринча. На просьбу психолога сделать рисунок человека, Гарринча нарисовал человечка с большой головой: "Это Куарентинья!"

Кроме этого, Гарринча не смог отличить вертикальную линию от горизонтальной. По итогам IQ теста Гарринча получил самую низкую оценку – 38 из 123!

Доктор Карвальяэс за глаза назвал Гарринча "клиническим придурком" и официально поставил одинаковый диагноз двум этим игрокам – "высокая степень инфантильности". А в части рекомендации, однозначно написал в меданкетах Пеле и Гарринча: "Не рекомендуется к привлечению в национальную сборную".

Фьеола, тренер сборной, явно недолюбливавший Гарринчу, не выпустил его в первых двух играх, и только в матче с СССР, Гарринча появился на поле. Болельщики запомнили эти три минуты, и как сказал известный специалист Габриель Ано "они были тремя самыми фантастическими минутами в мировом футболе" Гарринча попал в штангу, отдал пас Пеле, тот тоже угодил в стойку ворот, Гарринча вновь совершил сольный проход, навесил на Ваву, и тот забил гол. Больше Гарринча никогда не сел на скамейку запасных.

На следующем ЧМ 1962 года Бразилия вновь завоевала титул чемпионов мира. Гарринча был признан главными героем победы. Накануне матча с Англией с ним произошел забавный случай. К нему подошел журналист и с ухмылкой сообщил, что защитник англичан Флауэр сказал, что лучше тебя играет в футбол. Гарринча задумался: "он просто не знал, кто такой Флауэр?" Тогда он решил "расправиться" со всеми. Он обыграл всех и каждого в частности.

После игры тренер сборной Англии сказал, что мы готовились к победе над командами, но Гарринчу победить нельзя. В этот период удачно складывалась и личная жизнь Манэ, он женился на молодой певице Эльзе Суарес. И вот, Гарринча на вершине славы, ему посвящают кинофильм "радость народа", им восхищаются, его боготворят, ему преклоняются. Его имя не сходит с листовок газет, оно постоянно на устах болельщиков, не перестававших выкрикивать его во время матчей.

А каков же Манэ в этот период? Наверное, он зазнался? Вообразил себя великим? И здесь происходят, совершено противоречивые вещи... В одном из многочисленных путешествий "Ботафоги" в маленький провинциальный городок, Гарринча увидел из окна отеля два небольших бара, один был переполнен народом, в другом печальный буфетчик перетирал в тысячный раз стаканы, смахивал пыль со столиков. Гарринча вышел из гостиницы, подошел к переполненному бару, обвел всех неторопливым взглядом и направился к пивной, в которой сидел один хозяин, зашел внутрь, расплатился и ушел.

Через пять минут бар был набит людьми и хозяин, дрожащими руками прикреплял над стойкой к стене стул, на котором только что сидел Гарринча и чашку, из которой он пил кофе. Старику отныне была уготована безбедная старость.

Когда Гарринча вернулся с Чемпионата Мира в свой родной городок Пау-Гранде, был устроен карнавал, отменена работа. Войдя в пивную, где все парни из ближних переулков годами пили пиво в кредит, Манэ подошел к хозяину и расплатился за всех должников.

И еще было немало судеб устроено Гарринчей, немало случаев, когда он помогал людям, спасал от бедности. Однако сам он жил в крошечной хибаре. "Потом, это все будет, потом, сейчас некогда", - думал он. Ежедневно к нему заходили сенаторы, журналисты - выказывали свое восхищение.

Не многие знают, что именно Гарринча показал то, что весь футбольный мир сейчас называет жестом Fair Play. 27 марта 1960 года в одном из матчей Чемпионата Бразилии защитник, команды-соперницы, выбивая мяч, поскользнулся и упал, подвернул ногу; мяч попал к Гарринче, выходившему один на один с голкипером, он остановился, посмотрел на защитника и выбил мяч в аут.

Однако вскоре пришло первое разочарование, связанное со смертью отца. В 1962 году Гарринча, Гарринча в очередной раз привел свою команду к победе в Чемпионате Бразилии, ценой собственной травмы. Далее, все было, как в заштатном американском боевике, за исключением хорошего конца…

"Ботафого" предстояло заманчивое, в финансовом отношении, турне; и, естественно, никто не собирался думать о травмированном колене. Гарринча играл на уколах. И только усугубил травму. Выяснилось, что у него разрыв мениска. Манэ перестал быть интересен руководителям клуба, на нем нельзя было больше зарабатывать огромные деньги, как они делали это в течение 13 лет. И вскоре Гарринча вынужден был перейти в "Коринтианс".

Манэ не нашел себя в это команде. Он слышал одни порекания и упреки, и вскоре самовольно покинул клуб. Я думаю, не стоит описывать каким путем, но "Коринтеанс" добился дисквалификации Гарринчи на два года.

Так начиналась другая жизнь, того, всеми забытого, нищего, беспомощного человека. Подлили масло в огонь неурядицы в личной жизни. Развод - это в Бразилии страшный грех. И вот, новые заголовки: "Гарринча - печаль народа", "Гарринча умер…". А впрочем, вскоре не был и таких.

Гарринча пытался зарабатывать участием в товарищеских матчах. Потом была поездка по странам Южной Америки, игры в любительских командах. Затем попытки заиграть во Франции.

Но, все это время Гарринча "бился из всех сил", он не сдавался, продолжал упорно тренироваться, сбросил 12 кг лишнего веса. Он надеялся, верил, что еще придет его время, что стадионы будут вновь выкрикивать "Манэ, Манэ, Манэ…" И вот, спустя два года Маноэль Франсиско душ Сантуш стоит в очереди за билетом, вместе с десятками тысяч своих соотечественников, на матч, посвященный 10 летию победы Бразилии на Чемпионате Мира 1958 года!!!

На этом можно закончить мое повествование о Гарринче? Нет! Нет! И еще раз нет! Сломались, жаловались на жизнь многие, но не Гарринча, многие не знают, многие умалчивают. 30 ноября 1968 года Маноэль Франсиско душ Сантуш вернулся на "Маракану" в составе "Фламенго". Этот крупнейший стадион не видел такого безумия ни-ког-да!!! Гарринча вышел под номером "7". Он получил мяч, сделал свой коронный финт, и… стадион замер… не было слышно ни звука…. И Гарринча обыграл защитника и прорывался далее к воротам противника… Остальное было уже не важно! Стадион неистовствовал.

- Я счастлив сейчас больше, чем десять лет назад - в Швеции. И больше, чем в Чили, где мы стали "би-кампеонами". Я никогда ничего подобного не испытывал. Я счастлив не потому, что играл. А потому, что доказал им, что еще могу играть, что мой футбол еще не умер…


Автор: Борис Поморцев

P.S.: От себя добавлю, что для моего отца лучшим футболистом мира был и остаётся Гарринча, а не Пеле.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн дек 03, 2007 01:50

Маноэл дос Сантос ГАРРИНЧА

Вживую наш болельщик видел его однажды – 4 июля 1965 года в “Лужниках” бразильцы выпустили потяжелевшую, растренированную из-за затянувшегося лечения ноги звезду за 13 минут до финального свистка. Гости вели 3:0 и могли позволить себе побаловать зрителя именем – куда более громким, нежели игра, которую правый крайний был в состоянии показать. Что было на руку левому защитнику-зенитовцу Василию Данилову . Оказавшись рядом с Гарринчей по финальному свистку, он стал обладателем майки, о которой мечтали партнеры. Мир верил, что за оставшийся до Англии год любимец всех стадионов восстановит былую форму.


Это был странный кумир. Ни внешним видом, ни поведением на поле Гарринча не походил на футболиста. Он появился на свет со своими необычными ногами в маленьком городке Пау-Гранде в 80 километрах от Рио. Считалось, что малыш пошел в дядю, который тоже был кривоног. Дитя бедноты, он с ранних лет помогал родителям зарабатывать на жизнь: собирал в лесу дикие фрукты, в основном бананы, и отвозил их в конце недели на рынок, а позже нанялся на фабрику. Отдушиной был футбол. К 14 годам Мане постиг искусство дриблинга, обыгрывая защитников вдвое выше и старше его. Он выступал за юношей своего городка и пользовался славой лучшего форварда округи, а в 16 лет надел майку основной команды Пау-Гранде. На Гарринчу приходил смотреть весь городок, включая молоденьких девушек.

В Бразилии каждый мальчишка мечтает защищать цвета грандов Рио. Имел виды на мегаполис и наш герой. Но ни в “Васко да Гама", ни в “Флуминенсе” на него даже не взглянули. Без рекомендаций и даже бутс, в заплатанных штанах и рубашке, а тут еще колени одно выше другого... Обескураженный парень вернулся домой и, наверное, так и остался бы прядильщиком фабрики, поигрывающим в свободное время в футбол, не приди в его жизнь случай. Игрок второго состава “Ботафого”, оказавшийся в городке проездом, стал свидетелем голевого покера в исполнении кривоногого приземистого мальчишки и с ходу потащил туда, где юный Мане недавно хлебнул позора.

На стадионе шла тренировка основы. Уговорив кладовщика одолжить форму, которая повисла на новичке, как на вешалке, Гарринчу подвели к тренеру. Тот великодушно представил уродцу несколько минут в двусторонке – а на Гарринчу нашло. Он не мог знать в лицо кумира страны Нилтона Сантоса, перед ним стоял просто левый защитник, каких было много до и после. Защитник стоял широко, и у новичка мелькнула озорная мысль проверить сопернику “ножки”. Сблизившись с прячущим усмешку чемпионом, Мане качнул корпус влево, толкнул мяч под опорную, а сам нырнул вправо... Великий Сантос под хохот партнеров потерял равновесие и рухнул, задрав ноги вверх. Следующий раз он встречал форварда уже с полной концентрацией, но трюк снова удался. На другое утро Мане не пошел на фабрику – он был зачислен в дублирующий состав “Ботафого”, а после трех мячей в дебютном матче приписан к главной команде. Скоро он стал звездой.

Тренер бразильской сборной стратег Феола ценил Гарринчу не слишком высоко и включал в состав лишь под давлением общественного мнения. Дело не только в том, что форвард был от рождения хром и ходил переваливаясь. На поле он был эдаким отрицанием эталона, противоположностью идеала. Не любил бегать, передерживал мяч, обыграв соперника, часто не мчался к воротам, а поджидал, пока поверженный поднимется на ноги, чтобы повторным финтом заставить снова сесть на траву. “Чарли Чаплин футбола” – прозвали его репортеры. В эпизоде товарищеской встречи с “Фиорентиной” (4:0) Мане обвел всех защитников, вратаря и замер с мячом на линии пустых ворот, заставив зрителей вскочить в недоумении. Дождавшись отчаянно мчавшегося защитника, Гарринча обезоружил финтом и его, после чего спокойно вошел с мячом в сетку, а потерявший ориентировку итальянец ударился головой о штангу.

Защитники досконально изучили механику коронного финта, но сделать ничего не могли. Финт ниспровергал физические законы. Сблизившись с соперником, Гарринча начинал падающее движение влево, которое уже не могло прекратиться. Защитник перекрывал направление, но нападающий непостижимым рывком перебрасывал тело вправо и мчал с места. Это было смешно, когда защитник и форвард разлетались, словно разнополюсные магниты. Странно изогнутые в коленях в одну сторону ноги зачаровывали защитников, перечеркивая наработанные годами навыки.

На международной арене первыми вкусили Гарринчи защитники сборной СССР. В заключительном матче группового турнира ЧМ-58 в Швеции первый раз получивший место в основе кривоногий край затерзал левый фланг советской обороны. Он сверкал каскадами финтов, ускользал к ленточке, пасовал, стрелял... Стянул к себе нескольких опекунов, представив свободу действий партнерам и в первую очередь центрфорварду Вава, забившему два мяча. А после победного для бразильцев финального матча со шведами Гарринчу официально назвали лучшим правым краем мира.

Минет четыре года, и Мане отработает выданные ему авансы, в отсутствие травмированного Пеле вытащив второй для бразильцев победный чемпионат. Это будет его вершина – “Золотая богиня” Чили с признанием лучшим игроком мирового первенства. Звездное четырехлетие пролетит для Гарринчи как один день, окутанный счастливым безрассудством. Живший по наитию воспитанник бедных кварталов будет поражать в быту то широтой, то нелепостью своих поступков. Так и не научившись счету, быстро спустит чемпионские премиальные, на радостях расплачиваясь за всех посетителей и должников любимого ресторанчика. Никто не знает, сколько судеб было устроено, сколько лачуг восстановлено на его разбрасываемые налево-направо деньги. В разгар славы Гарринча вдруг оставит жену с восемью дочерьми, увлекшись певицей варьете, с которой наживет почти столько же. Но все чудачества и грехи будет списывать неповторимая, умопомрачительная от природы игра.

Все оборвал удар по ногам. Потом говорили, что травма была не очень серьезная, требовались процедуры и покой. Последнего ему не оставили: клубу предстояло большое турне в Европу, в условия которого записали участие в матчах главной звезды. И он сыграл – на уколах, порой не похожий на себя, под улюлюканье публики с ужасом слыша, что колено становится все более чужим. Из автобуса в номер его вынуждены были нести, а завтра говорили: “Мане, ты же мужчина!” Из Италии вернулся не тот Гарринча – измученный болью, разбитый, потерявший веру в себя. В том состоянии он и приехал в июле 1965 года в Москву...

В начале 1966-го его продали в “Коринтианс” – владельцам “Ботафого” надо было торопиться. Гигантский Сан-Паулу встретил Гарринчу фейерверком, тысячи болельщиков со знаменами и песнями вели его от поезда до гостиницы. С великим бразильцем связывались надежды реанимировать клуб и вернуть на трибуны зрителя. Надеждам не суждено было сбыться. Давно потерявший практику 32-летний игрок провел за команду пару матчей и отправился на чемпионат мира в Англию. Защитить титул бразильцам не удалось. По возвращении не заладилось и в клубе, правый край все чаще слышал в свой адрес свист. Им были недовольны новые хозяева, требовавшие перестать валять дурака. Хлопнув дверью, Мане уехал в Рио, где его догнала весть о наложенной дисквалификации с запрещением профессионально играть в Бразилии до истечения срока контракта.

Ощутив вокруг пустоту, Гарринча запил. Зеленый прямоугольник поля был единственной приемлемой для него средой обитания. Мане предлагал себя в Колумбии, Уругвае, Аргентине, но погрузневший и медлительный, с пивным животом вызывал свист на поле и вежливое отклонение услуг. На родине его забывали, а за границей не узнавали...

Жизнь рушилась. Гарринчей занялись налоговые службы, чинившие допросы о заработанных суммах и недоплаченных налогах, в Рио описали дом, пришла повестка в суд за неуплату алиментов первой жене. От решетки его спас банкир, погасивший однажды все задолженности, – от решетки, но не от тупика.

Прошел год, когда о Гарринче вдруг вспомнили в “Фламенго", воротам которого он принес в свое время много неприятностей. Форвард ухватился за предложение как за соломинку. Целиком отдавшись в руки тренера по физподготовке, Мане истязал себя тренировками и согнал 12 килограммов. Наконец, в конце ноября 1968 года было объявлено, что Гарринча выйдет играть против “Васко да Гама” в календарном матче чемпионата. Известие вздыбило Рио. Весь город двинулся в назначенный день на “Маракану”, не видевшую Мане три года. В окрестностях арены возникали невиданные пробки, не хватало пригородных поездов. Такого наплыва не ожидал никто. Матч не влиял на положение команд в турнирной таблице, и администрация стадиона напечатала 30 тысяч билетов, полагая, что цифра с лихвой покроет потребность. Спохватились с опозданием: толпа с криком “Даешь Гарринчу!” пошла ломать входные ворота. Спасая положение, директор велел открыть путь – и 200-тысячная “Маракана” заполнилась почти до отказа. И когда, получив мяч на правом фланге, Гарринча совершил то, чего страстно ждала торсида, посадив на газон защитника Эбервала, стадион завибрировал от захлестнувшего всех восторга. А выставленные на смех соперники стали сражаться насмерть, открыв охоту, увенчавшуюся к концу первого тайма: форвард захромал. Вторая половина, проходившая без участия Гарринчи, уже никого не интересовала. Сам Мане сидел в раздевалке, окруженный репортерами, и слезы счастья катились по грязному лицу.

...Вот, собственно, и все, что было у него радостного в жизни. Продолжить выступления за “Фламенго” форвард не смог и последующую жизнь помнил в двух занятиях: пил кашасу и обзванивал знакомых, выспрашивая, где бы снова сыграть. Являлся в качестве зрителя на матчи команд третьей категории и, заслыша приглашение, ехал на любую окраину, где представлялась возможность надеть футболку. А по окончании заходил с новыми друзьями в попавшийся бар и, захмелев, начинал снова верить в возможность возвращения. Встречая на обратном пути поклонников, наивно заявлял, что только что отыграл на “Маракане”. Но репортаж об игре транслировался по радио, и болельщики знали составы...

Так тянулись его последние годы. Немногие фотографии этих лет запечатлели потерявшего форму человека с заплывшими щелочками-глазами на испитом лице. В январе 1983-го одинокий, всеми забытый 49-летний Гарринча тихо скончался, чтобы в последний раз всколыхнуть страну чемпионов. Говорят, своим менталитетом бразильцы похожи на нас: любят непутевых, канонизируют пропащих, запаздывая с состраданием ровно на жизнь. Забывать кумиров, страдая потом от угрызений совести, – как это по-нашему, по-славянски.

В последний путь форварда провожал весь Рио. Сегодня его имя носит стадион “Ботафого”, а гиды водят туристов по кладбищенской аллее к могиле с выбитыми на белом мраморе словами: “Здесь покоится с миром тот, кто был радостью народа”.


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:15, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср дек 05, 2007 19:48

Такому гетры в лицо не швырнешь

2005 . Февраль .

"Рома", в которую Фабио Капелло пришел летом 99-го, была командой крайне непростой. Один только капитан, Франческо Тотти, чего стоит! Подчинить ее себе могла только очень сильная личность. Максимум, что удалось предшественнику Капелло, чеху Зденеку Земану, - четвертое место. Для любимицы Вечного города - ничто.

С чего начал новый римский "император"? Гуренко рассказывает:

- Первое, что стал перестраивать Капелло, - не тренировочный процесс, не тактические схемы. Он начал менять психологию игроков, поведение, подход к делу. На это ушел год. В Риме ведь очень тяжело что-то выигрывать - из-за сумасшедшего давления болельщиков, прессы, из-за предельного накала страстей в каждое мгновение. Любое поражение - катастрофа, конец света. Поверьте: в "Милане" или Турине работать несравнимо легче - такова разница в менталитете северных и южных итальянцев. Капелло тем не менее сумел и ко вторым приноровиться. Да, на первых порах у него было немало пререканий и с Тотти, и с Кандела, и особенно с Монтеллой. Но уже через год это была совсем другая команда. Которая уже не могла поверить, что позволяла себе вещи, которые ребята творили в отношении Земана.

- А что они творили?

Аленичев: - Я к тому времени только пришел из "Спартака". Был в "Роме" еще и Омари Тетрадзе. Закончилась тренировка. Дождь, слякоть. Вошли в раздевалку, сняли форму. Появился с сигаретой флегматичный Земан. И тут Кандела, связав две мокрые гетры, со всей силы швырнул их в лицо тренеру! Но еще больше меня поразила реакция Земана - он поднял с пола сигарету, вновь ее раскурил и спокойно вышел из раздевалки. Я в шоке к Тетрадзе: "Здесь что, так принято?" Омари засмеялся: "Привыкай!" А вокруг - общий хохот, музыка... И потом - никаких санкций.

- Над Капелло так никто не шутил?

- Упаси бог! Пары дней работы с ним было достаточно, чтобы понять, что к чему. Я знал о характере Капелло от своего агента Джованни Бранкини, с которым они отлично знакомы. На тренировку, как при Земане, никто уже не опаздывал. У чеха на пять минут опоздания внимания не обращали, а теперь за одну секунду - штраф. В автобусе, когда ехали на игры, полнейшая тишина и концентрация, никаких смешков. Такая разница с моим любимым тренером Жозе Моуринью, у которого в автобусе музыка играла, по мобильному можно было разговаривать, а ветераны даже покуривали на задних рядах! Нет, Капелло совсем другой. На его тренировках даже Тотти, король "Ромы", не был так раскрепощен, как при других тренерах. У Земана он мог себе позволить ударить по воротам после свистка, бросить какую-нибудь прибаутку. А у Капелло свисток - это святое. И жестко поставить на место даже капитана ему не составляло никакого труда.

- В чем тренер упрекал Тотти?

- Капелло требовал участия в обороне от всех без исключения. А Тотти, человек свободолюбивый, любил играть на "чистых мячах". Но Фабио всегда придерживался принципа: дашь поблажку одному, пусть звезде, остальные пойдут за ним. Для Капелло не существует авторитетов. По жесткости я могу сравнить с ним только Романцева.

По мнению Гуренко, непросто было с Капелло и клубным руководителям. Диктовать ему свои условия, что для Италии (как и для России) в общем-то характерное явление, было невозможно.

- Если надо, Капелло отстаивал интересы игрока, даже когда они расходились с планами боссов. А придя в "Рому", первым делом сказал: "Вот с этими 8 или 9 футболистами работать не буду. Отправляйте их куда хотите". Президенту Франко Сенси пришлось так и поступить - спорить с Капелло было бесполезно. И ни один из отчисленных по-настоящему нигде не заиграл.


ДАЖЕ УЛЫБКА У НЕГО ГРОЗНАЯ

- А как у Капелло с чувством юмора? - спрашиваю Аленичева.

- Не помню, чтобы он шутил. Да даже если улыбался, возникало ощущение какой-то неестественности. Как-то не вязалась с его грозным видом улыбка. И ему не нравилось, когда в команде слишком много смеялись. Был случай, когда я уезжал играть за сборную, а Капелло попросил меня привезти из России пару баночек черной икры - у нас она раз в пять дешевле, чем в Италии. Разговор был в раздевалке, при всех, и тут же раздался хохот Кафу с Алдаиром: вот, мол, Аленичеву на ближайшие матчи место в составе гарантировано. А "мистер" со своими гонорарами мог бы и в Италии икорки купить. В итоге икру я привез, но на очередной матч Капелло меня не поставил! Конечно, скорее это было связано с возвращением из сборной: многие тренеры после долгого отсутствия не любят ставить футболиста на матч. Но совпадение получилось символичное. Шутки с Капелло не проходят.

...Перевоспитание не происходит в одночасье. С тем же Кандела, как свидетельствует Гуренко, Капелло тоже намучился - пусть гетр француз в него и не бросал.

- Тренер не допускал, например, чтобы командный обед превращался в балаган, - рассказывает Гуренко. - Как-то в Австрии Кандела никак не мог втолковать официанту, что хочет курицу, и в какой-то момент на весь ресторан закукарекал. Капелло тут же попросил его выйти из зала, а впредь вести себя прилично.

- У Капелло с Кандела было немало стычек, и в какой-то момент француз даже отказался играть под номером, который ему предложил тренер, - вспоминает Аленичев. - В этот момент многие подумали: все, парень в команде не "жилец". Но вкалывал Кандела что надо, а в таких случаях у Капелло все проблемы решались быстро.

- Егор Титов рассказывал, что в "Спартаке" при Невио Скале вся команда должна была приходить на завтрак и уходить с него одновременно, что нравилось далеко не всем. Как было у Капелло? - спрашиваю Гуренко.

- Точно так же. Уходить все могли только после того, как доест последний человек. Ничего плохого в этом не вижу. Элемент организации, дисциплины духа. А еще мы у Капелло в отличие, скажем, от Англии всегда на сборы за день до матча садились.

Аленичев добавляет:

- Однажды я сам почувствовал, что такое нарушить кодекс поведения по Капелло. Он только возглавил "Рому", а я, поехав в сборную, сказал в интервью: мол, если Тотти плохо сыграет даже пять матчей подряд, он все равно не сядет на скамейку запасных. В Италии это, видимо, перевели. Вернувшись в Рим, я при всех услышал от Капелло: "В следующий раз думай, что говоришь". Я-то не понял, о чем речь, а Капелло объяснил: "В интервью всегда лестно отзывайся о своем клубе и каждом его игроке". Хоть я вины за собой не чувствовал, пришлось просить прощения. Было неприятно, зато узнал одно из требований Капелло: нельзя бросать тень на имидж клуба даже самым невинным образом. Для него не было мелочей - ни на поле, ни за его пределами.


В КРИТИЧЕСКИХ СИТУАЦИЯХ - ЗА ИГРОКОВ

Свирепый диктатор, самодержец, чья власть целиком построена на страхе. Такое представление о Капелло, которое может возникнуть из сказанного выше, поверхностно и неправильно. При всей свой строгости этот тренер на публике всегда оказывался на стороне тех, кого так яростно муштровал.

- Никогда он игроков в поражении не обвинял. Ни в раздевалке, ни тем более публично, - говорит Гуренко. - А порой случались ситуации, когда мы начинали смотреть на Капелло вообще по-новому. Во время чемпионского сезона проиграли на выезде "Интеру" - 0:2. Матч был поздний, остались ночевать в Милане, и полкоманды пошли на дискотеку. Через день Капелло пригласили на телепередачу, в которой на всю страну показали снятые скрытой камерой кадры с дискотеки - что выпивали, как веселились. Факты неопровержимые, в подделке не обвинишь. Навели камеру на Капелло и спросили: "Как же так: после бездарного поражения команда не переживает, а развлекается?"

- И что же Капелло?

- Как ни в чем не бывало, сказал: "Я сам предложил ребятам развеяться на дискотеке. Не вижу катастрофы ни в поражении, ни в походе на танцы. Все равно уверен, что "Рома" станет чемпионом". Для нас всех это стало потрясением. Так повести себя в подобной ситуации, в прямом эфире! Естественно, никому он ничего не разрешал! Но не только встал на защиту игроков, а принял удар на себя. И, кстати, больше к этому моменту не возвращался, хотя другой на его месте при случае кое-кому припомнил бы. Думаю, тот эпизод стал одним из ключевых в том, что "Рома" выиграла чемпионат.

В том, что Капелло не раз занимал сторону игроков, наши футболисты, выступавшие у него, сходятся безоговорочно. Аленичев рассказывает, как синьор Фабио вместе с лидерами команды - Тотти, Алдаиром - мог прийти к президенту "Ромы" Сенси попросить об увеличении премиальных (и хозяин всегда такие просьбы удовлетворял). Гуренко приводит пример уже из жизни нынешнего "Ювентуса": по его словам, недавно публичную благодарность тренеру выразил Давид Трезеге, с его помощью заключивший новый выгодный контракт со "Старой синьорой": "Ему многие благодарны. Он не старается казаться добреньким, но реально помогает людям, которые много работают".

- Иногда Капелло мог поддержать футболиста в совсем неожиданной ситуации, - добавляет Гуренко. - Сразу после сезона нам надо было лететь на коммерческий турнир в Нью-Йорк. Уже ждали на базе автобуса в аэропорт, когда выяснилось, что Тотти по каким-то причинам из Рима отлучиться не может. И тут Капелло на удивление всем обратил свой гнев не на Тотти, а на эту поездку, которая финансово очень выгодна клубу и уже оплачена! "Если это не надо капитану, почему должно быть нужно всем остальным?!" - восклицал тренер. И это были не просто слова: вылет едва не сорвался. Мы полдня просидели в Тригории, решая, поедем или нет. Капелло был категорически против того, чтобы лететь без Тотти. В конце концов его уговорили, хотя он был убежден: такое турне без лидера не будет способствовать сплочению команды.

- При этом Капелло держал игроков на дистанции, - продолжает Аленичев. - Если Моуринью перед любой тренировкой "Порту" находил время подойти к каждому, пожать руку и совсем не формально поинтересоваться делами в семье, то такой знак внимания от Капелло можно было получить только после возвращения из сборной, когда он тебя не видел несколько дней.

Гуренко при всем своем пиетете перед Капелло вспоминает еще об одной сложности работы с ним: общение шло только на итальянском. Никакого английского! Учитывая тактические изыски синьора Фабио, для новичков-иностранцев это могло закончиться плачевно. Но того же Гуренко на первых порах крепко выручал Аленичев.

Спартаковец с почтением говорит о Капелло-специалисте, но по его интонации чувствуется: такого глубокого душевного контакта, как с Моуринью, у него с итальянцем не сложилось. У Гуренко - другая история. Как показатель внутренней культуры знаменитого тренера, белорус приводит такой случай:

- Я уже был игроком "Пармы", когда, придя с семьей в ресторан, неожиданно встретил там Капелло и второго тренера "Ромы". Поприветствовали друг друга. Ужинали каждый в своей компании, а потом я с ребенком на несколько минут вышел из зала. Вернулись, тепло попрощались с Капелло, а затем жена рассказала удивительную вещь. Тренер уже встал, чтобы уходить, но увидел, что меня нет. Так он сел и несколько минут ждал моего возвращения, чтобы еще раз пожелать удачи. А кто я для него? Через руки Капелло прошли сотни таких. Если бы подобным образом поступил я, в этом бы не было ничего удивительного. Но когда великий человек так поступает, это, знаете ли, уровень. Когда буду вспоминать об уроках работы с Капелло, этот случай будет приходить мне в голову раньше тактики и "физики". Потрясающая школа. Стану я тренером или нет, все равно пригодится. Урок великого человека, как надо общаться с людьми.


ВОЛШЕБНЫЙ БЛЕФ

Гуренко считает сильнейшей стороной Капелло-тренера психологию. Аленичев добавляет, что, как и Моуринью, итальянец в каждом матче, даже контрольном против клуба шестого дивизиона, требует побеждать. Никаких оправданий вроде "наигрывали схему" он себе не позволяет. Только так, полагает Капелло, прививается психология победителя.

Но и поражения он может обернуть ей на пользу. Беседуя с Гуренко, я вспомнил пример из практики того же Капелло, вычитанный в интервью Паоло Мальдини. За несколько дней до победной встречи в финале Лиги чемпионов-94 с "Барселоной" его "Милан" бездарно проиграл контрольный матч "Фиорентине" - 0:2. Игроки ждали разноса, а услышали, к своему изумлению, бодрую речь Капелло: "Теперь-то я точно уверен, что Лига - наша!" Возможно, полагает теперь Мальдини, это было элементарным блефом, но те слова так подействовали на игроков, что на стадионе им. Луиса Спироса в Афинах с непоколебимой уверенностью разнесли в пух и прах блестящую команду Йохана Кройфа - 4:0.

Гуренко, выслушав историю, улыбается:

- Поэтому его и считают великим тренером. Поэтому мы и разговариваем о нем, а не о ком-то другом. Выигрывают не схемы и конспекты, а живые люди. Хорошо тренировать могут многие, а побеждать в великих чемпионатах - единицы. Капелло как раз обладает этим уникальным даром - чувствовать команду, ее настроение. Понимать, когда игроков нужно раскрепостить, а когда, наоборот, "накачать". Никакая победа не могла вызвать у него эйфорию, а поражение - панику. Сколько раз бывало, что при счете 3:0 в нашу пользу за десять минут до конца Капелло носился вдоль бровки и кричал благим матом! Но часто случалось и другое, что мне очень нравилось. Задумал ты что-то на поле, но исполнить не сумел. Капелло окликнет, а ты думаешь, что получишь сейчас по первое число. Он же тебе большой палец показывает: молодец, мол, все правильно делал! В следующий раз получится! Одним жестом вселял уверенность.

Запомнилось и то, что Капелло никогда не проводил долгих собраний с обсуждением игры. Поговорили две-три минуты без перехода на личности - и все. Вот перед игрой собрания продолжались полчаса с видеоразбором игры соперников и немногословной установкой. Все остальное мы знали без слов, потому что отрабатывали на поле. В этом был весь Капелло, который не рассказывал, как надо играть, а шлифовал все детали на тренировках.


ПО ЭМОЦИЯМ - БЛИЗНЕЦ Юрия СЕМИНА

- "Плясал" Капелло всегда от обороны, - переходит Аленичев к тактическим предпочтениям маэстро, а я тут же вспоминаю уникальный "Милан" сезона-93/94, который за явным преимуществом стал чемпионом Италии, ни разу (!) не одержав крупной победы. Зато в последнем и главном матче года заколотил четыре сухих мяча "Барселоне".

- С игроками обороны и опорными хавбеками Капелло работал сам, отдельно, - продолжает Аленичев. - После тренировки оставался индивидуально заниматься с нападающими, но в "основное" время все внимание уделял отработке игры в обороне. С нами же, полузащитниками, почти всегда занимались его помощники.

Гуренко добавляет:

- Капелло приветствовал, когда футболисты оставались после тренировки поработать индивидуально. Удары оттачивали именно в это дополнительное время. Но каждое занятие главный тренер покидал последним. Один из незыблемых принципов. Или еще один любопытный момент: если в России игра на тренировке в "квадраты" ориентирована на отработку контроля над мячом, то у Капелло - на отбор. Потому, что у него все строится именно на этом элементе. Главная цель его футбола - заставить соперника ошибиться. Ключевая роль отводилась опорным полузащитникам-"собакам", каких у него в составе было не меньше двух, а то и три. Вообще же, итальянский футбол - целая наука, постичь которую в первый же сезон иностранцу почти невозможно.

- Юрий Семин деталями работы Капелло у вас интересовался?

- Еще как! Когда я играл в Италии, при каждой встрече - и когда он приезжал на Апеннины, и когда я оказывался в Москве - Юрий Палыч интересовался всеми нюансами. Когда в "Локо" прибыл Лима, спрашивал и у него. Семин с Капелло вообще похожи многим - подходом к игрокам, эмоциональностью. Обратите внимание: тренеры, которые у кромки поля выплескивают из себя всю энергию, дольше остаются в футболе и лучше выглядят. Те же, кто держит все в себе, сгорают гораздо быстрее.


НЕСМЕРТЕЛЬНЫЕ НАГРУЗКИ

А вот в плане физподготовки команды оба моих собеседника ничего сверхоригинального в методике Капелло не обнаружили.

- По сравнению с Земаном, творившим на предсезонке что-то невероятное, у Капелло было куда легче, - говорит Аленичев. - Небо и земля! Занятия намного интереснее и разнообразнее, потому что с мячом. И не могу сказать, что я на них "умирал".

- Акцент Капелло в физподготовке я бы назвал скоростно-силовым, - развивает тему Гуренко. - Много внимания уделялось тому, чтобы ты не просто быстро бегал, не уставая, а мог бы демонстрировать при этом мощь, выигрывать единоборства. Одно из тяжелых упражнений - прыжки на площадке для пляжного волейбола, где песок очень глубокий. В последние месяц-два нагрузки становились поменьше. Вообще же, мне в Италии не раз доводилось слышать о российских клубах и игроках, что мы хорошо готовы физически и технически, а вот тактическая командная подготовка у нас хромает.

Понимая, что Гуренко любит кальчо, тем не менее задаю ему вопрос, который, думаю, на языке у всех:

- Вы согласны с тем, что итальянский футбол чрезмерно заорганизован, а потому менее зрелищен, чем английский или испанский?

- Да. У итальянцев многовато схем. Но если к их организованности добавить изюминку, будут и победы, и зрелище. Именно так сейчас играют ведущие английские клубы - "Челси", скажем. Итальянским же командам изюминки не хватает. Хотя "Роме" моих времен Тотти и Батистута ее придавали.

Аленичев, как и следовало ожидать, высказывается на этот счет более откровенно:

- Итальянский футбол - не мой. Мне гораздо ближе португальский, испанский. Капелло - конечно, не чета Земану, у которого шаг влево или шаг вправо - расстрел. Помню даже, как после матча Кубка УЕФА с "Сетубалом", в котором "Рома" выиграла - 7:0, а я в отсутствие Тотти сделал хет-трик, Капелло спросили, можем ли мы с капитаном играть вместе. "А почему нет? - отреагировал тренер. - Они могут хорошо импровизировать". Так что слово это в лексиконе итальянского тренера имелось. Но все-таки слишком много было завязано на схемах. Причем их у Капелло было сразу несколько. Это одна из причин, по которым я решил уйти. У Моуринью задания были гораздо менее строгими - так, выпуская меня на замену в финале Лиги чемпионов, он попросил обострить игру в атаке так, как мне придет в голову. И еще - поцеловал.


ЗА СПИНЫ НЕ ПРЯТАЛСЯ

Любопытно было узнать, как выстраивает Капелло отношения с журналистами. В ответ был приведен пример незапланированной пресс-конференции, устроенной им все в тот же чемпионский для "Ромы" год, когда на финишной прямой команда в важнейшем матче не смогла обыграть "Наполи". Собрав представителей СМИ, Капелло сказал, что человек, несущий главную ответственность за результат, в такие сложные моменты не имеет права прятаться за спинами других и должен без боязни рассказывать журналистам, а через них болельщикам о происходящем в команде.

- Наверное, какие-то конфликты с журналистами у Капелло, как и у всякого тренера, случались, - говорит Гуренко. - Но в Италии прессу невозможно игнорировать, с ней надо уметь работать, и Капелло, как умный человек, никогда не шел на конфронтацию. Взамен вокруг его команды было меньше скандалов.

- А удавалось Капелло избегать конфронтации с болельщиками "Ромы", чью специфику мы увидели в прошлом году во время матча Лиги чемпионов с киевским "Динамо"? - спрашиваю Гуренко.
- Вспоминаю, как в чемпионский год мы вылетели из Кубка Италии, проиграв "Аталанте". Так фанаты - десять тысяч! - приехали на базу в Тригорию. Тем игрокам, кому не повезло, разбили машины. Не давали тренироваться, устроили демонстрацию. Тогда к ним вышли Капелло и Тотти. Тренер сказал: "Чего вы хотите? Да, мы проиграли один матч. Но не чемпионат же! Чтобы его выиграть, нам нужно работать, а вы не даете". Уверенный тон Капелло успокоил ультрас, и они ушли.


СЕРЕБРЯНАЯ ПЕПЕЛЬНИЦА

И Аленичев, и Гуренко покинули "Рому" не по желанию знаменитого тренера. Спартаковцу президент Сенси предложил финансово выгодный для клуба обмен в "Перуджу" на японца Накату. Капелло не возражал, пожелав россиянину удачи. Виделись они с тех пор только раз - после матча "Перуджа" - "Рома", в котором Аленичев стал автором голевой передачи. В туннеле уважительно пожали друг другу руки. Объятий не было. Не такой Капелло человек.

- Я мог остаться в "Роме", если бы захотел, но о своем решении не жалею. Хотя и видел, что команда скоро составит конкуренцию "Милану", "Ювентусу" и другим грандам. Но даже если бы был в команде в золотой год, настоящим чемпионом Италии, будучи на подхвате, себя не считал бы. Да и о чем жалеть, если в конце концов судьба привела меня в "Порту" к Моуринью?

Примерно те же слова - о желании играть и ощущении непричастности к победам Капелло - произнес Гуренко, который так и не смог выйти в Риме из-за спин двух звездных крайних защитников - Кафу и Кандела. Всего за полгода до чемпионства "Ромы" белорус вопреки желанию Капелло ушел в аренду в "Сарагосу", с которой той же весной выиграл Кубок Испании. А уже став игроком "Пармы", получил факс от Тотти, где было написано: "Не забывай, что ты - тоже чемпион". Бумагу Гуренко, конечно же, сохранил, а когда во время недавнего матча Италия - Белоруссия нынешний и бывший римляне обменивались футболками, не мог не вспомнить о нем...

Не забывают Гуренко и Аленичев, конечно же, и о Капелло. И пусть сотрудничество наших футболистов с итальянским титаном не вышло триумфальным, оба отзываются о нем с величайшим почтением.

- Поработать с тренером, который выиграл в своей жизни почти все, - бесценная школа, - говорит Аленичев. - Пусть этот период продолжался всего полгода, он мне дал очень многое. И когда-нибудь я обязательно достану конспекты тренировок Капелло из своего архива.

- Считаю его великим тренером и Человеком с большой буквы, - вторит Гуренко. - У каждого игрока свой взгляд, и кто-то, знаю, считает Капелло двуличным. Но по отношению ко мне он ничего такого никогда не проявлял. Наоборот, с его стороны ко мне было такое отношение, какого я по своему вкладу в команду, может быть, и не заслуживал. Его подарок - серебряная пепельница с надписью "От Фабио Капелло. С Рождеством. Удачи!" - одна из самых дорогих для меня футбольных реликвий.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:17, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс дек 09, 2007 14:18

ВОРОНА

Счастлив тот, кто счастлив у себя дома. Так напишет Толстой, уже прожив долгую жизнь. Не знаю в истории спорта другой фигуры, жизнь которой судьба разломила бы на две столь трагически контрастные половины. Снимок фотожурналиста Дмитрия Донского относится к первой, блестящей ее части, в которой было все: красавица жена из театральной семьи, достаток (символизируемый буднично выложенной к обеду палкой знаково дефицитной тогда твердокопченой колбасы — наверняка чуть не силком всученной кумиру каким-нибудь восторженным завмагом), широчайшие известность и почитание, голливудская внешность и, главное, футбол, в котором Воронин был асом. Этот ряд можно разворачивать дальше, но лишь для того, чтобы констатировать в итоге: фаворит разом лишился всего.


Хлесткое слово редко бывает абсолютным, как без ремарки вышло бы и у нас: нелишне уточнить, что баловень судьбы был большим трудягой, да и процесс крушения имел определенную протяженность во времени, что в общей сути ничего не меняет. Из кумиров он канул в забвение и ненужность, отягощенный настолько, что ранняя смерть явилась скорее избавлением.

...Его разглядел принявший свою первую команду молодой Бесков. Воронин в то время был 16-летним юношей, твердо поставившим на футбол, — каких, впрочем, были тысячи. Но что-то в нем подкупало помимо способностей, и, возможно, было это “что-то” серьезным и одновременно трепетным отношением к игре. Отзанимавшись тренировку в детской группе спортклуба “Химик”, он отправлялся в Нескучный сад, достопримечательность их района, чтобы с двумя влюбленными в него девчонками на подсобе отработать приемы, которые показал тренер. Воронин не был в футболе вундеркиндом, а поднимался постепенно, прибавляя от сезона к сезону. Вообще-то к Бескову его привел отец, в свое время заведовавший сетью одесской торговли и имевший бескомплексность магазинщика. Увидев в сыне футбольные задатки, он вспомнил, что когда-то служил с Константином в армии, и возобновил знакомство. Но взять Бескова голым приятельством было в футбольном вопросе вряд ли возможно: мальчишка наставнику глянулся.

Константин Иванович пробыл в чужом для коренного динамовца лагере “Торпедо” неполный год, но базу заложил долгоиграющую. Главное, что он успел сделать, — расчистил плацдарм для набранных в дубль мальчишек, работать с которыми Бескову было интереснее. Но ветераны — средней руки футболисты, на позиции которых наставник искал молодого усиления, — сумели довести до начальства свою патриотическую суть и выставить тренера-динамовца в разрушительном свете. Бескова сняли.

Мужал Воронин при Маслове, тренере не менее великом, омолодительную политику предшественника понявшем и принявшем. Маслов и ввел Воронина в основу после трех лет пребывания в дубле со всей его дедовщиной иерархичности (вошедший в сок Валентин Иванов не упускал возможности указать молодому на его место, посылая за водичкой или по иному поручению). Бесковские уроки не прошли даром для будущего лидера советской полузащиты, перенявшего не только игровую науку, но и внешнюю светскость первого тренера. Характерно, что если поначалу Воронин начесывал себе кок “под Стрельцова”, то позднее скопировал у Константина Ивановича прическу с идеальным пробором. С каждым сезоном молодой полузащитник явственно прибавлял в мастерстве. А если учесть великолепные от природы атлетические данные и завидное тактическое чутье, не мудрено, что через какое-то время на одинаково полезного в обороне и атаке игрока стали поглядывать наставники сборной.

К 1960 году Виктор Маслов создал оптимально сбалансированную команду-звезду, о которой мы наверняка расскажем отдельно. Качественный скачок, всего за год превративший “Торпедо” в суперклуб советского футбола, произошел буквально за сезон. В коллектив, проповедовавший игру в чистом виде, влюбились тогда многие. Журналисты называли торпедовцев самой интеллектуальной командой, что для заводского клуба (“Руки в масле, жопа в мыле, мы работаем на ЗИЛе”) звучало по-особенному.

Пресса взялась активно эксплуатировать тандем Воронин — Маношин, которых представляли неразлучными. Чемпионский сезон 60-го принес Николаю Маношину (прочимому на позицию Нетто в сборной и прозванному поэтому Гусем-2) даже большие дивиденды, чем его партнеру, — болельщики покупались на высокотехничное обращение с мячом и не замечали ограниченности физических возможностей (за партнера приходилось отпахивать Батанову). Впрочем, зрительского признания хватало на всех, а маститый ныне детективщик, работавший в то время в скромной газете, даже взял себе журналистский псевдоним “Воронин”.

Многие торпедовцы вкусили тогда публичной жизни, став частью столичного бомонда. 22-летний красавец Воронин вписался в светскую жизнь органичнее остальных. С элегантной женой Валентиной — в недавнем прошлом танцовщицей “Березки — они были блестящей, словно сошедшей с обложки журнала парой. Представлявшая в футбольном кругу мир искусства Валя высказывалась с эффектной категоричностью. Воронин с мнением супруги считался и спокойно воспринимал одергивания, когда муж говорил что-то с ее точки зрения неподобающее.

Жизнь продолжала идти по восходящей. “Торпедо” по-прежнему котировалось, Воронин окончательно вышел в нем на первые роли, как, впрочем, и в сборной, в составе которой выступил на ЧМ-62, не принесшем, правда, стране дивидендов. Внутри клуба приближавшийся к “тридцатнику” Валентин Иванов понял, что пора делить власть, и заключил с 23-летним партнером негласный пакт о равенстве влияния. Когда предложения и посулы со стороны клубов-соперников расшатали в конце концов торпедовские устои и начался массовый исход из команды героев шестидесятого, Воронин остался. Он считал, что сможет делать результат при любых партнерах, тем более что оставался Иванов, встал в ворота Кавазашвили, да и возвращение Стрельцова было не за горами. Торпедовское начальство отблагодарило за патриотизм трехкомнатной квартирой — с той поры семья располагала стопроцентно налаженным по советским меркам бытом.

На поле и за его пределами Валерию хотелось выглядеть стильным — такова была его природа. Обстановка располагала: даже признанные знаменитости считали за честь быть ему представленными. Как-то в ресторане Дома актера Воронин получил ящик шампанского от модного поэта Евтушенко, который не поверил, что перед ним тот самый футболист, — в торжественном распитии приняли участие все присутствовавшие, включая официанток. Иногда после закрытия ресторана игрок звал кого-нибудь из окружающих отправиться в “Националь”, где и ночью работал валютный бар. А однажды скучным дождливым вечером вдруг подбил Михаила Посуэло слетать на часок в Сочи (“Окунемся в море — и назад...”). При желании в поступках Валерия можно отыскать свою логику, ему хотелось особой, необыкновенной жизни в паузах между изнурительными тренировками и матчами. И еще: ему всегда хотелось нести с собой праздник...

В сезоне-64 Воронин был признан лучшим футболистом страны. К тому времени единственным из действующих игроков он входил в редколлегию еженедельника “Футбол”, редактор которого влюбленный в Валерия Мартын Мержанов устроил спортсмену то, что сегодня именуют раскруткой. Но не это главное: Воронин своей игрой подтверждал репутацию полновесной звезды. Объем производимой им на поле работы поражал специалистов, диапазон действий был громаден и не знал себе равных.

Но все в жизни приедается. Имея полное признание внутри страны, Валерий жаждал проверить себя на другом уровне, и случай не преминул представиться. За добрых полгода стало известно, что летом 1965-го в Москву приезжают кудесники мяча бразильцы. Из них Воронина интересовал только Пеле. Не оставляя себе отходного, он еще задолго до поединка заявлял в частных беседах, что матч может получиться не слишком зрелищным: “Мы с Пеле разменяем друг друга...” На деле получилось иначе. На лужниковском поле король провел один из замечательных своих матчей, забив два гола и фактически не заметив никого из ему противостоявших. Любопытно, что тренеры не давали опущенному в защиту Воронину конкретного задания играть по Пеле — такую обязанность Валерий вменил себе сам. Он хотел измерить себя, свой оборонительный талант — и измерение оказалось не в его пользу.

Проявив несостоятельность в сравнении, о котором так долго мечтал, Валерий испытал смятение. Его действия не стали после лужниковской драмы менее классными, но внимательный наблюдатель мог заметить потухшесть взгляда, выдававшую внутренний надлом. В тот год журналисты вновь назвали Воронина лучшим игроком страны, но это слабо потешило его раненое самолюбие.

В следующий год лондонского чемпионата мира, вероятно, почувствовавший этот надлом Николай Морозов впервые поставил под сомнение место Воронина в сборной СССР, все чаще предпочитая киевлянина Сабо. Обозначился конфликт: тренер не принимал нежелания игрока форсировать форму. Первый матч группового турнира с корейцами Воронин провел за воротами. О том, что он будет играть против итальянцев, Валерий узнал незадолго до отбоя. “Готовься”, — неожиданно сказал Морозов, и никто не знает, чем стала для передернутого полузащитника та ночь. Но сыграл он здорово, враз отметя все сомнения, а в матчах второй стадии наглухо закрыл самых ярких в отсутствие выбитого Пеле форвардов лондонского чемпионата — венгра Альберта и португальца Эйсебио. Пишущая братия включила Воронина в символическую сборную мира, а британская королева подарила ему, самому привлекательному (тогда еще не приняты были более скабрезные титулы) мужчине чемпионата, сервиз.

Потом ему довелось участвовать в матчах различных символических сборных УЕФА и ФИФА поболе, чем помимо воли возведенному в стране в номенклатуру Яшину. А вот “Торпедо”, капитаном которого Воронин являлся, стало валиться. Звезда выглядел на поле усталым и безучастным, без эмоций перенес и передачу повязки правильному Шустикову. Пресса меняла тон, и Валерий не предпринимал ничего, чтобы вернуть себе положительный образ. Напротив, Воронин все регулярнее выходил из-под контроля и делал это с открытым вызовом. Он словно кому-то за что-то мстил. Мог в разгар сезона отправиться летом с красавицей-балериной в Сочи или не явиться на кубковый четвертьфинал с московским “Динамо”, зная, что в команде едва набирается одиннадцать здоровых игроков.

Он безумно устал быть джокером.

С каждой новой весной Воронин все острее чувствовал однообразие роли. Он понимал свой дальнейший удел аварийщика в команде, которой звездный состав уже не грозил. Он зарекомендовал себя лидером в каждом матче, и ему ничего не хотели прощать. Мотиваций в обозримом им отечественном футболе у Валерия не существовало. Бытовало мнение, что он стал чаще или больше выпивать. Вряд ли это соответствовало действительности, просто и вино перестало быть для него веселым. Нервное возбуждение не снималось таблетками, он кружил по городу ночи напролет, совершая тайные и явные отлучки со сборов торпедовцев в Мячково и сборной в Вешняках, облюбованных вернувшимся в главную команду Якушиным.

Однажды потерявший терпение Якушин прогнал Воронина со сбора. Тот на такси помчался в Мячково — занять у буфетчицы денег и забрать машину. Потом был загул с вином и любовью. И в заключение — провал в глубокий, как обморок, сон за рулем “Волги”, приведший к лобовому столкновению с краном на рассветном шоссе. Руль после удара пробил крышу. Жизнь Воронину спасло незакрепленное — для любви — сиденье. Из клинической смерти его вытащили врачи, вряд ли задумываясь, на что обрекают пациента. Навестивший пострадавшего партнер не узнал его вначале: на койке лежал совершенно незнакомый человек. Усилиями хирургов и стоматологов что-то, конечно, сделали для приближения к былому облику, но подбородку, а с ним всему лицу прежней формы не вернули. 29-летие, наступившее через два месяца после аварии, он встретил другим человеком.

Осенью Воронин уже появлялся на людях, пытаясь держаться браво. В газетном интервью вдруг заявил, что думает о мировом чемпионате-70. Весной 69-го начал выступать за дубль, а осенью, появившись в основе (Иванов, подтасовав состав, нашел ему место для игры на “свободных мячах”), забил со штрафного самому Яшину. Но это был эпизод, редкое исключение из печального настоящего. Жизнь забрала у него футбол, ничего не оставив взамен.

Дальше были 15 лет, которых лучше бы не было вовсе. Болезнь и тоска прогрессировали, от него отвернулись семья, почитатели, знакомые. Блеск прошлого казался приснившимся, происшедшим с кем-то другим. Нам не знать, видел ли он хотя бы во сне счастье выхода на зеленое поле. Вспоминают, как он однажды забрел в редакцию “Футбола”, где сменились руководство и часть сотрудников и где сам он давно не значился в редколлегии, — над столом ответсека Геннадия Радчука висела в рамке сильно увеличенная фотография, где изящный, как молодой Аполлон, Валерий в майке с литерами СССР сошелся в борьбе с Пеле. Воспаленному мозгу потребовалось подтверждение былого величия, в которое все реже верило новое окружение. Мрачным, похмельным утром прежняя жизнь казалась приснившейся. Теперь собутыльники сомневались, что знаменитый режиссер Хурциев мог предлагать Валерию главную роль в фильме “Июльский дождь”. Что влачивший никчемное существование, он мог быть знаком с Владимиром Семеновичем Высоцким (куда как лестно было когда-то это знакомство для бедного и начинающего актера), или по-свойски общаться с немецким защитником Шнеллингером, или целовать руку Софи Лорен...

Когда умерла вторая жена — подобравшая оставшееся от былого красавчика работница автозавода Марья Трифоновна возрастом заметно старше суженого, — Воронин вконец потерял себя. Живший на Автозаводской улице бывший минский вратарь рассказывал, как опустившийся, слабо помнящий себя Валерий в день зарплаты дежурил у заводских ворот, собирая копейки на выпивку. Кто-то из помнивших его величие работяг давал по гривеннику, другие отворачивались.

Майским утром 84-го 44-летнего Валерия Воронина нашли с проломанной головой у Варшавских бань.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:19, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн дек 10, 2007 15:44

Черные львы Валерия Непомнящего

После Камеруна имя его было на слуху. Но с каждым годом казалось - забывают его. Зная о нем лишь, что работает там-то, тренирует такую-то команду. Вспоминали о Непомнящем и при одной часто повторяющейся ситуации: когда сборная России оставалась без тренера и начинали искать нового кормчего. И в числе возможных лекарей наших футбольных болезней и недомоганий называли и его фамилию. Правда, тут же отовсюду неслось: "Да ведь Непомнящий за границей работает. Он далек от нашего футбола, как декабристы от народа..." На этом зазывание Валерия Кузьмича на сей пост заканчивалось. До тех пор, пока история, сделав еще один виток по спирали, не повторялась ...

Вот в ноябре 1998 года Валерий Непомнящий вернулся в Россию из Кореи. Казалось бы, зачем покидать благополучную страну, где в футбол вкладывают не меньше сил, чем перца в жгучую корейскую морковку. Русский тренер прощался с корейцами в аэропорту, проводы устроили бурные. Болельщики скандировали: "Не-пом-ня-щий-Не-пом-ня-щий", не стихнув даже в тот момент, когда он скрылся в зоне таможенного контроля.

Примерно так же его провожали из Камеруна в ноябре 90-го. Посол тогда еще СССР опять-таки при отъезде тренера-триумфатора сказал: "Вы своей работой сделали больше, чем все мы здесь, вместе взятые!"

- Валерии кузьмич, может, вспомните, как уезжали? Камерун был единственным вариантом?

- Я оформлялся в Алжир, Тунис, Суринам. В первых двух предлагалось возглавить клубные команды. В Суринаме - молодежную сборную, в Камеруне - национальную, ставшую в 88-м под руководством Клода Леруа чемпионом Африки. Леруа, если помнишь, возглавлял их и на чемпионате мира во Франции. Камерунцев я помнил еще по испанскому первенству, когда они сыграли все три матча вничью. С большим удовольствием согласился туда поехать.

- Не боялись что-нибудь потерять как тренер?

- Нет. Во-первых, выезжаешь не вагоны с цементом разгружать, а заниматься профессиональным делом. Во-вторых, узнаешь другой футбол, других людей, их психологию, сравниваешь отношение к делу. Мне было важно обогатиться, и считаю себя богатым человеком в профессиональном плане.

- И как там спасались от акул-каракул, горилл и больших злых крокодилов?

- Камерун - это не Кения, где много опасных животных. Большую опасность представляли змеи. В дом они, к счастью, не заползали, а во двор - частенько. Однажды, когда у нас собрались гости, произошло следующее. Заползшая во двор змея заглотила лягушку. И тут на помощь лягушке с мачете в руках выбегает наш сторож Ладо и отрубает змее голову. После чего спасенная ускакала. Да и мне как-то довелось, вынося мусор, убить змею.

Но хуже змей - "плохой хороший" камерунский климат. Там никогда не бывает жары, Температура 19-26 градусов. Но сезоны дождей, перепады давления сильно бьют по организму. Многие после Камеруна умирали. Или же малярийные дела. Малярия задевает самые слабые органы. По счастью, дважды переболев, последствий у меня не было. А вот у супруги после малярии возникли проблемы с сердцем.

- А что из себя представляют камерунцы как люди?

- Африканцы люди безалаберные, им существенно не хватает дисциплины. (В Китае, например, когда я работал с молодежной сборной, футболисты приходили на тренировку строем и рапортовали, что к занятиям они готовы.) Как-то должна была состояться встреча с президентом федерации футбола. Договорились на утро. Камерун живет с шести утра до шести вечера. Я прикидываю: в шесть подъем, завтрак. Часам к восьми, значит, человек подойдет. В итоге я прождал его до половины первого. Спрашиваю: "Почему так поздно пришли?" Ответ обескуражил: "Мы ведь на утро договаривались..."

Чтобы матч национального первенства начался вовремя - никогда. Обязательная задержка на полчаса. Мы проводили финальную встречу чемпионата центральноафриканских стран. Начало ее в четыре дня. Мы готовим игроков, 80-тысячник забит до отказа. Во сколько, ты думаешь, началась игра?

- Ну, через полтора часа ...

- В семь вечера! В то же время встречались президенты этих стран. Пока они там обсуждали все дела, обедали, футболисты поспать на лавках успели. А весь стадион ждал их появления...

- По причине безалаберности футболистов, наверное, проблем со сборной было хоть отбавляй?

- Я переживал отдельные ситуации так, что потерял в весе восемь килограммов. Туда я прилетел 2 ноября. Шестого начало сбора национальной команды. 5-го числа, после окончания игр чемпионата, в вечерних новостях по телевидению и радио объявляют список футболистов, приглашенных на сбор. Всего 25 человек. Следующий день - шестое, девять утра, центральный стадион. Мы сидим в кабинете тренера сборной. Начинают подходить игроки, здороваются; "Салют, коуч". В десять утра вместо 25 человек... четверо. Интересно то, что из любой точки Камеруна в столицу можно добраться за полтора часа. Я спрашиваю у помощника: "Где остальные?" Ответ: "Скоро будут..." К вечерней тренировке собрались 12 игроков, на следующее утро - 20. Пятеро не приехали вовсе - скауты увезли их во Францию подписывать контракты с местными клубами. И только через полгода мне удалось научить всех собираться в нужное время в нужном месте ...

- В этой стране еще каждый мнит себя тренером национальной сборной ...

- Было и такое. Мы готовимся к третьей игре отборочного турнира к чемпионату мира - против Габона. Положение в группе, где были еще и нигерийцы сангольцами, - напряженное. Две игры, одно очко. Поэтому от результата этой встречи многое зависело. Игра в воскресенье. По моим планам отлет в четверг. Но... В тот же четверг после тренировки подходит ко мне группа лиц в национальных одеяниях, протягивают листок бумаги. Там указаны фамилии восьми футболистов. Они заявляют: "Эти игроки должны выйти на матч!" Если я их не поставлю, то меня уволят с поста тренера. Сказали подумать до завтрашнего утра. Но из этого списка лишь троих можно было ставить на игру, что я и сделал ...

- А соперником по подгруппе на чемпионате мира стала сборная СССР...

- В Камеруне говорили, что перед чемпионатом мира тренера нужно заменить. Во Франции и Камеруне начались серьезные дискуссии по этому поводу. Осаду, правда, выдерживал не я, а министр спорта. Он заявил: "Коней на переправе не меняют!"

- Скажите, вы отдали тогда нашим два очка?

- Перед игрой с Союзом мне звонили из Камеруна и советовали, чтобы я выставил сильнейший состав. Абсурд. Для нас ничего эта встреча не решала. Мне, по логике, хотелось дать передохнуть лидерам, не выставлять игроков, имеющих желтые карточки. Но мне сказали, что общественность мировая не так поймет нас, если мы выставим резервистов. В итоге поставил всех сильнейших. Мы минут пятнадцать упирались, а потом, после пропущенного мяча, у игроков не было желания биться и ломаться, поскольку и так все было ясно. Второй же аспект - тренер. Он профессионал. И мне, наоборот, важно было выиграть у Союза. Но если бы это была первая или вторая игра... Тогда уже мало что решалось.

- В Италии-90 сверкал Роже Милла, эдакий тридцативосьмилетний старичок-боровичок. Говорили, характер у него не сахар.

- Я скажу, что все люди на земле одинаковые, какого бы цвета кожи они ни были и где бы ни жили. Роже Милла человек не с высоким самомнением, но действительно со сложным характером. Но он имеет право быть таким. И поэтому он звезда. Для него не существует в футболе авторитетов, кроме него самого. Он считает, что в футболе он разбирается лучше, чем все остальные. Вначале мне его навязывали, я отказывался, но, увидев его в деле, согласился взять в сборную.

- А закидонов с его стороны не было?

- Есть одно беговое упражнение, когда игрок должен пробежать десять метров и вернуться, затем пятнадцать метров и вернуться, И так несколько серий. Пульс поднимается до 190 - 200 ударов. Когда Милла пробежал в первый раз метров сто, он подходит ко мне и говорит: "Ко-уч, это упражнение я больше делать не буду. Я же умру здесь". Предлагаю ему пробежать ту же дистанцию, но в другом режиме. На одной из тренировок меня не было, и я не успел предупредить ассистента. И Роже ему говорит, мол, мне сказали делать так. И второго тренера он просто-напросто послал, да так, что визг стоял страшный. Или же после матча с Румынией. Восстановительный бег. Об этом все знали. Роже задержался в раздевалке. Помощник по своей личной инициативе пошел выгонять его. Тот ему: "Ты, сопляк, будешь мне указывать! Ты мне носки и трусы стирал (они вместе в одной команде играли) и указываешь. Ты сумку мою таскать должен!" Прибегает ко мне помощник, весь белый, хоть и негр. Белые краснеют, черные белеют. Все объясняет, я в раздевалку к Роже, спрашиваю: "Ты чего? Он же помощник". В ответ: "Да какой он тренер". Поплевался Милла, затем вышел и полтора часа бегал вместо положенных 40 минут...

- Встречали в Камеруне вас после итальянского триумфа с песнями и плясками?

- По Яунде ездил кортеж машин. Нас возили по всему городу, Везде были толпы людей, дети. Выдергивали футболистов из машин, каждый считал, что обязан до нас докоснуться, на мне разорвали пиджак. Такого единения страны никогда не было в Камеруне. Но и до четвертьфинала чемпионата мира сборная тоже никогда не доходила! Незабываемые впечатления.

- А персональные вознаграждения?

- Одну улицу назвали моим именем - "мсье Валери". Так же стали называть кафе, рестораны. Достался орден, забыл название, кавалер чего-то. Это высшая награда для иностранцев. Милла и Н'Коно удостоились "Пурпурной звезды" - тоже высшая награда. Я же еще попал в число "неприкасаемых" людей, то есть на моей территории, например дома, камерунские законы не действуют. Денег премиальных я не получил, потому что по контракту это не полагалось. Да и с деньгами опять неприятная история произошла: президент страны арестовал средства, полученные от ФИФА за участие. Президент даже обещал аудиенцию, правда, так и не дождался я ее. Может, наградил бы чем-нибудь со своего барского плеча...

- А хоть каким-то благами успели попользоваться?

- Скажу так: тренер сборной очень значимая фигура в Камеруне. Что-то на уровне министра. Однажды, пользуясь своей должностью, я пробил себе телефон на нашей вилле, Год жил в Камеруне, и не было телефона. А тут прихожу к министру связи с просьбой о помощи. Он усаживает меня, не спрашивая меня ни слова о проблемах, начинает разговор о футболе, о сборной. Полтора часа разговаривали. После этого он спрашивает, зачем, мол, я пришел... Так вот и появился у меня телефон...

- Валерий Кузьмич, это звездный час вашей карьеры, но он был девять лет назад. Не обидно ли?

- Я не придаю этому большого значения. Пусть даже это и чемпионат мира. Для меня это был этап, который закончился. Жизнь продолжается. Я работал потом в Китае, Турции, Корее, и когда я уходил, везде мне говорили; если будет нужна работа, возьмем с удовольствием, только позвоните. Что может быть лучше? И теперь, чтобы получить полное моральное удовлетворение, я должен поработать здесь. Либо я потеряю часть репутации, либо выйду на новый уровень. Потому что это ненормально, если я ни дня не поработаю в России!


***************************************************************************************************************************************************

Валерий Непомнящий:
«На первой тренировке в Камеруне передо мной стоят 40 человек, а я думаю: как же их различать?»


Валерий Непомнящий вспомнил время, когда он возглавлял сборную Камеруна, и сообщил, что работать в Африке ему помог опыт, накопленный в СССР.

«На первой тренировке передо мной стояло 40 человек, а я с ужасом думал, как же мне их различать. Это было первое впечатление. Потом я еще много чему удивлялся. Например, перед началом чемпионата мира команда выехала на сборы в Югославию. У нас было четыре потертых мяча и ни одного комплекта формы – в общем, только то, что ребята привезли с собой. Вот так готовились к чемпионату мира 1990 года.

Я бы не сказал, что меня что-то шокировало. Все-таки я попал в Африку из Советского союза. Уже после первого года работы ко мне приехала дочь, и мы отправились в обычный гастроном, где я предложил ей подсчитать, сколько там продавалось сортов сыра. Она на 43-м сбилась. Или другой случай: за день до отборочного матча чемпионата мира сборная находилась на карантине в военной казарме. Кровати были двухъярусные, и на них лежали даже не матрасы, а маты. Ни подушек, ничего не было. В таких условиях готовились к матчам. Правда, уже к следующей игре нас все-таки разместили в отеле. Пусть в скромненьком, но отеле.

Нам как-то пришлось тренироваться на песчаном поле. Представляете, приезжают люди из Европы – а у нас поля нет. И мне говорят, что работать больше негде. Вдруг я случайно узнаю, что в Яунде есть отличная база, принадлежащая управляющему банка Таможенного союза. С полем чуть меньше стандартного, но идеальным. Я поинтересовался, почему мы не тренируемся на этой базе, и мне ответили, что управляющий – габонец по национальности, а нам через какое-то время предстояло сыграть как раз против Габона. Уже после матча я попросил аудиенции – так мне сказали, что это просто невозможно. Дело затянулось, я начал выходить из себя и сказал переводчику, чтобы собирался со мной. И вот я приехал к этому управляющему, секретарша меня сразу узнала, ее шеф пригласил меня через пять минут. Мы поговорили – и через какое-то время сборная Камеруна начала там тренироваться. Я был воспитан советской системой, в которой всего нужно добиваться самому – и точно так же дела обстояли в Камеруне. Уже потом я везде работал, как царь – никаких забот в плане организации. Так что в Камеруне мне помогла советская система.

Нельзя говорить «африканский футболист». Они все абсолютно разные. Кенийцы и эфиопы выигрывают марафоны, а вы слышали когда-нибудь, чтобы забег на 10 км выиграл камерунец? Они разные, потому что образ жизни разный. Камерун – самая комфортная для жизни африканская страна. От голода умереть там невозможно. Идешь по улице – растут папайя и авокадо, кофе и какао. Люди там очень спокойные, даже медленные, никогда никуда не торопятся. Их любимое слово – «завтра». А, например, ганцы – наоборот, дисциплинированные, быстрые, жесткие. Или нигерийцы – пусть и соседствуют с Камеруном, но они тоже другие. Поэтому мерить их одной линейкой, конечно, нельзя»
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:21, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт дек 14, 2007 11:32

Бомбардир обороны

Династия

Куманы — одна из самых знаменитых футбольных династий. Отец Мартин, основатель династии, играл на профессиональном уровне за амстердамский «Блау-Вит». Бело-голубые (так переводится это название), ныне канувшие в Лету, в то время выступали в сильнейшем национальном дивизионе. Летом 1963 года Мартин Куман перешел в «Гронинген», также клуб из «эредивизие». Когда он совершал переезд на новое место обитания, у него уже были два крохотных сына — Рональд, чей возраст составлял считанные месяцы, и Эрвин, на полтора года старше.

Семья Куманов так и облюбовала Гронинген, город в северо-восточной части Нидерландов, для последующей жизни. Оба сына переняли у отца любовь к кожаному мячу и пришли в местный клуб «Хелпман», когда старшему было семь, а младшему пять лет. Спустя три года они перебрались в лагерь соперничавшего с «Хелпманом» ГРК (аббревиатура расшифровывается как Королевский комбинат Гронингена). Мотив перехода состоял в том, что в ГРК они имели возможность полноценно играть и зимой, поскольку этот клуб располагал своим залом. Для Голландии, где зимы довольно холодные, наличие крытого помещения — немаловажный фактор.

Футбольные гены не могли не сказаться. Эрвин и Рональд впитали в себя не только любовь к игре, но и талант. При этом природа сделала их очень похожими на лицо, но во всем остальном — совершенно разными. Эрвин отличался не слишком мощными габаритами, он элегантно обращался с мячом, предпочитал орудовать левой ногой и участвовать в созидательной фазе игры. Младший же братишка далеко заткнул его за пояс в плане комплекции, уродившись настоящим нордическим богатырем. Он был правшой, больше уповал на недюжинную силушку и использовался как оплот обороны.

Братья никак не могли пройти мимо «Гронингена» — сильнейшего клуба города, тем более что их отец, когда-то выступавший в его рядах, устроился там на должность второго тренера. Причем если для Мартина Кумана он стал высшей точкой карьеры, то его сыновья явно собирались идти гораздо дальше. Вот только пути их очень быстро разошлись. Когда Эрвину сделал предложение «ПСВ Эйндховен», Рональд еще не успел дебютировать за главную команду клуба. Он выступал за молодежный состав. В каждом матче его отмечали как лучшего игрока, и, чтобы перешагнуть возрастную ступень, у него тоже дело не стало. В 17-летнем возрасте он начал играть в матчах «эредивизие». Интересно, что уже в одном из первых таких выходов братья сошлись друг против друга. ПСВ приехал в гости к «Гронингену», который в том сезоне (1980/81) боролся за сохранение места в элите и отчаянно нуждался в очках. Рональд сыграл в тот день, как ни когда вдохновенно и помог «Гронингену» добиться победы — 2:0, невольно нарушив братскую субординацию.

В следующем сезоне младший Куман в первый раз потряс всех невероятным для защитника, тем более находящегося в еще очень зеленом (18 лет) возрасте, количеством голов — 15. С тех пор Рональд сделает это число чуть ли не нормой для себя.

27 апреля 1983 года тренер сборной Голландии Кес Райверс дал возможность дебютировать обоим Куманам одновременно. Эрвин занял место в средней линии, Рональд — в центре защиты. Первый блин вышел комом — «Оранжевые» были вчистую переиграны у себя в Утрехте шведами (0:3). Тем не менее, своих позиций братья не утратили. И, кроме того, получили повод испытать гордость, что их фамилия стала в послужном списке голландской сборной самой популярной: их отец тоже отметился в составе «Оранжевых», правда один-единственный раз, 20 апреля 1964 года в Амстердаме с австрийцами (1:1)



«Золотой дождь» 1988-го

Выступление против Швеции стало первым и последним для Рональда, когда он представлял «Гронинген». Дальше его путь лежал в «Аякс», где собралась очень многообещающая группа молодых игроков. В сезоне 1983/84 Рональд Куман, играя, как обычно, в задней линии, стал с 9 мячами третьим по результативности игроком команды после Марко Ван Бастена (23) и Геральда Ваненбурга(12).

Слава об ударе Кумана, в котором невероятная сила сочеталась с прицельностью (плод многолетних упорных тренировок), разнеслась уже далеко. В 1986 году ПСВ пригласил его к себе, и в «Эйндховене» он раскрыл свои качества еще более полно. Куману удивительным образом удавалось сочетать несочетаемые, казалось бы, роли. Являясь шефом оборонительной линии, он заделался чуть ли не главным бомбардиром команды. Только Вим Кифт, форвард сборной Голландии, забивал больше его. За три сезона, проведенные в ПСВ, Куман только в чемпионате забил 51 (!) мяч. Имея такого мастера на все руки, ПСВ не знал конкурентов, дважды подряд, сделав золотой дубль. А в 1988 году, когда клуб выиграл Кубок чемпионов, дубль и вовсе трансформировался в хет-трик.

Куман дважды подряд признавался футболистом года в Голландии. Помогали ему в «Эйндховене» Эрик Геретс и целая бригада датчан — Ян Хайнце, Серен Лербю, Франк Арнесен и Ивар Нильсен. Возглавлял ту команду Гус Хиддинк.

Интересно, что в то время, когда Рональд Куман выигрывал Кубок чемпионов, Эрвин, выступая за бельгийский «Мехелен», завоевал параллельный трофей — Кубок кубков.

Как восемь лет назад, братья вновь вышли на поле друг против друга в принципиальной дуэли — суперкубковой. Эрви ну удалось расквитаться за то старое поражение: по сумме двух матчей «Мехелен» взял верх — 3:2.

Но это было уже в начале следующего, 1989 года, а тогда, в 1988-м, сногсшибательная череда успехов Рональда Кумана, казалось, будет продолжаться вечно. «Золотой дождь» продолжился на чемпионате Европы, где рыжеволосый веснушчатый Рони показал себя надежным либеро (Эрвин действовал в то же время на позиции левого хава).



Зашитник, утеревший нос нападающим

В 1989 году Рональду подошла пора попробовать себя за границей. Йохан Кройф пригласил его в «Барселону». Вновь ему повезло с тренером. Как и Хиддинк, Кройф, отводя Куману роль свободного защитника, всячески поощрял его рейды в направлении ворот соперника. Его коронный удар стал наводить ужас на испанских вратарей.

Первый матч Кумана в «примера дивисьон» завершился неудачно: 2 сентября 1989 года «Барса» уступила «Вальядолиду» 0:2. Но дальше он разыгрался и завершил сезон с активом в 14 голов. Только один игрок команды — Хулио Салинас — забил больше, да и то лишь на один мяч.

Каталонская «Дрим Тим» четыре года подряд не выпускала из своих рук чемпионский титул, а вершиной этого золотого периода — и для «Барсы», и для Кумана лично — был день 20 мая 1992 года, когда в добавочное время на лондонском Уэмбли в финале Кубка чемпионов была побеждена «Сампдория». Единственный и решающий гол в ворота генуэзцев забил ударом со штрафного Рональд Куман.

В сезоне 1994/95 появились первые признаки надвигающейся футбольной старости. Все чаще 32-летний Рони стал уступать соперникам в скорости, все чаще ему приходилось выслушивать «наезды» от Кройфа. Разногласия между ними продолжились за столом переговоров — во время обсуждения вопроса о продлении контракта. Кройф соглашался продлевать только на год, Рональд (а точнее, его отец Мартин, который стал его менеджером) требовал минимум два. Договориться не удалось, Куман покинул «Барсу» и последние два года своей карьеры провел на родине в «Фейеноорде». Он остался верен себе, забив за эти два года 19 мячей. Благодаря своей «железной» конституции, рыжий голландский Терминатор отпахал 17 сезонов ровно, на одном дыхании и почти без травм. Только в сезоне 1990/91 он вынужден был пропустить несколько недель из-за повреждения, и то не очень серьезного.

Куман довел число забитых им голов в чемпионатах Голландии и Испании до 193, а всего в 745 официальных матчах забил 252 мяча. Много ли вы знаете нападающих, которые могут похвастать двумястами и более того мячами? Вся история советского футбола выдвинула только одного такого игрока — Олега Блохина. Действующих же футболистов, показывающих такую результативность, во всем мире сейчас наберется не более десятка. Все они — форварды, а Куман был защитником!

Его потрясающий рекорд если и будет побит, то очень нескоро. В списке самых забивных игроков обороны всех времен и народов он возвышается над всеми остальными на почтительном отдалении. Ближайший к нему Даниэль Пассарелла отличился «только» 134 раза.

После завершения карьеры Куман пошел по тренерской стезе. Он начал с роли ассистента: помогал сначала наставнику «Оранжевых» Хиддинку на чемпионате мира во Франции, потом—Луи Ван Галю в «Барселоне». В декабре 1999-го Рональду надоело ассистировать, он покинул «Барсу», чтобы в начале 2000-го самостоятельно принять «Витесс» из Арнема. Несмотря на то что этот клуб испытывал серьезные финансовые трудности, работу Кумана оценили только в положительных тонах. Его нашли более пригодным для тренерства по сравнению с бывшими партнерами по сборной Райкаардом и Гуллитом, которые ступили на эту стезю раньше него. Это мнение только закрепилось после того, как Куман пришел в 2001 году работать в «Аякс». Он вдохнул новую жизнь в популярнейший амстердамский клуб, который с ходу завоевал чемпионское звание.

Также очень успешно выступил в Лиге Чемпионов.

Контракт главного тренера у Кумана истекает в 2004 году. По слухам «Барселона» с радостью бы увидела его на посту главного тренера, он, вроде, тоже не против…



Дата публикации - 2003
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:22, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
vik
Reserves
Reserves
Сообщения: 125
Зарегистрирован: Пт янв 27, 2006 22:09
Откуда: Белоозёрск

Сообщение vik » Пн дек 17, 2007 12:56

Марко ван Бастен

Бывают моменты в нашей жизни, которые заставляют вспоминать их каждый год, каждый месяц, некоторые — каждый день. В жизни всего человечества тоже бывают такие моменты. Эти моменты — великие люди, оставляющие после себя грандиозную историю. Такими были Александр Македонский, Петр I, Суворов, Че Гевара. В мировой футбольной жизни ярко сияли две звезды. Пеле и Марадона. Но настоящим знатокам известны и такие имена, как Круифф, Мюллер, Бекенбауэр, ван Бастен.

Их можно причислить к менее известным талантам, недавно блиставшим на полях, но запомнившимся нам как мастера, колоссально выделяющиеся из всех воспоминаний, как игроки высшего класса, способные на нечто большее, чем просто футбол.

Марко ван Бастен. К настоящему профессиональному футболу эту большую легенду футбола приучил его отец. 31 октября 1964 года в семье футболиста 50-х годов и гимнастки родился маленький Марко. Уже в пять лет он обыгрывал своих старших приятелей, и отец, заметив это, сразу же отправил сына в любительский клуб «Элснквийк», где мальчик получил начальное футбольное образование.

Когда Марко было всего 9 лет, с ним произошел случай, который оказал на него сильное влияние и запомнился на всю жизнь. В пруду утонул его друг. Мальчик провалился под лед. Юный футболист изо всех сил пытался вытащить друга, но бессчетно. Когда подоспел отец ван Бастена и вытащил утопающего, тот уже не дышал. Кошмары мучили ван Бастена долгие месяцы.

В 13 лет Марко получил заманчивое предложение от самого Лео Беэнхаккера, который в то время тренировал юношескую команду «Фейенорда». Но отец, принимавший решение за сына отверг предложение и сказал сыну: «Ты станешь знаменитым, если будешь играть в Аяксе».

Что же важнее? Желание или здоровье? Конечно, смотря какое желание. И какое здоровье. Для ван Бастена в 14 лет желание оказалось превыше всего. Желание играть в футбол.

Все началось с проблем со здоровьем. Лодыжки мальчика были не в порядке, и врач запретил ему играть в футбол. «Если не хочешь оказаться в инвалидной коляске к 20-ти годам, играй не больше одного раза в неделю, а о том, чтобы стать профессиональным игроком, забудь», — твердо сказал доктор. Но отец, слышавший настояние врача, шепнул сыну: «Сделай вид, что этого разговора не было». И Марко сделал. Но уже сегодня ему приходиться платить за свой выбор, просыпаясь по ночам от жуткой боли в лодыжках.

Вскоре футболист оказывается в «Аяксе». Дебют семнадцатилетнего игрока на поле состоялся 3 апреля 1982 года на стадионе «Де Меер» в Амстердаме. Тогда Марко заменил уставшего 35-тилетнего Йохана Круиффа в игре против «Нейменгена» и забил один из победных пяти мячей. Круифф тогда сказал ему, увидев его блестящую игру: «Если сможешь так играть всегда, ты далеко пойдешь».

Позже 19-летний ван Бастен забивает 26 мячей за сезон и впервые становится лучшим бомбардиром чемпионата Голландии 1984 года. Тогда же он получает «серебряную бутсу» в европейском конкурсе нападающих. Марко становится лучшим бомбардиров в трех последующих голландских чемпионатах. В сезоне 1985/86 забив в 26 матчах 37 голов, впервые становится обладателем «Золотой бутсы».

На следующий сезон он вместе с клубом становится обладателем европейского трофея — Кубка Кубков. Чуть позже, Марко ван Бастен изъявил желание попробовать свои силы в итальянском «Милане». На переход в этот прославленный итальянский клуб ван Бастен и Гуллит дали согласие вместе, в ночь с 19-го на 20-е ноября 1986 года. Президент клуба Сильвио Берлускони тогда рассказал, что ему дали кассету с 36-тью голами ван Бастена. Но Берлускони посмотрел лишь 14 и точно решил, что Марко приобретать необходимо.

30 июня 1987 года контракт ван Бастена с «Аяксом» истек, и «Милан» всего за 1 миллион долларов США получил игрока, который годом позже был назван лучший футболистом Европы. Свой первый сезон в Италии голландец провел всего 11 матчей, забив 3 гола. Но один из этих голов позволил его клубу догнать «Наполи», где тогда играл Марадона, а другой — в ворота самого «Наполи» — и вовсе оказался золотым и принес миланцам скудетто.

На чемпионате Европы 1988 года ван Бастен забил в финале незабываемый гол сборной СССР, который стал одним из красивейших в истории футбола. «Нет никого другого, кто может с ним сравниться. Он настолько талантлив, что может забить гол любому вратарю. Он атлет, силен в воздухе, обладает бешеной скоростью, потрясает силой характера. Он — артист на поле. И без, сомнения, форвард экстракласса, умеющий сыграть в любом месте поля. Ровно 11 лет он играл в суперфутбол, и это — невероятно», — так говорил про него старший тренер миланцев Капелло.

Марко всегда выделялся скромностью. Получая свой первый «Золотой мяч» в 1988 году, ван Бастен сказал, что эту награду стоило вручить Рональду Куману. Год спустя, когда его признали во второй раз лучшим футболистом континента, он заявил, что более достойный — Франко Барези. 1992 году ван Бастен извинился перед Христе Стоичковым: «Свой голос я бы отдал тебе». Себя ван Бастен тогда называл «одним из многих хороших футболистов», которым далеко до Круиффа, Пеле и Марадоны.

Множество призов и титулов ван Бастен выиграл с «Миланом». Три раза Чемпионат Италии, два раза Суперкубок Италии и Кубок Берлускони. Дважды — Суперкубок Чемпионов, дважды — Кубок УЕФА, дважды и Межконтинентальный Кубок. Так же голландского профессионала два раза признавали лучшим футболистом мира. Надо сказать, что Марко свой первый «Золотой мяч» подарил своему отцу, второй оставил дома в Милане, а третий подарил президенту клуба Сильвио Берлускони.

26 мая 1993 года ван Бастен сыграл свой последний матч. На финале КЕЧ в Мюнхене на Олимпийском стадионе собралось 60 тысяч зрителей. В тот раз великолепный нападающий не смог спасти команду и «Милан» проиграл «Олимпику» 0:1.

В июне 1993 года Марко ван Бастен женится на давней подруге Лисбет Ван де Каппелевен. Они до сих пор живут вместе и имеют двух прекрасных дочерей — Джессику и Анжелу.

Вся футбольная карьера голландца сопровождалась бесконечными встречами с врачами. В ноябре 1986 года ему делают операцию, после которой он пропустил четыре месяца. Ноябрь 1987: профессор Мартенс делает повторную операцию левой лодыжки. Перерыв полгода. Сентябрь 1989-го: бельгийский профессор удаляет мениск на левом колене. Перерыв — 2 месяца. Декабрь 1992-го: Мартенс делает операцию правой лодыжки. Предположительный перерыв — 3 месяца. Март 1993-го: Мартенс продлил курс лечения на неопределенный срок. Июнь 1993-го: еще одна операция правой лодыжки в клинике Мартенса в Антверпене. Июль 1994-го: Мартенс пытается с помощью специального устройства нарастить хрящ на правой лодыжке. Ноябрь 1994-го: Мартенс: «Хрящ восстанавливается, но медленно». Май 1995-го: положение ухудшается — начинается воспаление сухожилия. В июне 1995 года контракт Марко с «Миланом» истекает. Но клуб продолжает выплачивать игроку прежнюю зарплату с надеждой на то, что их нападающий вернется на поле. Но 18 августа Марко ван Бастен официально объявляет об окончании своей карьеры.

Крупнейшее издание Италии «La Gazzetta dello Sport» вышла в тот день с огромным заголовком «Чао, ван Бастен!» «Его нельзя было проводить иначе»,- сказал главный редактор газеты. — «ван Бастен так же велик, как и Марадона…»

Мы, молодые поклонники футбола, всегда будем сожалеть о том, что во времена ван Бастена ходили пешком под стол, а в период его первого появления еще не родились. Но не навсегда футбол попрощался с великим футболистом тогда, в 1995-ом. Он вернулся. Вернулся в лице замечательного специалиста, отличного тренера сборной Голландии. Когда-то он мечтал, что место главного тренера займет Йохан Круифф и приведет команду к победе. И вот, в 2006 году, на Чемпионате Мира в Германии мы видим Марко, того самого Марко, который век назад восхищал нас своей игрой. И, несмотря на то, что сборная Голландии так и не смогла пробиться в полуфинал, проиграв сильной Португалии, мы все по-прежнему любим его, за то, что он, сделав выбор, будучи 14-тилетним мальчиком, подарил нам СВОЙ футбол.


Автор: Оксана Баженова
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
vik
Reserves
Reserves
Сообщения: 125
Зарегистрирован: Пт янв 27, 2006 22:09
Откуда: Белоозёрск

Сообщение vik » Сб дек 22, 2007 13:21

Робби Кин

Когда в далеком 1985 году родители маленького Робби, заливаясь счастливым смехом, наблюдали, как их отпрыск совершает свои первые удары по футбольному мячу на лужайке возле дома, они вряд ли могли предположить, насколько далеко зайдет в недалеком будущем взаимная страсть их сына и кожаной сферы.

Через несколько лет, выступая за состав U-10 футбольной школы любительского клуба «Крамлин Юнайтед», карапуз уже слыл звездой местного значения и даже получал полфунта премиальных за каждый забитый мяч. Ну а еще через пару лет каждый второй житель южной части Дублина мог с восторгом рассказать, кто такой Маленький Кино. А Кино продолжал играть в футбол, с каждым днем все больше поражая даже видавших виды болельщиков фантастической результативностью и не по годам зрелой игрой. Когда парень начал все ближе приближаться к шестнадцатилетию, повсюду зашевелились вездесущие английские скауты, традиционно жадные до ирландских талантов. К началу 1996 года, когда юному форварду стал явно тесен уютный «Милл Роуд», фамилия «Кин» значилась в списках потенциальных приобретений доброй половины клубов Премьер-лиги. Даже легендарный «Ливерпуль» был не прочь переманить к себе забивного ирландского юниора. Но Робби привык играть головой не только на футбольном поле. Он рассудил грамотно: «Зачем мне ваш Ливерпуль? Я не горю желанием ближайшие пять лет играть в турнире резервистов или греть мерсисайдскую банку!». И семнадцатилетний форвард выбрал непритязательный «Вулверхэмтон», на тот момент окопавшийся среди середняков первого дивизиона. И не прогадал.

9 Августа 1997 года на поле стадиона «Кэрроу Роуд» «Норвич» открывал новый сезон матчем против «Вулвз». Немногочисленные болельщики гостей, проделавшие неблизкий путь до столицы Норфолка, были порядком удивлены, увидев в стартовом составе своей команды странного новичка: ирландец, на вид еще совсем ребенок, да к тому же и ростом не вышел. Да кто он вообще такой? «Меня зовут Робби Кин, но дома все звали меня Кино», — вежливо пояснял обступившей его после игры толпе журналистов герой своего дебютного матча. В тот день Кин дважды в великолепном стиле поразил ворота Энди Маршалла, принеся «Волкам» гостевую победу над неудобным соперником — 2:0. За 2 сезона в составе мидлендского клуба, с 1997 по 1999 год, Робби заслужил титул кумира «Молинё», проведя 88 матчей и забив 29 голов. Но к лету 1999 года стало очевидно, что форвард явно перерос уровень своего тогдашнего клуба, и дорога ему одна — в Премьер-лигу. Тут и подсуетился не самый титулованный, но крепко стоявший на ногах «Ковентри», и за рекордную для столь юного игрока (Робби тогда едва исполнилось 19) сумму в 6 миллионов фунтов выкупил у «Вулверхэмптона» его контракт. Весь футбольный Альбион перевернулся вверх дном, причем было немало таких, кто не понимал — за что уплачены такие деньги? Перед дебютом юного ирландца в составе нового клуба все затаились в ожидании: а что это будет? Едва появившись на поле «Хайфилд Роуд», Кино снова заставил скептиков тактично умолкнуть, дважды отправив мяч в ворота «Дерби Каунти». Новый дивизион, новые лица, но картина все та же: 2:0, Робби, ликуя, бежит к угловому флажку, попутно демонстрируя непостижимые акробатические этюды, а стадион в восторге ревёт: «Кино!» «Кино!» Позже Кин скажет, что то было самое яркое время его карьеры.

Еще будучи игроком «Вулвз», Робби был впервые призван под знамена молодежной сборной Ирландии. Во многом благодаря умелому руководству Брайана Керра ирландцы тогда выиграли чемпионат Европы 1998 года. Главной ударной силой той команды был, несомненно, Робби Кин. Вместе с ним кубок Европы над головой подняли будущие партнеры по главной сборной — Дэмиен Дафф и Джон О’Ши. В том же году Робби получил вызов и в главную сборную, где с первых же матчей заявил о себе как игрок основного состава. Его дебют пришелся на гостевую игру против Чехии в марте 1998 года, первый же гол он забил Мальте в октябре. Уже тогда в Ирландии начали говорить о том, что у великого и ужасного Найалла Куинна растет достойный преемник. Забегая немного вперед, стоит сказать, что Кин побьет рекорд результативности ирландской сборной, доселе принадлежавший именно Куинну (26 против 21 у Найалла).

Ну а в «Ковентри» Робби надолго не задержался. Прогрессируя с каждой игрой, он вскоре заставил считать руководство миланского «Интера», что его услуги вполне стоят тринадцати миллионов фунтов стерлингов. Заслышав о возможности получения такой гигантской прибыли, в стане «небесно-голубых» стали нервно совещаться, а затем решили отпустить малыша ирландца после всего одного сезона в клубе. Еще не слишком осознавая масштабность происходящего с ним, Кин отправился в Милан, прямиком к заранее благоволившему ему Марчелло Липпи. В дебютном матче итальянские тифози, наслышанные о предшествующих подвигах своего нового бомбардира, ждали дубля. Но дубля не вышло ни в первом матче, ни в последующих. Более того, за 6 матчей в составе миланского клуба Кино не смог отличиться ни разу. Нельзя сказать, что он затерялся на фоне звездных партнеров по атаке — Роналдо и Кристиано Вьери, но факт остается фактом: на Апеннинах у Робби не заладилось. А быть может, ему просто необходимо было время для адаптации к новым условиям незнакомого чемпионата. Как бы то ни было, этого времени ему не дали. Очень скоро Липпи, покровитель Робби Кина, был отправлен в отставку. Его сменил Марко Тарделли, который с порога заявил ирландцу, что не видит для него места на поле. У Робби было два варианта продолжения карьеры: либо доказывать новому тренеру свою состоятельность, ища для этого малейшего шанса, либо вернуться в Англию. Кельтская гордость не позволила ему оставаться в Италии, обрекая себя на прозябание в запасе, пусть и в запасе миланского «Интера». Кин уехал в «Лидс», под крыло своего соотечественника Дэвида О’Лири. Начался новый период в карьере форварда.

В йоркширском клубе были насторожены не слишком убедительным выступлением Кино в составе «Интера», поэтому сразу выложить за него номинальную стоимость не рискнули. Вторую половину сезона 2000/2001 Робби отыграл за «Лидс» на правах аренды. И снова это был прежний Кино — быстрый, напористый, резкий, бьющий и забивающий из любых, самых невероятных, позиций. Тот сезон Кин закончил с отличными показателями 14/9. А на счет «Интера» перекочевало 12 миллионов фунтов от йоркширских акционеров. Ирландец подписал контракт на постоянной основе и приготовился к новым свершениям с «Лидс Юнайтед». Но следующие два сезона стали провальными и для клуба, и для игрока. Робби был непохож на себя образца предыдущих сезонов. Часто действовал неярко, предсказуемо. Все чаще уходил с поля без гола. В самый неподходящий момент вмешались травмы, которым футболист до этого совсем не был подвержен. Были периоды, когда Робби выходил на свой прежний уровень, и тогда оборонительные порядки соперников рушились, как карточные домики, а грустные глаза йоркширских фанов ненадолго загорались восторгом. Но затем неизменно следовали спады. В конце 2002 года «Лидс» начал медленно, но верно сползать в финансовую пропасть. Это не могло не отразиться на результатах выступления команды. Руководство вынуждено было распродавать ведущих игроков. Лондонский «Тоттенхэм» предложил за Кина 7 миллионов фунтов. У «Лидса» вариантов не было. Буквально через два дня Робби, согласовав условия личного контракта, уже готовился вместе с новыми одноклубниками к первому появлению на «Уайт Харт Лейн».

С самого начала сезона 2002/2003 болельщикам предстал совсем другой Робби Кин. Став игроком «Шпор», Маленький Кино стал взрослее. В его игре стало больше основательности и зрелости. Пусть он стал менее результативен, зато теперь он куда чаще участвует в организации игры своей команды в атаке. Это не значит, что Робби потерял в резкости или остроте атакующих действий. Нередко он взрывается слаломным проходом сквозь всю линию обороны соперника или неожиданным финтом оставляет не у дел сразу нескольких оппонентов. Он по-прежнему бомбардир. Но он не стоит на месте в своем футбольном развитии, а постоянно движется вперед, раскрывая все новые грани своего таланта. Сейчас Робби Кину 26 лет, и в его клубной карьере далеко не все сказано.

Разумеется, Кин востребован и в национальной сборной. Его звездный час пробил на Чемпионате Мира 2002, где он отличился трижды в 4 играх своей команды, особенно эффектно наказав немцев на последних секундах последнего группового матча и переведя в овертайм поединок 1/8 финала с испанцами, который вылился в настоящий триллер. Сегодня Робби Кин — капитан новой сборной Ирландии, руководимой Стивом Стонтоном, и, разумеется, ее главный бомбардир. На его счету уже 65 игр за национальную команду и 26 забитых мячей. Не приходится сомневаться, что этот и без того рекордный показатель будет ощутимо улучшен, а крупнейшие стадионы мира еще не раз взорвутся восторженным криком: «Keano! Keano!»


Автор: Кирилл Брянов
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб дек 29, 2007 23:59

Василий Сарычев
ЛОБАН

Большие игроки редко становятся большими тренерами — Бесков здесь явление исключительное. Благоразумно распорядились величием, не пойдя в наставники, Пеле, Диди и Вава, не достигли величия во второй, тренерской жизни Федотов, Стрельцов, Марадона, Платини, Кипиани, не говоря о звездах иного порядка. Это загадка, почему большие, тонко знающие футбол и уходящие с огромным кредитом доверия игроки не могут создать достойную своего имени команду. Страдают от буферной бесконечности переходного периода? Не задумываются в славе о ее мимолетности? Не готовятся заблаговременно? Долго не решаются и в итоге не успевают начать?..


Возможно, разгадка куда более проста: великий игрок и великий тренер — слишком разные звания, производные от разных профессий. Как признается однажды Валерий Лобановский, "на поле приходилось распоряжаться мячом, у кромки предстояло распоряжаться людьми".

Откровенно говоря, к личности киевского мэтра намеривался подступаться долго. Даже посидев прошлой весной в установочном кресле Валерия Лобановского (уговорил на то дежурную футбольных раздевалок киевского стадиона Валентину Шаец), я не решился форсировать события и, изредка примеряясь к исполинской фигуре украинского наставника, лишь утверждался в мысли, что когда-то буду писать — без любви, но с большим пиететом.

Так к нему относился весь Союз — непрестанно браня за сухость игровых схем и внешних проявлений натуры. Однако при всем неприятии математических матриц футбола Лобановского, не сомневаясь в тренерской квалификации вечного спартаковского оппонента, нелюбовь не мешала воспринимать его с уважением.

Он не был великим футболистом, и его фактическое отождествление с автором "сухого листа" Диди зиждилось на смутно засевших в памяти угловых — наверное, лучших в стране. Более того, молодой Лобановский упорно не понимал того, к чему позже пришел как тренер, мысля до поры категориями капризного игрока. Дальновидный "дед" Виктор Маслов хотел заставить его прибавлять в атлетизме, работать на поле наравне с другими, — игрок же полагал, что не призван "таскать пианино", для чего есть менее искусные партнеры.

Пройдет неполный десяток лет, и Лобановский заговорит о том, что "надеяться на индивидуальность футболиста, который забьет, значит надеяться на случай, а он в современном футболе, характерном прежде всего организованностью, логичностью, коллективизмом, — не помощник".

Великий Маслов уберет Лобановского из киевского "Динамо", когда футболисту исполнится всего двадцать пять, а в двадцать девять будущий мэтр окончательно закончит играть, вдрызг разругавшись с тренерами своей последней команды — донецкого "Шахтера" ("То, во что мы играем, называется антифутболом") — и отправится начинать собственную тренерскую карьеру в Днепропетровск. Оттуда и началось...

Единственный на Союз недипломированный тренер (Лобановский закончил редкий тогда для футболистов политех) вывел "Днепр" в высшую лигу и сразу занял с ним там шестую позицию (на ум приходит аналогия с малофеевским минским "Динамо" и его шестым местом в дебютном 1979-м). Молодого наставника заприметили в Киеве, и на Украине началась растянувшаяся на десятилетия новая эра — Валерия Лобановского.

После чемпионского 1982-го и последующих перипетий мы в Белоруссии долго смаковали и на все лады возносили (и по сей день возносим) соперничество Лобановского с Малофеевым — так казалось нам-провинциальным. А у него было соперничество куда масштабнее, нежели сегодня с Малофеевым, завтра — Емецем, послезавтра — Садыриным, даже с вечным Бесковым Лобан состязался постольку-поскольку — категориями его внимания были мировые тенденции футбола, которые он, возможно, опередил. "Мягкость и элегантность — не составляющие футбола, это вообще субъективные понятия, — твердил он в рассуждении о латиноамериканском футболе (подтекст вопроса, думаю, ставился шире — с выходом на глобальные обобщения), наживая тысячи оппонентов. — Что же касается надежности, своевременности выполнения технических приемов и, самое главное, работы с мячом на скорости, то мы выглядели подчас предпочтительнее южноамериканских футболистов". Сегодня любой любитель видит, насколько разительно изменился футбол, это уже в корне не та игра, которой мы болели в семидесятые. Футбол стал динамичнее, мощнее, от игроков требуются уже не мягкость работы с мячом или неповторимый дриблинг, а совокупность множества умений плюс скорость, универсализм и чудовищная выносливость.

Лобановский начал двигаться в этом направлении еще в середине семидесятых, давя техничных соперников скоростной мощью и коллективным движением, режиссируя и отрабатывая до автоматизма скучные любителю футбола математически выверенные схемы. Чем дальше, тем строже и тем суше становились эти схемы, и нам начинало казаться, что триумфатор 75-го Лобановский губит футбол.

Пресса сделала его фигурой едва не зловещей, этаким железным монстром — равно как Виктора Тихонова в хоккее. Кому как не нам, журналистам, известно, как часто в злодеи попадают сильные, гордые люди, всего лишь не считающие нужным тратить энергию и слова на работу со злопамятными на невнимание, больно жалящими при случае владельцами пера.

С высоты (или клишированной временем заскорузлости) вчерашнего дня, Лобановский всегда был уверенным в своей правоте догматиком цифр и схем. Теперь кажется невероятным, что когда-то на студии имени Довженко был снят художественный фильм, в котором прототипом тренера-новатора выступал молодой наставник "Днепра" Лобановский, а в его антиподе, футбольном ретрограде в исполнении Георгия Жженова, угадывался казавшийся исчерпавшим себя Виктор Маслов. В отношении великого практика золотых "Торпедо" и киевского "Динамо" это была очевидная несправедливость, но нам сегодня интересно другое — Лобановский и вправду был молодым! Он был интересен и перспективен, заворожив в какой-то момент своей работой быстро охладевающих к старому подельников киношников — журналистов.

Но вскоре, по пришествии в Киев, пресса повернулась спиной и к нему, не поняв и не приняв разрушительной тактики коллективного прессинга и внедрения принципов тотального футбола. По ходу успешного продвижения по сетке Кубка кубков и после знаменитой победы над "Баварией" газеты захлестнул восторг, который после неудач следующего сезона снова сменил холод. В десяток последующих сезонов отношение к киевскому упрямцу колебалось в нижней части синусоиды — от раздраженности "неправильными" успехами до полного неприятия после невыполнения задач. Но во второй половине 80-х последовали всплески, не заметить которых было нельзя: после кубковой победы киевлян в 1986-м и мощной игры сборной на ЧМ в том же году и ЧЕ двумя годами позже тренер получил мировое признание.

На своей родине Лобановский забронзовел. Он воспитал не только поколения больших игроков, он взрастил в своей вере украинских болельщиков и даже журналистов. После него в Киеве априори не мог работать Бесков или, скажем, Ярцев, а во время привычной нам по темпераменту послематчевой пресс-конференции Эдуарда Малофеева в Минске представители украинских СМИ — совсем молодые, выросшие в эру Валерия Васильевича ребята — недоуменно переглядывались и тайком проворачивали пальцем у виска. Они привыкли к совсем иному, выверенно-немногословному стилю общения, который считали единственно правильным.

К чести Лобановского, он и теперь не менял своих принципов и убеждений как футбольных, так и житейских. Был по-прежнему аскетичен, суховат и жесток даже в своей иронии. Он не высказывался плохо о своих оппонентах — кажется, он вообще не произносил фамилии Малофеева, просто заметил журналисту, что не знает, что такое "искренний футбол", а знает футбол эффективный и неэффективный, плохой и хороший. И по Бескову прошел до обидного, сказавши, что никогда не имел с этим тренером напряженности отношений. И добавил: футбол Константина Ивановича всегда был футболом вчерашнего дня.

...Из Эмиратов и Кувейта мэтр вернулся через шесть лет неузнаваемо потучневшим и, поговаривали, помягчевшим. Но перемена облика стала результатом отнюдь не набранного здоровья — годы вынужденного по большому счету бездействия при внешнем покое вряд ли приносили спокойствие внутреннее. Ясное осознание, что настоящая, большая футбольная жизнь проходит где-то и мимо, точило его изнутри. И когда воссоздавший империю "Динамо" (Киев) новый украинец Григорий Суркис вновь позвал Лобановского на престол, тот пришел с детальнейшим осмыслением своих прежних ошибок — нет, не в футболе — в межчеловеческих связях и их внешнем проявлении. Все или почти все общение он перенес теперь на своих помощников (со временем это правило перенял и довел до крайности Олег Романцев), оставив для себя роль не отвлекаемого на детали мыслителя, "вещи в себе".

Впрочем, не исключаю, что все это было следствием личного нездоровья, таким образом мэтр экономил себя. На эту мысль натолкнуло воочию увиденное прошлой весной в Киеве — бродя по чреву опустевшего стадиона после пресс-конференции, на которой украинскую сборную представлял Владимир Веремеев, я вдруг оказался на пути Лобановского, покидавшего арену в стороне от людских глаз. Увиденное поразило. Он шел сам, но его вели — одутловатого, седого, старчески кутавшегося человека с полным отсутствием какого-либо выражения на лице. Не по погоде тщательно упрятанный в куртку с застегнутой горловиной, он шел, не видя никого и ничего, а помощники расчищали ему дорогу.

В последние годы он был еще более отрешен, чем в два десятилетия до аравийской паузы, когда находился в силе. Казалось, никакие успехи или неудачи не могут психологически потрясти эту механически покачивающуюся на скамейке человеческую машину. Лишь редчайшим исключением в этой прошедшей перед глазами футбольной жизни был эпизод, когда после второго победного финала в Кубке кубков тогда еще худощавый тренер киевлян восторженно, чуть не вприпрыжку мчался на поле поздравлять своих триумфаторов. В абсолютном большинстве стрессовых — будь они с минусом или плюсом — ситуаций Лобановский не будет давать себе послабления в публичности проявления чувств.

"Своими ощущениями я никогда ни с кем не делюсь", — напишет он в своей единственной книге.

Кто бы мог подумать, что никогда не показывавший эмоций Лобановский спалит себя, сойдет с круга раньше своих импульсивных, идущих на матч с гранатой в руке оппонентов?

Нам, непосвященным и ничему мельче трагичного акта смерти не верящим, остается только догадываться, сколь многое было у него направлено внутрь.

Кто сегодня рискнет возразить, что невозмутимый Лобановский не сжег себя футболом?

Чем же еще тогда?
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Последний раз редактировалось Papa Вс июн 22, 2008 09:27, всего редактировалось 2 раза.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
vik
Reserves
Reserves
Сообщения: 125
Зарегистрирован: Пт янв 27, 2006 22:09
Откуда: Белоозёрск

Сообщение vik » Ср янв 02, 2008 18:55

КАРЛЕС ПУЙОЛЬ – ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ

С кем у вас ассоциируется «Барселона»? С Роналдинью, Это’О, а может быть, с Месси? Бесспорно, все эти игроки входят в число звезд первой величины. Но нынешнюю «Барсу» трудно представить без ее капитана – Карлеса Пуйоля. И не только потому, что Карлес – один сильнейших защитников в современном футболе. Пуйоль – воспитанник клуба, переживший с сине-гранатовыми смутные времена на пересечении двух веков, один из тех, кто способствовал возрождению клуба. «Если бы все футболисты так понимали, как Карлес, профессия тренера стала бы не нужна», – любит повторять наставник «Барселоны» Франк Рейкаард.

ЮБИЛЕЙНЫЙ КАРЛЕС

У Карлеса немало прозвищ: Тарзан – наверное, из-за ниспадающих длинных волос, Капита – производное от капитана и Capitа (голова по-каталански), Супермен – тут и так все понятно, но чаще всего Пуйоля называют – Cor de Lleу – Львиное Сердце. «Он смел как лев и справедлив как лев. Настоящий боец и капитан», – любит говорить о своем друге и партнере Хави Эрнандес.

А ведь когда-то Карлес Пуйоль Сафоркада считался игроком средним, даже бесперспективным. Сына дорожного рабочего из каталонского городка Побла де Сегур с неохотой приняли в футбольную школу «Барселоны», неоднократно предлагали перейти в скромную «Ллеиду» – и клуб скромнее, и к дому ближе. Карлесу долго искали место на поле, пока не определили в правые защитники. Будущий капитан стоически переносил эти невзгоды и терпеливо ждал своего часа. Кроме того, Пуйоля держали в команде из-за имени. Кто-то распустил слух, что темноволосый юноша – потомок одного из основателей великого клуба. Действительно, один из 11 игроков, стоявших в 1899 у истоков «Барселоны», носил имя Карлес Пуйоль. И хотя нынешний Карлес не имел никакого отношения к отцу-основателю, просто тезка и однофамилец, накануне столетнего юбилея «Барсы» такой игрок в клубе был просто необходим.

Впервые Пуйоль попал в заявку «Барселоны» осенью 1997 года на матч Лиги чемпионов с киевским «Динамо». «Молилась ли ты на ночь, «Барселона»?», – писали украинские газеты в те дни. Еще бы. Подопечные Валерия Лобановского не оставили камня на камне от каталонского гранда – 4:0 и хет-трик Шевченко. 19-летний Карлес сидел и грустно наблюдал за тем, как Шева расправляется с его командой. Видимо, урок не прошел даром, ибо в дальнейшем почти все дуэли каталонца и украинца выиграл Тарзан. «Этого защитника очень трудно обыграть, практически невозможно», – высказался Шевченко после матча «Барселона» – «Милан». В той встрече капитан сине-гранатовых выключил лидера миланцев из игры и способствовал победе чемпионов Испании. Но это событие произошло лишь через 9 лет после первого свидания двух выдающихся мастеров. Карлесу еще предстояло пробиться в основной состав «Барселоны».

Долго ждал Пуйоль своего дебюта. Почти два года разделяет первое попадание в заявку и первый выход на поле. Луи ван Галь, тренировавший каталонцев в ту пору, видел Карлеса только в роли крайнего защитника, а оба фланга были у «блауграна» прикрыты – Михаэль Рейзигер отвечал за правый край, Серхи за левый. Но вот получил лишнюю карточку Противогаз – Рейзигер, и пришлось ван Галю выпустить на матч против «Вальядолида» нашего героя. Получилось неплохо, не хуже, чем у голландца. Затем в игре с «Реалом» получил повреждение Серхи. Пуйоль вышел и картины не испортил.

«Способный парень. Мне понравился. Пусть тренируется с основой», – вынес свой вердикт Луи ван Галь.

К концу сезона молодой каталонец уже вытеснил часто ошибавшегося Рейзигера из основы и стал кумиром «Камп Ноу». Все-таки болельщикам было приятно видеть в составе «БарсАякса» (так называли «Барселону» из-за большого числа голландцев во времена ван Галя) не очередного легионера, а своего парня.

СТАНОВЛЕНИЕ

Все стало налаживаться. Карлес приживался в основном составе, заиграл в молодежной, потом и в олимпийской сборной Испании. Особо не напрягался по поводу того, что был самым низкооплачиваемым игроком команды. Но последовала травма колена. Полгода Пуйоль был не у дел. А когда поправился, то был огорошен новостью – тренер сине-гранатовых Лоренцо Серра Феррер заявил, что «этот футболист ему не нужен». Снова ярлык бесперспективного. И продали бы Карлеса, да враги помогли.

Первым и единственным клубом, обратившимся к «Барселоне» с предложением о приобретении молодого защитника, был… мадридский «Реал». Еще свежи были воспоминания о скандальном переезде в стан врагов Луиша Фигу, и продажа Пуйоля могла бы просто взорвать барселонскую торсиду. Да и сам Карлес заявил, что скорее завершит карьеру, нежели переберется в «галактикос». В руководстве испугались скандала и отказались от подобной идеи. Пуйоль осмелел и потребовал прибавки к жалованию: «Условия те же – или платите мне достойную зарплату, или можете забыть обо мне». Тут еще союзник появился – главный тренер сборной Испании Хосе Антонио Камачо, вызвавший каталонца в национальную команду. Как тут не добавить денежек?

Серра Феррер долго на посту главного тренера не удержался, а Луи ван Галь всегда относился к Карлесу с симпатией. Кстати, голландец еще раз помог Тарзану – нашел ему оптимальное место на поле. Как-то раз голландец столкнулся с дефицитом центральных защитников. Кого только ван Галь не отправлял на важнейший участок обороны – все не то, все не так. И вот в центр был переброшен Пуйоль. Весьма спорное решение, все-таки рост 178 сантиметров – не самый характерный для игроков этого амплуа, нынче в защиту определяют гренадеров. А тут человек вполне среднего роста. Но эксперимент с Пуйолем полностью оправдал себя. Мало кто мог убежать от быстроного Карлеса. Интуиция, понимание игры позволяли Пуйолю действовать на опережение, разгадывать намерения соперников. Что касается роста, то прыгучесть помогала каталонцу выиграть воздушный бой у куда более высоких оппонентов.

«В детстве я играл на разных позициях, меня даже в ворота ставили. И мне были хорошо известны навыки игры нападающих. Я часто предугадывал их действия, знал финты, с помощью которых меня хотят обмануть, и поэтому обыграть меня было непросто», – вспоминает Пуйоль. Новая позиция пришлась каталонцу по душе, и он решил остаться в центре обороны. И защита, всегда считавшаяся ахиллесовой пятой «Барсы», заметно окрепла. Не случайно, что каталонцы пропускают при Пуйоле едва ли не меньше всех в Примере.

Пуйоля принято считать игроком оборонительного плана, редко переходящим свою половину поля. Косвенное подтверждение тому – малое количество голов, их на счету Карлеса всего четыре, хотя все они были эффектны. Но этот стереотип разрушителя довольно быстро разрушается. Посмотрите, кто начинает большинство атак сине-гранатовых, – Пуйоль. В каждом сезоне Карлес отдает пять-семь точных передач. «До сих пор помню его передачи – умные, точные, своевременные. Я забил после них почти десяток мячей», – говорит Патрик Клюйверт, один из лидеров «Барсы» начала десятилетия. Да что там Клёйверт! Вспомните, какой изумительный пас выдал Карлес Фернандо Торресу в матче чемпионата мира Испания – Украина.

В 2003 году в клубе избирают капитана. Большинство голосов получил Пуйоль – первый за многие года каталонец на этом посту. «Это была высочайшая честь для меня. В команде было немало звезд, игравших в атаке, средней линии, и тут меня – защитника – избирают капитаном». Но в это же время руководство «Барсы» задумало продать своего нового капитана – многие клубы готовы были выложить за защитника кругленькую сумму. Говорят, в шаге от покупки Карлеса был «Милан», да произошла утечка информации. Болельщики собрались устроить акцию протеста, но начальство вовремя одумалось.

«Барселона» – мой первый и единственный клуб. Надеюсь, он таковым и останется. Если я не ушел несколько лет назад, когда в клубе происходило нечто непонятное, то теперь и подавно нет смысла срываться с места. Не скрою, тогда я завидовал моим более удачливым товарищам из «Реала» или «Валенсии». Хотелось выигрывать трофеи. Но теперь и у меня это есть. Причем они завоеваны в родном клубе, а значит, ценнее вдвойне».</i>

РУБЦЫ НА ЛЬВИНОМ СЕРДЦЕ

Футбол – это не только награды и титулы, но и травмы, подчас тяжелые. Пуйоль никогда не уходил от столкновений, не берег себя и к своим 28 годам успел пережить немало. Шрамы и ссадины не идут в счет. Повреждение связок колена едва не оборвало карьеру Львиного Сердца в самом ее начале. Дважды Карлесу ломали скулу. «Я прыгнул за верховым мячом, но ударился о голову соперника. Боль была адской, казалось, моя голова треснула на две части. Потом как-то прошло, но доиграть встречу мне не дали. К зеркалу я не подходил пару дней, потому что не узнавал субъекта с перекошенной физиономией. Потом привык», – как видите, Карлес даже к таким неудачам относится с юмором.

Сидеть без дела Пуйоль долго не смог, вернулся на поле в специально изготовленной маске, защищавшей лицо. «Первое время было непривычно. А потом – освоился. Даже удобно было. Я уже начал раздумывать – а не продолжить ли мне дальше играть в этой маске».

Кстати, наверно в этом был смысл. Ибо через год последовал рецидив травмы. Снова перелом скулы, снова «маски-шоу». Болельщики «Барселоны» нашли способ поддержать капитана – пришли на футбол в таких же масках.

Насчет имиджа. Карлеса часто спрашивают – не мешают ли ему длинные волосы, часто закрывающие глаза. «Есть немножко. Порою они закрывают обзор, но я привык. Сколько помню себя, столько хожу с подобной прической. Не собираюсь ли я последовать примеру Дель Пьеро или Бекхэма и постричься? Не знаю. Может, постригусь когда-нибудь. Но не сейчас».

ЗАТВОРНИК

О личной жизни Карлеса Пуйоля, о его семье долгое время не было ничего известно. Сам Тарзан старался избегать разговоров на эту тему. И свою подругу Агнес капитан «Барселоны» предъявил публике лишь недавно, и то по ее просьбе. Обстоятельства заставили.

Одна девушка по имени Марина как-то пошла в супермаркет и встретила там Пуйоля. Звезды ведь тоже ходят в магазин за покупками. Марина попросила Карлеса сфотографироваться с ней, тот не стал возражать. Через пару дней сначала в интернете, а потом и в газетах появились те самые снимки, на которых Марина значилась как подруга нашего героя и даже будущая сеньора Пуйоль. Пришлось Карлесу познакомить общественность со своей настоящей подругой. Появился целый фотоотчет – один день из жизни Агнес и Карлеса. И все. «Личная жизнь на то и личная, чтобы о ней знало как можно меньше посторонних людей. Роль светского льва – не для меня».

Но прошлой осенью семья Пуйолей вновь попала на газетные полосы, причем по трагическому поводу. Погиб отец футболиста – Хосеп. Нестарый еще мужчина, всего 57 лет. Погиб Хосеп Пуйоль нелепо, прямо на работе. Его, укладчика асфальта, сбил трактор. Все попытки врачей оказались тщетными, Пуйоль-старший умер по дороге в больницу.

Карлес тяжело переживал смерть отца и винил в трагедии прежде всего себя. «Я столько раз говорил папе, чтоб он заканчивал с этой тяжелой работой. Я зарабатываю достаточно, и папе не было никакой необходимость класть асфальт. Но он и слышать не хотел, так привык работать. К сожалению, мне не удалось его переубедить».

Игроки всех без исключения клубов, в том числе и враждебного «Барсе» мадридского «Реала», выразили Пуйолю свои соболезнования. «Я благодарен им за сочувствие. Все-таки наши клубные разногласия и противоречия – такая мелочь в сравнении с настоящим человеческим горем».

Поддержка болельщиков и товарищей по цеху помогла Львиному Сердцу преодолеть горе и быстро выйти на прежний уровень. И в «Барселоне», и в сборной Испании, и в сборной Каталонии (она проводит лишь неофициальные матчи) Карлес Пуйоль – один из лучших, если не лучший. Капитанская повязка обязывает.

В последнее время роль Пуйоля как капитана может резко возрасти. В «Барселоне» появились поводы для беспокойства – Франк Рейкаард заявил, что может покинуть клуб из-за разногласий с руководством и рядом игроков. Реакция Пуйоля не заставила себя ждать. «Франк – идеальный тренер для нашего клуба, и он не должен уходить. Нет неразрешимых противоречий. А те проблемы, что есть, мы решим сообща». Так что Карлесу в ближайшее время придется проявить себя не только на поле, но и за его пределами.

«Футбол.Хоккей» №6 (268) 20.02.2007
Текст: Олег Тимофеев

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
vik
Reserves
Reserves
Сообщения: 125
Зарегистрирован: Пт янв 27, 2006 22:09
Откуда: Белоозёрск

Сообщение vik » Вт янв 08, 2008 23:44

Христо Стоичков

Христо Стоичков родился 19 ноября 1965 года в Пловдиве, втором по величине городе Болгарии. По слова самого Стоичкова, уже с детских лет он знал, что его судьба предопределена и ему суждено стать звездой. Он был уверен в своих силах и добился всего, чего хотел.

Первой целью Стоичкова стало попадание в софийский ЦСКА, и в 1984 году менеджер армейцев Манол Манолов взял его в команду. В первом же сезоне Ицо (такую кличку Стоичков получил от друзей) завоевал с ЦСКА кубок Болгарии, однако финальный матч против Левски закончился скандалом, едва не поставив крест на карьере Христо. Матч постоянно прерывался из-за потасовок, что привело к пожизненной дисквалификации пятерых игроков, в числе которых был и девятнадцатилетний Стоичков.

Через год дисквалификацию сняли и, как оказалось, не зря. За четыре последующих проведенных в ЦСКА сезона Христо наколотил в ворота соперников порядка 80 мячей и трижды становился чемпионом Болгарии и обладателем кубка страны.

Любимой командой Стоичкова с шести лет была испанская «Барселона», и он мечтал оказаться в составе сине-гранатовых. В сезоне 1988/1989 Христо впервые пересекся со своей будущей командой. В полуфинале кубка обладателей кубков ЦСКА встречался с каталонцами. Барселона обыграла армейцев (4:2 и 2:1), а все три мяча в ворота «Барсы» отправил Стоичков, поразив своей игрой Йохана Кройфа, возглавлявшего испанцев. Уже тогда Ицо мог сменить команду, однако ЦСКА сумел удержать его еще на год, и в следующем сезоне Христо забил 38 мячей, став обладателем золотой бутсы вместе с Уго Санчесом. В сезоне 1990/1991 Стоичков примерил на себя футболку испанской «Барселоны, которая приобрела болгарина за 2 миллиона фунтов стерлингов.

Непростой характер Стоичкова постоянно делал его участником всяческих скандалов и инцидентов. За 6 лет в Барселоне Христо 11 раз получал красные карточки и поссорился едва ли не со всеми игроками и судьями испанской лиги. Он не боялся критиковать главного тренера и своих партнеров по команде. Однако болельщикам Ицо пришелся по душе. «Что? Мадридский Реал?», — говорил Стоичков, — «Меня тошнит от этого слова!». Неудивительно, что Стоичков сразу же стал любимцем каталонских болельщиков. «Если завтра найдется человек, который сбросит на Мадрид атомную бомбу, то я просто пожму ему руку», — эти слова вызвали бурю негодования в адрес Христо со стороны столичных газет…

Когда в 1994 году из «Барселоны» в Реал перешел Микаэль Лаудруп, игроки сине-гранатовых старались этот факт не комментировать. Исключением стал, естественно, Стоичков: «Кто такой Лаудруп? Я не знаю никакого Лаудрупа! Я не общаюсь с предателями, я плюю им в лицо! Я его ненавижу!».

Не остался Стоичков в стороне и от знаменитого случая, когда болельщики «Барсы» кинули свиную голову в Луиша Фигу, последовавшего примеру Лаудрупа: «Если ты свинья, не удивляйся, когда в тебя полетят свиные головы».

Однако каталонские болельщики полюбили Христо не только за его высказывания в адрес «Реала». В первом же сезоне за новый клуб Стоичков забил 21 гол и стал чемпионом Испании. В 1992 году Христо выигрывает еще один чемпионат Испании, а также кубок европейских чемпионов. В том же году он был главным претендентом на золотой мяч, но приз вручили Марко Ван Бастену, что вызвало массу недовольства со стороны Христо. И он был прав, потому что на тот момент Стоичков действительно был лучшим.

Свой золотой мяч Стоичков все же получил два года спустя, в сезоне 1993/1994. «Барселона» завоевала четвертый подряд титул чемпиона Испании, а также вышла в финал кубка европейских чемпионов, где уступила «Милану». На чемпионате мира 1994 года Стоичков забивает 6 мячей и приводит сборную Болгарии к бронзовым медалям, став национальным героем своей страны. Этот успех так и остался для Болгарии единственным за всю ее историю. На чемпионате мира 1998 года Христо Стоичков также сыграл, однако это был уже не тот Стоичков. К тому же Христо перед чемпионатом поссорился с главным тренером сборной Трифоном Ивановым, а также с Красимиром Балаковым. Конфликты в стане команды привели к провалу на мундиале.

После чемпионата мира «Барса» стала разваливаться, игроки уходили, а Христо окончательно разругался с игроками и Йоханом Кройфом. В середине сезона Стоичкова продают в Парму, но в Италии у него не сложилось и по окончании сезона Христо вновь возвращается в «Барселону», в которой уже не было Кройфа.

Еще два сезона Стоичков провел в составе сине-гранатовых, правда теперь он уже редко попадал в основной состав. В 1997 Стоичков выигрывает свой последний трофей за «Барсу» — кубок обладателей кубков. В следующем сезоне, снова поссорившись с главным тренером (на этот раз с Луи Ван Галем), Христо покидает «Барселону».

Свою карьеру Стоичков завершил в МЛС, играя за такие команды, как «Касива Райсол», «Чикаго Файр» и «Д.С. Юнайтед».

Из игровых качеств Христо стоит отметить отличную игру левой ногой, сильнейший удар, умение делать острейшие передачи и исполнять штрафные. Его по праву можно называть «человек-гол» — за свою карьеру Стоичков забил более трехсот мячей. Он стал лучшим футболистом Болгарии за всю ее историю и одним из лучших футболистов Европы.

Автор: arjen16

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя