Алексей Иванов про роман Дэвида Писа "Проклятый Юнайтед"

Футбольная и околофутбольная литературка.
Ответить
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Алексей Иванов про роман Дэвида Писа "Проклятый Юнайтед"

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 10:03

Warning ! Это нужно знать
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... =10&t=1042
**********************************************************************************************************************************
взято с сайта edfootball.com


Алексей Иванов про роман Дэвида Писа "Проклятый Юнайтед"


27 марта 2009 года на экраны Великобритании вышел фильм The Damned United («ПрОклятый Юнайтед»). Том Хупер поставил картину по одноимённому роману Дэвида Писа. Книга вышла на три года раньше, и в ней рассказывалось о событиях июля-сентября 1974 года, когда во главе клуба «Лидс Юнайтед» стоял один из самых успешных и популярных тренеров Англии Брайан Клаф.



Дэвид Пис и Том Хупер нашли благодатную почву для сенсации, ведь события тех 44-х дней уже сами по себе скандал и драма, но, облечённые в форму художественного слова, они вызвали громадный интерес и, стало быть, принесли создателям хорошие барыши.

Никто из семьи Клафа на премьеру картины не пришёл. Живые участники тех событий отнеслись к фильму по-разному. Например, полузащитник «Лидса» Джонни Джайлз подал в суд на авторов книги и фильма «за оскорбление чести и достоинства, за перевирание, а то и попросту наглое придумывание фактов». Дело он выиграл…

Но художественную ценность романа и фильма оставим литературным и кинокритикам, а здесь обратимся к обстоятельствам необъяснимого эпизода в истории великого клуба и в жизни великого тренера.



Дойдя до точки

Сезон-1973/74 «Лидс» провёл превосходно. Это был достойный ответ тем критикам, кто считал, что команда безнадежно истаскалась и, как написал Эрик Тодд в The Guardian, «дошла до точки». Летом 1973 года «Лидс» переживал горечь неудач сразу на трёх фронтах. В чемпионате команда уступила «Ливерпулю», в финале Кубка Англии внезапно проиграла «Сандерленду» из второго дивизиона, а в решающей схватке за Кубок кубков со скандалом и обидами на судью была бита «Миланом».

Центральный защитник Джеки Чарльтон в 38 лет объявил о завершении карьеры и отправился тренировать «Миддлсбро». Гари Спрейк, бессменно защищавший ворота на протяжении десяти сезонов, вконец был измучен болями в спине и отбыл в «Бирмингем». Сам Дон Риви, творец этой команды, имел на руках очень выгодное предложение от «Эвертона» и был настроен дать согласие.

«Лидс» нуждался в перестройке и обновлении. Сказывались годы работы на износ. Риви ставил задачу победить во всех турнирах в те времена, когда о ротации состава имели смутные представления, если вообще имели. Игроки пахали без роздыха, выходили на поле с травмами, потому что осторожный Риви привык полагаться на тех, кому он доверяет и в чьих способностях не сомневается. Но самое главное – каждый игрок был готов ради своего тренера на всё, никому в голову не приходило роптать или жаловаться.

В результате нападающий Мик Джонс всё чаще оказывался в лазарете, левый крайний форвард Эдди Грей вот уже несколько лет подряд стабильно проводил там по полсезона, а левый защитник Терри Купер не играл целый сезон. Джону Джайлзу шёл 34-й год, Билли Бремнеру и Норману Хантеру исполнилось по тридцать. Все они были лидерами и символами команды, которую Риви сделал одной из сильнейших не только в Англии, но и в Европе.

С момента возвращения «Лидса» в элиту в сезоне-1963/64 чемпионами в Англии становились семь разных клубов. Причём только «Манчестер Юнайтед» и «Ливерпуль» в этот период выиграли первенство по два раза. Среди однажды коронованных, наряду с «Манчестер Сити», «Эвертоном», «Арсеналом», «Дерби», был и «Лидс». Однако именно команда Риви слыла среди них всех самой стабильной. Она регулярно сражалась за чемпионство, был пять раз второй, однажды – в сезоне-1972/73 – третьей, ещё дважды – четвёртой.

Именно тогда у наставника «Ливерпуля» Билла Шенкли появилась традиция начинать подготовку к сезону следующим образом. Он демонстрировал своим игрокам перечень стартующих 22-х команд. В этом списке были выделены «Ливерпуль» с «Лидсом», и, указывая на них, великий тренер говорил: «Парни, запомните, только эти две команды ставят себе цель выиграть первенство в первом дивизионе. Все остальные мечтают лишь о том, чтобы не вылететь отсюда!»

И вот наступил момент, когда, по мнению прессы, Риви «понял, что его команда больше не может ничего сделать для него». Некоторые были уверены, что Дон будет «строить новый корабль в другой судоходной компании». Настолько вкусным было предложение «Эвертона», а Риви, как человек, родившийся в эпоху Великой депрессии и на своём опыте знавший, что такое жизнь впроголодь, деньги любил (отец почти всё время сидел без работы, а мать, которая была в семье главным добытчиком, умерла от рака, когда Дону было двенадцать). Он вёл переговоры с «Эвертоном», не таясь, но всё-таки отказал, объяснив это «личными причинами». Тем не менее на этот раз Риви было труднее сделать такой выбор, нежели когда с аналогичными предложениями к нему ранее обращались «Торино» и «Бирмингем». Команда это чувствовала и понимала. «Лидс» Риви был «семьёй», а в семье, пусть даже футбольной, ничего не утаишь.


На неземном уровне

Ситуация с «Эвертоном», как оказалось, подхлестнула всех. Учтя уроки прошлого сезона, Риви стал активнее подпускать к первой команде молодёжь вроде защитников Гордона Маккуина и Терри Йората, форварда Джо Джордана. На предсезонных сборах игроки получили ровно те нагрузки, которые потом позволили им выдержать напряжение длинного сезона. Команда, которую и без того никогда не нужно было подгонять, работала с особым рвением. Наградой стал прекрасный сезон-1973/74.

«Лидс» стартовал с семи побед кряду и до февраля 1974 года не знал горечи поражений в чемпионате. Настроение прессы решительно изменилось, и та же Guardian уже писала, что «команда Риви достигла какого-то неземного уровня взаимопонимания». Сам тренер признавался, что мечтает пройти всю турнирную дистанцию без поражений.

Рекорды падали один за другим. 15 декабря «Лидс» обыграл «Челси» (2:1) и побил достижение «Ливерпуля» новейшего времени: 19 матчей со старта без поражений. Лучше во всей истории английского футбола стартовала только одна команда – «Шеффилд Юнайтед» в далёком сезоне-1899/00 (22 матча), но и эта планка покорилась команде Риви в последней игре уходящего 1973 года. Продлить серию удалось с трудом – только на 87-й минуте Джордан сравнял счёт, забив гол в ворота «Бирмингема», которые теперь защищал бывший партнёр по команде Спрейк. Следующим на очереди был абсолютный рекорд беспроигрышной серии (30 матчей), который принадлежал «Бёрнли» с 1921 года. Но именно в 30-м поединке «Лидс» потерпел своё первое поражение в чемпионате. 23 февраля команда вышла против «Сток Сити» без четырёх травмированных игроков, к середине тайма Джайлз, усугубив повреждение паха, покинул поле. К этому моменту «Лидс» вёл 2:0, но потеря человека, который вел всю игру команды Риви, вдохновила соперника, и тот забил в ответ три мяча.

В марте после трёх поражений кряду «Ливерпуль» вплотную приблизился к «Лидсу». Однако «семья» не дрогнула и во второй раз в истории стала чемпионом. Дон Риви снова получил возможность осуществить самую заветную мечту – выиграть Кубок чемпионов. В 1970 году команда уступила в полуфинале «Селтику» (0:1, 1:2), и вот ещё одна возможность...

Но потом словно громом среди ясного неба для «Лидса» стало известие о том, что Риви уходит.



«Я нужен своей стране!»

В октябре 1973 года сборная Англии неожиданно сыграла на «Уэмбли» вничью 1:1 в решающем отборочном матче чемпионата мира с поляками. Среди высшего руководства Футбольной Ассоциации (ФА) многие годы крепло недовольство главным тренером сборной сэром Альфом Рэмси. Он был слишком независимым и сильным, слишком демонстративно дистанцировался от чиновников, чтобы ему прощали теперь, когда не было побед. Тренер чемпионов мира 1966 года руководил сборной в ещё двух товарищеских матчах (Италия – 0:1, Португалия – 0:0). 20 апреля 74-го Рэмси был вызван в ФА, где его известили о том, что «руководство английского футбола приняло решение поменять наставника сборной».

По просьбе тренера, информацию об отставке не разглашали до 1 мая. Тогда же было объявлено, что со сборной Англии временно будет работать Джо Мерсер, отличный наставник, известный не только плодотворной работой с «Манчестер Сити» (за три сезона он выиграл чемпионат, Кубок Англии, Кубок английской Лиги и Кубок кубков), но также лёгким нравом и жизнерадостностью. В мае сборной предстояло сыграть три матча ежегодного турнира Home Nations (по сути, чемпионат Великобритании), 22 мая на «Уэмбли» должна была состояться товарищеская встреча с Аргентиной, после чего команда отбывала в Европу, где её ждали поединки со сборными ГДР, Болгарии и Югославии.

Мерсер сразу же завоевал расположение игроков сборной. Команда демонстрировала неплохую игру, проиграв только главному своему врагу – шотландцам (0:2), трижды победила и трижды сыграла вничью. Однако Джо отсекал любые разговоры на тему постоянной работы со сборной, ссылаясь на возраст (60 лет) и желание сменить нервную тренерскую работу на спокойную должность одного из директоров клуба «Ковентри».

ФА провела собеседования с тремя наставниками: Гордоном Джаго из «Куинз Парк Рейнджерс», Гордоном Милном из того же «Ковентри» и Джимми Блумфилдом из «Лестера». Все они были тренерами квалифицированными и уважаемыми, однако даже чиновники ФА понимали, что для такой работы ни один из них не обладал необходимым авторитетом. Поиски зашли в тупик.

Тогда же Рон Гринвуд из «Вест Хэма» устал от тренерской деятельности и собирался передать бразды правления своему помощнику Джону Лайоллу, чтобы самому занять пост генерального менеджера. Потом станет известно, что Гринвуд был не прочь попробовать себя в качестве тренера сборной (Рон примет национальную команду только в 1977 году), но считал недостойным напрашиваться, а обратиться к нему никто не догадался.

И тогда в кабинете секретаря ФА Теда Крокера раздался телефонный звонок. Это был Дон Риви. В отличие от Гринвуда, он нисколько не смущался и говорил прямо: «Мне очень интересна эта работа». Крокер, сын полицейского и бывший военный лётчик, порядок знал, и мгновенно доложил о разговоре своему боссу президенту ФА сэру Эндрю Стивену. По тому, как сэр Эндрю, заядлый курильщик, запыхтел трубкой, стало понятно, что он в восторге от новости – в случае с Риви не оставалось сомнений ни по одному из пунктов: квалификация, достижения, авторитет.

3 июля в Лидс отправилась делегация в составе Стивена, Крокера и президента международного комитета ФА Дика Рэгга. Риви подтвердил желание работать со сборной и тут же засыпал потенциальных работодателей идеями, в том числе и такой животрепещущей и вечно актуальной как подчинение клубов интересам главной команды страны. Дон получил контракт на 25 тысяч фунтов в год, что в три раза превосходило зарплату Рэмси и в полтора раза – сумму, которую Риви получал в клубе (действовал контракт до 1979 года с окладом 17 тысяч фунтов, по истечении соглашения Дону ещё пять лет была обеспечена должность консультанта). «Лидс» добился немалой компенсации, хотя Крокер в беседе с прессой отказался разглашать размер суммы: «Это приватная информация». 4 июля Риви вступил в должность главного тренера сборной Англии. Вместе с ним на постоянную работу в сборную перебрался и тренер Лес Кокер, который трудился не только в «Лидсе», но и в штабе Рэмси – по совместительству.


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 10:16

«На кого ж ты нас покидаешь?!»

Невзирая на события 1973 года и эпизод с «Эвертоном», уход Риви многих застал врасплох.

Питер Лоример, правый нападающий/полузащитник «Лидса» (1962-79, 1983): «Перед началом каждого нового сезона возникали слухи о том, что Дон может куда-нибудь уйти. Помимо «Эвертона», «Торино» и «Бирмингема», в разное время ходили разговоры о «Сандерленде», «Шеффилд Уэнсдей» и «Манчестер Юнайтед», о предложениях из Греции от «Олимпиакоса» и «Панатинаикоса». В конце концов мы привыкли к таким разговорам и относились к ним как к провокациям, искусно спланированным самим тренером. Он умел манипулировать общественным мнением, просчитывать свои действия наперёд и таким образом давить на руководство клуба, выбивая себе более выгодный контракт. Дон всегда говорил, что после пятидесяти лет мечтает уйти на покой и наслаждаться жизнью. И тут он действительно ушёл…»

Джек Чарльтон, защитник «Лидса» (1952-73): «Дон Риви превратил «Лидс» в один из самых профессионально управляемых клубов в Европе».

Джо Джордан, нападающий «Лидса» (1970-78): «Игроки не могли понять, что произошло и, самое главное, как быть дальше. Риви был менеджером «Лидса» 13 лет, именно он поднял этот клуб до вершин признания. «Лидс» - это полностью его рук творение. Мы провели потрясающий сезон и не могли представить, что Риви уйдёт накануне, как нам казалось, новых и больших побед».

Гордон Маккуин, защитник «Лидса» (1972-78): «Все знали, насколько тщательно и педантично Риви готовился к каждой тренировке и к каждой игре. Он первым появлялся на тренировочном поле и последним уходил. Каждая минута занятий была расписана, а перед матчами мы получали пухлое досье на каждого нашего соперника. Команда часто ночевала в гостинице даже перед домашними матчами, потому что Риви считал: если в семье есть маленькие дети, они могут помешать выспаться перед важной игрой. И вот теперь мы всего этого лишились».

И отдельно шла тема «семьи», столь актуальная для «Лидса» Риви.

Билли Бремнер, полузащитник и капитан «Лидса» (1959-76): «После ухода Риви дела в клубе начали постепенно хиреть. Многое, если не всё, зависит от отношений между игроками и тренером, а в «Лидсе» с этим был полный порядок, потому как при Риви мы напоминали семью».

Джордан: «Он был для меня словно крёстный отец».

Тревор Черри, защитник «Лидса» (1972-82): «Риви относился ко мне, как к сыну. Я в огромном долгу перед ним за всё, чего я сумел достичь в своей жизни».


Нет пророка в своём отечестве?

Но больше всего занимал вопрос: что, вернее, кто теперь?

Дон Риви рекомендовал совету директоров в качестве своего преемника Джонни Джайлза. Великолепный полузащитник, он начинал карьеру в «Манчестер Юнайтед», однако в команде не закрепился и после победы в Кубке Англии 1963 года перебрался в «Лидс». В «семью» Риви Джонни вписался идеально, он был не только безупречно оснащён технически, но и умел постоять за себя, что в «Лидсе» ценилось не меньше. Всегда сдержанный на публике сэр Альф Рэмси однажды обронил: «Одно из самых больших моих сожалений – то, что Джайлз родился ирландцем, а не англичанином».

Джордан: «Джонни был самой логичной заменой Риви. Кто лучше сможет сберечь и приумножить наследие великого менеджера? Кто знает все секреты нашего успеха изнутри? Кто не раз указывал нам верный путь в пылу самой жаркой схватки? Джайлз был идеальной фигурой, это было настолько очевидно, что только дураки могли спорить».

Сид Оуэн, один из помощников Риви: «Дон высоко ценил Джайлза как игрока за его хладнокровие и расчётливость».

Но Джайлз, когда с ним встретился президент клуба Манни Кассинс, интереса к работе не проявил. Новость об отставке Риви застала Джонни в Западной Германии, где он наблюдал за матчами чемпионата мира. Он тут же вернулся обратно, потому что нужно было успеть уладить все шероховатости его нового контракта с «Лидсом», и тогда Риви поделился своими мыслями насчёт кандидатуры будущего тренера. Джайлз: «Он ничего не объяснил, почему хочет видеть именно меня, просто сказал. А я и не спросил. Никогда не переживал из-за того, что не стал тренером «Лидса». Мне кажется, в той обстановке действительно лучше было оставаться игроком».

Зато был другой футболист, член «семьи» Риви, который готов был стать главным и смело предложил свою кандидатуру. Сид Оуэн: «Утром того дня, когда Кассинс назначил Джайлзу встречу, чтобы обсудить рекомендацию Риви, Билли Бремнер появился на стадионе в 9.15. Я не помню, чтобы он когда-нибудь приходил без дела в такую рань. Билли хотел получить эту работу».

Билли Бремнер появился в «Лидсе» намного раньше Джайлза. Он даже три сезона отыграл вместе с Риви. Дон заканчивал свою карьеру, а рыжеволосый миниатюрный шотландец с несгибаемой волей к победе только начинал. Риви вспоминал, как первое время Билли клянчил, чтобы тренер отпустил его – дескать, плохо ему тут, вдали от дома. Никто Бремнера, конечно же, никуда не отпустил, ведь в нём Риви видел одну из важных фигур своей будущей команды. Техничный, понимающий футболист, больше всего на свете не любивший проигрывать, не боявшийся самой отчаянной схватки, настоящий капитан по духу и мастерству – ни один тренер от такого красавца не откажется!

Бремнер насчёт своего желания возглавить родную команду говорил уклончиво – мол, пришёл обсудить ситуацию с Джайлзом как с будущим менеджером, настолько всё было очевидно, но тот говорить на эту тему не стал: «Если назначат, тогда пообщаемся». Что до выдвижения своей кандидатуры – «не помню такого». Лоример, однако, утверждает, что новость о возможном назначении Джайлза произвела на Билли «удручающее впечатление»: «Он наверняка сам хотел возглавить команду».

Очевидно, что правление клуба не очень-то упрашивало Джайлза, а Бремнер, если всё-таки предложение от него имело место, наверняка был «отбракован» в силу возраста: староват для игрока, но молод для тренера. Директора «Лидса» были «вооружены» компенсацией от ФА и были намерены пригласить тренера с опытом и именем.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 10:41

Загнанные в «шотландский угол»


Интересно, что Джайлз был не единственным, кого Риви рекомендовал правлению клуба. Бобби Робсон, тогда менеджер «Ипсвича», вспоминал, что летом 1974 года с ним на связь вышел новый наставник сборной Англии и предложил заполнить освободившуюся вакансию в «Лидсе». «Я уже обо всём переговорил с руководством». Робсон: «Он даже назвал сумму моей будущей зарплаты. Решайся, сказал он, ведь это лучший клуб страны с лучшими игроками и лучшими условиями, слово за тобой». Бобби прекрасно знал, что такое «Лидс», но в то же время он чётко понимал, кем для «лучших игроков страны» был Риви и насколько тяжело будет занять его место. Поэтому после двух дней размышлений Робсон ответил отказом. «В любом случае мы в «Ипсвиче» за те пять лет проделали громадную работу и были убеждены, что в скором времени сумеем составить конкуренцию и «Лидсу», и «Ливерпулю»…»

Огромное впечатление на Манни Кассинса весной 1970 года произвело личное знакомство с наставником «Селтика» Джоком Стином, который первый из британцев выиграл Кубок чемпионов. Но Стин отказался, в общем-то, легко, и Кассинс мог это предполагать – Джок и особенно его жена Джейн был слишком привязаны к Шотландии (Стин всё-таки возглавит «Лидс» в 1978 году и проработает те же 44 дня, что и Брайан Клаф, но то будет история не взаимной ненависти, а взаимного равнодушия).

Зато Стин настойчиво рекомендовал обратить внимание на 36-летнего Иана Сент-Джона. Прославленный форвард «Ливерпуля» 1960-х годов произвёл на опытного наставника сильное впечатление работой с «Мазервеллом». В сезоне-1973/74 «Селтик» семь раз пересекался в чемпионате и кубковых турнирах с командой Сент-Джона, и каждый раз матчи проходили в упорной борьбе. Середняк одержал две победы, в том числе и на стадионе «Селтика», который в то время был синонимом неприступности, а в Кубке Шотландии и Кубке шотландской Лиги команде Стина удалось одолеть оппонента только в переигровках.

Кассинс встретился с Сент-Джоном недалеко от Лидса, в местности, которая известна как «шотландский угол» (Scotch Corner) перекрёсток, где транспортный поток в сторону Шотландии разделяется на две ветки: восточную и западную). Иану показалось, что он сумел произвести впечатление на президента-миллионера и тот якобы даже обронил фразу: «Я почти уверен, что ты получишь эту работу». Однако Кассинс просил подождать, потому что «совет директоров должен встретиться с последним кандидатом». Сент-Джон быстро понял, что ждать ему нечего и отбыл тренировать «Портсмут», но очень скоро с тренерской работой завязал и на телевидении составил потрясающий дуэт аналитиков с великим английским бомбардиром и «новообращённым трезвенником» Джимми Гривзом.

Когда же все узнали, кто был этим «последним кандидатом», сенсацию эта новость произвела куда более громкую, нежели отставка Дона Риви.

Всё дело в том, что Брайан Клаф слыл одним из самых непримиримых и принципиальных критиков «Лидса» и лично Риви. Для всех, кто имел отношение к клубу с «Элланд Роуд» - для игроков, работников, болельщиков, для них всех Клаф превратился во врага номер один. И это при том, что «Лидс» Риви должен был привыкнуть к потокам критики и ненависти, которые сопровождали команду все те годы, что она была на виду!


Нелюбимое чадо английского футбола

«Лидс» обвиняли во всех смертных грехах футбола. Игру команды называли циничной, ведь подопечные Риви не стеснялись играть на результат, «бессовестно» катая мяч или танцуя с ним в углах поля. За футболистами закрепилась репутация чрезвычайно жёстких, «грязных» игроков, которые для достижения победы не гнушались самыми подлыми и жестокими приёмчиками. Зато при первой же возможности, возмущались критики, сами игроки «Лидса» симулировали, катались по газону в агонии, затягивая время, постоянно давили на арбитра, пытаясь задурить ему голову.

Наконец, по поводу самого Риви шептались, что он-де «работает с судьями» и подкупает игроков соперника, чтобы те «не сильно напрягались» в важных матчах с «Лидсом». Жёлтая пресса время от времени публиковала скандальные материалы на эту тему, однако доказательная база, как всегда в подобных случаях, хромала на обе ноги.

Джордж Бест, нападающий «Манчестер Юнайтед»: «Когда обе команды выстроились в туннеле перед выходом на поле, я внезапно почувствовал, как кто-то с чертовской силой ударил меня по правой ноге. Я оглянулся и увидел Бобби Коллинза, миниатюрного, но свирепого полузащитника «Лидса». Он прошипел: «И это только начало, Бести!» А со стартовым свистком начался форменный погром. Игроки «Лидса» устроили за нами самую настоящую охотку, они лупили по ногам, дёргали за футболку, толкались…

Эта была моя первая встреча с «Лидсом», а впоследствии было только хуже. Чтобы остаться целым и невредимым, нужно было быть начеку каждую минуту. Они постоянно задирались, бегали за рефери, клянча штрафные и жалуясь на тебя. Особое место в репертуаре игроков «Лидса» занимали «словесные атаки». Они обзывали мою мать шлюхой, меня самого – «байстрюком», говорили гадости о детях. И они очень грязно играли. Это был единственный противник, в матчах с которым я пользовался щитками».

Джим Бакстер, полузащитник «Рейнджерс», «Сандерленда» и «Ноттингема»: «Все клубы ненавидели матчи с «Лидсом». Для них футбольные правила были обузой, они признавали их только на словах, а на деле постоянно игнорировали. Они были горазды на разного рода штучки и трюки. Если ты собирался исполнить штрафной удар, обязательно три или четыре игрока «Лидса» торчали перед мячом, как будто правила девяти метров не существует вовсе. Да они, похоже, и не очень-то верили, что оно существует. Если игрок «Лидса» сбивал тебя и потом помогал подняться, то делал он это, хватая тебя за волосы на подмышках».

Ховард Кендалл, полузащитник «Эвертона»: «Против «Лидса» опасно было играть в одно касание. Чтобы успеть убрать ноги, ты должен был избавиться от мяча в полкасания!»

Грэм Сунесс, полузащитник «Миддлсбро»: «Я вступил в единоборство с Билли Бремнером, когда сбоку – я этого момента не видел – мне в колено вставил Терри Йорат. Мне сразу стало понятно, что дело серьёзное. Так и получилось – из-за повреждения связок колена я три недели провёл в гипсе, а потом ещё пропустил почти три месяца».

Кит Хакетт, рефери: «Перед матчем главный арбитр Джек Тейлор в беседе с нами подчеркнул, что профессионализм работы клубов неуклонно растёт. Например, Дон Риви досконально знает не только противника, но сильные и слабые стороны каждого арбитра. Потом он добавил – мол, увидите, как только «Лидс» поведёт в счёте, мальчики, подающие мячи, растворятся в толпе зрителей, чтобы тем самым помочь своей команде тянуть время. Так и случилось. Едва «Лидс» забил, подавать мячи стало некому».

Пат Партридж, рефери: «Чаще всего Бремнера обвиняли в том, что он пытается «судить матчи», то есть оказывать давление на нас, рефери. Но, по крайней мере, со мной такие штуки не проходили. Конечно, он, как обычно, крутился постоянно неподалёку, возмущался, если моё решение было не в пользу «Лидса», «подсказывал», когда нужно было свистеть. Однако он никогда не перегибал палку, чтобы дать мне повод выгнать его с поля. И грубый окрик «Бремнер, заткни свою пасть!» на него, как правило, действовал».

Рассказывали, что перед кубковым матчам «Лидса» с «Бристоль Сити» арбитр нашёл на своём столе конверт. Нет, в нём не было денег, зато были газетные вырезки, в которых шла речь о излишне грубой игре «Бристоль Сити» в последних матчах. Верно подметил Джек Тейлор – «профессионализм работы клубов неуклонно растёт».

Норман Бёртеншоу, рефери: «Если после перерыва «Лидс» вёл в счёте, его игроки падали на газон и подолгу там валялись по любому поводу. Они сбивали темп игры, пытались вывести соперника из себя. Но мне приходилось сталкиваться с разными фокусами не только на футбольном поле. В 1972 году Аллан Кларк должен был пропустить полуфинал Кубка Англии с «Бирмингемом» после того, как я вынес ему предупреждение. Он подал апелляцию, я должен был присутствовать на рассмотрении, когда внезапно мне позвонил чиновник из Футбольной Лиги (ФЛ) и объявил, что я должен судить матч четвёртого дивизиона между «Хартлепулом» и «Саутпортом». «А заседание апелляционного комитета в ФА придётся отменить». Самое интересное, что в тот день, кроме матча в Хартлепуле, не было ни одной игры! Так почему именно я, живущий в 350-ти милях от места проведения поединка, а не кто-то другой из восьмидесяти судей? Мне показалось, что чиновник, отдавший такое распоряжение, каким-то образом был заинтересован в этом лично Риви. И в то время это был далеко не единичный случай, связанный с «Лидсом» и Риви».

В сезоне-1972/73 Риви ездил на заседания дисциплинарного комитета как на работу. Только Норман Хантер и Тревор Черри к марту получили по восемь предупреждений, что по тем временам было чудовищно много. Сам тренер был уверен, что всё это одно из следствий давней вражды с секретарём ФЛ Аланом Хардакером. В конце концов ФА оштрафовала команду на 3.000 фунтов, объявив, что взыскание может быть отменено лишь в том случае, если «Лидс» «очистит свой имидж».

Риви собрал пресс-конференцию, на которой клятвенно обещал «примерное поведение» и призвал всех – «от ФА до уважаемых господ журналистов» - помочь клубу «встать на путь исправления». В «Лидсе» даже появился первый специалист по пиару Питер Фэй.

Пат Дженнингс, вратарь «Тоттенхэма»: «Я знаю, что на «Элланд Роуд» предпочитали завоёвывать очки, а не друзей, но не один я в те годы считал, что они могли быть ещё более успешными, кабы имели более приятный имидж».

Ли Чепмэн, нападающий «Сток Сити»: «Всеобщая ненависть к «Лидсу» делала команду только сплочённее».


…или жертва наветов?

Игроки «Лидса» даже не собирались отрицать манеру игры и поведения, которую прививал им Дон.

Билли Бремнер: «Меня называли «разжигателем смуты», «хулиганом», «головорезом», «грязным игроком» и так далее в том же духе. Всё это совершеннейшая правда! …Но нас всегда учили – мы должны уметь постоять за себя и сражаться до конца, сражаться не в одиночку, а всей командой, друг за друга».

Томми Дохерти, тренер «Челси» и «Манчестер Юнайтед»: «Они делали всё это, потому что им приказывали».

Джонни Джайлз: «Да, Дон Риви требовал от нас выкладываться на 100% в каждом эпизоде, однако он никогда не науськивал нас специально ломать соперника».

Джеки Чарльтон: «Риви сделал из нас одну из самых крутых команд в истории английского футбола. Крутых, но не грязных!»

Однако при этом почти все, кого возмущало поведение «Лидса», отмечали высокий уровень мастерства и восторгались такими исполнителями как Джайлз, Бремнер, Лоример, Джонс, Кларк, Хантер…

Бакстер: «Может, кому-то покажется это парадоксом, но в том «Лидсе» все умели играть, именно ИГРАТЬ!»

Чарли Джордж, нападающий «Арсенала»: «Нет-нет, «Лидс» точно был грязной командой, но зато таких профессионалов ещё нужно было поискать! Я прошёл школу Берти Ми и мог оценить, когда соперник демонстрировал игру организованную и продуманную. Они были едины в победе и в поражении. Когда на поле возникали проблемы, то они касались не кого-то одно, тут же «подписывались» все одиннадцать этих чёртовых ублюдков! Мне нравилось в них это».

Джонни Джайлз, как и Риви, считал, что, невзирая на очевидную жёсткость и расчетливость, «Лидс» того времени стал жертвой предубеждённого отношения со стороны футбольных чиновников.

Джайлз: «Это началось, когда мы продирались в первый дивизион. Томми Дохерти не зря говорил, что футбол – это крысиные бега, и крысы всегда побеждают! Нам нужно было стать в чём-то крысами, чтобы выбраться из второго дивизиона. Но по итогам сезона-1964/65, нашего первого сезона в элите с Риви, ФА обнародовала рапорт, из которого следовало будто «Лидс» - самая грязная команда. Хотя в том сезоне ни одного из нашей команды не выгнали с поля, тогда как в «Манчестер Юнайтед» было ПЯТЬ удалений, однако о них в том рапорте не было сказано ни слова! Так на многие годы вперёд общественность была настроена против нас. Плохо создавать такой фальшивый образ команды, но ещё хуже выносить подобные «рапорты» на всеобщее обозрение».

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 11:00

Покончить с «мафией»!

Брайан Клаф, как и почти все остальные признавая мастерство игроков «Лидса», был одним из самых непримиримых критиков команды Риви. Он нападал на неё со страниц газет и во время своих частых появлений на телевидении. Клаф называл игроков «Лидса» «симулянтами» и «шарлатанами», он не скрывал своего отвращения к Риви и открыто отзывался об игре его команды как о «гнилой» и «ограниченной».

Особый ажиотаж вызвало выступление Клафа на телевидении Йоркшира, когда Питера Лоримера чествовали как Спортсмена года. Брайан сидел во время церемонии с ухмылкой и, дождавшись, когда ему дали слово, начал весьма оригинально: «Только что нам поведали достаточно разной чепухи о Лоримере, потому вы можете переждать, пока я схожу отлить». Облегчившись, Клаф продолжил речь: «Но мы о Лоримере, Спортсмене года графства Йоркшир. Да, он хороший игрок, однако я не могу назвать его спортсменом, потому как он симулянт и провокатор». На мероприятии присутствовал премьер-министр Гарольд Уилсон. Скандал был знатный.

Тогда же, в сезоне-1973/74, антилидсовские выступления Клафа достигли апогея. Брайан потребовал подвергнуть крупному штрафу Риви, а сам «Лидс» в приказном порядке перевести во второй дивизион. Он возмущался, почему это ФА, призванная следить за чистотой и порядком в футбольном хозяйстве, до сих пор не разобралась с «этой мафией».

Чувствовалось, что за всеми этими нападками болтуна и скандалиста Клафа, прозванного «Большая Голова» за вызывающее высокомерие, скрывалось что-то большее, нежели нелюбовь к «симулянтам» и «грубиянам». Брайан никогда открыто не говорил об истоках своей ненависти к Риви, а только в личных беседах с людьми, которым он безмерно доверял. Подробности стали известны после смерти тренера.

Журналист Данкан Хэмилтон был рядом с Брайаном все те годы, что тот работал с «Ноттингемом». В замечательной книге-портрете великого тренера "Provided You Don’t Kiss Me" Хэмилтон рассказывает, что начало вражде положила случайность. Клаф просто услышал то, что не должен был слышать.

Однажды Брайан приехал на «Элланд Роуд» посмотреть игру «Лидса» и после матча зашёл в кабинет к Риви. Неожиданно отворилась дверь, и заглянул арбитр матча. Он не стал входить в комнату, потому и не видел Клафа, который сидел у стены за дверью. «Всё прошло как надо, мистер Риви?» - раздался голос арбитра. Дон нервно ответил: «Восхитительно», и жестом «отправил рефери так, как господин отправляет своего дворецкого». «Я понял, что рефери отработал то, что получил от Риви. После этого я уже не сомневался в нечестности Дона».

Клаф: «В конце 1960-х – начале 1970-х «Лидс» был самой грязной и циничной командой страны. Я гордился тем, что мои команды никогда не спорили с судьями, никогда не давили на них. Они отличались образцовым поведением, и если бы кому-нибудь из моих игроков вздумалось нарушить эти требования, я б ему голову оторвал! …Меня бесило то, как игроки «Лидса» вели себя на поля, они оказывали физическое и психологическое давление на противника, они постоянно жаловались арбитру, Бремнер всю игру бегал и орал в ухо рефери, а его партнёры ныли и симулировали. Я не молчал и, конечно же, в «Лидсе» это не могло нравиться».

Джо Джордан: «Известие о назначении Клафа было воспринято так, словно на «Элланд Роуд» высадились инопланетяне».

Билли Бремнер: «Да мы в шоке были! Мы не могли взять в толк, что заставило Клафа принять нашу команду после всего, что было сказано за эти годы».


Спасительный круг от врага

Манни Кассинс и директор клуба Боб Робертс встретились с Клафом в Брайтоне, где в то время тренировал Брайан. Они расположились в ресторане отеля «Кортлэндс» и первое, о чём спросил Клаф, было: «Почему именно я? Вы разве не в курсе наших с Риви отношений?» Кассинс не колебался ни секунды: «Все видели, что случилось, когда вы ушли из «Дерби». Так вот мне как раз нужен менеджер, за которого игроки будут готовы бунтовать. Мне нужно всколыхнуть их, предложить им что-то новое после Риви, и вы идеально подходите для этого». Клаф был польщён, но всё-таки нужно знать подробнее о том периоде жизни Брайана, чтобы понять, почему он всё-таки принял предложение ненавистного ему клуба. Как метко заметил тот же Данкан Хэмилтон, «Лидс» стал тогда для него сродни спасательному кругу в море».

Карьеру выдающегося бомбардира Клаф завершил рано – в 27 лет. Он сыграл почти три сотни матчей за «Миддлсбро» и «Сандерленд», забил в них 267 мячей. Пусть в элитном дивизионе он отличился лишь однажды (по иронии судьбы именно в матче с «Лидсом»), однако Брайан был твёрдо уверен в своей гениальности. Эта уверенность помогала ему на протяжении всей жизни, но был период, когда Клаф сомневался в том, что он действительно что-то из себя представляет.

Нет, когда Брайан лежал с загипсованной ногой после разрыва крестообразных связок колена и понимал, что игра в футбол для него закончилась, ему некогда было думать о себе – его занимали мысли о том, как прокормить семью. Тот кошмарный матч с «Бери», когда в столкновении с вратарём Клаф получил роковую травму, только приблизил начало нового и самого важного этапа в его жизни. В 30 лет Клаф стал самым молодым тренером ФЛ, когда принял скромный и незаметный клуб «Хартлепул». Таскал вёдра, когда протекала крыше в офисе, разгружал машины с цементом для обновления потрёпанного стадиона, лично водил клубный автобус.

Наградой стало приглашение в «Дерби». Клаф преобразил команду и весь клуб, уже забывавший о том, что такое первый дивизион, своими оптимизмом и целеустремлённостью. В 1969 году «Дерби» вернулся в элиту, в 1972-м впервые в истории стал чемпионом, сразу же вышел в полуфинал Кубка чемпионов, где не без помощи, как потом оказалось, арбитров уступил итальянскому «Ювентусу».

Брайан купался в лучах славы, он был регулярным участником телевизионных шоу, с помощью журналистов вёл колонки сразу в нескольких изданиях и не боялся высказываться по любому поводу: футбол, политика, экономика, культура. «Меня ненавидело столько же людей, сколько и любило. Но лишь единицы переключали канал, когда видели меня в телевизоре. Мне нравилось это!» Клаф настолько был уверен в себе, что не сомневался – директора клуба в конфликте с президентом Сэмом Лонгсоном выступят именно на его стороне.

После очередного скандала, когда Лонгсон запретил Клафу активно светиться в прессе и на ТВ, Брайан самонадеянно подал в отставку. В «Хартлепуле» в аналогичной ситуации правление клуба поддержало именно менеджера, и президенту Эрни Орду самому пришлось уйти. Но здесь победил Лонгсон, и отставку Клафа с радостью приняли. «У меня было много времени, чтобы подумать, но не было мозгов».

Болельщики горячо поддержали любимого тренера, ещё существеннее было выступление игроков. Они требовали вернуть Клафа и саботировали нового тренера Дэйва Маккея. Но прошлое уже невозможно было вернуть. Разрыв с «Дерби» Брайан до конца дней своих вспоминал, как одну из самых больших глупостей в жизни. Он забыл один из самых важных советов, который когда-то дал ему прекрасный тренер Харри Сторер: «Никогда не задирай директоров клуба и никогда не подавай в отставку!» Без Клафа «Дерби» стал чемпионом ещё раз, однако Брайан уверен, что вместе с клубом он упустил великолепную возможность занять ту нишу, которая со второй половины 1970-х и до конца 1980-х принадлежала «Ливерпулю».

Клаф: «Мы могли быть на их месте. Такую атмосферу, как в «Дерби», мне не удавалось создать нигде. Если бы мы противостояли Гитлеру в 39-м, уверен, с ним было бы покончено за пару месяцев!»

В тот момент Клаф, наверное, впервые в жизни растерялся. Он беспечно принял первое же предложение – от безвестного клуба «Брайтон» из третьего дивизиона. Здесь Брайан встретил Майка Бамбера, «лучшего в моей карьере президента». Бамбер мечтал о большом будущем для своего клуба, но ресурсов у «Брайтона» было не больше, чем у «Хартлепула». Такой вариант мог подойти для начинающего тренера, но не для того, кто уже становился чемпионом.

Клафа удручал уровень, на который ему пришлось вернуться. «Мы проиграли в Кубке 0:4 команде, которая называлась как адвокатская контора – «Уолтон и Херсэм», в чемпионате нас унизил «Бристоль Роверс» на нашем же стадионе – 2:8!» «Брайтон» по итогам сезона занял только 19-е место, отстав от таких «монстров» как «Йорк Сити», «Честерфилд», «Олдершот», «Галифакс» … Брайану не хватало лоска первого дивизиона, а у элиты, как он с тревогой замечал, была короткая память.

Чтобы напомнить о себе, Клаф откликнулся на предложение возглавить сборную Ирана. Брайан утверждал, что рассматривал этот вариант очень серьёзно, даже встречался с представителем посольства Великобритании на предмет школы для детей. Однако на самом деле он просто хотел обратить на себя внимание. Когда сэр Альф Рэмси был отправлен в отставку, никто из ФА о Клафе так и не вспомнил. Он запаниковал и начал сомневаться – а, может, ему просто повезло и как менеджер он не представляет собой ровным счётом ничего?

Опасения по поводу финансовой обеспеченности не покидали Клафа с самого детства. Как и Риви, он был родом из Миддлсбро, и прекрасно знал, каких трудов стоит обыкновенному работяге прокормить большую семью (у самого Брайана было два сына и дочь). Но в тот момент боязнь остаться без куска хлеба отступила на второй план перед страхом «разоблачения» - никакой ты, к чертям, не тренер, а кроме футбола ты ничего не умеешь...

Поэтому Клаф ухватился за предложение «Лидса», невзирая на то, что осознавал всю бесперспективность своей работы в клубе, который он так последовательно и бескомпромиссно критиковал. «А ещё меня привлекла возможность выиграть самый главный турнир. «Лидс» стартовал в Кубке чемпионов и после матчей с «Ювентусом» мне нестерпимо хотелось завоевать именно этот трофей. Я сказал «Кубок чемпионов»? На самом деле за то время, что я провёл в «Лидсе», я не успел даже обзавестись чашкой для чая».

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 11:16

«Чёртов брат»

Конечно же, Клаф сразу же известил о варианте своего верного помощника и друга Питера Тейлора. Однако на призыв бросать «этот постылый третий дивизион» и ехать в Лидс, Тейлор неожиданно для Брайана не откликнулся. Питер, человек не такой импульсивный, как Клаф, к предложению «Лидса» отнёсся осторожно. Зачем, мол, искать добро от добра, ведь и в «Брайтоне» «неплохо кормят»: «Давай поработаем ещё сезон». Клаф начал терять терпение: «Значит, ты отказываешься?» Тейлор отвёл глаза: «Да, я отказываюсь. И остаюсь». Оказывается, он предвидел именно такое развитие событий и уже обо всём договорился с Бамбером.

Так тренерские дороги закадычных друзей впервые разошлись.

Они познакомились в «Миддлсбро». Тейлор был уже опытным вратарём, а младший на семь лет Клаф страшно переживал из-за того, что тренер команды Боб Деннисон не замечает его гениальности и держит в резервном составе. После первой же тренировки Питер подошёл к молодому: «Я не понимаю, что происходит в этом клубе. Ты – лучший нападающий, против которого мне довелось играть». Честолюбивый Брайан не мог не оценить этого.

Данкан Хэмилтон: «Тейлор и Клаф имели много общего: рабочее происхождение, любовь к футболу, непоколебимая убеждённость в том, как должно играть в футбол, неприятие любого командования ними и, самое главное, вера в исключительные способности Клафа».

Брайан Клаф: «В то время у нас не было за душой ничего, кроме веры в себя».

Когда Брайан получил тренерскую должность в «Хартлепуле», он сразу же позвонил Тейлору: «Пойдёшь ко мне?» Питер не колебался ни секунды. Они вместе сделали «Дерби» сильнейшим клубом страны, вместе ушли в отставку, вместе оказались в «Брайтоне». И вот теперь Тейлор отказался следовать за Клафом.

А ведь как раз сейчас помощь «друга и чёртового брата» нужна была Клафу как никогда! Питер очень тонко разбирался в футболе, потрясающе читал игру, ему достаточно было пары глаз, чтобы оценить игровые характеристики того или иного исполнителя. Благодаря этим качествам своего верного помощника Клаф, приглашая новых игроков, не один раз удивлял попаданиями в точку. Но, кроме того, Тейлор потрясающе разбирался в людях. Он мог мгновенно вычислить в коллективе потенциального смутьяна или даже стукача. Но он же подсказывал Брайану, кого следовало поддержать, а кого и приструнить. Питер точно вычислял настроение любого игрока даже по тому, как тот нёс сумку или сидел на скамейке.

Хэмилтон: «Самое ценное для успешного партнёрства качество Тейлора заключалось в том, что он мог одёрнуть Клафа, если тот был не прав, если перегибал палку или мог выставить себя на посмешище».

Клаф: «Пит был единственным, кто мог, положив мне руку на плечо, сказать, чтобы я заткнулся, не лез не в своё дело или, наоборот, продолжал в том же духе».

Как водится, роль и влияние Тейлора были заметны лишь тогда, когда его не было рядом.



«Ты опоздал!»

20 июля Клаф подписал контракт с «Лидсом» на пять лет с зарплатой 20 тысяч фунтов в год и сразу же совершил первую ошибку. Даже не встретившись с командой, он вместе с семьёй – жена Барбара, сыновья Найджел и Саймон, дочь Элизабет – отбыл отдыхать на Мальорку. Дальновидные люди пытались отговорить Брайана от такого поступка, но он даже слышать ничего не хотел.

«Лидс» готовился к новому сезону без главного тренера. Клаф позвонил Билли Бремнеру и предложил присоединиться к нему на Мальорке. «Ты – капитан команды и нам будет полезно познакомиться, пообщаться, обсудить цели и задачи на новый сезон». Бремнер сдержанно поблагодарил, но отказался, мотивировав тем, что предпочитает продолжать тренировки вместе с командой. После этого Билли многозначительно подчеркнул: «У нас, в «Лидсе», так заведено».

Одной из традиций «Лидса» был так называемый семейный день. Как правило, он проводился незадолго до начала сезона. Игроки, тренеры, работники клуба, их жёны, подруги и дети выезжали вместе на пикник. В такой непринуждённой обстановке люди лучше узнавали друг друга. Семейные дни немало значили для укрепления духа единства, которым так славился «Лидс» Риви. Когда Клаф узнал об этой традиции, он только отмахнулся: «Моя семья для меня важнее».

Для «Лидса» это был неслыханный поступок, хотя и понятный чисто по-человечески. Но Клаф не имел право поступать так, тем более что, оказавшись в клубе, он быстро убедился в том, что отношения внутри коллектива отлично вписываются в принципы мафии. Клаф: «Им нужен был не тренер, а крёстный отец».

В понедельник 29 июля Брайан наконец-то подкатил к «Элланд Роуд». Невзирая на то, что он захватил с собой маленьких сыновей, чувство тревоги не покидало его. Когда Клаф с детишками вышли из автомобиля, из толпы репортёров выбрался мужик с здоровенным красным лицом – по виду, болельщик. Угрожающе ткнув пальцем в сторону Брайана, он проревел: «Чёрт возьми, ты опоздал!»

Клаф: «Видимо, это их вариант «Добро пожаловать!»…»

Но Брайан был не настолько глуп, чтобы не понимать, что имеет в виду болельщик. Но и не настолько пуглив, чтобы смутиться. Клаф бросил на ходу: «А это не твоё дело, парень!», и сквозь фотовспышки стал уверенно пробираться к входу на стадион.

Первый, кого встретил Брайан, был давний помощник Риви Сид Оуэн. Бывший полузащитник «Лутона», лучший Игрок Англии 1959 года, он имел славу тренера, который беспощадно гонял игроков до седьмого пота и кровавых мозолей. На этот раз Оуэн выводил на тренировку резервистов и молодёжь. «Эй, Сид! – окликнул его Клаф. – Скажи кому-нибудь из этих пацанов, чтобы они присмотрели за моими ребятишками». Оуэн измерил нового тренера холодным взглядом и обронил: «Эти «пацаны» здесь для того, чтобы научиться играть в футбол, а не вытирать сопли твоим детям».

Клаф утверждает, что рассчитывал на помощь Оуэна, однако с самого начала понял, что все его надежды напрасны. Сид откровенно игнорировал и избегал нового тренера, во время разговоров с командой демонстративно становился за спиной у Брайана. Клаф: «Если бы я продержался в команде чуть дольше, Оуэн был бы уволен». За него этого сделает тренер, который придёт на смену – Джимми Армфилд.

Морис Линдли, ассистент Риви, который по большей части занимался административной и бумажной работой, наоборот, был приветлив и вежлив. Однако за всем этим читалось точно такое же неприятие, как и в резких фразах Оуэна. Линдли под предлогом катастрофической занятости избегал Клафа, и едва Брайан появлялся в его кабинете, Морис, вежливо поинтересовавшись, чем он может помочь, тут же начинал суматошно перебирать бумаги и просил простить его – мол, очень важное и неотложное дело.

Клаф: «Мне потом говорили, что Линдли вёл себя подобным образом со всеми посторонними, и много лет суетливо перебирал одни и те же бумаги на столе».

В первые дни Брайан мог опереться только на Джимми Гордона. Гордон был одним из тренеров молодого Клафа ещё в «Миддлсбро». Он не обладал талантами Тейлора, однако любил самую простую и обыкновенную работу с командой на тренировках. Клаф с Тейлором предложили Джимми поработать с ними в «Дерби». Откликнулся Гордон и на призыв Брайана помочь ему в «Лидсе». Но не в принципах Джимми было вникать в дела вне тренировочного поля, а потому его поддержку Клаф чувствовал далеко не в той мере, что хотелось бы.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 11:31

Пропавшие часы

Гордон руководил в «Лидсе» тренировками. Брайан впервые появился на занятии с традиционной теннисной ракеткой. Он любил коротать время за игрой в сквош, любил жонглировать теннисным мячом в кабинете во время переговоров. Но если Клафа видели с ракеткой где-то ещё, это могло означать только одно: он чувствует опасность и, суеверный как любой человек, занимающийся футболом, пытается защитить себя с помощью примет и «счастливых» вещей.

Клаф не мешал Гордону. Он молча бродил в стороне, то и дело чувствуя на себе подозрительные взгляды.

Джо Джордан: «Он не обратился к нам с приветственной речью, он даже не представился».

Брайан решил отложить разговор с командой и для начала сыграть вместе со всеми в дыр-дыр. Дождавшись начала работы с мячом, Клаф с азартом включился в игру.

Гордон Маккуин: «Он хотел нас поддеть даже во время таких вот двухсторонок. Если команда Клафа проигрывала, матч продолжался до тех пор, пока ситуация не менялась в корне».

Питер Лоример: «Иногда нам приходилось забивать в свои ворота, чтобы команда Клафа наконец вышла вперёд, и только так можно было прекратить матч».

Клаф: «Поединок шёл своим чередом, когда они наконец решили поприветствовать меня в своей манере. Ух! Кто-то из них, оказалось, что это был нападающий Аллан Кларк, так вставил мне сзади, что я потерял равновесие и упал. Я не заметил тогда, но у меня с руки слетели часы. Зато я почувствовал, как каждый из них довольно ухмыльнулся».

Лоример: «Неправда, что все приняли Клафа в штыки. Невзирая на инцидент на телевидении, я спокойно отнёсся к этому назначению. Что до его нападок в наш адрес, так все тренеры любят грызть и кусать своих конкурентов. Он был немного сумасшедшим, но если мне это казалось милым ребячеством, то другие были недовольны. Парни, к примеру, роптали, когда Брайан заставлял нас ждать начала тренировки, потому что ему, видите ли, приспичило поиграть со своим сыном Найджелом (Найджел Клаф впоследствии играл в «Ноттингеме», «Ливерпуле» и сборной Англии. Сейчас возглавил «Дерби». – А.И.)».

Джонни Джайлз: «Клаф появился в «Лидсе», имея репутацию успешного тренера. Пусть он критиковал нас в прошлом, но мы понимали, что вместе с ним можем преуспеть».

Утерянные во время столкновения с Кларком часы нашлись только неделю спустя. Их нашёл Джон Рейнолдс, отвечавший за состояние газона. Клаф: «Джон был одним из немногих людей в этом клубе, кто был со мною действительно мил». Ещё один – скаут Тони Коллинз.

Коллинз прекрасно видел, что происходит в клубе, но, кроме того, он понимал, что на самом деле побудило Риви бросить команду и перебраться в сборную Англии. Деньги и престиж – это ещё не всё. Дон знал как никто другой, что «Лидс» нуждается в смене поколений, в серьёзном обновлении команды, а начинать всё заново ему не хотелось. Тони это знал, а потому, как мог, старался помочь Клафу. Хотя бы советом. Однажды Коллинз улучил момент, оставшись с Брайаном с глазу на глаз. «Мне не нужно объяснять, какие дела здесь творятся. В «Лидсе» назрели перемены, и я знаю, что ты, Брайан, хочешь изменить то, что создал Риви. Ты наверняка хочешь избавиться от некоторых игроков, и это правильно. Но прошу тебя: не надо пороть горячку, будь осторожен. Здесь никто не примет изменения, если ты не дождёшься своего часа».

Клаф: «Но я не прислушался к нему. Мне не терпелось преобразовать «Лидс» снизу доверху. Я знал, что мне было по силам сделать эту команду ещё сильнее, и я очень хотел добиться того, что не удалось Риви – выиграть Кубок чемпионов».

На пятницу 2 августа Клаф назначил долгожданный разговор с командой.


Медали в корзине для мусора

Брайан выбрал, в общем-то, типичный для себя агрессивный вариант общения. Данкан Хэмилтон в книге "Provided You Don’t Kiss Me" подметил, что тренерские методы Клафа не менялись на протяжении всей его карьеры, и, выигрывая с «Ноттингемом» два Кубка чемпионов, он делал всё то же самое, что и в «Хартлепуле». Клаф хотел засыпать игроков «Лидса» бранью и оскорблениями, чтобы разозлить их, расшевелить, заставить выкладываться на поле с удвоенной энергией, дабы тем самым доказать несправедливость таких нападок.

Стюарт Пирс, защитник «Ноттингема»: «Я ненавидел его за постоянные придирки и оскорбления. Но именно эта ненависть заставляла меня выкладываться на поле, чтобы доказать тренеру, как он жестоко ошибался, называя меня «сукиным сыном и идиотом, который не играет в футбол, а катается на заднице»!»

Однако игроки «Лидса» за годы работы с Риви настолько привыкли к иному обращению, что провокация Клафа возымела обратный эффект – эта команда ради этого тренера умирать на поле не собиралась.

С самого начала разговора Брайан дал понять, что он не будет отказываться от всех тех слов, что были сказаны ним о «Лидсе» за последние годы. Он стал методично разбирать каждого игрока и не стеснялся при этом в выражениях. «Джайлз… Джонни, Господь наградил тебя умом, техникой, ловкостью и лучшей в этой игре способностью пасовать мяч. Не для того Господь сделал тебя футболистом, чтобы ты оставлял свои шипы в колене соперника! Лоример… Разве ты не умеешь больше ничего, кроме постоянных падений и симулирований? Наконец, Эдди Грей… Знаешь, парень, у тебя вечно что-то болит и, если б ты был скаковой лошадью, честное слово, я бы давно тебя пристрелил!»

Последний выпад в адрес Грея, который несколько лет мучался из-за болей в бедре, произвёл самое сильное впечатление. Наступила звенящая тишина, по словам Джо Джордана, команда переваривала услышанное, ещё не до конца веря происходящему. Но, как оказалось, главный плевок Клафа был впереди. И вот:

- Джентльмены, первое, что вы можете сделать для меня – выбросить все ваши медали в корзину для мусора. Потому что вы ничего не выиграли честно. Вы выиграли это обманом.

Джордан: «Не лучший способ наладить контакт с командой».

Бремнер: «Неужели он не понимал, что затеял неблагодарное дело, пытаясь изменить привычный уклад жизни команды?»

Клаф: «Да я хотел взорвать ту постылую обстановку! Дон Риви ушёл, но я знал, что он продолжает поддерживать контакт с игроками. Его незримое присутствие чувствовалось везде».

Взрыва эмоций не последовало. Ветераны и лидеры команды молча, но многозначительно, обменялись взглядами. Не нарушая тишины, поднялся молчаливый трудяга Пол Мейдли. Всю свою карьеру он провёл в «Лидсе» и был настолько предан клубу, что спокойно подписывал чистый бланк контракта – его устраивали любые условия, пока он оставался в команде. Его амплуа не могли точно назвать даже завзятые болельщики – Пол выходил на той позиции, которая требовала усиления из-за травмы или дисквалификации основного игрока. Он не стоял только в воротах, но, если нужно было бы, Мейдли наверняка молча занял бы место в рамке. После выступления Клафа, говорят, именно Пол выразил чувства товарищей по команде. Он поднялся и показал тренеру средний палец.


«Всем сидеть!»

На следующий день, 3 августа, была запланирована товарищеская игра с «Астон Виллой». В одной из гостиниц Вест Бромвича команда должна была отобедать, прежде чем отправиться на стадион. Именно там, на автомобильной стоянке перед отелем, Клаф решил провести свою первую установку на игру. Команда расселась на траве, но, едва тренер начал говорить, набежали тучи и пошёл неслабый дождь. Игроки вскочили, но их осадил резкий окрик Клафа: «Всем оставаться на своих местах, пока я не скажу!» Билли Бремнер взвился: «Да ты шутишь, Брайан! Ты вообще в своём уме?!»

Игроки не собирались слушать то, что им говорил Клаф. После предматчевых установок Риви, общие фразы Брайана вроде «Вы должны показать всё, на что способны» были непривычны, а кое-кому казались свидетельством слабости Клафа как тренера.

Дон Риви всегда тщательно готовился к каждому сопернику, даже к командам из низших дивизионов. Он подробно разбирал сильные и слабые стороны противника, особое внимание уделял нейтрализации лучших качеств соперника.

К самым серьёзным поединкам «Лидс» готовился в режиме полной концентрации, игроки заезжали в гостиницу, чтобы отгородиться от отвлекающих внешних раздражителей.

Ситуация, которая часто повторялась в командах Клафа в виде походов по злачным местам, здесь была дикостью и невозможна в принципе. Столь серьёзный подход Риви не мог не вызывать уважение, но имел и вторую сторону. «Лидс» иногда чересчур много думал о сопернике, чем искусственно ограничивал свои сильные стороны.

Джайлз вспоминал, что много лет спустя Риви в беседе с ним признавался: ему следовало больше доверять своей команде и позволить игрокам выразить себя в полной мере, не зацикливаясь сверх меры на сопернике.

Именно этого хотел добиться от игроков «Лидса» Клаф, но команда не хотела его слушать.

Не удивительно, что матч с «Астон Виллой» «Лидс» проиграл 1:4.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 12:01

Главарь мафии

Клаф понимал, что наибольшую опасность для него представляет тот, кто предпочитал отмалчиваться.

Лоример: «Всем было очевидно, что Брайан считал Джайлза опасным для себя. Он знал, что Дон Риви рекомендовал Джонни в качестве своего преемника, и Клаф был уверен в том, что тот мечтает занять его место».

Именно Джайлз, предполагал Клаф, направляет настроения внутри коллектива против него: «Когда Джонни подавал голос, все остальные игроки «Лидса» уважительно смолкали и внимательно слушали». И тогда Брайан, позабыв совет Тони Коллинза, решил избавиться от Джайлза. Он пытался пристроить плеймейкера в «Тоттенхэм».

Великий наставник «Шпор» Билл Николсон собирался на покой и присматривал подходящую кандидатуру, чтобы передать всю полноту власти. Он был уверен, что Джайлз вместе с легендой «Тоттенхэма» Дэнни Блэнчфлауэром сумеет стать правильным выбором для лондонского клуба. Сделка была на мази, не хватало только согласия самого игрока. Согласия не последовало.

Потом, когда недолгое правление Клафа в «Лидсе» подойдёт к концу, Брайан в сердцах бросит: «Считается, что мафия находится в Сицилии, но это не так. Она там, на «Элланд Роуд», а заправляет всем у них «крестный отец» Джонни Джайлз!»

Джайлз все эти годы продолжает утверждать, что предположения Клафа были ошибочны. «Я ничего не имел против него. Брайан – гениальный менеджер, просто ему не повезло оказаться в ненужное время в ненужном месте».

Клаф спешил окружить себя своими людьми. Ему безумно не хватало Тейлора, он не чувствовал поддержки в руководстве, он не сумел избавиться от Джайлза, поэтому ему ничего не оставалось, как ввести в состав новых игроков.

Первым стал нападающий «Ноттингема» Данкан Маккензи. 6 августа «Лидс» отдал за него рекордные для себя 250 тысяч фунтов.

Джо Джордан: «Я чувствовал, что Клаф мне не доверяет. Позже Хантер и Джайлз поделились со мной аналогичными впечатлениями. И прошлая вражда тут ни при чём – речь о том, что происходило непосредственно на поле. Для своей команды Брайан рисовал иную картину игры».


Привилегия

Футбольный сезон-1974/75 в Англии стартовал 10 августа матчем Charity Shield («Благотворительный щит»), который аналогичен по форме нашему Суперкубку. Традиция проводить такой поединок в Англии возникла ещё в конце ХIХ века. Регламент, вернее, принцип отбора двух команд-участниц (с 1921 года почти всегда ими становились чемпион и обладатель Кубка либо вице-чемпион), а также сроки проведения матча менялись не раз, но неизменной оставалась его благотворительная сущность. Выручка от Charity Shield шла детским домам, приютам, больницам…

Продолжительное время Charity Shield по договорённости проходил на поле одной из команд, но в 1974, по предложению секретаря ФА Теда Крокера, матч впервые в истории должен был состояться на главном стадионе Англии – «Уэмбли». Звание чемпиона носил «Лидс», обладателем Кубка был «Ливерпуль». По общему мнению, матч должен был стать настоящим праздником, ведь не зря канал Би-Би-Си запланировал первую в истории прямую трансляцию Charity Shield, да ещё в цветном формате!

Игра вызывала интерес не только потому, что на священном стадионе встречались две действительно лучшие команды страны. 12 июля знаменитый и обожаемый всеми «ливерпульцами» наставник Билл Шенкли сенсационно объявил об отставке.

Последним официальным матчем для Шенкли во главе «Ливерпуля» должна была стать игра Charity Shield. (Фактически последним стал матч-бенефис капитана «Селтика» Билли Макнила, состоявшийся в Глазго через день после поединка на «Уэмбли».) После этого к своим обязанностям так же неожиданно приступит многолетний помощник великого тренера Боб Пейсли.

Клаф хотел, чтобы и для Риви этот матч превратился в торжественные проводы. «В конце концов, это он стал чемпионом, а не я, и ему надлежит выводить команду». В день игры Брайан позвонил Дону. Он знал, что наставник сборной Англии обязательно будет на стадионе, но предложил вместо места в королевской ложе в последний раз вывести «Лидс» на игру. Риви был холоден: «Прости, я не ослышался? Отныне, Брайан, это твоя работа, твоя привилегия. Я не собираюсь делать этого».

Первый выход Клафа во главе «Лидса» наверняка дал психологам много пищи для размышлений. Угрюмые взгляды «своей команды», которые тренер чувствовал спиной, непроизвольно подталкивали его ближе к Шенкли. Клаф, словно в поисках помощи и поддержки, постоянно обращался к Биллу, о чём-то шутил, дружески трепал наставника «Ливерпуля» по плечу, затем вместе с трибунами аплодировал ему, но только не оглядывался. Бремнер о чём-то перебросился парой фраз с Шенкли, исподлобья покосившись на Клафа.

Капитаны команд вынесли трофеи, завоеванные в прошлом сезоне командами: Бремнер – чемпионский Кубок, Эмлин Хьюз – Кубок Англии. Во время исполнения национального гимна Великобритании Клаф стоял на заметном расстоянии от игроков «Лидса», а затем занял место на тренерской скамье… рядом с Шенкли.


Дикий оскал благотворительности

Праздника не получилось, получился один из самых громких скандалов в истории «Уэмбли». В прошлом схватки «Ливерпуля» с «Лидсом» не раз проходили в нервной и жёсткой борьбе, и первым событием этого поединка стало предупреждение мощному защитнику мерсисайдцев Томми Смиту. Игрок, который имел славу того, «кто не берёт пленных», в центре поле откровенно ударил сзади по ногам Аллана Кларка.

В дальнейшем было много стычек, но главные события развернулись сразу после перерыва.

Клаф: «Поведение Билли Бремнера было невыносимым. Он всю игру доставал Кевина Кигана, бил по чём придётся – по заднице, по мужскому достоинству… В результате возникновение конфронтации стало вопросом времени».

Кевин Киган, нападающий «Ливерпуля»: «Матчи с «Лидсом» всегда удавались мне и, видимо, поэтому они регулярно лупили меня с особенным рвением. Помню, в составе сборной Англии я принял участие в матче-бенефисе Хантера, так Норман и тогда мне крепко вставил, после чего ухмыльнулся: «А ты думал, раз это мой бенефис, я стану белым и пушистым?» На «Уэмбли» пару раз ко мне задирался Джайлз».

Бремнер: «Скандал раздули только потому, что игра транслировалась по телевидению. Подобные инциденты случаются часто, но футбол – игра мужская, контактная, всякое бывает».

Честно говоря, просмотрев видео того матча, трудно заметить, чтобы игроки «Лидса» опекали Кигана как-то по-особенному тепло. Однако камера в те времена видела далеко не всё, вот и знаменитая потасовка частично (но в очень важной её части!) осталась за кадром.

Было прекрасно видно, как возле чужой штрафной Киган излишне резко в отборе сыграл против Бремнера. Мяч отскочил на фланг к Джайлзу. Кевин изо всех сил бросился вдогонку и, опоздав (Джайлз успел отдать передачу Грею), толкнул Джонни. Ирландец, не долго думая, ударом с правой уложил Кигана на газон. Возникла свалка. Отчётливо видно, что Бремнер в разборках участие не принимал. Он на переднем плане перешнуровывал бутсы. Арбитр матча Боб Мэттьюсон выдернул из толпы Джайлза, но вместо ожидаемого удаления просто предупредил игрока «Лидса» жёлтой карточкой.

Киган: «Пытаясь разрядить обстановку, я пошёл за ними следом и просил Мэттьюсона не выгонять Джонни с поля. Но лучше бы я держал язык за зубами».

Тем временем внимание переключилось на форварда «Лидса» Кларка, который минутой ранее получил повреждение. Врач команды вынес Аллана с поля на себе, и первый новичок Клафа Данкан Маккензи уже готов был выйти на поле. «Ливепуль» неудачно разыграл штрафной, и Лоример могучим ударом вынес мяч через полполя. Камера последовала за мячом, а стадион уже взревел, реагируя на новые события возле штрафной «Лидса».

Дальше на телекартинке видно как Маккуин с Хантером куда-то оттаскивают Кигана. Защитник «Ливерпуля» Питер Кормак пытается встрять между ними, чтобы защитить Кевина. Бремнер – снова в стороне от событий. После продолжительной паузы Мэттьюсон опять выдернул из толпы виновника, но теперь уже Кигана, подозвал к себе Бремнера, затем держал перед ними речь и наконец выгнал обоих с поля! Это было первое в истории «Уэмбли» удаление британских игроков.

Киган: «Сразу после розыгрыша штрафного Джайлз, стоявший в стенке, как сумасшедший бросился на меня. Если б я не успел среагировать, то наверняка остался бы без ног! Вдруг из ниоткуда возник Билли, и стал, не выбирая выражений, обвинять меня в симуляции. Я пнул его, он мне ответил».

За четыре дня до поединка с «Лидсом» Кигана удалили в товарищеском матче с немецким «Кайзерслаутерном». Тогда крепко по ногам получил Рэй Кеннеди, и четверо мерсисайдцев бросились на защиту товарища. Арбитр посчитал, что зачинщиком смуты был Кевин и показал ему красную карточку. В Англии каждое удаление, даже в товарищеских матчах, рассматривают особо, а затем дисквалифицируют провинившегося на матчи уже вполне официальные. «Ливерпуль» понимал, что потеря одного из лидеров на старте сезона может обернуться серьёзными игровыми проблемами, и Кигана отстаивал изо всех сил. Было заявлено, что в той толчее определить зачинщика не представлялось возможным, тем более что Кормак, также принимавший участие в эпизоде, ростом и причёской похож на Кигана.

Тогда ФА согласилась с аргументами «Ливерпуля», но теперь было понятно, что ни Кигану, ни тем более злостному рецидивисту Бремнеру не удастся избежать суровой кары. Тем более что, покидая поле, оба на глазах телекамер сорвали с себя футболки своих клубов и швырнули на землю. Этот акт, показалось, возмутил общественность даже больше, чем драка.

Клаф: «Киган, сорвав с себя футболку, совершил идиотский поступок. Но я могу его понять. Кевин чувствовал, что к нему отнеслись несправедливо, сначала потакая вызывающему поведению игроков «Лидса», а затем удалив, когда он не сдержался».

Арбитра Мэттьюсона потом слегка пожурили – дескать, он слишком спокойно реагировал на события в первом тайме, словно забыв, что призван не наслаждаться игрой, а следить за соблюдением правил, не позволить обстановке на поле накалиться сверх меры. Потом Киган расскажет, что за неделю до поединка, играя в крикет, он пересекался с Мэттьюсоном, и тот, сам бывший футболист (выступал за «Болтон» и «Линкольн»), признавался, что с нетерпением ждёт матча «Лидс» - «Ливерпуль», который «наверняка станет красивым и захватывающим прологом к новому сезону».

Киган: «Ну а сброшенные нами футболки… Наверное, ни я, ни Бремнер не скажем, что нас заставило сделать подобную глупость».

Бремнер: «В тот день было чертовски жарко. Не знаю, как Кевин, но я скинул футболку только поэтому. Не бросались ими друг в друга, просто скинули и всё. Нормальная реакция на жару и последние события. Мы ведь просто люди».

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 12:22

Свернуть фонды!

Однако прислушиваться к Бремнеру никто не хотел. В глазах прессы и ФА Киган с Бремнером в тот момент не имели право «быть просто людьми». «Какой пример подают эти звезды другим игрокам и болельщикам именно в то время, когда наш футбол захлёстывает волна насилия на поле и на трибунах?!» - вопрошали на следующий день газеты. «Таймс» предлагала наказать не только Кигана с Бремнером, но и клубы: «Если мы признаём ответственность клубов за поведение их болельщиков, значит, должны требовать этого же и в случае с их футболистами. Наказание должны понести также директора и менеджеры «Лидса» и «Ливерпуля». И чем строже их накажут, тем лучше. Чтобы другим неповадно было».

Секретарь ФА Тед Крокер: «Не стоит излишне драматизировать случившееся. Футбол не погибнет, не думайте. Но игроки должны получить хороший урок».

15 августа болельщик из Харроу Тони Барлоу подал в суд на Бремнера с Киганом, требуя наказать тех «за нарушение общественного порядка». На следующий день Барлоу было отказано в иске, однако поддержку части болельщиков и прессы он получил.

28 августа дисциплинарный комитет постановил оштрафовать Бремнера и Кигана на 500 фунтов каждого (немалые деньги по тем временам) и дисквалифицировать обоих на рекордные 11 матчей, включая еврокубковые.

Глава дисциплинарного комитета Вернон Стокс сообщил, что столь суровое наказание вызвано публичным характером содеянного – мол, кабы не «Уэмбли» и не телевидение, всё было бы куда спокойнее. Игроки, выйдя после заседания ДК, от комментариев воздержались, а вот президент «Лидса» Манни Кассинс объявил решение «несправедливо жестоким»: «500 фунтов и 11 матчей за брошенную футболку!»

При Доне Риви в «Лидсе» существовал специальный фонд, созданный для таких вот случаев. Игроки платили штрафы, как положено, а потом клуб тихонько возмещал им издержки. Но Клаф не только отказался от многолетней практики, но и вообще хотел заставить Бремнера, чтобы тот, как провокатор, из своего кармана выплатил также штраф Кигана! Обстановка накалялась всё больше и больше.

Кевин, к слову, не растерялся и вынужденное отлучение от футбола использовал для того, чтобы спокойно, в кругу родных и самых близких, сочетаться браком с любимой Джейн.



Купи-продай

Поединок Charity Shield завершился вничью – 1:1. С 1949 по 1992 годы включительно в таких случаях трофей поступал в совместное владение обоим клубам. Сначала полгода «щит» хранился у чемпиона, затем передавался на полгода обладателю Кубка. Однако на этот раз организаторы, дабы побаловать зрителей, предусмотрели в случае ничейного исхода серию пенальти. Обе команды безукоризненно выполнили по пять обязательных ударов, после чего в стане «Лидса» возникло замешательство. Клаф наконец вскочил со скамейки и что-то крикнул «своим» игрокам. Но приказал ли именно он, чтобы шестой удар выполнял вратарь Дэвид Харви, непонятно.

Как бы там ни было, Харви промазал, а ветеран «Ливерпуля» Иан Кэллаган, хоть и поскользнулся, но уверенно вколотил решающий мяч в сетку. Трофеем завладел лучше игравший на протяжении матча «Ливерпуль», а Клаф заимел зуб на Харви.

Вскоре Брайан сообщил Дэвиду, что планирует заменить его вратарём «Лестера» и сборной Англии Питером Шилтоном. Однако правление клуба не позволило избавиться от воспитанника клуба Харви, и Шилтон отправился в «Сток Сити». (Позже директора клубов запретили Брайану продавать защитников Терри Купера и Тревора Черри.)

Первый тур чемпионата состоялся 17 августа и ознаменовался целым рядом неожиданных результатов. В шести из одиннадцати поединков победу праздновали гости, в том числе и новичок элиты «Карлайл». Он обыграл «Челси» 2:0 и тем самым испортил открытие новой трибуны «Стамфорд Бридж», на возведение которой клуб из Западного Лондона потратил 2 млн. фунтов. Хозяева выиграли только три матча, но среди победителей оказался и «Сток», разгромивший «Лидс» 3:0.

Через день Клаф сделал ещё две покупки.

Создавая свои команды, Брайан всегда считал, что коллектив может стать сильным только в том случае, если будет иметь «хребет» («центральную ось»): вратарь, центральный защитник, центральный полузащитник, нападающий. В своём бывшем клубе – «Дерби» - он купил центрального полузащитника Джона Макговерна (75 тысяч фунтов) и форварда Джона О’Хейра (50 тысяч). Встретили их недружелюбно – и болельщики, и, как считал Клаф, футболисты.

Джон Макговерн: «На бумаге этот переход выглядел заманчиво: «Лидс» носил звание чемпиона, во главе команды стоял тренер, у которого я играл с 16-ти лет. Однако едва мы встретились с новыми товарищами по команде, я понял, что будет очень нелёгко. В воздухе ощущался запах крупных неприятностей».

Макговерн был самой лёгкой мишенью для критиков. Он должен был заменить дисквалифицированного Бремнера, но Джон действовал в иной, непривычной для «Лидса» и его болельщиков манере. Клаф подписал Макговерна ещё в «Хартлепуле» и с тех пор таскал этого увальня за собой по всем клубам, немало удивляя обозревателей. Когда позже один из них спросил, зачем Джон в «Ноттингеме», Клаф ответил просто: «Чтобы научить остальных, как играть в футбол».

Джон действовал на позиции опорного полузащитника, играл скупо и незаметно, ему не хватало скорости и, казалось, решительности. Но он обладал потрясающим умением читать игру, направлять её в нужное русло, он мгновенно чувствовал опасность и первым создавал заслон на пути противника.

Клаф: «В «Лидсе» считали, будто Макговерн не умеет играть. Они называли его недостойным права носить прославленную футболку. Я видел, что игроки пытались подставить Джона, они нарочно отдавали ему мяч либо слишком сильно, либо в недодачу, чтобы он выглядел глупо. Трибуны освистывали каждое его касание».

Макговерн: «За «Лидс» я сыграл всего лишь четыре раза, и последний матч был самым кошмарным. Едва мяч попадал ко мне, поднимался страшный свист и возмущенный гул».

Джордан: «Мы видели, что Клаф пригласил классных игроков. Маккензи был способен на разного рода хитроумные трюки, а О’Хейр с Макговерн были качественными работягами».

Джайлз: «Не знаю, что и кому там казалось, но Макговерн отличным игроком был».


Последний поцелуй

Первый гол и первую победу в чемпионате «Лидс» Клафа сделал только в третьем туре. Аллан Кларк отличился в матче с «Бирмингемом», и Брайан, не помнивший себя от счастья, после финального свистка крепко расцеловал нападающего. За Клафом, кстати, водилась такая привычка, прославившая советского генерального секретаря…

Но та победа так и осталась единственной за 44 кошмарные дня работы в «Лидсе».

Эдди Грей: «Атмосфера была ужасной. Я искренне предполагал, если дела пойдут так и дальше, мы вылетим в низший дивизион!»

4 сентября Брайан получил повестку в суд. Его бывший клуб «Брайтон» добивался от него компенсации за нарушение условий контракта. Президент Майк Бамбер утверждал, будто «Лидс» обещал заплатить за Клафа 75 тысяч фунтов и провести товарищеский поединок. Но Манни Кассинс к тому времени от своих слов отказался, мотивируя тем, что вовсе не клуб стал инициатором перехода, а это сам Клаф просился на работу в «Лидс»!

Джордан: «Одна из самых главных проблем Клафа в «Лидсе» заключалась в том, что далеко не все члены правления поддерживали его кандидатуру. И когда у команды начались проблемы на футбольном поле, зёрна упали в благодатную почву».

10 сентября только на последних минутах благодаря удару Питера Лоримера «Лидс» на своём поле спасся от поражения в матче Кубка Лиги с «Хаддерсфилдом», который в том сезоне вылетит из третьего дивизиона в четвёртый.

Гордон Маккуин: «Я играл в том матче. У нас ничего толком не получалось. Мы не могли заставить себя выкладываться, как и прежде, на все 100%. Настроение в команде было ниже плинтуса. Клаф – великий менеджер, мы видели это, мы знали это. Но в «Лидсе» он пытался изменить всё и сразу».

Через день после этого матча Сэм Болтон и Перси Вудвард, два самых активных противника Клафа из числа директоров, инициировали встречу с командой. «Лидс» в чемпионате шёл на 19-м месте, совсем рядом с зоной вылета.

Клаф: «Я присутствовал там, но, подозреваю, главное обсуждение началось, когда я вышел. Уверен, что именно игроки потребовали меня убрать».

Бремнер: «Ничего подобного. Клафа назначило правление клуба, оно же его и уволило. Никто не сомневался в его способностях, в его талантах, но он изначально не подходил «Лидсу». По крайней мере, тогда. Его методы работы были неэффективны в нашем случае и, конечно, мы могли выразить своё недовольство в беседе с руководством. Тем более что директора регулярно интересовались у нас делами внутри коллектива. Да, мы не молчали, мы высказывали свою точку зрения, однако последнее решение было за руководством. Надуманная «власть игроков» тут ни при чём. Кто первый об этом написал? Авторитетная Daily Mail? О да, эти могут…»

13 сентября президент Манни Кассинс лично сообщил Клафу об увольнении. «Брайан, ничего не получается…» - «Не мудрено, я ведь здесь и пяти минут не проработал!» - «Ну, вы должны понимать… Игроки недовольны, болельщики тоже» Брайан, конечно, всё понял, но повторять свои старые ошибки не хотел и дождался от Кассинса «нужных» слов: «Если ничего не получается, нам нужно расстаться. Вы уволены!»

Выйдя к репортёрам, Клаф назвал этот день «грустным для «Лидса» и всего футбола». Кассинс объяснил решение правления тем, что для «Лидса» на первом месте стоит «счастье всего клуба и игроков команды».

В официальном заявлении футболисты «Лидса» опровергли разговоры о том, что именно они инициировали увольнение неугодного им тренера: «Мы поддерживали мистера Клафа точно так же, как поддерживали Дона Риви». «Мистер Клаф» и «Дон Риви» - это даже не стоит комментировать…

Клаф: «В команде по поводу моей отставки искренне переживал только Аллан Кларк. Он подошёл ко мне и сказал, что очень сожалеет, но мне досталась самая неблагодарная работа».


«Золушка» и три поражения

Состав на матч против «Бёрнли» определяли Морис Линдли, Сид Оуэн и всё ещё дисквалифицированный Билли Бремнер. Ни один из трёх игроков Клафа в заявку не попал. 4 октября команду принял чемпион мира 1966 года, бывший капитан сборной Англии Джимми Армфилд. После завершения карьеры он решил заниматься журналистикой, но затем неожиданно возглавил «Болтон».

Данкан Маккензи: «Джимми был слишком мил, чтобы стать классным менеджером. Но в той ситуации «Лидсу» нужен был именно такой командир. Помню, он один раз не поставил на матч Хантера, и Норман в ярости ворвался к Армфилду в кабинет. Тот сидел за столом с чашечкой чая, увидев Хантера и всё поняв, он ничуть не смутился: «Добрый день, Норман! Как жена? Детишки?» Спустя десять минут Хантер уже не помнил, что за претензии у него возникли к тренеру!»

Джимми Армфилд: «Когда я появился, атмосфера внутри коллектива была удручающая. Игроки не хотели Клафа. Он критиковал их раньше и продолжал критиковать уже в «Лидсе». Чтобы вытащить команду со дна таблицы, мне нужно было просто заставить их играть».

Армфилд придумал интересный способ, чтобы поднять командный дух. Он предложил силами игроков… сделать постановку «Золушки»! Игроки сначала восприняли эту идею настороженно, однако затем с удовольствием включились в работу и с большим успехом в декабре дали два развесёлых представления. Какой-то местный театр даже хотел включить «Золушку» с футболистами в свой репертуар. «Лидс» закончил чемпионат на 9-м месте, добрался до финала Кубка чемпионов, где уступил 0:2 мюнхенской «Баварии».

Но построить новую команду Армфилду не удалось. «Лидс» постепенно отступал на вторые роли, а в 1982 году команда вылетела в низший дивизион.

Клаф покинул «Лидс» богатым человеком. В устной форме Брайан договорился с Кассинсом о выплате 25 тысяч фунтов компенсации. Однако Клафу хватило предусмотрительности ничего не подписывать. Встретившись со своим советником Колином Лоуренсом, Брайан с его помощью вышел ушлого адвоката Чарльза Додсворта из Йорка. Додсворт вытряс из «Лидса» всё до последнего пенса, и за 44 дня работы Клаф получил 98 тысяч фунтов.

Данкан Хэмилтон: «Впервые в жизни он мог не волноваться насчёт своего финансового благополучия».

Клаф: «Я сразу же выплатил всю сумму по закладной на дом, а потом купил себе синий «Мерседес». Теперь я мог позволить себе купаться в роскоши!»

Однако бросать футбол он не собирался, и о том, что случилось в «Лидсе» нисколько не жалел.

Вскоре после увольнения в студии телевидения Йоркшира неожиданно для Клафа состоялась встреча с Доном Риви. Наставник сборной Англии с такой любовью отстаивал свою бывшую команду и столь резко нападал на Клафа, что оставалось удивляться – почему он ушёл? По общему признанию, в теледебатах победил более подкованный и острый на язык Брайан.

Риви: «Почему ты согласился на эту работу после всех тех нападок в наш адрес?»

Клаф: «Я был уверен, что лучше клуба мне ни за что не найти. И я хотел делать что-то, что не удалось тебе. Я хотел стать чемпионом, но в лучшем стиле, нежели сделал это ты».

Риви: «Что может быть лучше, ведь мы стали чемпионами, проиграв всего четыре матча!»

Клаф: «Ну что ж, я мог бы выиграть чемпионат с тремя поражениями».

Брайан сделает это, но с другой командой. 6 января 1975 года он примет «Ноттингем», стоявший на вылет во втором дивизионе. Невероятная вера в себя и осознание того, что ещё одна неудача совершенно точно поставит на нём крест, помогает Клафу спасти команду. Затем к нему вернётся Питер Тейлор, и «Ноттингем» начнёт волшебное восхождение. В сезоне-1977/78 команда станет чемпионом, проиграв только три матча. С ноября 1977 по декабрь 1978 года «Ноттингем» сыграет 42 матча чемпионата без единого поражения. Затем будут два кряду Кубка чемпионов, о чём так мечтал и чего так и не добился Риви.

Как учил Конфуций, хорош не тот, кто никогда не падает, а тот, кто всегда поднимается.


THE END
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Чт июл 09, 2015 12:25

Сам фильм -

IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя