Жозе Моуринью. Сделано в Португалии.

Футбольная и околофутбольная литературка.
Ответить
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Жозе Моуринью. Сделано в Португалии.

Сообщение Papa » Ср окт 22, 2014 20:05

Warning ! Это нужно знать
http://www.chelsea.com.ua/forum/viewtop ... =10&t=1042
**********************************************************************************************************************************
взято с сайта sports.ru

Автор перевода 2lik


Жозе Моуринью. Сделано в Португалии. Возвращение


1. Барселона, июнь 2000 года.

Ситхес - маленький туристический городок, примерно в 20 километрах от Барселоны, столицы Каталонии. В мае 1996-го Жозе Моуринью вместе с Бобби Робсоном присоединился к футбольному клубу Барселона, и когда клуб предложил ему поселиться в шикарной двухэтажной квартире на берегу моря в Ситхесе он, ни секунды не колебавшись, согласился. Город напоминал ему Сетубал, его родной город. Он омывался морем, так же, как и город на реке Саду. Это место хорошо подходило для адаптации к новой стране, и ему было бы легче вспоминать о своих корнях глядя на море, лежащее за белыми песками местных пляжей. В Ситхесе, как и в Сетубале, есть длинные набережные с разнообразными кафе, а также свежая рыба и морепродукты, и типичная летняя погода, которая начинается уже в мае. Однако, важнее всего то, что он всего лишь в двадцати минутах езды от Барселоны, и, в то же время, остается провинциальным городом, по крайней мере зимой. Спокойное место, где можно отдохнуть от стрессов когда необходимо - прямо как в Сетубале; в общем, отличное место для жизни.

Четыре года спустя, жарким июньским днем, мы медленно ехали по узкой дороге Ситхеса вдоль побережья. На полпути Жозе Моуринью остановил свой черный кабриолет Volvo, припарковался и медленно выбрался из машины. Было раннее утро, и хотя нас впереди ждало длинное путешествие, оставалось немного времени для того, чтобы попрощаться с друзьями, которых он нашел сразу после своего приезда в Каталонию.

Первым среди тех кого он встретил был Маттас. Они сразу поладили и их дружба становилась со временем все сильней. Еще крепче она стала, когда к Моуриньо присоединилась его жена, Тами, которая в то время была на пятом месяце беременности. Переезд в новую страну, хоть и такую близкую к Португалии, не бывает легким, и семья Маттаса понимала, что может сыграть значимую роль в этой новой главе, что они и сделали почти идеально. Пять братьев и сестра, Маттасы управляли семейным бизнесом по всей Испании. Если кто-то из членов семьи не был в городе, всегда можно было рассчитывать на кого-нибудь из оставшихся вплоть до жен и детей. Так что, даже если Жозе Моуринью был в тренировочном лагере, или на выезде за границей, Тами никогда не чувствовала себя одинокой.

Хави Маттас стоял у входа в Sports Bar. Так, как будто он знал, что его друг уже подъехал. Мы зашли, выпили по чашечке кофе, и прочитали заголовки спортивных газет Барселоны. Ни один из нас ни разу не упомянул в разговоре о прошлом или будущем, о футболе или Барселоне. Мы просто общались - ничего серьезного.



2. Сложный последний год

После этого мы начали наше длинное путешествие в Сетубал. Покидая Ситхес, я наблюдал за Жозе Моуринью. У меня всегда возникает спонтанное желание оглянуться назад, попытаться запечатлеть картинку того места, которое я покидаю, поскольку я верю, что смогу позже по памяти восстанавливать ее. Я думал, что после четырех лет жизни в Ситхесе Жозе Моуринью сделает как и я. Я ошибался. Мой попутчик лишь невозмутимо следил за дорогой впереди. Он как всегда ждал, чтобы я начал разговор. Я обычно выбираю тему и разговариваю, в то время как он только слушает и изредка комментирует. Так было уже на протяжении десятков лет дружбы: я говорю, он слушает.

Его время в Барселоне начало подходить к концу еще в прошлом году. В конце сезона 1999 разнообразные клубы предлагали Моуринью стать главным тренером. Наиболее привлекательное предложение было сделано из клуба Спортинг из Браги. Я был в числе тех, кто отговаривал его принимать это предложение, и я хорошо помню свои резоны:

"На что можно надеяться согласившись? Возможно, через шесть месяцев ты уже будешь уволен, что часто бывает в португальском футболе. Ты можешь ничего не приобрести, но многое можешь потерять. Здесь, в Барселоне, ты живешь фантастической жизнью, ты многому учишься у величайших мастеров, ты не испытываешь давления связанного с результатами, ты обитаешь в чудесном городе, и, к тому же, ты зарабатываешь отличные деньги. В твои 38 тебе нужно оставаться здесь и наслаждаться жизнью, которую бог дарует тебе."

Однако, последний год в Барселоне оказался весьма тяжелым. Даже сегодня я до сих пор не уверен был ли тот совет лучшим, то есть тем, которого ждут от друга; единственное утешение в том, что я был не едиственным, кто так считал. Родственники, включая его отца, и остальные друзья тоже советовали Моуринью оставаться в Испании.

Он не был счастлив в этот последний год - последний год он работал с ван Галом - ни в личной жизни, ни в профессиональной. Позже он признался мне, что в тот период он был "тренером, не верящим в свои силы". Он продолжал, объяснив свой отказ тем, что оставшись в Испании он мог зарабатывать больше денег, чем в Португалии, и этим самым мог обеспечить своей семье фантастический уровень жизни. Но, кроме всего этого, он остался в Барселоне и потому, что все его мечты на то время были связаны с единственным турниром, который он еще не выигрывал в качестве помощника тренера - Лигой Чемпионов.

В качестве ассистента тренера в Португалии он два раза становился чемпионом, однажды обладателем Кубка Португалии и дважды Суперкубка; в Испании он тоже два раза становился чемпионом, дважды обладателем Кубка Испании, дважды Суперкубка Испании, по одному разу выигрывал Кубок Обладателей Кубков и Суперкубок Европы. Не смотря на это, он мечтал о победе в Лиге Чемпионов, и он уже точно знал, что 1999 год станет для него последним в Барселоне. Будучи человеком твердых убеждений, Жозе Моуринью верил, что он может помочь клубу достичь максимального успеха, и поэтому решил остаться.

Годом позже он получил точно такой же совет, с той лишь разницей, что решение покинуть Барселону уже было принято. Теперь уже ничто не могло заставить Моуринью свернуть с пути, который он сам себе выбрал. Никакой совет уже не мог заставить его колебаться и наиболее близкие ему люди осознали, что Зе Марио навсегда закрыл эту тему для разговоров. Сегодня, спустя всего лишь пару лет, он уже превозносит свою жену за то, что она всегда принимала его решения, будучи для него настоящим другом и товарищем.

"Тами всегда была рядом и становилась свидетелем всех тяжелых моментов, через которые я проходил на протяжении последнего года. Она не задавала лишних вопросов и понимала все то, что я переживал. Возвращаясь домой я часто вел себя как критик, а не помощник тренера. На протяжении дня я работал на Камп Ноу, будучи серьезным и преданным помощником. Дома же я был более критичным и рассуждал о том, как ван Гал убрал этого и поставил вместо него того, хотя я бы в этой ситуации поступил так и вот так. В общем, в то время я уже был мучающимся ассистентом, немного грубым, даже чересчур критичным, я бы сказал. Эта ситуация заставила помогла мне понять, что мое время там подошло к концу. Тами прекрасно это понимала, потому что она видела мои драмы, сомнения и страдания, и переживала их вместе со мной. Именно она всегда была рядом со мной и поддерживала мое решение, которое нельзя назвать легким, но которое казалось необходимым."

И оно было необходимо. К тому же, Луи ван Гал, который тренировал Барселону к тому времени три года, тоже покинул клуб, как сделал это и президент, Хосеп Луис Нуньес. Этот сезон не был успешным для клуба, который привык выигрывать все, даже не смотря на еврокубковые старания, которые закончились после полуфиналов с Валенсией.

Смена Нуньесу была найдена за несколько месяцев до конца испанского сезона, когда кулес выбрали человека, которого Моуринью знал и уважал, но который, как ему казалось, не обладал такими лидерским качествами, какие были у его предшественника. Этот человек занимал должность вице-президента, его имя Жоан Гаспар. По окончании сезона, после ухода ван Гала, главным тренером, после некоторых колебаний, был назначен бывший тренер кантеры, испанец Серра Феррер. Если касательно первого выбора у Моуринью были некоторые сомнения, то со вторым он категорически не соглашался. Он расторг свой контракт за год до его окончания. Он не верил в то, что Барселона добьется успеха при Серра Феррере в качестве наставника.

Оставив позади Ситхес, Volvo вез нас по широким, ухоженным трассам Испании. Впереди у нас было девять часов пути, если ехать с хорошей скоростью. Последнее путешествие Жозе Моуринью в этой, связанной с Барселоной, главе. Я помню, как сопровождал его в первый день, его и Бобби Робсона, когда они поехали подписывать контракт. Четыре года спустя, когда его семья и вещи уже ждали в Сетубале, я сопровождал его в этот последний день, когда ему нужно было забрать последнюю вещь, которую он оставил в Барселоне - его машину. Жозе Моуринью уезжал так же, как и приехал. Никаких фанфар и никакой драмы.


3. Больше не ассистент

Португалия была пунктом назначения - безработица непосредственно будущим. Я спросил его о том, знает ли он что его ждет в Португалии, ведь он так долго не возвращался сюда. Мне было интересно, помнит ли он, что в Португалии было почти невозможным оставаться на тренерском посту какой-либо команды на протяжении четырех лет. Я был уверен в том, что тяжелая тренерская жизнь для Моуринью еще не началась. Тяжелая португальская реальность и неизвестное будущее были - и до сих пор являются - грустными реалиями для тренеров, которые работали - и работают - в Португалии. До сего момента Моуринью жил жизнью далекой от большого давления, рядом всегда был человек с большим грузом ответственности. И, не считая короткого отрезка времени, когда он был помощником Мануэла Фернандеша в Эштрела Амадора, в Португалии он работал только с большими клубами, такими как Спортинг и Порту, в которых принято следовать здравому смыслу при принятии решений. Он знал только светлую строну тренерских будней. Вот-вот должны были настать тяжелые дни.

Его ответы на вопросы не были сюрпризом для меня. Моуринью хоть и покинул португальский футбол, но он всегда держал руку на пульсе и следил за происходящим там. Сконцентрировано следя за дорогой он начал рассказывать мне как он видит свою жизнь в ближайшем будущем.

«Я знаю, что это будет трудно. Я проникаю в среду, в которой, весьма вероятно, я не буду чувствовать себя комфортно, потому что менталитет уже немножко не тот. Кроме того, я также знаю, что не являюсь частью «клана», то есть тех, кто раздает карты и диктует условия игры, если ты понимаешь о чем я. Естественно, учитывая это все, я чувствую себя немного чужим. Плюс, я никогда не был успешным игроком, поэтому у меня не будет поддержки, которую получают другие; у меня не будет успешного футбольного прошлого, которое могло бы меня защитить в случае чего.»

И все-таки, Жозе Моуринью вернулся в Португалию не чувствуя никакого давления. Хоть он и знал, что сталкивается с безработицей, так как все тренерские должности были заняты, он не боялся будущего. Он смог создать для себя аккуратное маленькое гнездышко в Барселоне, которого хватало, чтобы пережить период безработицы и найти себе другой клуб. И еще у него была безграничная вера в свои силы.

«Я ни капли не боюсь своего будущего. Я уверен в себе и своих знаниях. Я знаю, что могу добиться необходимых результатов и победить.»
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср окт 22, 2014 20:19

4. Учителя: Робсон и ван Гал

Анализируя себя самого, он четко понимал и идентифицировал того тренера, которым он был покидая Португалию, и тренера, которым он стал за время своего пребывания в Барселоне. Опыт, полученный на Камп Ноу, был нескончаемым источником знаний, как теоретических, так и практических. Двое учителей – великих учителей - тоже внесли свою лепту в развитие его тренерских навыков.

С одной стороны, был Бобби Робсон - человек, который буквально «жил и дышал на футбольном поле». Поскольку он в первую очередь тренер на поле, всю домашнюю работу – планирование и подготовку - он оставлял Моуринью. С другой стороны – голландец Луи ван Гал со своим, отличным от методов Робсона, подходом к тренерской работе. Он методически планировал все до мельчайших деталей, оставляя всю работу на поле своим ассистентам. Это фундаментальное отличие в подходах двух тренеров было очень важным для Моуринью, который учился, понимал, развивал и использовал на практике элементы из двух методик. Ведь чтобы успешно тренировать и готовить футбольную команду нужно учитывать как составление плана, так и его реализацию. Это именно то, чем он занимался.

Моуринью обьяснил, как на его развитие повлияли методы Бобби Робсона.

«Бобби Робсон не интересуется изучением, систематизацией или планированием тренировочного процесса. Он человек скамейки; его конек – тренировка и прямой контакт с игроками. Также он тренер, который предпочитает атаку. Если разделить матч на три части, то можно увидеть, что работа Бобби Робсона в основном концентрируется на финальной части – завершении атак. Он фокусируется на этом, эта сфера - его приоритет. В данном случае я старался отступить на шаг назад, то есть, обеспечивая главенство атакующего футбола, я старался организовать его лучше, и эта организация начиналась у наших ворот.»

Потом он рассказал о Луи ван Гале.

«Работая с ван Галом можно было приезжать на стадион всего лишь за полчаса до тренировки. Мне было не о чем беспокоиться, поскольку вся работа была полностью сделана. Я знал наперед абсолютно все о том, что нам предстояло сделать. От целей занятия и до времени, выделенного на каждое упражнение. Ничего не оставлялось на волю случая и все было запрограммировано до мельчайших деталей с учетом всех основных методологических особенностей. Все что оставалось делать мне, а также другим ассистентам, - проводить саму тренировку. Это значило, что мои навыки и их качество улучшались с каждым днем, поскольку, как я уже упоминал, с Робсоном у меня не было возможности работать на поле.»

В придачу к науке, которой его учили эти два человека, у Моуринью был еще один бесценный источник знаний: звезды Барселоны и одни из лучших профессионалов мира – Рональдо, Ривалдо, Фигу, Гвардиола, Стоичков и Клюйверт. Каждый из них, кроме Гвардиолы и Клюйверта, был обладателем Золотого Мяча.

«Ты не можешь не учиться, когда тренируешь игроков такого калибра, и это касается даже обычных человеческих отношений. Игроки такого уровня не будут принимать то, что им говорят только из-за авторитета человека, который это говорит. Мы должны доказать им, что мы правы. В этом случае старое правило «Мистер всегда прав» не действует. Хотя, в принципе, оно вообще не действует, но с такими игроками, какие собраны в Барселоне, оно не действует тем более. Благодаря общению с ними я развил свои главные достоинства как тренер. Проводимая мной тактическая работа не заключается в том, чтобы просто играть роль «отправителя» с одной стороны, и «получателя» с другой. Я называю это «направляемое исследование»; это значит, что игроки сами распутывают клубок, я же им просто даю нить. Я специально создаю на тренировках такие условия, которые наведут их на тот или иной путь. Когда они осознают это, мы начинаем разговаривать, обсуждать имеющиеся мнения и приходим к общему знаменателю. Но для того, чтобы это работало, игроки должны иметь свою точку зрения. Я считаю, что нужно останавливать тренировку и спрашивать их, что они думают и ощущают в тот или иной момент. Например, они скажут мне, что, по их мнению, правый защитник в данной ситуации находится слишком далеко от центрального защитника. Ладно, давайте сузим зону между ними и посмотрим что из этого получится. Мы попробуем так сыграть два или три раза, и я снова спрошу о том, что они думают. И так мы делаем, пока не прийдем к общему итогу. Эту методику я называю «направляемое исследование».»

Сейчас Моуринью был более разносторонним тренером, нежели когда он покидал Порту и Португалию. Это можно было легко заметить. По крайней мере, так казалось ему, а также еще одному человеку, который всегда его поддерживал – Тами. Однако, хватит ли этого, чтобы беспроблемно отправиться в плавание в качестве капитана судна?

Хотя он всем сердцем и верил в себя, но в тоже время он и не думал взлетать высоко в ожиданиях по поводу своего будущего.

«Я верю, что рано или поздно у меня получится найти небольшой клуб в Португалии. Я уже получал в прошлом предложение из Браги и считаю, что это и есть ориентир для меня. У меня есть проект, который я готов презентовать любому, кто будет заинтересован в моих услугах; у меня есть четко определенные амбиции и цели. Я обладаю документом, который обрисовывает мои задачи, и который будет гарантией моей работы. Также, если Барселона дала мне что-то – а она определенно многому меня научила – то у меня должен быть некий авторитет в моей родной стране. Будучи помощником тренера в Барселоне, я раздал множество интервью, а это дало возможность людям познакомиться со мной поближе, узнать о моих идеях, о том, как я смотрю на игру в целом. Это еще одна козырная карта, которую я получил в Каталонии, и могу использовать для начала карьеры в Португалии. Кто бы ни хотел меня нанять, он уже будет знаком с моей работой, поэтому я не являюсь полностью неизвестным тренером. Я не буду ни для кого темной лошадкой, потому что они знают, чего я хочу; единственное, чего они не знают, это смогу ли я реализовать свои идеи на практике. В любом случае, я не хочу думать об этом сейчас. Что я хочу делать - и сделаю - по приезду в Португалию, так это наслаждаться отпуском в семейном кругу.»

Наконец, после почти суток в пути, мы прибыли в Сетубал около девяти часов вечера. Сонце еще не скрылось за горизонтом. Я живу надалеко от Моуринью; он оставил меня у моего дома и мы сказали друг другу привычное «до завтра».


5. Отдых и... безработица

Феррагудо является небольшим городком недалеко от Портимао, который относится к региону Алгарве. Отец Жозе, 65-летний Жозе Мануэль Моуринью Феликс, был родом отсюда, и Зе Марио всегда выбирал Феррагудо в качестве излюбленного места для отдыха. Пляж, центральная площадь на которой все собираются в конце дня, и близость города к Портимао и Прая да Роша, все это делало его идеальным местом отдыха для тех, кто хотел окунуться в размеренную и провинциальную жизнь деревни и в тоже время находиться невдалеке от "цивилизации" Алгарве. Несколько месяцев тому назад Жозе Моуринью купил тут дом для своей семьи. Это было именно то, чего он хотел. Впервые за долгое время он был безработным и Феррагудо подходил для данного периода в его жизни как никакое другое место. Вдалеке от всех Моуринью мечтал всего-лишь о трех вещах: быть с семьей, отдыхать и учиться. Именно этим он и занялся.

Не имело значения находился ли он в Сетубале или Феррагудо, Жозе всегда стремился развивать свои знания и быть в курсе всего что происходило вокруг. Он читал все книги к которым притрагивался, бороздил интернет на предмет полезных сайтов и материалов - его интересовало все, что было для него новым. Он пересматривал видео и DVD сотнями, и в тоже время посвящал себя своей семье. К тому времени у него уже был второй ребенок - Жозе Марио, которому было полгода. Тите, его дочери, было уже четыре года. Впервые у Жозе появилось время, которое можно было уделить детям - кое-что новое для него. Но этому не суждено было длиться долго.

Между тем, стартовала предсезонная подготовка для восемнадцати команд, которые должны были принимать участвие в Чемпионате Португалии 2000/01 годов. Обычно Моуринью в это время пропадал на стадионах, но теперь все было наоборот. Кроме одного случая.

"Я не смотрел ни одного матча, не был ни на одном стадионе, кроме тех, которые проходили на стадионе Бонфим. Я находился в неоднозначной ситуации и не хотел, чтобы мои действия были неправильно интерпретированы. Все знают, что я всегда поддерживал Виторию Сетубал. Я был болельщиком этой команды с дня моего рождения и Бонфим был вторым домом для меня в годы детства. Поэтому, я знал, что могу посещать его с друзьями, и не давать поводов для ненужных спекуляций. Также, Витория вылетела во Вторую Лигу, а все понимали, что Вторая Лига в мои планы не входит."

Примерно в это время Моуринью составил свою личную "Библию" - документ, к которому никто не имеет доступа, и который "направляет" его тренерскую карьеру.

"Я отлично помню день, так как впервые жизни у меня был отпуск в это время года. Это был август, когда я создал документ, который никогда не печатался и напечатан не будет. Это мои "тренерские файлы", в которых содержатся "директивы" касательно моей работы. В них входят цели и методология тренерской работы, а также способы их достижения; например, "для этих целей используй эти упражнения", и т.д. В общем, это не что иное, как систематический сборник моих идей. Если бы нужно было дать название этому документу, то он звучал бы примерно так: "Эволюция моих тренерских концепций". В 1990 г. я не думал о тренировках так же, как я делал это в 2000 г. К примеру, когда я работал в Спортинге, то много чего узнал о физической подготовке от двух великих профессионалов своего дела Спрая и Терцийски (Spry & Terziisky). Но в моем сегодняшнем подходе нет места для традиционных тренеров по физподготовке. За годы приоритеты поменялись. Поэтому, я взял за привычку записывать ежедневно свои идеи, независимо от того касаются ли они тренировочного процесса, или же это просто мысли на злобу дня. С момента начала своей карьеры, еще будучи в Эштреле Амадоре у Мануэля Фернандеса, я все записывал на бумагу по окончании тренировок. В конце концов, все эти записи и дали жизнь тому документу,о котором я упоминал ранее. Создав его, я был полностью готов к тому, чтобы работать тренером."

Терпение - одно из качеств Жозе Моуринью, и он верит в старое изречение гласящее, что "терпение это достоинство". Он вернулся в Португалию готовым к тому чтобы ждать. Он убедил себя в том, что, если ему повезет, он найдет клуб к декабрю. Известным является тот факт, что тренерам команд, занимающих низкие места, тяжело сохранить свою работу в Рождественский период. В футболе невезение для одних всегда означает удачу для других. Не только на поле, но и за его пределами. Жозе Моуринью готовился ждать своей очереди до такой степени, что даже отклонил предложение о работе из Англии в этот период (с июня по сентябрь). Кроме терпения он обладает еще одним достоинством: непоколебимостью. Моуринью поставил перед собой цель и он не успокоится, пока не достигнет ее. Это дает нам понять, почему он отклонил приглашение из Ньюкасла.

"Должен заметить, что было немного непривычно оставаться без работы в сентябре. Я видел, как остальные устремлялись в тренировочные центры, а я оставался сидеть дома; у остальных был матчи по воскресеньям, а я смотрел их по телевизору. Мне было тяжело пережить это; я впервые был безработным с того момента, как я впервые начал работать.

Однажды позвонил телефон; это был Бобби Робсон. Он знал, что мои амбиции не позволят мне снова пойти работать ассистентом; и все же именно это он мне и предлагал. Поскольку он подозревал, что я не приму предложение, он предлагал мне проработать помощником год, максимум два, а по окончании этого срока я стану главным тренером и менеджером клуба. Но Бобби Робсон забыл о том, что я проработал с ним много лет и отлично знал его. Он такой человек, который освободит тренерскую скамейку, только если его уволят. Невозможно представить себе ситуацию, в которой он останется в должности и будет наблюдать за тренировками и играми с трибуны. Я не принял его приглашение, зная, что рано или поздно настанет мое время."


6. Цель достигнута

Телефон зазвонил намного раньше, чем Жозе ожидал. Была середина сентября, дело шло к ужину. С момента начала своего "вынужденного" отдыха он каждый день ужинал в кругу своей семьи. Он был у себя дома, в Сетубале, когда Тами принесла ему трубку. "Это тебя." Уже сидя за столом, Моуринью протянул руку и взял телефон. Он даже не подозревал как изменит его жизнь этот звонок.

За день до этого Бенфика играла против Эштрелы Амадоры в пятом туре Чемпионата Португалии. Игра закончилась со счетом 2-1, но "красные" проигрывали почти до конца игры. С каждым днем разговоры об отставке тренера, Юппа Хайнкеса, становились все громче и только какие-никакие результаты были его последней соломинкой. Вале-и-Асеведо, тогдашний президент Бенфики, принял решение уволить немецкого тренера и - вот так сюрприз - главным кандидатом на замену был Моуринью.

"Звонил мой хороший друг - Эладио Парамес, бывший журналист "А Болы", который руководил отделом Бенфики по связям с общественностью в то время. У нас был очень интересный разговор и он попросил меня приехать в Лиссабон.

'Зе, мистер Вале-и-Асеведо хотел бы поговорить с тобой сегодня. У него есть предложение для тебя. Ты сможешь быть в Лиссабоне через пару часов?'

'Ты сошел с ума. Даже не думай. Вы все знаете, что я не собираюсь больше работать асистентом, поэтому поездка туда будет пустой тратой времени! Пожалуйста, извинись перед Президентом, но скажи ему, что я низачто не соглашусь, потому что для себя я навсегда решил никогда больше не быть помощником, и решение менять не собираюсь.'

'Да ладно. Приезжай в Лиссабон и поговори с ним. Предложение не для асистента. Садись в машину и давай к нам.'

'Не для асистента? Тогда скажи, чего вы от меня хотите?'

'Больше ни слова. Мы поговорим, когда ты будешь здесь.'"

Невозмутимо, но задумавшись, Жозе Моуринью повесил трубку и принялся за ужин. Он думал о случае, который приключился год назад в концовке сезона 99/00. Он был в Испании когда зазвонил телефон. Это был Вале-и-Асеведо. Президент Бенфики только-только подписал Юппа Хайнкеса на два года и был в Барселоне с целью доукомплектования нового тренерского состава. Тогда он хотел, чтобы Моуринью стал именно асистентом, и предлагал ему четырехлетний контракт.

Решение не было тяжелым: "Я не уйду с поста помощника тренера Барселоны работать помощником тренера Бенфики. Также, однажды в интервью я дал понять, что вернусь в Португалию только в качестве главного тренера."

Жозе Моуринью поблагодарил президента и Вале-и-Асеведо вернулся на Эстадио да Луж без асистента для Юппа Хайнкеса. Неужели история повторится снова?
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср окт 22, 2014 20:33

7. Тони - новый тренер Бенфики

Обычно дорога из Сетубала в Лиссабон занимает около получаса. Жозе включил приемник и оставил настроенную радиостанцию. В пути он услышал новость: "Тони - новый тренер Бенфики."

Первой мыслью было: "Эладио заставил меня покинуть свой дом и поехать в Лиссабон в такое позднее время просто так. Надо будет сказать им, что я не буду помощником ни у Тони, ни у Фабио Капелло. Я ни для кого не буду помощником." Он взял мобильный и набрал Эладио Парамеса. Едва услышав голос на том конце провода, Жозе Моуринью ринулся в аттаку. "Тони - тренер Бенфики, а я прямо сейчас разворачиваюсь и еду домой. Ты знаешь, что я больше никогда не буду асистентом."

Эладио Парамес отлично знал, что Моуринью не бросает слов на ветер, поэтому ему пришлось раскрыть карты: "Успокойся. Я поклялся президенту, что не проговорюсь, но у меня нет выхода, насколько я понял. Тебе сделают предложение стать главным тренером Бенфики сегодня." Это были те слова, которые не позволили Моуринью развернуться и заставили его продолжать свой путь.

Когда он добрался до Лиссабона Эладио Парамес уже ждал его в компании Альваро Браги мл., исполнительного директора Бенфики, и Мишеля Пред'Ома, спортивного директора Бенфики. Все четверо направились к дому Вале-и-Асеведо в центре города.

Было уже за полночь. Президент Бенфики сразу, на пороге дома, крепко пожал ему руку. Вале-и-Асеведо не медля ни секунды - сама прагматичность - приступил к делу: "Ты согласен стать главным тренером Бенфики?"

Моуринью сказал да, хотя это пока был не полный ответ. Кроме контрактных вопросов нужно было еще о многом договориться. Он никогда не брался за дело заведомо не узнав всех деталей. Он хотел знать какие планы у Вале-и-Асеведо относительно будущего клуба; какие инвестиции готов он сделать в ближайшее время; и, наконец, насколько далеко готов президент зайти для того, чтобы вернуть Бенфике былую славу. Также его интересовали ожидания президента, которые он связывал с новым тренером.

Жозе Моуринью услышал один из наиболее неожиданных ответов за всю свою футбольную карьеру. Вале-и-Асеведо заявил, что он ничего не понимает в футболе, но гордится своим умением безошибочно оценивать личные свойства и особенности характера человека. Выслушав мнения Пред'Ома, Парамеса и Альваро Браги ему не составило труда выбрать именно Жозе Моуринью преемником Юппа Хайнкеса.

Моуринью выслушал планы Вале-и-Асеведо. Президент хотел "португализировать" команду с помощью клубной молодежи. Естественно, под этим подразумевалось, что успех должен быть достигнут без денег. Это не было настолько уж необычной идеей, поскольку Бенфика переживала один из тяжелейших кризисов за всю свою историю. Кроме проблем финансовых были проблемы и спортивного характера. Жозе Моуринью должен был сотворить "чудо".

Стороны достигли договоренности. Бенфика будет вкладывать в тренировочный процесс, Жозе Моуринью получит достаточно времени для работы и от него не будут ждать никаких титулов, по крайней мере в краткосрочной перспективе.

В Бенфике назревали выборы и Вале-и-Асеведо предложил тренеру шестимесячный контракт, который связывал его с клубом до конца сезона 2000/01. Однако, была внесена опция, согласно которой контракт автоматически продлевался на два года в случае победы Вале-и-Асеведо на выборах президента. Итак, они сошлись на идее "время на работу и инвестиции в молодежь".

Жозе Моуринью зашел в дом Вале-и-Асеведо безработным, а вышел оттуда главным тренером Бенфики.

Неплохой исход для человека, который как раз хотел начать самостоятельную тренерскую карьеру. Жозе Моуринью стал самым молодым португальским тренером Бенфики - только Свен-Йоран Эрикссон был младше него. 37 лет отроду, он чувствовал, что может что-то изменить в Бенфике, сделать что-нибудь полезное. Клуб не завоевал никаких трофеев в последние годы и члены клуба, привыкшие выигрывать, жаждали побед. Будучи полностью уверенным в своих силах, как никто другой, Жозе Моуринью верил, что наконец-то пришло и его время стать главным тренером.

Спустя полчаса Жозе вернулся домой. Он разбудил Тами и сказал: "Я буду тренировать Бенфику, поэтому завтра я уеду в Лиссабон. Поселюсь в любой отель на день-два, потому что мне нужно побыть в одиночестве и полностью сконцентрироваться на этом." Его жена молча развернулась и снова заснула. Той ночью Жозе Моуринью тоже спал очень крепко.


8. Сброд

На следующий день, в среду, у команды был запланирован выходной. Новый тренер Бенфики встал пораньше, собрал небольшую сумку, отключил свой мобильник и попрощался с семьей. На следующие несколько дней он самовольно собирался стать отшельником. В четверг он впервые в жизни будет самостоятельно тренировать команду. Его жизнь будет проходить между стадионом и отелем, в постоянной работе. Жозе Моуринью верил в то, что на Да Луш может быть проделана отличная работа. В то же время, однако, реальное положение вещей в Бенфике было таковым, что слишком высоко новому тренеру взлетать тоже не стоило.

"Я проанализировал ситуацию и пришел к выводу, что буду иметь дело с командой, занимающей весьма низкое место в турнирной таблице, составленой из старых или иностранных игроков сомнительного качества, я бы сказал - плохого качества. Коротко говоря, это была слабая команда без будущего и амбиций. Это была команда, которая привыкла проигрывать, и не слишком переживала по этому поводу. Игроки не выкладывались и им было все равно. Потому, мне казалось, что в Бенфике нет команды как таковой. Там был случайно, бесцельно подписанный "сброд". Это была абсолютно несбалансированная группа игроков. Забежав вперед, можно сказать, что только Мейра, Марчена, Энке и ван Хойдонк были полностью готовыми играть в настоящей Бенфике. Также, там была группа игроков качественных, но немотивированных. И, наконец, в нашем распоряжении была молодежь, со всеми им присущими качествами. Сюда входили такие игроки, как Мигель, Жеральдо, Жоао Томас, Карлитос, Диого Луис и Манише, это были гроки, которым требовалось расти в тактическом плане, чтобы раскрыться. Вот такой я нашел Бенфику, прийдя туда."

"Звездами" были Энке, Поборски, и ван Хойдонк, но выше всех котировался египтянин Сабри, который покорил всех фанов Бенфики, приведя команду к победе над Спортингом на Жозе Алваладе в предыдущем сезоне, забив решающий гол на последних минутах. Однако, Жозе Моуринью считал его просто талантливым игроком, который не подходил команде и, к тому же, не имел понятия о коллективизме.

"Я сразу понял, что Сабри будет очень трудно успешно сработаться со мной. У нас было не так уж много талантливых игроков, поэтому следовало сделать так, чтоб команда работала как единое целое, это бы и стало ее главным преимуществом. У Сабри никогда бы не получилось адаптироваться к данной системе, а я никогда не откажусь от сплоченности команды в пользу отдельно взятого игрока."

Адекватно оценивая реальность, Жозе Моуринью отлично понимал, что уже в этом сезоне нужно закладывать базу для следующего. Поэтому, подготовка к следующему сезона должна начинаться немедленно. Единственной краткосрочной целью является сведение к минимуму негативных последствий текущего сезона.

Будучи позитвно настроенным, Моуринью нашел в Бенфике "арьергард" дружелюбных людей. Парамес, Альваро Брага и Пред'Ом обьеденились вокруг основного плана действий, принятого в Бенфике. Жозе Моуринью был уверен в том, что у него не возникнет никаких проблем с этой группой. В день, когда Вале-и-Асеведо покинет клуб в связи с проигранными выборами, он сам скажет: "Как жаль, что эта группа не была сформирована и не работала со мной, когда я только выиграл свои выборы."

В это же время в процессе формирования находилась еще одна группа - команда помощников. Выбирая себе асистента, Моуринью получил предложение взять своего человека. Но он отказался и сказал, что его интересует человек, который хорошо знаком с Бенфикой. Так был создан профиль его помощника: харизматичный и обладающий сильным характером бывший игрок Бенфики. Кто-то вспомнил Мозера, на что Моуринью ответил: "Я не знаком с ним лично, но должен заметить, что он отлично отвечает требованиям. Думаю, что я не против Мозера."

Относительно остальных членов технического персонала, то начиная с испанского тренера по физподготовке, Анхела Вилда (о котором Моуринью всегда отзывается только комплиментами), и заканчивая Аналитическим и Медицинским отделами, Моуринью без исключений согласился на предложенные ему кандидатуры. Бенфика не могла позволить себе тратить больше, чем нужно, и поэтому Моуринью принял "финансовую слабость" клуба. Кроме того, он не имел ничего против названых ему имен. Он считал, что если они уже работают в Бенфике, значит они являются профессионалами своего дела. Как покажет время, он ошибался.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср окт 22, 2014 20:47

9. Я продолжу, не смотря ни на что

Тем временем, о Моуринью начали писать в газетах, говорить на радио и показывать по телевизору. Большое количество комментаторов и журналистов, а также бывших игроков и остальных, кто был причастен к игре в футбол, подвергали сомнению его компетентность и говорили о нехватке опыта для работы на столь высоком посту. Эти недоброжелатели даже не замечали, что чем больше они критиковали Жозе, тем более плотная связь возникала между членами клуба и Моуринью. Не осознавая этого, они оказывали ему услугу.

Моуринью начинал работу в Бенфике под огнем, но не смотря на это оставался невозмутимым. "Я продолжу, не смотря ни на что", вот его девиз. Не горячась, и тем более не позволяя себя запугать, он начал свою работу с клубом. Он не обращал внимания на критику - не обращает и сегодня - и до сих пор отказывается называть имена тех, кто хотел, чтобы его карьера главного тренера завершилась едва начавшись. Некоторым образом так он расплачивается за излишнюю откровенность в интервью, которое он дал одному португальскому изданию пребывая в стане Барселоны. В нем он подверг сомнению уровень португальского футбола в целом и методы работы португальских тренеров конкретно. Многие так и не простили ему такую наглость и дерзость с которой он критиковал "идеальный мир".

Но путь был выбран. Критика и нападки только прибавляли ему сил. К тому же, внутри Бенфики была прекрасная атмосфера, в которой Моуринью нашел спокойствие необходимое ему для проведения запланированной работы и доведения ее до логического конца.

В первый тренировочный день Моуринью приехал на стадион за два часа до занятия. "Я всегда люблю приезжать минимум за час до начала тренировки. Я никогда в жизни не опаздывал. Всегда есть вещи, о которых нужно позаботиться и люди, с которыми нужно поговорить. В первую очередь, я всегда люблю приезжать первым; потом мне нравится посмотреть на длинну газона и посмотреть нужно ли его полить; я разговариваю с людьми, которые ответственны за оборудование: переносные ворота, фишки, мячи, и т.д.; нужно нарисовать схему расстановки оборудования на поле; я встречаюсь с медиками, чтобы разузнать в какой форме находятся игроки - кто может тренироваться без проблем, кому нужно работать по индивидуальной программе и в чем причина, что делается с целью построения более подходящего для них тренировочного процесса; также мне нравится почитать газеты. У меня всегда есть куча заданий, которые нужно выполнить перед началом занятия. Именно поэтому я приезжаю на раньше всех."

В тот момент Жозе Моуринью впервые почувствовал себя тренером Бенфики. В тренировочном костюме, с орлом на груди, он знал, что пути назад для него нет. Наконец настал момент, которого он всегда ждал и к которому он готовился столько лет. Теперь мечта стала реальностью, хоть он и понимал, что впереди его ждут тяжелые времена.

"В первые дни работы в футбольном клубе все проходит идеально и игроки схватывают все на лету. Все открыты и доступны, все пунктуальны. Они стараются, они сотрудничают и разговаривают - все работает как часовой механизм. Зная об этом, я решил для начала больше понаблюдать, нежели вмешиваться. До игры с Боавиштой оставалось всего два дня, сделать что-нибудь не представлялось возможным. Прямо перед началом тренировки я впервые обратился к команде в раздевалке. Речь не была длинной и, возможно, именно поэтому я начал переманивать их на свою сторону одного за другим. Группа начала обретать форму и у нас было две возможности: или вы на корабле, или за бортом. Я дал им два обещания. Первое - моя гарантия "качественной работы", благодаря которой они будут развиваться как на индивидульном уровне, так и на командном. Второе - всегда быть "прямым" с ними. Я знал, что Бенфика была под постоянным давлением информация, анти-информации, слухов и сплетни. Поскольку я не мог пообещать им заблокировать весь этот поток, я сказал им, что буду с ними предельно честным. Таким образом, я хотел дать им понять, что какое бы решение не было принято тренером клуба по отношению к игрокам, они всегда будут первыми, кто его узнает, и узнают они его от меня. Я хотел, чтобы команда была более изолирована от внешнего мира, чтобы сделать коллектив более сплоченным. Я был уверен в том, что масс-медиа не должны быть методом общения людей внутри клуба, а должны выполнять свою главную задачу - информировать. Это было возможным только с "прямым" подходом, и поэтому двери моего офиса всегда будут открытыми для всех работников клуба Бенфика. Больше я ничего не говорил и мы впервые пошли на поле для того, чтобы тренироваться."

Вале-и-Асеведо и вице-президент, Жозе Мануэль Капристано, тоже слышали эту речь. Президент Бенфики также обратился к игрокам, и сообщил, что Жозе Моуринью обладает полной поддержкой совета директоров на протяжении следующих двух с половиной лет.

На следующий день, в четверг, 21 сентября, первые полосы всех газет писали о Мануэле Виларинью. За месяц до выборов человек, которому в итоге суждено было сменить Вале-и-Асеведо на посту президента Бенфики, категорично заявлял: "Моим тренром является Тони". Таковыми были заголовки, но послание на этом не заканчивалось.

В газете A Bola Виларинью выражался еще категоричнее. "Жозе Моуринью знает, что он не мой тренер, и, если он номальный мужик, он согласится покинуть свой пост." Перчатка была брошена и Жозе Моуринью сразу понял правила игры. С Вале-и-Асеведо он останется на посту тренера Бенфики два с половиной года. С Виларинью он проработает немногим больше месца.



10. Призрак» по имени Санчес

Первый матч Жозе Моуринью во главе Бенфики был сыгран против Боавишты субботним вечером, 23 сентября 2000 года, на Эштадиу ду Бесса. Для подготовки к матчу команда выбрала гостиницу в Эшпинью. Именно здесь Моуринью стал свидетелем самой абсурдной ситуации за время своего пребывания в Бенфике.

"Я попросил Аналитический отдел предоставить мне тщательный анализ нашего соперника. Итак, я ждал детальный анализ Боавишты: их ключевые характеристики, особенности ведения игры, их слабые и сильные стороны, резюме по футболистам, их качества и недостатки, и т.д. Ничего особенного, если учитывать величие такого клуба, как Бенфика, и соответственный уровень профессионализма в нем.

Когда я взглянул на отчет, который они мне предоставили, я нашел в нем команду, состоящую из десяти игроков. Я не вру. Согласно данным, которые я получил - схемам и тактическому анализу - Боавишта играла только с десятью футболистами. Игроком, который отсутствовал, был "всего лишь" Санчес, один из наиболее важных игроков команды. Я подумал, 'Куда я попал? Как такое возможно?' Очевидно, что я больше никогда не просил Аналитический отдел о каких-либо отчетах."

Жозе немедленно встретился с Альваро Брагой мл. и сообщил ему, что с таким Аналитическим отделом работать невозможно. Позже ему сообщили, что он сможет переделать любой отдел после того, как пройдут выборы, и поэтому Моуринью пришлось ждать. Однако, он больше никогда не сотрудничал с этими Аналитиками. Вместо этого он нанял старого университетского коллегу, которому он платил из собственного кармана, чтобы тот выполнял всю необходимую работу, которую должно выполнять соответсвующее подразделение в любом мало-мальски серьезном клубе.

В общем, вот в таком странном и непонятном "красном" окружении - очень отличном от Барселоны - Жозе Моуринью продолжал готовиться к матчу против Боавишты. В последнем перед игрой обращении к игрокам он снова почувствовал, что перед ним группа немотивированных и неуверенных в себе людей. Каждого из них он лично спросил играли ли они на международном уровне. От всех он получил один и тот же ответ: "Да, я играю за сборную своей страны". Как стало возможным то, что игроки сборных были в таком психлогическом состоянии? Его речь была примерно такой: "Вы все должны играть намного больше чем раньше, у вас у всех есть потенциал для большего, вы сборники, мы должны побеждать, и т.д. и т.п." Естественно, он давил на самолюбие игроков, чтоб хоть немного увеличить их самоуверенность.

Матч был из разряда "выбросить и забыть"; они проиграли 1-0. В истории футбола Жозе Моуринью возможно станет тренером, команда которого пропустила самый быстрый гол в первом матче его карьеры; понадобилось всего-лишь 60 секунд. Еще хуже было то, что Моуринью предвидел это.

"В разговорах с командой перед игрой я всегда обозначаю некоторые типичные для соперников ситуации; например, свойственные им наигранные комбинации. Во время атак Боавишта чаще всего полагалась на фланги, с которых они простреливали и подавали на переднюю штангу. До начала игры я акцентировал внимание игроков Бенфики на этом моменте много раз. И само собой, в первой же атаке прошел прострел Боавишты с фланга на переднюю штангу, с которого был забит гол. Я подумал тогда, 'Вот что за игрок Рохас? Он понимает португальский или мне нужно разговаривать с ним на испанском чтоб он понял меня?' Вот тогда я и понял, что в команде есть игроки, которые из-за своего менталитета, а точнее отношения к делу, не могут играть за нас."

Бенфика не наиграла даже на ничью. Они не смогли создать ни одной голевого момента, но и у Боавишты тоже не было возможностей забить больше одного гола.

Жозе Моуринью сделал вывод, что игрокам Бенфики не хватало трудовой дисциплины.

"Большинство внутренних трений возникало из-за того факта, что футболисты недостаточно выкладывались. Например, Ван Хойдонк считался проблемным игроком. Насколько я понял, его проблема заключалась в том, что он хотел побеждать и добиваться успеха. Учитывая опыт в других чемпионатах, он понимал, что только труд приводит к успеху. Он четко понимал, что он не смог бы выигрывать без качественной работы, без сильного коллектива, или без амбициозных партнеров. Его конфликты с некоторыми партнерами возникали именно из-за этого.

Мои методы работы, которые сразу придали новый импульс тренировочному процесу и которые соответствовали соображениям Ван Хойдонка положили конец всем его проблемам. Он, наверное, был наиболее яркой личностью в этом коллективе."



КОНЕЦ ТЕКСТА
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя