Биография сэра Алекса Фергюсона

Футбольная и околофутбольная литературка.
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт мар 07, 2014 19:24

«В премьер-лиге есть арбитры с лишним весом или просто некомпетентные». Глава двадцатая


ПРЕССА

Самый полезный совет по поводу общения с прессой я получил от своего друга Пола Догерти – на тот момент журналиста «Granada TV». Отличный парень этот Пол. Как-то он сказал мне: «Я видел твою пресс-конференцию, и знаешь что – ты излишне раскрываешь карты. Ты даешь понять, что тебя действительно тревожит. Просто встань перед зеркалом и надень маску Алекса Фергюсона».

Общаясь с представителями СМИ, не стоит показывать свою озабоченность – это никак не поможет команде и не повысит шансов на победу в ближайшем матче. Пол был прав. Не надо рассказывать о своих тренерских невзгодах и превращать конференц-зал в камеру пыток. Моей задачей всегда было постоять за честь клуба и всего, что его касается. Поэтому я старался играть первую скрипку и брать диалог под свой контроль.

Перед тем, как выходить к журналистам, я всегда настраивал себя психологически. Большим подспорьем в этом деле был опыт. Постепенно я научился предугадывать, о чем будет идти разговор. Часто журналисты договаривались между собой, кто какую тему будет затрагивать: «Так, ты спросишь про это, а я потом про другое». Благодаря опыту, я предвидел эти повороты. К тому же, с течением времени мне удавалось отвечать на выпады все быстрее и быстрее. Я люблю, когда журналисты задают длинные вопросы – это позволяет подумать над ответом. Гораздо хуже короткие: «Почему вы сегодня так плохо играли?»

Подобные лаконичные вопросы вынуждают вас давать развернутый ответ. Ты тянешь время, пытаясь что-нибудь придумать, и в итоге как-то оправдываешься. Это большое искусство – скрывать слабые стороны команды, и об этом нужно думать в первую очередь. Всегда. У тебя на носу следующая игра, и именно это должно занимать твои мысли во время допроса. Как победить в следующем матче, а не как набрать вистов на пресс-конференции.

И третий момент – не ляпнуть глупости. Я все время держал эту мысль в голове. Умение быть все время начеку вырабатывается годами. Помню, в бытность совсем юным футболистом, я плакался на телевидении по поводу шестиматчевой дисквалификации, которую мне впаяла Шотландская Футбольная Ассоциация. Я сказал в прямом эфире: «В Шотландии до сих пор судят, как в Звездной Палате1».

Очень скоро в клуб пришло письмо от Ассоциации. В попытках показаться интересным собеседником иногда можно сказать такое, о чем потом сожалеешь. Я не считаю, что был тогда неправ, но в итоге мне пришлось писать объяснительное письмо. Тренер спросил меня:

– Черт побери, где ты это взял – про правосудие Звездной Палаты?

Я не мог скрыть от него источника своего красноречия:

– Читал в книге и решил, что такое сравнение прозвучит неплохо.

Конечно, моя самая длительная и серьезная размолвка произошла с «ВВС» – она продолжалась семь лет, пока в августе 2011 года я не решил, что с них достаточно. С моей точки зрения, они часто ходили по лезвию бритвы – например, в одном из выпусков «Match of the Day». Но то, что они показали в документальном фильме «Ферги и сын» 27 мая 2004 года, не лезло ни в какие рамки. В этом фильме они выдвинули серьезные обвинения в адрес моего сына Джейсона, который на тот момент работал в «Elite Sports Agency» и, по их мнению, имел отношение к трансферам Яапа Стама в «Лацио» и Массимо Таиби в «Реджину». И это несмотря на то, что еще до выхода этого фильма в свет руководство «Юнайтед» опровергло любые обвинения в адрес меня, Джейсона и «Elite», хотя и отстранило моего сына от трансферных дел клуба.

Так что все обвинения, которые выдвинула «BBC», были ложными, но они и не подумали извиняться. Вскоре меня разыскал Питер Сэлмон, работавший на них, и я заявил ему: «Ты видел эту передачу, так что скажи – делает ли это честь вашему каналу?» Я думал судиться с ними, но Джейсон и мои адвокаты были против. Сэлмон надеялся, что наша давняя дружба – еще со времен его работы на «Granada TV» – поможет уладить конфликт.

– «ВВС» теперь базируется в Манчестере, – сказал он.

– Отлично. Вам проще будет извиняться, – ответил я.

Ответа не последовало. Питер хотел, чтобы я затронул эту тему в интервью с Клэр Болдинг2. С какой стати? Так или иначе, мы уладили эту проблему, и я возобновил общение с журналистами «ВВС». Мне удалось отстоять свою позицию.

В целом, телеканал «Sky» полностью изменил расстановку сил в медиа-пространстве – они серьезно обострили конкурентную борьбу и подняли шумиху на новый уровень. Возьмите, к примеру, инцидент с Суаресом весной 2013-го, когда он укусил оппонента. Меня попросили прокомментировать этот эпизод на пресс-конференции. И на следующий день газеты пестрели заголовками: «Фергюсон сочувствует «Ливерпулю». А я всего лишь сказал: «Я понимаю, что они чувствуют, ведь Кантона получил девятимесячную дисквалификацию за удар кунг-фу». Я имел в виду, что 10 матчей – это ерунда, вспомните, как нам дали 9 месяцев. А они решили, что я сочувствую Суаресу.

Или вот еще один заголовок: «Фергюсон утверждает, что Моуринью возглавит «Челси». Меня спросили: «Кто будет вашим главным соперником в следующем сезоне». И я ответил, что это будет «Челси», особенно если газеты говорят правду и туда вернется Жозе – это прибавит им сил. И вот мы видим заголовок: «Фергюсон утверждает, что Моуринью возглавит «Челси».

Я написал Моуринью смску с объяснениями. Он ответил: «Все в порядке – видел, понимаю». А заголовок крутили каждые 10 минут. В итоге Жозе вернулся в «Челси», но суть не в этом.

В нынешние времена пресса стала слишком вездесущей и слишком переменчивой, и с этим трудно уживаться. В конце моей тренерской карьеры я уже с трудом общался с представителями СМИ. Они испытывают такое давление, что им сложно доверять. Когда я только приехал в Манчестер, было всего несколько журналистов, с которыми требовалось держать ухо востро, но не в таком количестве, как в последние годы. Были, конечно, и достойные парни – Джон Бин, Питер Фиттон, Билл Торнтон, Дэвид Уолкер, Стив Миллар. Ну, и мои старые приятели из Шотландии.

Во время выездов мы часто проводили время с ребятами из СМИ. Помню, один вечер закончился в моем номере, и Бино был в ударе – он отплясывал чечетку на моем столе. В другой раз я уже был в постели – времени было около одиннадцати вечера, – когда раздался звонок и в трубке зазвучал голос:

– Алекс! Ты можешь подтвердить, что ехал сегодня в такси с Марком Хьюзом? – Это был Джон Бин.

Я ответил:

– Джон, это было бы непросто, учитывая тот факт, что он сегодня играл за «Баварию» в матче еврокубка3.

– А, ну да, – сказал Джон. – Я же видел игру.

И повесил трубку. В пятницу он проявился вновь:

– Тысяча извинений, Алекс. Я знаю, ты простишь меня.

В последнее время журналисты одеваются более непринужденно, чем раньше. Возможно, дело в том, что мы из разных поколений, но мне это не по душе. Конечно, им тяжело, поскольку их вечно подгоняет редактор. Забудьте про всякие «комментарии не под запись», для них этих рамок уже не существует. За подобные вещи я отстранил от пресс-конференций пару журналистов по ходу сезона 2012-2013. И еще одного за то, что он сказал, будто мы с Руни не разговариваем на тренировках и что все в клубе об этом знают. Полная чушь.

Я не читал всех газет подряд, но наша пресс-служба замечала любую недостоверную информацию. Это выматывает. Раньше я принимал меры, но в конечном итоге все равно нес денежные убытки. А максимум, что можно получить в качестве извинений за статью с огромным заголовком на задней обложке, – сорок слов, запрятанных на одиннадцатой странице. Так что есть ли в этом смысл?

Выгоняя журналистов с пресс-конференции, я выражал свое несогласие с их трактовкой происходящего. Повторюсь, мои позиции были сильны, поскольку я в течение долгого времени успешно руководил таким клубом, как «Манчестер Юнайтед». Если бы я был неудачником, терпящим одно поражение за другим, сценарий был бы иным. Подспудно я испытывал к ним некоторую симпатию, поскольку понимал, что вся эта склонность к экстраполированию и преувеличениям вызвана желанием быть лучше всех. Газетчики соревнуются с телевидением, интернетом и другими медиа-ресурсами.

В Премьер-лиге у каждого тренера должен быть опытный пресс-секретарь, который хорошо разбирается в СМИ и способен быстро реагировать на рождающиеся там истории. Мы не в силах остановить процесс, но можем предупредить автора, который публикует ложную информацию, и заставить его исправиться. Кроме того, пресс-секретарь поможет выпутаться из сложной ситуации. «Sky News» крутятся в эфире 24 часа в сутки 7 дней в неделю, новости перемалываются раз за разом, и общение с прессой становится для тренера все более сложным делом.

Допустим, у Пола Ламберта не складываются дела в «Астон Вилле». Понятно, пресс-конференция обещает пройти в весьма негативном ключе. Только опытный человек, хорошо знающий повадки прессы, сможет настроить тренера на нужный лад. Однажды, когда у меня все шло не так, Пол Догерти сказал мне: «Ты напряжен и поэтому являешься для них отличной мишенью. Прежде чем выходить на пресс-конференцию, встань перед зеркалом, потри лицо, натяни улыбку и соберись. И тогда, будь уверен, они не смогут тебя слопать».

Это был прекрасный совет, любому необходимо ему следовать. Вроде бы, ты должен получить пробоину, но выходишь в лучшем виде. Стандартный вопрос: «Вы чувствуете давление?» Конечно, чувствую! Но я не позволю им сделать из этого заголовок. Я проводил свои пресс-конференции перед тренировочной сессией. Многие тренеры делают наоборот, но в таком случае все мысли заняты тренировкой и не получится хорошо подготовиться ко встрече с прессой. Я же собирал представителей СМИ в девять утра и предварительно успевал провести брифинг с Филом Таунсендом, нашим директором по внешним связям, который вводил меня в курс дела – о чем может пойти речь.

Например, он говорил мне, что меня, скорее всего, спросят об укусе Суареса, о допинг-скандале в конюшне Годольфин4 или о трансфере какого-нибудь игрока, типа Левандовски. Обычно я начинал с обсуждения возможного состава. Затем акцент смещался на саму игру и отдельных игроков. «The Sunday Times» часто обсуждали какую-то одну тему. Например, хорошую форму Майкла Кэррика.

Обычно я здорово проводил пресс-конференции. Проблемы начинались, когда мне приходилось говорить о судействе. Меня часто штрафовали за это5, но дело в том, что я отталкивался от тех стандартов, которые я устанавливал сам, а не тех, которые допускали судьи. Их стандарты меня не интересовали, я лишь хотел, чтобы уровень их работы соответствовал уровню матча. И в целом, считаю уровень их работы недостаточным. Они говорят, что теперь судейство для них – постоянная работа, но ведь это чушь.

Многие начинают эту работу еще в шестнадцатилетнем возрасте – дети, что уж там. Я уважаю стремление стать рефери, футболу нужны такие люди. Но мне бы хотелось, чтобы у нас было больше таких судей, как итальянец Роберто Розетти. Около 185 см росту, прирожденный командир, сложен как боксер, он просто летал по полю и моментально успокаивал игроков. Вся игра была под его контролем. Мне нравится наблюдать за работой высококлассных рефери, я люблю, когда правильные люди находятся в правильном месте.

К сожалению, в Премьер-лиге есть арбитры с лишним весом или просто некомпетентные, и от них никуда не деться. У всех есть адвокаты, и позиции их профсоюза очень сильны. К тому же, молодых рефери появляется не так уж и много, и руководство цепляется за тех, которые есть.

Возможно, мне не стоило так часто выражать свою точку зрения этому поводу. В следующем матче судья мог ошибиться в нашу пользу, и мои претензии расценили бы неправильно.

Я всегда помогал судейской ассоциации. Еще будучи тренером «Абердина», я приглашал их на наши тренировки, чтобы они могли поддерживать форму. Мне нравится, когда рефери в хорошей физической форме. На мой взгляд, сейчас в Англии с этим проблемы. Важно не то, как долго они могут бежать, а то, как быстро они окажутся в нужном месте. Например, в момент контратаки. Вспомните наш полуфинал Лиги Чемпионов против «Арсенала» в 2009 году. Судил Розетти, но даже он в моменте с нашим голом был примерно в 20 метрах от места событий. Нам потребовалось всего 9 секунд на тот гол. Так что арбитр должен пробегать 100 метров за 9 секунд – быстрее, чем Усэйн Болт.

Я заметил, что Футбольная Ассоциация, как правило, выбирает в качестве своих жертв статусных игроков, поскольку на этом проще сделать рекламу. В эпизоде с Уэйном Руни, когда тот выругался в камеру во время матча с «Вест Хэмом»6, имело место явное давление на рефери со стороны ФА, и в итоге Руни получил трехматчевую дисквалификацию. Они обосновали это тем, что дети не должны видеть игроков, ругающихся в камеру. Я все понимаю, но сколько футболистов делали тоже самое до него?

Всегда было сложно понять, кто у них там заправляет. Есть ощущение, что совета спрашивают даже в сельских школах. Новый глава ФА Грег Дайк должен сократить число людей, участвующих в принятии решений. Комитет из 100 человек не может осуществлять разумное управление. Это не руководящий орган, а группа людей, принятых туда за заслуги перед футболом. Проблема системы кроется в самой системе. Реформаторы входят в комитет ростом под метр девяносто, но за время работы стаптываются сантиметров на тридцать.

Обычно во время больших игр наше поведение было в порядке. Одна газета опубликовала статью, в которой говорилось, что Рой Кин и Яап Стам угрожали рефери Энди Д’Арсо7, и мы решили отреагировать. Мои слова – «это не их дело» – задели Футбольную Ассоциацию. Кроме того, я указал, что инцидент имел место в матче Кубка Лиги, а не Кубка Англии8. Я никогда не был особо впечатлен работой их контролирующего органа.

Осенью 2009 года я раскритиковал физическую форму Алана Уайли, подразумевая, что это общая проблема. На мой взгляд, у Уайли был избыточный вес, и это бросилось в глаза во время нашей ничьей – 2:2 – с «Сандерлендом» на «Олд Трафорд». Проблемы начались после этих слов: «Темп игры подразумевал, что рефери должен быть в форме. А он не был. Посмотрите на зарубежных арбитров, они носятся, как гончие. А этому требовалось полминуты, чтобы показать игроку горчичник. Просто потому, что ему нужна была передышка. Это неслыханно!»

Позже я извинился за комментарии в адрес Уайли, подчеркнув, что намеревался «указать на серьезную и важную проблему всего нашего футбола». Однако спустя 16 дней я был оштрафован за неподобающее поведение. Мне дважды предписывали смотреть ближайшие два матча с трибун: в 2003 и – за критику в адрес Марка Клаттенбурга – в 2007 году. Потом меня оштрафовали на 30 тысяч и запретили появляться на скамейке в течение пяти матчей за высказывания о работе Мартина Аткинсона после нашего поражения 1:2 от «Челси». А после истории с Уайли бывший рефери Джефф Уинтер вообще предложил дисквалифицировать весь стадион, как это делает ФИФА.

В общем, я считаю, что в Премьер-лиге уже давно не встречалось по настоящему высококлассного арбитра. Да, Грэм Полл был слегка высокомерен, но решения он принимал здорово. Чрезмерное эго нередко вредило его работе, и когда он был не в духе, с ним сложно было иметь дело. Но за время моей работы в «Манчестер Юнайтед» он был, пожалуй, лучшим судьей.

Когда ты работаешь перед 44 тысячами болельщиков на «Энфилде» или 76 тысячами на «Олд Траффорд» и засчитываешь гол в ворота хозяев, рев стадиона многих заставит поколебаться. Это тоже один из моментов, который отличает высококлассных рефери – способность принимать решения против шерсти, невзирая на рев толпы. Не зря же есть старая поговорка про «домашнее» судейство. Нельзя сказать, что судья поступает нечестно – просто он поддается эмоциям, вызванным настроением толпы.

«Энфилд» – возможно, самое трудное место для работы рефери за счет своей закрытой взрывоопасной атмосферы. Но фактор устрашения со стороны болельщиков по отношению к судьям присутствует всегда – не только в Ливерпуле.

Сорок лет назад фанаты на трибунах бесновались не так сильно. И сейчас, как мне кажется, было бы очень полезно, если судья вместе с наблюдателем приходил бы на пресс-конференцию и объяснял свои решения. Например, мне было бы очень интересно послушать турецкого арбитра, который обслуживал наш матч Лиги Чемпионов против «Реала» на «Олд Траффорд» в марте 2013 года. Послушать, как бы он объяснил свое ужасное решение удалить Нани9.

Брифинг главного арбитра может стать огромным шагом вперед. Прогресс не стоит на месте. Возьмите, к примеру, футбольную обувь – мне совершенно не нравятся современные бутсы. Но что поделать – производители экипировки вкладывают кучу денег в футбол. А на какие хитрости они идут, чтобы молодежь покупала розовые или оранжевые бутсы! Многие клубы включают сделку с производителем в контракт футболиста: «ты получишь персональный контракт с «Найком», «Адидасом» или еще с кем-нибудь». Естественно, нужно как-то отбивать свои вложения, и они делают это с помощью бутс.

Мы – как сторонние наблюдатели – никогда не будем довольны работой судьи, потому что предвзяты и болеем за свои команды. Арбитры, имеющие иную постоянную работу, не добиваются больших успехов. Ну, за исключением навыков управления людьми. Человек не может одновременно сидеть в офисе и при этом полноценно изучать судейское искусство. Так что в системе существует изъян.

Судьи должны быть только судьями и их рабочим местом должен быть только «Сент-Джордж Парк»10. Вы можете спросить – как же им ежедневно кататься, к примеру, из Ньюкасла в Бертон-апон-Трент? Но когда мы покупаем игрока из Лондона, то подыскиваем ему дом в Манчестере. Как Робину ван Перси, к примеру. Если они хотят иметь высококлассную систему судейства, так пусть берут пример с клубов Премьер-лиги. Тем более что в футболе сейчас крутятся огромные деньги.

Майк Райли, глава профессионального судейского корпуса, однажды заявил, что для таких шагов у них просто недостаточно средств. Если это так, то возникает повод для возмущения – пять миллиардов прибыли от телевизионных контрактов и нет средств на профессиональную систему судейства! Вспомните еще и про парашютные выплаты командам, вылетевшим в Чемпионшип. Если вы хотите, чтобы судьи занимались исключительно судейством, система должна платить за это соответствующим образом. Все должно быть грамотно продумано.

В Европе арбитры, работающие на матчах Лиги Чемпионов, могут позволить себе быть высокомерными, поскольку им не придется встречаться с вашей командой уже в следующие выходные. Мы четыре раза играли в финалах Лиги Чемпионов, и только одного арбитра из четверки я могу назвать по-настоящему высококлассным: Пьерлуиджи Коллину, который судил финал в Барселоне11.

Я дважды уступал командам Жозе Моуриньо в европейских матчах, и оба раза не из-за недостатков моих игроков, а из-за рефери. Игра с «Порту» в 2004 году была невероятной. Не засчитать гол Скоулза было даже не худшим из всех решений, а ведь тот мяч сделал бы счет 2:0. Когда за несколько минут до конца матча Роналду свалил левый защитник португальцев, боковой арбитр поднял флажок, но главный решил не останавливать игру. «Порту» пошел в атаку и заработал штрафной. Тим Ховард отбил мяч, но на добивании они сыграли лучше и сравняли счет – уже в добавленное время. Так что на европейской арене «Юнайтед» имеет весьма богатую историю судейских ошибок не в свою пользу.

Однажды я был на матче «Милан» – «Интер», и один из высокопоставленных чиновников «черно-синих» сказал мне: «Знаешь, что отличает английский футбол от итальянского? В Англии никто и мысли не допустит, что матч нечестный. В Италии никто не поверит, что матч честный».

Нельзя не отметить, что по части контролирования игроков, дела в Англии продвинулись. Это хорошо. Общение между судьями и игроками должно быть более конструктивным. Люди, наделенные властью, должны принимать решения, но некоторые просто не способны делать это быстро. Природа человека такова, что и судьи могут ошибаться. Но хорошие судьи делают ошибки реже. Те, кто ошибаются, не обязательно плохие рефери – они всего лишь не успели вынести правильное решение.

Так же и с игроками. Что отличает хорошего футболиста от плохого при действиях вблизи чужих ворот? Способность принимать решения. Мы раз за разом объясняем это нашим игрокам. Если бы я сейчас начал тренировать с чистого листа, то заставил бы каждого играть в шахматы. Для развития навыков концентрации. На первых порах на одну партию тратится по 3-4 часа, а опытный шахматист легко играет в блиц, и вот это уже настоящий класс.

Скорость принятия решений в условиях сильного стресса. Разве в футболе не то же самое?


Примечания:

1 Звездная палата/Star Chamber – существовавший в 1487–1641 годах чрезвычайный суд при короле Англии. Первоначально Звездная палата была апелляционным судом, призванным минимизировать влияние аристократов на правосудие и обеспечить защиту прав простолюдинов.

2 Клэр Болдинг/Clare Balding – известная британская журналистка и телеведущая. Болдинг трудится на канале «BBC»в разных ипостасях уже почти 20 лет и все это время активно продвигает женский футбол в массы – выступает перед парламентом, подписывает сделки с Английской женской футбольной суперлигой, требует равноправия для обоих полов. В сентябре 2006 года Клэр Болдинг официально зарегистрировала свои отношения с другой сотрудницей «BBC» – Элис Арнольд.

3 Марк Хьюз провел всего два матча за «Баварию» в еврокубках – обе встречи с «Реалом» в четвертьфинале Лиги Чемпионов 1987-1988.

4 Конюшня Годольфин/Godolphin – конюшня шейха Моххаммеда аль-Мактума. Ее руководитель был дисквалифицирован на восемь лет Управлением по конному спорту Великобритании за то, что вводил анаболические стероиды лошадям. Дело коснулось футбола, потому что дочь шейха Мохаммеда замужем за шейхом Мансуром, владельцем… «Сити».

5 Фергюсон получил шесть взысканий за публичную критику арбитров матчей. В сумме набежало 15 матчей дисквалификации и 87 тысяч фунтов штрафа.

6 http://videa.hu/videok/sport/wh2-4mu-al ... ?start=260

7 Рой Кин в своей автобиографии вспоминает этот эпизод:

«Следующая встреча с «Мидлсбро» … Яап Стам нарушает правила в штрафной – пенальти. На самом деле Яап коснулся мяча, когда Жуниньо пытался пройти мимо него. Судья Энди Д’Арсо ошибся. Мы подбегаем к нему и умоляем не наказывать нас. Он отступает, а мы наступаем. Фотографии теперь уже этого печально известного инцидента поражают. Тот псих с венами, вздувающимися у него на шее, – это я. Позднее я сказал, что если бы Д’Арсо перестал бежать задом наперед, мы бы прекратили его преследовать. Это не шутка. Знаю-знаю, мы не правы, а я – главный обидчик. Несмотря на то, что Д’Арсо совершил ошибку, мы не должны были изливать на него всю нашу желчь. Мы сами были виноваты в том, что счет был 0:0. Поэтому-то я и выступал против нашего самоуспокоения, которое теперь было усугублено ошибкой судьи. Мистер Д’Арсо стал козлом отпущения. К счастью, Марк Боснич отбил удар Жуниньо с пенальти. Бекс же забил победный гол за три минуты до финального свистка».

8 Турнир, известный как Кубок Англии, на самом деле имеет более длинное название – Кубок вызова Футбольной ассоциации/The Football Association Challenge Cup.

9 https://www.youtube.com/watch?v=krl9aKzOy6g

10 Сент-Джордж Парк/St. George’s Park – национальный футбольный центр Футбольной ассоциации Англии, официально открытый герцогом и герцогиней Кембриджа. Современный футбольный комплекс, строительство которого обошлось в 105 миллионов фунтов, стал тренировочной базой для всех английских сборных по футболу и для футбольных арбитров. «Сент-Джордж Парк» является одной из самых современных футбольных баз в мире и обладает одиннадцатью полями, пять из которых освещаются прожекторами и имеют подогрев газона. Имеется и одно крытое поле с мини-трибуной на 200 зрителей.

11 Еще три финала обслуживали словак Любош Михел, швейцарец Массимо Бузакка и венгр Виктор Кашшаи.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт мар 07, 2014 19:35

«На первой пресс-конференции я сказал: «Хочу сбросить «Ливерпуль» с их гр***ного насеста». Глава двадцать первая


РЕКОРДНЫЙ ТИТУЛ

Завоевание девятнадцатого титула чемпиона Англии могло стать знаковым событием, потому что «Манчестер Юнайтед» опередил бы «Ливерпуль» по числу чемпионств. Я был уверен, что рано или поздно мы обойдем мерсисайдцев, поэтому не было нужды во что бы то ни стало добиться этого в конкретном сезоне. Я просто требовал от игроков полной концентрации на текущую кампанию. Но, конечно, побить рекорд «Ливерпуля» всегда было моей мечтой.

Когда я перебрался из Шотландии, эталоном английского футбола являлся «Ливерпуль» Суннеса и Далглиша. Та команда наводила ужас на соперника. Я натерпелся от них еще будучи тренером «Абердина» и перевез эти воспоминания с собой в Манчестер. Во втором раунде Кубка европейских чемпионов 1980-1981 мы проиграли 0:1 на «Питоддри»1. В ответной игре на «Энфилде» первые двадцать минут «Абердин» действовал просто отлично, но все равно летел к перерыву – 0:2.

В раздевалке я говорил обычные в таких ситуациях вещи, когда Дрю Джарви2 вдруг выпалил:

– Парни, всего два гола – и мы снова в игре.

«Абердин» играет в гостях и по сумме двух матчей уступает три мяча, а этот малый говорит о двух быстрых голах так, будто все зависит только от нас.

Я посмотрел на Дрю и сказал:

– Благослови тебя Господь, сынок.

Позже игроки всякий раз подкалывали Джарви. Припоминая ему этот перл, они говорили:

– Знаешь, мы ведь не с «Форфаром»3 играли.

Если тот «Ливерпуль» выходил вперед в счете, то можно было даже не пытаться отобрать у них мяч. Дирижируемые Сунессом, они просто перекатывали его по всему полю. Хансен, Лоуренсон, Томпсон4 – любой игрок в обороне отлично обращался с мячом. Когда я возглавил «Юнайтед», за «Ливерпуль» все еще выступали такие большие игроки, как Иан Раш и Джон Олдридж, а покупка Джона Барнса и Питера Бирдсли5 сделала их еще сильней.

На первой пресс-конференции я сказал: «Хочу сбросить «Ливерпуль» с их гр***ного насеста». На самом деле не могу точно припомнить, говорил ли я конкретно эти слова, но, во всяком случае, мне их приписали. Так или иначе, сия фраза отражала мои чувства, поэтому я не возражал против появления такого заголовка в газете. Несмотря на то, что в последнее десятилетие положение вещей несколько изменилось, на протяжении всей истории – и индустриально, и в футбольном плане – «Ливерпуль» всегда был основным соперником «Манчестер Юнайтед». Наши матчи всякий раз проходили в нешуточной борьбе.

Первая победа в чемпионате пришла в 1993 году, и к миллениуму мы выиграли еще пять титулов. Понаблюдав за «Ливерпулем» в начале нового тысячелетия, я понял, что им нелегко будет вновь взобраться на вершину. Перед мерсисайдцами лежал долгий путь, во многом, из-за отсутствия четкой программы развития юношеских команд. Пропало ощущение серьезной конкуренции со стороны «Ливерпуля». Нами же двигал огромный стимул. Когда мы сравнялись с ними, завоевав 18-й титул, стало понятно, что «Манчестер Юнайтед» вырвется вперед. Наш клуб работал просто превосходно.

Выходные, когда мы отмечали девятнадцатый титул, выдались исключительными для Манчестера. «Горожане», одолев «Сток Сити» в финале Кубка Англии, завоевали свой первый трофей после Кубка Лиги 1976 года, тогда как мы разыграли ничью с «Блэкберн Роверс» (на 73-й минуте с пенальти отличился Уэйн Руни). Когда я возглавил «Юнайтед», «Ливерпуль» вел по количеству чемпионских титулов со счетом 16:7. Нам удалось обойти ливерпульцев в тот год, когда «Челси» потратил 50 миллионов фунтов на Фернандо Торреса, «Сити» за 27 миллионов купил Эдина Джеко, а мы договорились о покупке забившего в своем дебютном сезоне 13 голов Хавьера Эрнандеса за скромные 6 миллионов.

В том чемпионате мы выдали двадцатичетырехматчевую беспроигрышную серию, которая прервалась в игре против «Вулверхэмптона». За весь сезон мы проиграли лишь четыре раза. Ключевым моментом в чемпионской гонке стал выездной матч против «Вест Хэма» в начале апреля. К перерыву того матча мы горели 0:2, но во втором тайме сумели забить четыре гола. Такой успешный сезон получился во многом благодаря голодным до побед игрокам – Валенсии, Смоллингу, Эрнандесу.

Победа в чемпионате была нашей основной целью, а девятнадцатое чемпионство стало лишь вишенкой на торте. К завершению моей тренерской карьеры «Юнайтед» собрал уже 20 титулов. Это число наши болельщики очень любят смаковать в своих песнях. Что касается «Ливерпуля», то он не подавал никаких надежд на чемпионство, несмотря на ряд превосходных матчей. У них попросту не было чемпионского состава. В апреле 2013 года, когда я выходил со своей супругой Кэти со скачек «Гранд Нэшнл», ко мне подошли два болельщика «Ливерпуля» и заявили:

– Эй, Ферги, в следующем сезоне мы победим!

Забавные парни.

– Для этого вам нужно купить девять игроков, – ответил я.

Они приуныли:

– Девять?

Один из них крикнул:

– Погодите, мне нужно рассказать об этом ребятам в пабе!

Он, наверное, был фанатом «Эвертона».

А другой, уходя, отметил:

– Не думаю, что нам нужны девять игроков.

Но последнее слово я все же оставил за собой:

– Ну хорошо, семь!

Все засмеялись.

В то лето не осталось даже тени сомнений насчет притязаний «Манчестер Сити». Теперь угроза исходила не из Лондона или Ливерпуля – она была настолько близка, что чувствовался ее запах. У «Сити» появился владелец с огромными средствами, и между нами возобновилась футбольная борьба за контроль над городом. Несмотря на факт денежных вливаний в конкурента, мы продолжили работать на перспективу и создавать новую команду в надежде на успех.

Мы озадачились заменой выдающегося Эдвина ван дер Сара. Многие полагали, что мы приобретем Мануэля Нойера. И хотя такой вариант действительно рассматривался, основной целью давно уже был Давид Де Хеа. Мы следили за ним с детства и никогда не сомневались в том, что он может вырасти во вратаря мирового уровня.

К лету 2011 года у Эшли Янга оставался лишь один год по контракту с «Астон Виллой». Его покупка была одобрена единогласно: англичанин, разносторонний, может играть на любом фланге, умеет действовать под нападающими плюс имеет очень хорошую голевую статистику. Принимая во внимание, что Пак Чи Сону было за тридцать, а Райан Гиггз не молодел, я подумал, что настал хороший момент для покупки Янга. Гиггз уже никогда не будет взрывным фланговым полузащитником, каким он был в молодости.

Янг обошелся нам в 16 миллионов фунтов, что являлось разумной ценой. Возможно, на миллион или два дороже, чем мы ожидали от трансфера игрока с истекающим контрактом. Но зато сделка была завершена в кратчайшие сроки.

Эшли набедокурил в матче против «Куинз Парк Рейнджерс» в сезоне 2011-2012, когда его симуляция стала причиной удаления Шона Дерри. Я не включил его в заявку на следующий матч, объяснив игроку, что «Юнайтед» не нужна репутация команды симулянтов. В том эпизоде не было никакого пенальти, но красную карточку Шона впоследствии не аннулировали. Эшли проделывал эти фокусы две недели кряду, пока мы не положили этому конец. Я не готов терпеть подобного поведения от своих игроков.

Роналду также грешил симуляциями на заре карьеры в «Юнайтед», однако другие игроки быстро отучили его это делать. Он двигался с сумасшедшей скоростью, поэтому было достаточно малейшего контакта, чтобы он упал. Мы часто обсуждали с ним эту проблему.

– Он сфолил на мне, – обижался Криштиану.

– Согласен, но ты переусердствуешь, преувеличиваешь нарушение, – отвечали мы.

Впоследствии он исключил симуляции из своей игры и стал по-настоящему зрелым футболистом.

Лука Модрич – отличный пример современного футболиста, который не прибегает к симуляциям, всегда оставаясь на ногах. Гиггз и Скоулз также никогда не «ныряли», чего не скажешь о Дидье Дрогба – выдающемся симулянте. Полуфинал Лиги Чемпионов с «Барселоной» на «Стэмфорд Бридж» в 2012 году – яркая иллюстрация. Пресса никогда не заостряла внимание на подобных проделках ивуарийца, кроме того матча. Журналистам следовало бы быть построже с Дрогба последние этак лет пять. Это пошло бы на пользу футболу.

Покупка Фила Джонса была на перспективу и состоялась еще в бытность Сэма Эллардайса тренером «Блекберна». После того, как «Роверс» одолели «Юнайтед» в молодежном Кубке Англии, я набрал номер большого Сэма и спросил:

– Что скажешь насчет этого мальчика Джонса?

Сэм засмеялся и ответил:

– В субботу он будет играть за первую команду.

Так и произошло. Больше он не возвращался в молодежку. Эллардайс – большой поклонник таланта Фила, и «Блэкберн» не собирался расставаться с Джонсом в зимнее трансферное окно. Команда боролась за выживание, но к концу сезона его хотели заполучить буквально все топ-клубы: «Ливерпуль», «Арсенал», «Челси». Девятнадцатилетний парень вел переговоры со всеми четырьмя, но нам удалось уговорить его.

На момент, когда он перебрался в «Юнайтед», я еще не определился с его оптимальной позицией на поле. Позже пришло понимание того, что Фила лучше использовать в центре обороны. Он привносил разнообразие в нашу игру, так как мог играть почти на любой позиции. В перерыве матча за Суперкубок Англии 2011 года я снял с игры Видича и Фердинанда и выпустил Джонса с Эвансом, чтобы они оказывали давление на атакующих игроков соперника. Эванс, как и Джонс, любит и умеет играть «высоко». Видич с Фердинандом являются защитниками старой школы, они отлично играют головой, читают игру и не дают себя обыграть. У них сложилась отличная связка! Впоследствии у меня появилась возможность варьировать тактику в обороне, и Джонс стал ключевой частью моих планов.

Конечно, Эванс нуждался во встряске. Он не был в восторге от прихода Джонса и Смоллинга и засомневался в своем будущем. Тем не менее, Эванс сделал правильные выводы и принес нам немало пользы своей игрой. Всегда радует, когда усиление конкуренции заставляет футболистов работать с удвоенной энергией.

Другой перспективный молодой игрок, Том Клеверли, в начале того сезона стал жертвой грубого подката в игре против «Болтона». Этот инцидент во многом испортил ему сезон. Он восстановился через месяц, и мы решили его выпустить в игре против «Эвертона». Однако в этой игре случился рецидив травмы, которая не позволила Тому играть еще три месяца. Мы планировали послать его на операцию, но он отказался, опасаясь, что восстановление продлится почти год. Это сработало, так как Том продолжил играть, но к тому времени у меня в распоряжении уже были Скоулз и Кэррик, и у меня не было возможности регулярно ставить его в состав.

Том очень умный сообразительный парень. Он мобилен и хорош в завершении атак. Его включили в состав национальной сборной Великобритании на Олимпийские игры в Лондоне, и это меня порадовало, ведь он нуждался в подобном вызове для поднятия своей самооценки. В то же время Даррен Флетчер боролся со своим хроническим заболеванием. Летом 2012 года он должен был лечь на операцию, но хирургическое вмешательство перенесли, так как он оказался к нему не готов. Мы отдавали себе отчет, что в таком состоянии он нам не помощник. В предыдущем сезоне Даррен участвовал в занятиях резерва в качестве тренера, и ему это понравилось. Скоулзи как раз вернулся в основную команду, а Флетчер преуспел на тренерском поприще, несколько раз великолепно настроив команду в перерыве.

Де Хеа стукнуло двадцать, когда мы приобрели его за 24 миллиона евро у мадридского «Атлетико». Начало его карьеры на «Олд Траффорд» выдалось жарким. Было очевидно, что он сильно уступал Ван дер Сару и Шмейхелю в физическом плане. Для того, чтобы развить его данные и нарастить мышечную массу, мы разработали для него специальную программу. В первой игре сезона 2011-2012 против «Вест Бро» сломались Фердинанд и Видич, что еще больше осложнило задачу Де Хеа. Мы выиграли 2:1, но испанец пропустил гол после слабого удара Шейна Лонга. Я назвал этот ляп «Добро пожаловать в Англию».

В итоге мы потеряли Видича на шесть месяцев, а Фердинанда – на три. В центре обороны перед Де Хеа играли молодые Смоллинг и Джонс. Давид играл хорошо, но был небезгрешен. У него имелись проблемы с игрой во вратарской площади. В октябре в матче с «Ливерпулем» испанец пропустил первый гол после углового – в эпизоде, когда он мог бы сыграть и понадежнее. Впрочем, то же самое относится и к Эвансу со Смоллингом.

Они оба заняли неверную позицию и заперли испанца во вратарской, однако в этой зоне вся ответственность лежит на голкипере. В апреле в решающем матче чемпионата против «Манчестер Сити» на «Этихаде» Джонс расположился неверно, не позволив Де Хеа сыграть на выходе и помешать Компани забить гол. Нам необходимо было улучшать игру в таких эпизодах. С течением времени Давид становился более уверенным и действовал куда эффективнее. Иногда он и вовсе творил чудеса. Наша интуиция вновь не подвела: Де Хеа является одним из лучших молодых голкиперов мира. Мы гордимся тем, что он выступает за «Манчестер Юнайтед», где может расти, как и другие наши великие футболисты. В мадридском матче против «Реала» в Лиге Чемпионов в феврале 2013 года Давид по-настоящему выручил команду после ударов Роналду, Фабиу Коэнтрау и Сами Хедиры.

Давид не знал английского языка и не умел водить автомобиль, что подчеркивало его молодость. Оказавшись на месте Де Хеа, любому голкиперу было бы сложно переехать из континентальной Европы в Англию в столь юном возрасте. Если вспоминать примеры последних двадцати лет, то только Буффон сразу же начал демонстрировать высокий уровень, молодым пареньком перейдя в «Ювентус». Редко кому из вратарей в подобной ситуации удавалось сразу адаптироваться в новых условиях.

В любом случае, мы всегда стремились инвестировать в будущее. Де Хеа будет одним из лучших вратарей в мире, и я был просто счастлив, когда он попал в команду года по версии Ассоциации профессиональных футболистов в 2013 году.

В сезоне 2011-2012 Джонс постоянно выбывал из строя по причине мелких травм. Янг мог бы записать себе в актив дебютный сезон, забив восемь мячей. Для вингера это неплохой результат. Он способен хорошо читать игру и очень вынослив. Ему бы еще немного прибавить в темпе бега, и он стал бы совершенным игроком. Нельзя сказать, что Янгу не достает скорости, более того, он умеет технично перекладывать мяч на свою сильную правую ногу и пасовать ею. В центре поля Эшли также хорош, но у нас и так хватало отличных вариантов на этой позиции. Я доволен Эшли. Тихий и трудолюбивый парень. Все трое – Джонс, Янг и Де Хеа оказались отличными малыми.

В какой-то момент журналисты начали муссировать возможное возвращение в сборную Англии Пола Скоулза, хотя это нереально. У Пола нет генов Райана Гиггза, он выдыхается к концу матчей, да и в целом выступление за сборную его уже не интересовало. По возвращении в команду в январе 2012 года Скоулзи, как и прежде, задавал темп игре и определял ее. Футбольная Ассоциация в итоге приняла его решение отказаться от выступлений за сборную страны. Ассистент Фабио Капелло связывался с ним перед Чемпионатом Мира-2010, но перед Евро-2012 уже нет.

Майкл Кэррик – отдельный и очень занимательный пример. Никто из тренеров сборной Англии не видел в нем центрального полузащитника стартового состава. Сам Майкл рос как игрок, находясь в резерве сборной Англии, и не желал наблюдать за Чемпионатом Европы со скамейки запасных. Он не поехал на Евро, зато получил отличную возможность залечить травму ахилла.

На мой взгляд, Майклу не хватает дерзости и харизмы Фрэнка Лэмпарда и Стивена Джеррарда. Для меня Лэмпард является блестящим игроком для «Челси», но в масштабе национальной сборной он не игрок мирового уровня. Я также один из немногих, кто не признает Джеррарда игроком топ-класса. Когда за «Юнайтед» выступали Скоулз и Кин, Стивен редко мог что-то нам противопоставить. Увы, в сборной Англии Кэррик остался в тени этих двух сильных личностей.

Использование Лэмпарда с Джеррардом одновременно в центре полузащиты было сущим кошмаром для тренеров национальной сборной. Они попросту несовместимы при схеме 4-4-2. В 2006 году на Чемпионате Мира команда действовала сильнее с Харгривзом в полузащите. Между прочим, после того самого четвертьфинала против Португалии, который Англия проиграла, я сказал Стиву Макларену, что они с Эрикссоном должны были приободрить футболистов, после того как, вопреки удалению Руни, стала неизбежной серия пенальти. Осознание того, что они продержались вдесятером, придало бы дополнительных сил футболистам, выбранных для пробития одиннадцатиметровых. Такие мелочи иногда играют большую роль. Это точно воодушевило бы игроков.

У меня вообще сложились странные взаимоотношения со сборной Англии. После того, как Фабио Капелло подал в отставку, Футбольная Ассоциация обратилась ко мне с просьбой не говорить о потенциальном преемнике в прессе. Все до одного пиарили Харри Реднаппа, и я лишь согласился с общественным мнением, подтвердив, что он подойдет на эту роль. Не знаю, почему чиновники накинулись на меня. Очевидно, что они не видели Реднаппа на этом посту, несмотря на позицию многих людей.

Мне предлагали возглавить сборную Англии дважды. Адам Крозье, возглавлявший Футбольную Ассоциацию с 2000 по 2002 год, разговаривал со мной перед назначением Эрикссона в 2001 году. А в первый раз это было, когда председательствовал Мартин Эдвардс. Они предлагали мне работу примерно тогда, когда сборную возглавил Кевин Киган в 1999 году.

Не было ни единого шанса, что я соглашусь. Вы можете представить меня главным тренером сборной Англии? Меня, шотландца? Я отшучивался, что встану у руля сборной Англии и сделаю ее 150-й командой в мировом рейтинге, сразу после Шотландии.

Главный тренер сборной Англии должен обладать конкретным умением – справляться с давлением СМИ. Стив Макларен допустил ошибку, сблизившись с некоторыми журналистами. Он отрезал от себя остальные 90% газетчиков, и они уже не слезали с него. Если один представлял тренера сборной в благородном свете, то остальные объявили на него открытую охоту.

Меня никогда не привлекала такая сложная и противная работа.


Примечания:

1 Питоддри/Pittodrie Stadium – построенный в 1899 году футбольный стадион в Абердине, на котором вот уже 111 лет играют «Стиляги».

2 Дрю Джарви/Andrew «Drew» Jarvie (род. 1948 г.) – шотландский футболист, наиболее известный по своим выступлениям за «Абердин». За 10 лет в клубе провел 274 матча и забил 85 голов.

3 «Форфар»/ForfarAthleticF.C. – шотландский футбольный клуб из города Форфар, выступающий во Втором дивизионе Шотландии. Примечательно, что первый раз «Форфар» встретился с «Абердином» только в 2012 году в Кубке Шотландии. Уступил на своем поле со счетом 0:4.

4 Алан Хансен/Alan David Hansen (род. 1955 г.), Марк Лоуренсон/Mark Thomas Lawrenson (род. 1957 г.) и Фил Томпсон/Philip Bernard Thompson (род. 1954 г.) – соответственно, шотландец, ирландец и англичанин, центральные защитники. Что примечательно, ныне все трое являются ведущими футбольных передач. За «Ливерпуль» вместе выступали в период с 1981 по 1984 год. В сумме провели 1101 матч за «мерсисайдцев» и забили 30 голов.

5 Джон Барнс/John Charles Bryan Barnes (род. 1963 г.) и Питер Бирдсли/Peter Andrew Beardsley (род. 1961 г.) – английские футболисты. Вместе дебютировали за «Ливерпуль» 15 августа 1987 года в игре против «Арсенала». Джон выступал за «красных» до 1997 года (314 игр, 84 гола), Питер – до 1991 (131 игра, 46 мячей).
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт мар 07, 2014 20:01

«Футболки в поддержку Суареса – самая нелепая акция в истории». Глава двадцать вторая


«МАНЧЕСТЕР СИТИ» – ЧЕМПИОН

Когда мы вернулись в нашу святую святых – домой, – Кэти сказала:

– Это худший день в моей жизни. Больше я такого не выдержу.

Воскресный вечер 13 мая 2012 года сокрушил нас. Для сторонних наблюдателей этот выходной стал самым увлекательным финишем гонки за звание чемпиона Английской Премьер-лиги. Мы же в тот вечер понимали, что умудрились упустить лидерство. Мы нарушили одно из правил «Манчестер Юнайтед» – никогда не терять позицию сильнейшего.

Чемпионом Англии стал «Манчестер Сити».

Я и сам чувствовал себя потрепанным, но жену просто убило горе.

– Кэти, брось, – начал я. – Все прекрасно. «Юнайтед» повидал немало успехов.

– Знаю-знаю, но я отказываюсь выходить на улицу. Вокруг слишком много фанатов «Сити».

Иногда забываешь, что неудачи могут больше повлиять на семью, чем на тебя самого. Пока мои трое сыновей подрастали, они успели привыкнуть к постоянной смене триумфов и неудач. Внуки же слишком малы, чтобы понять это. В этот раз боль от неудачи была сильнее, потому что победу праздновал именно «Манчестер Сити». И ужасней всего то, что звание чемпиона уже практически лежало у нас в кармане, а разбазарили преимущество мы сами. Все мои поражения, которые были до этого, оказались мелочью по сравнению с подаренным «горожанам» титулом.

Я был свидетелем смены 14 главных тренеров «Сити», начиная с Джимми Фриззела1 в 1986 году. И, наконец, тренер клуба из другой части города смог одолеть меня в гонке за чемпионство. Спустя год Роберто Манчини стал очередным тренером «Манчестер Сити», который лишился или оставил свою работу до того, как я завершил карьеру. Роберто ушел после поражения от «Уигана» в финале Кубка Англии в мае 2013 года. В тот сезон мы вернули себе титул чемпионов Премьер-лиги.

И мне больше не придется бороться с «Сити».

В начале сезона 2011-2012 я чувствовал, что вся борьба за первое место будет между тремя клубами: «Манчестер Юнайтед», «Челси» и «Манчестер Сити». После одного из лучших стартов чемпионата за всю историю клуба мне пришлось перестраивать команду, чтобы справиться с обилием травм. Наша победа над «Арсеналом» со счетом 8:2 стала для «канониров» самым крупным поражением с 1896 года, когда они уступили «Лафборо Таун»2 0:8. Да что там, мы могли забить все двадцать! Дошло до того, что я умолял про себя – пожалуйста, не надо больше голов. Это унижало Арсена. Обстановка в «Арсенале» и так была неспокойной, а в тот день мы показали какой-то фантастический футбол. Обе команды упускали моменты, и счет мог дойти до 12:4 или 12:5.

В центре поля у «Арсенала» играл мальчишка – Франсис Коклен3, – и до того матча я не слышал о нем. Впрочем, после он тоже особо не играл. Такой серьезный матч оказался ему не по зубам. В тот день меня особенно разочаровал Андрей Аршавин, которого нужно было удалять за два отвратительных подката. В Аршавине что-то изменилось. Всегда заметно, когда игрок, привыкший получать по ногам, сам начинает охотиться на соперников. Его поведение шокировало меня. Андрей не сделал ничего полезного, и даже тренеру оппонентов неприятно видеть такое. В итоге Арсен заменил его кем-то помоложе.

«Арсеналу» не хватило ведущих игроков – тяжело играть без Фабрегаса и Насри, – поэтому я вычеркнул «канониров» из кандидатов на титул. Я считаю, что центральный защитник «Арсенала» Пер Мертезакер не относится к ключевым покупкам. В Германии полным-полно игроков такого типа. Не думаю, что он помешает команде, но и вряд ли он поможет ей выйти на новый уровень. «Арсеналу» нужны игроки, которые могут влиять на игру и результаты команды прямо сейчас.

Я следил за трансферной политикой «Арсенала». Они купили Маруана Шамаха, за которым «Юнайтед» наблюдал со времен его игры за «Бордо». У нас хорошие скауты во Франции, и те не очень высоко оценивали Маруана. Оливье Жиру – еще одна странная покупка «Арсенала». Кажется, Арсен выбирает игроков одного типа и немного переоценивает весь французский футбол.

Вскоре после победы 8:2 над «Арсеналом» мы, словно в насмешку, проиграли «Сити» со счетом 1:6. Мы катали их по всему полю сорок минут! «Юнайтед» до перерыва полностью контролировал игру и должен был забить минимум четыре мяча. Судья позволил Майке Ричардсу выбить дух из Эшли Янга, не заметив пять фолов подряд, но сразу после начала второго тайма удалил нашего игрока. Если вы пересмотрите этот момент, то видно, что Марио Балотелли первым ударил Джонни Эванса, но защитник свалил его и получил красную.

Когда мы пропустили два мяча, я решил переломить игру и выпустил Фила Джонса, чтобы тот подключался к атаке. Мы обменялись голами, и толпа стала сходить с ума, ожидая нашего фирменного камбека. Флетчер забил прекрасный гол, мы продолжили наступать, но пропустили трижды за семь последних минут.

Звучит унизительно, но это на самом деле было самоубийством. В той игре «Сити» ни минуты не играл лучше нас. Они добились комфортного преимущества 3:0, но нельзя сказать, что горожане рвали нас на части.

Последние минуты матча стали настоящим позором. Или комедией. После игры я посоветовал Рио Фердинанду не заигрывать со своей скоростной манерой игры, потому как эта самая скорость у него снизилась. На пике своей формы Рио мог подсказать нападающему куда бить, а потом отобрать у него мяч. Он пытался проделать что-то подобное против Давида Сильвы, но проиграл ему забег. Игра с «Манчестер Сити» разделила карьеру Рио на «до» и «после».

Де Хеа был шокирован. Мимо него пролетело 6 мячей, и он не отреагировал ни на один из них. Еще мы потеряли Уэлбека, ставшего ценным игроком для команды.

После финального свистка я сказал игрокам, что они опозорили сами себя. Мы решили уделить больше внимания защите – здесь были прорехи, которые нужно было залатать. Восстановительные работы привели к периоду стабильности, когда мы мощно играли сзади. Мы показали игрокам, где их позиции при обороне, добились большей концентрации и серьезного отношения.

После поражения 1:6 мы оказались в девяти очках позади «Манчестер Сити», но к Новому году разрыв сократился до трех. Конечно, домашнее поражение от «Блэкберн Роверс» шокировало, ведь в тот день мне исполнилось 70 лет. Но здесь не было ничего нового – в мое пятидесятилетие мы проиграли «КПР» 1:4. Я наказал Эванса, Гибсона и Руни за посещение ночного клуба и ненадлежащее состояние на тренировке. Кэррик и Гиггз лечились, и все это заставило меня поставить Рафаэля и Пак Чи Сона в центр поля. Игроки «Блэкберна» отлично сыграли в тот день. Мы отыгрались, но при счете 2:2 соперники подали угловой и Де Хеа не смог толком поймать мяч. Автором победного гола стал Грант Хэнли.

Тем временем «Юнайтед» втайне от меня назвал трибуну моим именем. Когда я вышел на поле, две команды выстроились, чтобы отметить мое двадцатипятилетие на посту тренера клуба. Это было очень приятно. Игроки «Сандерленда» О’Ши, Браун, Бардсли и Ричардсон, выступавшие за «Юнайтед», широко улыбались. Я был горд. Меня попросили выйти в центр поля, где стоял Дэвид Гилл. У его ног лежал какой-то предмет, и я решил, что он собирается сделать мне подарок. Но вместо этого он развернул меня к Южной трибуне. Только он и компания, занимавшаяся монтажными работами, знали о том, что сейчас произойдет. Все хранилось в строжайшем секрете.

Дэвид произнес речь и показал надпись. В жизни случаются моменты, когда ты говоришь себе: «я недостоин этого». В тот день я именно так себя и чувствовал. Дэвид долго думал о том, как подобающим образом увековечить мои заслуги, и ошарашил меня, сказав:

– Мы хотим установить статую в вашу честь, но, наверное, подождем завершения тренерской карьеры.

Еще он добавил:

– Мы должны что-нибудь сделать, но не уверены, что именно.

Я был тренером «Манчестер Юнайтед» на протяжении 1410 игр. Тот момент не заставил меня задуматься об отставке, но после последней игры этого сезона я сказал своим парням: «Еще годик, и, наверное, все». Я почувствовал, что игра стала забирать слишком много сил.

Вылет на групповом этапе Лиги Чемпионов был моей ошибкой. Я воспринимал плей-офф как данность. Раньше мы с легкостью выходили из группы, поэтому я не отнесся к началу соревнований всерьез, пусть и не говорил об этом вслух.

Я дал отдохнуть нескольким игрокам в выездном матче с «Бенфикой». Мы вернулись с ничьей и, в общем-то, неплохо сыграли. В игре с «Базелем» повели 2:0, но расслабились и упустили победу – 3:3. Швейцарцы победили в первом матче и опережали нас на два очка. Следующие две игры с «Оцелулом» мы выиграли, но «Базель» и «Бенфика» не отставали.

Мы здорово сыграли дома с португальцами, но дело все равно закончилось ничьей. При таком раскладе поражение от «Базеля» могло оставить нас за бортом Лиги Чемпионов. Поле в Швейцарии было очень мягким, и в первом тайме мы потеряли Видича из-за серьезной травмы. Наши соперники выставили вперед отличную пару нападающих – Фрая и Штреллера, – которая принесла им победу. Наши игроки слишком самоуверенно играли в обороне, нехотя отбирали мяч.

Из Кубка Лиги нас выбил «Кристал Пэлас», который отлично подготовился к игре с нашей молодежью. Кубок Лиги сейчас воспринимается как бонусный турнир, хотя из Кубка Англии мы тоже вылетели. «Юнайтед» дошел лишь до четвертого раунда, хотя до этого победил «Сити». Сделав Премьер-лигу своим приоритетом, мы не слишком успешно выступили и в Лиге Европы. В начале марта «Юнайтед» проиграл дома «Атлетику» со счетом 2:3. Я хотел выиграть Лигу Европы, чтобы показать себя с лучшей стороны, но у «Юнайтед» неутешительная домашняя статистика: из пяти европейских игр выиграна лишь одна.

Неприятное дело. Мы вылетели из группового этапа Лиги Чемпионов, разгромно уступили «Манчестер Сити» и проиграли в Кубке Лиги. Тем не менее, мы обладали всем необходимым, чтобы полностью сконцентрироваться на чемпионате. Наша форма, не считая игры с «Блэкберном», впечатляла – в период между январем и началом марта мы победили «Арсенал», «Тоттенхэм», «Ливерпуль» и сыграли вничью с «Челси».

В феврале снова разгорелся конфликт между Суаресом и Эвра, когда уругваец отказался пожать руку французу в игре на «Олд Траффорд». Я собрал всех игроков во вторник и сказал, что они должны быть выше всего этого. Игроки не слишком вдохновились моими словами, но я продолжал настаивать: «вы должны быть выше этого». Понемногу они изменили свое мнение и согласились на рукопожатия. Конечно, Рио еще долго припоминал конфликт своего брата с Джоном Терри, но к пятнице все успокоились. Эвра согласился на рукопожатие.

Я несколько раз просмотрел запись. Видно, что Луис ускоряется, минуя Патриса. Может быть, он подумал, что никто не обратит на это внимания? Когда Суарес прошел мимо, раздраженный Эвра что-то сказал ему. Все это случилось очень быстро, но последствия еще долго давали о себе знать.

Из предматчевого интервью Кенни Далглиша сложилось впечатление, что Суарес готов пожать руку Эвра. Клуб уровня «Ливерпуля» должен был что-нибудь предпринять, но Луис как ни в чем не бывало вышел на поле. Я назвал Суареса позором «Ливерпуля» и сказал, что было бы мудро избавиться от него. Также я сделал выговор Патрису за то, что тот праздновал победу слишком близко к Луису.

Вся эта эпопея началась на «Энфилде». Патрис сидел в углу и выглядел оскорбленным.

– Что случилось? – спросил я.

– Он назвал меня черным ***, – ответил он.

Я сказал, что нам следует обратиться к судье. После матча мы направились в судейскую, где рассказали официальным представителям о расистских оскорблениях.

Фил Дауд, четвертый судья, начал все записывать. Судья, Андре Марринер, сказал мне, что заметил неладное, но не мог понять, что именно произошло. Патрис сказал, что его оскорбили несколько раз. Позвали даже Кенни Далглиша.

После матча мы выпивали, и зашел Джон Генри4. Он представился, но был немногословен. Сын Стива Кларка разливал напитки. Один или два парня из старой школы присоединились к нам. Никто больше ничего не говорил.

А потом история прогремела во всех газетах. Игроки и тренеры «Ливерпуля» постоянно надевали футболки в поддержку Суареса – самая нелепая акция в истории. Мы хорошо справились с ситуацией, ведь были уверены в своей правоте. Футбольная ассоциация несколько раз просила не обсуждать инцидент, но «Ливерпуль» все никак не мог угомониться. Дэвид Гилл ни за что бы не позволил тренеру так себя вести. Как и Бобби Чарльтон. Они оба опытные люди, много повидавшие в своей жизни. Кажется, в «Ливерпуле» никто и не пытался сдержать Кенни.

Суарес явился на слушанья и подтвердил, что назвал Эвра «негрито». Лингвист объяснил присутствующим, что так можно назвать близкого друга, но ни в коем случае не постороннего человека. В таком случае слово «негрито» становится расистским.

Я не включил Патриса в заявку на игру с «Аяксом» в Лиге Европы через пять дней после инцидента с рукопожатием, так как это было сложное время для него. Он сильный парень. Я регулярно интересовался его состоянием, и он твердил:

– Я в порядке, мне нечего стыдиться, я поступил правильно, стыдно должно быть ему.

Еще он сказал, что делает все это только ради себя. Дело принципа, но никак не политическая борьба за темнокожих футболистов.

Думаю, в Кенни взыграли старые обиды. На «Энфилде» не хватало Питера Робинсона. Он бы не допустил такого развития ситуации. Молодые директора боготворили Далглиша, и никто не мог сказать ему: «Эй, следи за собой, ты не прав, это «Ливерпуль»!» В то же время, нельзя переоценить достоинство и мудрость, проявленные Кенни в отношении трагедии на «Хилсборо». Никакие последующие конфликты не перечеркнут это.

После открытия статуи еще одной большой честью для меня стало вручение Президентской премии ФИФА. На церемонии я сидел возле Пепа Гвардиолы, рядом с Месси, Хави и Иньестой. Три мушкетера. Это привилегия сидеть в такой компании. Все трое подошли ко мне, чтобы пожать руки. Хави поинтересовался, как дела у Скоулза. В своей речи Месси сказал, что его «Золотой мяч» должен быть вручен Хави и Иньесте:

– Они сделали меня.

Какой же скромный парень этот Месси.

Это был очень приятный вечер. Зепп Блаттер произнес теплые слова, показали видеопослания Гордона Брауна, Тони Блэра, Жозе Моуринью, Эрика Кантона, Роналду и Дэвида Бэкхема. Поводом для признания стали мои 25 лет в «Манчестер Юнайтед». Я сказал, что это честь для меня на склоне лет. Если бы вы увидели меня в конце сезона, то согласились бы.

Я не прибегал к играм разума против «Сити», потому что контролировал ситуацию. Хотя Патрик Виейра посчитал признаком слабости возвращение Пола Скоулза после официального завершения карьеры. Мы прекрасно играли вплоть до поражения от «Уигана». В том матче мы действительно сыграли плохо, но нас погубила домашняя игра с «Эвертоном» 22 апреля. За семь минут до конца матча мы вели 4:2, да еще и Патрис Эвра пробил в штангу. «Эвертон» тут же отыграл один мяч. Вместо 5:2 счет стал 4:3. Когда мы пропустили еще мяч и на табло высветилась ничья, я почувствовал, как титул уплывает из рук. «Сити» спокойно обыграли «волков», сократив разрыв до трех очков. Впереди маячило манчестерское дерби.

Мы сами все разрушили. Я знал, что с «Сити» в гостях придется очень тяжело. Думал, они будут сушить игру, фоля на нашей половине поля и передавая мяч Насри и Сильве в расчетом на индивидуальный дриблинг. К тому моменту «горожане» сильно преуспели в такой тактике.

На «Этихаде» мы планировали использовать двух фланговых игроков, чтобы те помогали Руни. Пак Чи Сон все время должен был играть против Яя Туре. С этим никто не справился бы лучше Пака. Туре находился в несравненно лучшей форме, чем Пак, но необходимо было нейтрализовать убийственные набеги ивуарийца.

Я просчитался.

Ужасно сыграл Нани. Вместо него вышел Валенсия, который справился немного лучше, но «Сити» забил гол и начал свою сушку. Смоллинг проиграл верховую борьбу Компани во время розыгрыша углового Сильвы, и мы получили гол прямо перед перерывом. После такого сложно оправиться.

Первые двадцать минут мы действовали хорошо: держали мяч, создали несколько полумоментов. Мы пытались закрывать фланги, но Сабалета постоянно прорывался к лицевой и зарабатывал угловые. На фланге Клиши все было спокойно. Угрожал только Сабалета, и свой гол «Юнайтед» пропустил после заработанного им углового.

Если бы нам удалось сохранить ворота сухими до перерыва, мы бы победили. У нас был план на второй тайм – Уэлбек вместо Пака. Но Найджел де Йонг врезался в Дэниела сзади, и мы потеряли его до конца сезона. Он восстановился только к матчам сборной. Де Йонг же получил за свой фол только желтую карточку.

Роберто Манчини всю игру надоедал резервному арбитру. Майк Джонс не самый сильный судья. Когда де Йонг врезался в колено Уэлбеку, Манчини сразу же вылетел на поле, чтобы защитить своего игрока. Я объяснил Роберто, куда ему следует идти. Это была наша маленькая перепалка. Он пытался завладеть вниманием судьи, но я достаточно насмотрелся. Манчини хотел переманить судью и все время с ним разговаривал. Майк поддавался толпе фанатов «Сити», а Андре Марринер оставил своего помощника один на один с ситуацией.

Яя Туре сыграл решающую роль в игре, в этом нет сомнений. Он был лучшим игроком в том матче. Ну а после финального свистка не осталось и следа враждебности. Мы с Роберто выпили. Кажется, в кабинете не было разве что Фрэнка Синатры. Это место было забито людьми.

– Да ты издеваешься! Как мы можем поговорить, если здесь столько народу? – спросил я Манчини.

Сюрпризом для меня стала позиция Роберто в отношении Карлоса Тевеса. Он мог показать свою власть и выгнать Тевеса. Вместо этого, после перепалки во время игры Лиги Чемпионов в Германии, Карлос полетел в Аргентину на три месяца, поиграл в гольф, а потом вернулся и заявил, что хочет выиграть чемпионат с командой.

Возвращение Тевеса свидетельствовало об отчаянии Манчини. Или же вмешался шейх Мансур, таким образом найдя выход из этой ситуации. Я помню, как Роберто сказал: «Он никогда больше не сыграет в моей команде». А если Балотелли или Джеко почувствовали бы себя несчастными и пропали бы на три месяца? К ним было бы такое же отношение? Манчини подставил сам себя. Его авторитет снизился.

Я слышал, что игроки и персонал недолюбливают его, но тренера нанимают не для того, чтобы он всем нравился. Методы итальянца приносили результаты. Он выбирал хороших игроков – сбалансированных и разных возрастов. Мне кажется, он избегал покупать игроков старше тридцати и младше двадцати четырех лет. В основном его футболисты были от двадцати четырех до двадцати восьми лет, и большинство находилось на пике карьеры. В теории, с такой командой можно здорово играть еще года три.

В тактике «Сити» явно видны итальянские корни. Команда бежит в атаку, а в защите все равно остаются пятеро игроков. Он придерживался оборонительной психологии и пожертвовал ради нее несколькими победами.

Разница голов все еще имела значение. В двух оставшихся играх против «Суонси» и «Сандерленда» мы пытались ее ликвидировать. В игре с «лебедями» свои шансы упустили Смоллинг и Гиггз, а ведь к перерыву мы могли бы забить пять голов! Во втором тайме мы отличились только однажды – на этот раз прошляпили моменты Руни и Клеверли. Победи мы 5:0, отставание сократилось бы до 5 мячей. В игре с «Сандерлендом» феерил голкипер Симон Миньоле. Его сейвы были восхитительны! Дважды игроки угодили в штангу, и Руни один раз попал в перекладину. Мы могли бы выиграть 8:0.

Мы могли выиграть Премьер-лигу по разнице голов.

В том матче единственный гол забил Руни с навеса Валенсии – это был его 34-й гол за сезон. Наши фанаты были великолепны. Молодой парень из «Sky» сказал, что «Сити» проигрывают 1:2. Оставалось всего пять минут добавленного времени.

Но я знал.

«Горожане» забили дважды за 125 секунд, отличились Агуэро и Джеко. Эдин отличился на отметке 91 минута 15 секунд, а затем сквозь защиту «КПР» прошел Агуэро, обменялся пасами с Марио Балотелли и отправил мяч в сетку. Этот гол принес «Манчестер Сити» титул впервые за 44 года. На часах было 93 минуты 20 секунд.

Мы были чемпионами полминуты. Справедливости ради, стоит отметить, что игроки сами упустили титул. Не может быть никаких оправданий.

Я сказал им:

– Вы должны выйти за дверь с гордо поднятыми головами. Вам нечего стыдиться. Не показывайте своей слабости.

Они поняли меня. Интервью были позитивные, а я сделал то, что должен был – поздравил «Сити».

Нет смысла мучить себя если бы да кабы. Неважно, что могло случиться в матче «Сити» и «КПР». За мою карьеру в «Юнайтед» нам всегда удавалось вновь вставать на ноги после неудач. Так будет и в этот раз. Единственный вопрос, который мучил меня тем летом – сможет ли «Сити» стать лучше? У них появилась уверенность после победы в чемпионате, в команде не было молодых ребят, и все были очень опытны. Деньги не были проблемой, но настораживала зарплатная ведомость игроков и персонала, особенно в контексте финансового фэйр-плей. Насчет своей команды меня интересовало другое: сможем ли мы пройти следующую кампанию с меньшим числом травмированных?

Нам не хватало плеймейкера – молодого Пола Скоулза. Говорили о Модриче, но нам не хотелось связываться со «шпорами» после трансфера Бербатова.

Рафаэль становился все лучше и лучше, но и он совершал ошибки. Некоторые игроки продолжают ошибаться всю свою карьеру, это заложено на генетическом уровне, но некоторые на этих ошибках учатся. Рафаэля удалили в игре с «Баварией», и после этого заметно выправилась его дисциплина. Он любит соревноваться, быстрый и агрессивный, а еще бразилец верит в себя. Рафаэль хорошо влияет на игру. Нам не хватало левого защитника, на позиции которого Патрис Эвра проводил почти пятьдесят игр за сезон.

На пресс-конференции я обратился к нашим фанатам, сказав, что им стоит привыкнуть:

– Мы часто будем видеть новый «Сити». Между нами будет еще немало игр.

Я бы хотел, чтобы «Юнайтед» встретился с ними в Лиге Чемпионов. В сезоне 2012-2013 я решил серьезней отнестись к групповому этапу и выйти с первого места.

Перед последним туром Премьер-лиги мы с Майком Феланом посетили финал Кубка Германии, где просматривали Кагаву, Роберта Левандовски и Матса Хуммельса. Я сказал ему:

– «Сити» обойдет нас, если только им удастся забить поздний гол. С «КПР» им будем очень непросто. Я не удивлюсь, если «рейнджеры» смогут победить, но если «Сити» забьет в концовке, то выиграет чемпионат.

Мы финишировали с 89 очками – лучший результат для второго места. В общем, чувствовалось, что нам не хватало стабильности в защите, особенно после травмы Видича, но все наладилось, когда образовалась связка между Эвансом и Фердинандом. У нас была хорошая разница голов, а 89 очков – отличный результат. Но ранние вылеты из Кубков Англии и Лиги, а также плохое выступление в Лиге Чемпионов заставляют признать, что это был плохой сезон.

Я был расстроен, но не деморализован. Чувствовалось, что у нас есть много игроков, которые точно станут лучше в новом сезоне: Рафаэль, Джонс, Смоллинг, Де Хеа, Клеверли, Уэлбек, Эрнандес. Они еще долго будут хорошо играть. Непростой задачей было заменить Скоулза. Не представляю, где можно найти подобного игрока. Лишь Андерсон, если он в хорошей форме, может восполнить этот пробел. И то частично.

Мы планировали подписать Кагаву и молодого парня Ника Пауэлла из «Крю». У нас было пятеро центральных полузащитников плюс Валенсия и Нани. Янг обеспечивал нам вариативность на флангах. Мы знали, кто наша основная проблема – шумные соседи. Тем лучше для нас, если они будут хорошо выступать в Европе и отвлекутся от чемпионата.

Во вторник 15 мая мы поехали в Белфаст на прощальный матч Харри Грегга5. Я с трудом растормошил игроков, но эта игра вдохновила их. Грегг отлично послужил команде, а поддержка трибун восхищала. Матч помог забыть о поражении.

Постскриптумом болезненной развязки стало медицинское вмешательство. Я слетал в Берлин на финал Кубка Германии «Бавария»–«Боруссия», затем в Сандерленд, потом обратно в Манчестер, затем в Белфаст на прощальный матч Грегга, снова домой и в Глазго на торжественное мероприятие «Рейнджерс». В субботу был запланирован полет в Нью-Йорк.

В Глазго, когда я брился, из носа покатилась капелька крови, затем еще и еще. Кровь не останавливалась, и я обратился в больницу, где доктор прижег кровоточащие участки. Он посчитал, что я выдержу полет в Нью-Йорк, но кровь не останавливалась два дня, и мы отменили свою поездку. Доктор приходил три дня подряд. Было больно, но в итоге кровотечения прекратились.

Я привык к носовым кровотечениям во время карьеры футболиста. В основном они случались после ударов, но на этот раз все было куда хуже. Мне сказали, что проблема вызвана частыми перелетами, мол слишком высокое давление на борту самолета.

Я получил маленькое предупреждение. Когда занят множеством дел, это всегда приводит в проблемам.


Примечания:

1 Джимми Фриззел/Jimmy Frizzel (род. в 1937 г.) – тренер «Манчестер Сити» с сентября 1986 по май 1987 года. В условиях ударивших по клубу финансовых трудностей не сумел сохранить место в Первом дивизионе.

2 Лафборо Таун/Loughborough F.C. – футбольный клуб из одноименного города в графстве Лестершир. Основан в 1886 году, но просуществовал лишь до 1990 года.

3 Франсис Коклен/Francis Coquelin (род. в 1991 г.) – французский футболист, опорный полузащитник «Арсенала», выступающий на правах аренды за «Фрайбург». В сезоне 2013-2014 он сыграл 14 матчей, в которых 5 раз выходил на замену, и отдал одну голевую передачу.

4 Джон Генри/John William Henry II (род. в 1949 г.) – американский бизнесмен, финансист. Является владельцем бейсбольного клуба «Бостон Ред Сокс» и футбольного клуба «Ливерпуль», совладельцем гоночной команды NASCAR «Roush Fenway Racing».

5 Генри Грегг/Henry Gregg, более известный как Харри Грегг (род. в 1932 г.) – североирландский футбольный вратарь и футбольный тренер. Наиболее известен по своей карьере в «Манчестер Юнайтед», а также по выступлениям за сборную Северной Ирландии.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт мар 07, 2014 20:09

«Сорок семь лет Кэти ждала меня домой». Глава двадцать третья


СЕМЬЯ

Она всегда дожидалась меня. Даже когда я ступал на порог дома в два или три ночи, Кэти всегда встречала меня.

– Почему бы тебе не пойти спать? – спрашивал я ее по телефону, когда уже ехал домой.

– Нет, не лягу, – возражала она. – Я буду ждать твоего возвращения.

Сорок семь лет Кэти ждала меня домой.

Я уходил на работу и знал, что моя семья находится в заботливых руках. Кэти – замечательный человек. Дэвид Гилл еле убедил ее торжественно открыть мою статую на «Олд Траффорд». Я бы ни за что в жизни не смог уговорить жену посетить такое помпезное мероприятие.

По правде говоря, Кэти настоящая женщина. Она – мать, бабушка и домохозяйка. В этом ее жизнь. Она не самый общительный человек. Не поймите меня неправильно – она не против дружбы, просто предпочитает таким встречам общество семьи и близких. Кэти почти никогда не ходила на футбол. Когда я только женился на ней, по выходным мы ходили на танцы с друзьями. Она всегда чувствовала себя уютно в компании шотландцев, но после переезда в Англию перестала быть публичной персоной. Моя жена не горела желанием выходить в свет, и на большинстве торжественных обедов я присутствовал в одиночку.

Выражение «твой дом – твоя крепость» обретает смысл, когда начинаются выборы. Однажды, когда дома была одна Кэти, в домофон позвонили представители местных «консерваторов». Не захотев слушать политические песни, она ответила им:

– Миссис Фергюсон нет дома, я – уборщица.

Моя жена во всех отношениях оберегает наш дом.

Когда я закончил играть, мне стукнуло тридцать два. У меня было несколько пабов в Глазго, но свое будущее я связал с тренерской стезей. День начинался на «Лав-стрит»1, где я был до одиннадцати часов, затем направлялся в паб, где работал до половины третьего. После этого отправлялся домой или возвращался в Пэйсли. Потом опять в паб и только ближе к ночи – домой.

Так что я редко виделся с детьми в те годы. Кэти вырастила их одна. Повзрослев, они стали более близки со мной, но по-прежнему с большой любовью и уважением относились к своей матери.

Переезд в Абердин оказался счастьем небесным, потому что там пабов у меня не было и мы могли собраться все вместе. Впятером – как большая настоящая семья. До матчей я все время находился дома. Даррен был болбоем, а Марк приходил на игры со своими приятелями. Кэти сидела с Джейсоном, который в том возрасте не проявлял большого интереса к футболу.

Однако уже в тринадцать лет он сыграл за команду «Скотланд Бойс Клаб» в матче против Уэльса. Джейсон – неплохой игрок. Он больше интересовался книгами и поздно раскрылся. Очень умный парень. Когда я получил билет на «Олд Траффорд», он остался в Абердине для продолжения учебы. Конечно, Джейсон приехал в Манчестер, получив диплом, и временами играл за дубль «Юнайтед».

Даррен шикарно бил с левой и стал профессиональным футболистом. Марк несколько раз сыграл за дубль «Абердина», но затем поступил в колледж. Он достиг больших успехов, в чем ему помогло образование по экономике землепользования, полученное в политехническом университете Шеффилда. Все мои сыновья стали успешными. Они все заводилы по жизни и, как Кэти, умны и целеустремлены.

Люди говорят, что я похож на отца. Но те, кто знаком со мной ближе, знают, что больше сходства у меня с матерью. Что за решительная женщина! Отец, конечно, тоже, но он чаще шел на компромиссы. Моя мать, наподобие других шотландских матерей, настоящий Босс. Она управляла семьей. Кэти тоже принимает решения по всем семейным вопросам – это лучше для нас обоих.

Когда Даррену стукнуло четырнадцать, Брайан Клаф выразил желание взять его в свой «Ноттингем Форест». Брайан противоречивый тренер. Например, он никогда не отвечал на мои звонки. Вместо него это делал Рон Фентон – его ассистент. Еще будучи в Абердине, я поехал на игру «Ноттингема» против «Селтика» в Кубке УЕФА. Поле замерзло и на ощупь напоминало гранит. Я зашел в приемную директора, и Рон, с которым мы очень хорошо общались, спросил меня:

– Алекс, ты уже виделся с шефом?

Наша встреча еще не состоялась, поэтому я был в предвкушении знакомства, о чем и сказал Рону.

Фентон представил меня, и Клаф задал вопрос:

– Что думаешь о сегодняшней игре?

На мой взгляд, «Селтик» заслужил победу в тот день. Еще я добавил, что «Ноттингем» может добыть победу на «Селтик Парк».

– Отличная шутка, молодой человек, но я уже наслушался, – сказал Брайан и покинул комнату. Арчи Нокс разразился диким хохотом2.

Даррен остался у меня в «Юнайтед». Он не дотягивал до уровня первой команды, и Кэти так и не простила мне его продажу в «Вулверхэмптон». Даррен сыграл во всех 15 стартовых матчах новообразованной Премьер-лиги – в сезоне, когда мы впервые выиграли чемпионат. Но в игре за молодежную сборную Шотландии мой мальчик получил страшную травму ахилла, которая на три месяца оставила его вне игры. Он выбыл до февраля, но как раз поправился Брайан Робсон. Нил Уэбб, Майк Фелан, Пол Инс также были наготове, а чуть позже я купил Роя Кина. Вся эта цепочка события поставила крест на попытках Даррена заиграть в основе «Юнайтед».

Он пришел ко мне и сказал, что его не устраивает сложившаяся ситуация. Даррен просил провести трансфер. К тому же, он не хотел лишней шумихи на почве темы «отец-сын». Мы продали его «волкам» – они находились на этапе строительства новой команды, от которой многочисленные болельщики ждали больших свершений.

Конечно, я следил за игрой Даррена. Он был лучшим игроком «Уондерерс», но после увольнения Грэма Тернера они слишком часто начали менять тренеров. Грэм Тейлор, Марк Макги, Колин Ли3. Когда Макги встал у руля, игровое время Даррена пошло на убыль.

Затем он перешел в роттердамскую «Спарту» и восстановил свою лучшую форму. Но старейший клуб Нидерландов сменил тренера, пока Даррен был в отпуске, и оказалось, что новый менеждер не видит моего сына в составе. Следующей остановкой стал валлийский «Рексем». Игровая карьера Даррена подходила к концу, когда Барри Фрай позвонил из «Питерборо» с интересным предложением. Сын начал тренировать «Пафосных» и вывел их в Чемпионшип, где они прыгнули выше головы. Затем испортились отношения с руководителями клуба, и, расторгнув контракт по согласию сторон, Даррен возглавил «Престон Норт Энд», что было катастрофой. Второе пришествие в «Питерборо» подтвердило его профессиональные качества.

Даррен предпочитал играть в проникающий футбол, где игрок отдает пас и бежит открываться. Этому тяжело научить аутсайдера лиги, потому что такие команды играют в безрассудный футбол. Для меня было мучением видеть, как Даррен сталкивается с тем же трудностями, что и я в молодости: маленький бюджет, злой директор и слабые игроки. Все это время я напоминал ему о нашем девизе: «Жизнь слаще от пройденных испытаний». Мой совет всем молодым тренерам: будьте наготове. Начинайте рано. Получите тренерскую лицензию немного раньше сорока лет.

Но надо заметить: я категорически против быстро состряпанных тренеров. Это позор. В Голландии или Италии вам понадобится не меньше пяти лет, чтобы получить лицензию. Такое длительное обучение – это своеобразная подготовка к суровым испытаниям. Даррен получил лицензию тренера в бизнес-школе Уорвика, потратив на обучение восемь тысяч фунтов. Раздавая лицензии громким именам, Футбольная ассоциация как будто издевается над людьми, которые получили свою квалификацию, преодолев много препятствий.

Я не корю себя за редкое присутствие дома и увлеченность работой, из-за которых редко бывал с детьми. Несмотря ни на что, мы все очень близки, а мальчики очень крепко дружат. Они также постоянно общаются и с нами, с родителями, несмотря на всю свою занятость. Даже я иногда не мог дозвониться до бизнесмена Марка. Вольно выражаясь, он тоже обязан постоянно следить за мячом. Одно движение финансовых материй, и в миг можно потерять важного клиента или упустить выгодную сделку.

Мои сыновья – заслуга Кэти. Она всегда была рядом с ними. И со мной, в какое бы время я ни поворачивал ключ в замке.


Примечания:

1 Лав-стрит – прозвище стадиона «Сент-Миррен Парк», на котором проводил свои домашние матчи одноименный клуб. Был закрыт в 2009 году, а клуб переехал на другой стадион «Сент-Миррен Парк». Прозвище нового стадиона - «Гринхилл Роуд».

2 23 ноября 1983 года в первой встрече третьего раунда Кубка УЕФА «Ноттингем» сыграл в ничью на своем поле с «Селтиком» – 0:0. 7 декабря на «Селтик Парк» (о, чудо, предсказанное Ферги!) «Лесники» победили со счетом 2:1 и позже дошли до полуфинала.

3 Грэм Тернер возглавлял «Уондерерс» с октября 1986 по март 1994 года и провел 412 матчей у руля команды. Тейлор, Макги и Ли последовательно возглавляли клуб до декабря 2000 года, но в сумме сыграли лишь 361 матч.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт мар 07, 2014 20:16

«Президент «Эвертона» плакал: «Они крадут нашего мальчика». Глава двадцать четвертая


РУНИ

Был август 2004 года, и мы только что сыграли с «Эвертоном». Билл Кенрайт1 плакал. Сидел в моем кабинете и плакал. За горем председателя совета директоров «ирисок» наблюдали Дэвид Мойес, Дэвид Гилл и я. Билл сквозь слезы заявил:

– Мне надо позвонить матери и поговорить с ней.

В телефон он произнес:

– Они крадут нашего мальчика, они крадут нашего мальчика, – повторял Кенрайт, а затем отдал трубку мне.

– Даже не надейся, что получишь его за просто так! Этот мальчик стоит 50 миллионов фунтов, – произнес женский голос на другом конце провода.

Ну просто замечательно.

– Это же шутка, не так ли? – Я засмеялся. – Это такая игра?

Но как оказалось – нет. Стоило только упомянуть «Эвертон» в присутствии Билла, как слезы в тот же момент начинали лить из его глаз, словно из двух открытых кранов. Он очень приятный мужчина, но невыносимо эмоциональный.

Дэвид Мойес выразительно смотрел на меня. На минуту я решил, что это фарс, представление. В конце концов, у Билла театральное прошлое. Я даже подумал, что нужно проверить медицинскую карту Уэйна. Может, мы упускали какой-то физический недостаток? Может, это такая уловка, чтобы поднять цену? Боже, это было так забавно! Может, у парня одна нога, а меня заманивали в гигантскую аферу?

Переговоры о покупке самого многообещающего молодого таланта Англии, скажем так, затянулись. Билл знал цену этому мальчишке. Дэвид Мойес действовал агрессивнее, но на его месте я бы поступил точно так же. Дэвид – реалист. Он понимал, что клуб вот-вот получит хороший гонорар, а «Эвертон» не самая богатая команда страны. Официальная цена чуть превысила 25 миллионов фунтов без учета бонусов. «Ириски» нуждались в этих деньгах. Когда слезы высохли и переговоры закончились, Уэйн подписал свой контракт на самом флажке – 31 августа 2004 года за 7 часов до закрытия трансферного окна.

Он не играл около сорока с лишним дней и провел только пару тренировок, когда присоединился к нам. Мы решили, что домашний матч Лиги Чемпионов с «Фенербахче» через двадцать восемь дней после подписания подойдет для его дебюта. Этот осторожный подход принес потрясающий результат: хэт-трик Руни и победа со счетом 6:2.

После такого драматического начала его физическая форма немного ухудшилась, и нам пришлось попотеть, чтобы подтянуть Руни до уровня остальных игроков. Понятно, что следующие несколько недель он не показывал такой фееричной игры, как против турецкой команды.

Но ничто не могло пошатнуть моей веры в этого парня. У Руни потрясающий природный талант, и он получил необходимый кредит доверия, чтобы вырасти из мальчика в мужчину. Он был серьезным, ответственным футболистом, сильно голодным до игры. Чтобы прогрессировать, Уэйн нуждался в постоянных тренировках, которыми он охотно и занимался.

Он не относился к тем, кто просит выходной. Ему необходимо интенсивно тренироваться, чтобы оставаться на пике формы. Если Руни не тренировался пару недель, его физическая готовность резко падала. У него массивное телосложение – мощные ноги и широкие плечи, – что отчасти объясняет его травмы плюсневых костей в тот период.

Я сразу понял, что он именно тот, на кого мы рассчитывали. Смелый, играющий обеими ногами, хотя левой он пользуется меньше, чем мог бы. Мы подписывали контракты с 24-летними игроками, рассчитывая на пик их формы к 26, но ранний прогресс Руни убеждал, что он раскроет весь свой потенциал быстрее. Учитывая его физические данные, всегда было сложно представить, что он будет играть до 35, как Скоулз или Гиггз, но когда Руни снова подписал с нами контракт в октябре 2010 года, я стал думать, что он может закончить карьеру полузащитником.

Все наши знания об эвертонском школьнике Уэйне Руни можно выразить одной фразой: парень, играющий в не по годам зрелый футбол.

В нашей Академии восторженно отзывались о нем, и клуб попробовал приобрести его еще в 14-летнем возрасте. В последнюю неделю мая есть окно, позволяющее подписать контракт с мальчиком из другой академии, но Руни захотел остаться в «Эвертоне». Мы попробовали снова, когда ему стукнуло 16 – до того, как он подписал контракт со своей академией, – но Уэйн снова не заинтересовался нашим предложением. У Руни кровь цвета «Эвертона».

Джеф Уотсон и Джим Райан из нашей Академии следили за прогрессом Руни и были очень впечатлены им в играх между клубами. В 16 он сыграл в финале молодежного Кубка Англии против «Астон Виллы». Когда Уолтер Смит стал моим ассистентом, он сказал мне:

– Подпиши контракт с этим Руни.

Уолтер твердо стоял на своем. Он уверял, что Уэйн лучший из всех, кого он видел. Это только подтвердило то, что мы знали о нем. Затем Уэйн дебютировал за взрослую команду и забил чудо-гол «Арсеналу».

Руни стал самым молодым дебютантом сборной Англии за всю ее историю, выйдя на замену в игре против Австралии, а затем был выбран Свеном-Йораном Эрикссоном на важную отборочную игру против Турции. В 17 лет и 317 дней Уэйн забил первый гол за сборную. Так что к моменту перехода в «Юнайтед» о нем знал весь мир.

Перед первой встречей я ожидал, что увижу самоуверенного парня, но ошибся. Руни предстал скромным парнем. Думаю, что он многим внушал трепет из-за большой трансферной стоимости и внимания СМИ. Вскоре Уэйн перестал скромничать. На тренировках он никому не давал спуску: ни партнерам, ни судьям. Бедные судьи – Тони Страдвик, или Майк, или Рене – говорили мне:

– Только у вас хватит авторитета, чтобы судить эти матчи.

Я отвечал:

– Только через мой труп!

Помню, Джим свистнул фол в день, когда у Роя Кина было плохое настроение, и все от него получали – команда, судья, да любое живое существо. Джим повернулся ко мне со свистком в руках и сказал:

– Надеюсь, команда Роя сегодня победит.

– Это бред, – ответил я, стараясь не рассмеяться.

– Да, но тогда мне достанется в раздевалке, – опечалился Джим.

Иногда мы даже думали нанимать сторонних судей.

Признаю, несколько раз я устраивал Уэйну разносы. Руни бесился в раздевалке, когда я выбирал его для критики. Его глаза горели так, будто он хотел выбить из меня дух. На следующий день он, конечно, извинялся – понимал, что я прав. Потому что я всегда прав. Мне нравилось дразнить его этой фразочкой. Он спрашивал:

– Я буду играть на следующей неделе, Босс?

– Не знаю, – отвечал я.

Он не был самым способным учеником, но у него был этот естественный инстинкт игры, интуитивное понимание того, как устроен футбол. Выдающийся неограненный талант. Плюс врожденные смелость и энергичность – благословение для любого футболиста. Не стоит недооценивать и способность бегать целый день. Он медленно вникал в новые упражнения и идеи на тренировках. Руни предпочитал оставаться верным своим убеждениям. Так ему было комфортней.

В эти ранние годы мне редко приходилось быть жестким с ним. Он совершал глупые фолы, иногда ругался с судьями, но вне футбола не доставлял проблем. Сложность заключалась в том, что, будучи центрфорвардом во время игровой карьеры, я всегда требовал с нападающих больше, чем с остальных. Конечно, они никогда не были также хороши, как был я. Извините, но никто не был так же хорош, как я. Тренерам позволено такое самомнение, и этим они часто обижают игроков. Точно так же и игроки думают, что тренируют лучше, чем Фергюсон – но только до тех пор, пока не попробуют сами.

Я выходил из себя, если видел, что нападающие не делают того, что делал я. Они были моей надеждой. Я смотрел на них и думал: вы – это я. Всегда видишь себя в других.

Я видел себя в Рое Кине, видел себя в Брайане Робсоне, отчасти видел себя в Поле Скоулзе, Ники Батте и в двух Невиллах. Команды отражают характер своего тренера. Никогда не сдавайся – лучшая жизненная философия. Я никогда и не сдавался. Всегда думал, что смогу найти выход из любой ситуации.

В «Юнайтед» всегда что-то происходит. Всегда есть место для драмы. Я привык к этому. Когда в конце лета 2010 года личная жизнь Уэйна Руни была предана огласке в «News of the World» и проблемы ворвались в его жизнь2, в моем кабинете было тихо и спокойно. Никаких экстренных совещаний, все спокойно.

Я не позвонил ему в то утро, когда вышла статья. Знал, конечно, что он ждал моего звонка, но... Вот пример того, как я беру ситуацию под свой контроль. Он ждал моего звонка, а я понимал, что так эту ситуацию не уладить.

Впервые обвинения такого рода появились, когда ему было 17, но тогда все сделали скидку на его молодость. Теперь он был на семь лет старше. Его жена Колин была подавлена. Она всегда относилась ко мне как к некой стабилизирующей силе.

Я определенно ощущал дискомфорт в наших отношениях во время Чемпионата Мира в ЮАР. Я видел, его что-то беспокоило. Несмотря на признание игроком года по версии профессиональных футболистов и Ассоциации футбольных журналистов, он пребывал в странном расположении духа.

– Круто, когда родные фанаты освистывают тебя, – сказал он однажды на телевизионную камеру после нулевой ничьей с Алжиром в Кейптауне.

Англия вылетела в 1/8, а Уэйн не забил ни одного гола в четырех матчах.

Мне нужно было привлечь его внимание. Лучший способ – оставить его в покое, ничего не говорить, не утешать, заставить его задуматься. Когда в сентябре я не включил его на игру с «Эвертоном», чтобы защитить от оскорблений толпы, он вздохнул с облегчением. Он понимал, что я поступил правильно. Моя работа – влиять на каждого игрока так, чтобы получить максимально возможную отдачу на поле.

Мы все можем читать друг другу морали, но каждый может отступиться.

Я никогда не собирался так поступать с Уэйном. Но 14 августа 2010 года Руни проинформировал нас о том, что не будет подписывать контракт с «Юнайтед». Это был шок – мы планировали обсудить условия нового соглашения после Чемпионата Мира.

Драма набирала обороты. Дэвид Гилл сообщил мне, что Пол Стрэтфорд – агент Уэйна – виделся с ним и сказал, что Руни хочет уйти. Как он выразился: Уэйну кажется, что клуб недостаточно амбициозен. В завершившемся сезоне «Юнайтед» выиграл Кубок Футбольной лиги, а годом ранее победил в чемпионате и дошел до финала Лиги Чемпионов.

Дэвид сказал, что Руни придет поговорить со мной. На этой встрече, которая состоялась в октябре, Уэйн был крайне робок. Казалось, кто-то внушил ему то, что он пытался сказать. Основой его жалобой было то, что мы недостаточно амбициозны.

Я спросил Уэйна:

– Когда последний раз мы не боролись за чемпионство? Сколько раз за последние четыре года мы играли в финале Лиги Чемпионов?

Я сказал, что его слова про амбиции – чушь.

Уэйн сказал, что нам нужно было бороться за Месута Озила, который перешел в «Реал». Я ответил, что комплектация команды – не его дело. Его работа — играть, а моя работа – собирать нужные команды. И до сих пор я делал свою работу правильно.

На следующий день мы играли матч Лиги чемпионов. 20 октября, за два часа до встречи с «Бурсаспором», Уэйн опубликовал следующее заявление:

«На прошлой неделе я встречался с Дэвидом Гиллом, и он не предоставил никаких гарантий по поводу будущего нашей команды, которые мне бы хотелось услышать. Я сообщил, что не буду подписывать новый контракт. Мне было интересно услышать то, что вчера сказал мне сэр Алекс, но некоторые вещи стали для меня неожиданностью. Это чистая правда, что я и мой агент несколько раз встречались с клубом по поводу нового контракта. Во время этих встреч в августе я просил гарантий того, что клуб в будущем будет привлекать лучших игроков мира. Я никогда не испытывал к «Юнайтед» ничего, кроме глубочайшего уважения. Как может быть иначе, учитывая его великую историю и последние шесть лет, которые мне посчастливилось разделить с ним? Я хочу выигрывать трофеи, что неизменно делал клуб под руководством Алекса Фергюсона. Поэтому я считаю, что мои вопросы оправданы. Несмотря на недавние трудности, я знаю, что навсегда останусь в огромном долгу перед сэром Алексом. Он прекрасный тренер и учитель, который помогал и поддерживал меня с того дня, как я в 18 лет перешел из «Эвертона». Ради процветания «Манчестер Юнайтед» я бы хотел, чтобы он оставался с клубом вечно, потому что он единственный в своем роде, и он гений».

Я не уверен, что он хотел сказать своим заявлением, но предположил, что это была попытка наладить отношения со мной и фанатами. Я надеялся, что он передумал и решил остаться с нами.

Послематчевая пресс-конференция, где собрались представители всех СМИ, дала мне возможность сказать то, что я хотел – поведение Уэйна неприемлемо:

– Как я говорил, три титула Премьер-лиги подряд – это потрясающий результат, и нам не хватило одного очка для рекордного четвертого. Этого не случилось, и нам это не нравится, но мы с этим что-нибудь да сделаем. «Юнайтед» будем в порядке – моя уверенность в этом непоколебима. У клуба хорошая структура, у нас правильные игроки, правильный тренер, правильный исполнительный директор. С «Юнайтед» все в порядке, абсолютно все. Так что мы продолжим побеждать.

Я сказал телевизионщикам:

– Я встречался с парнем, и он повторил слова своего агента. Он хочет уйти. Я сказал ему: «Просто помни одну вещь: уважай этот клуб. Я не потерплю от тебя такой ерунды, просто уважай клуб». То, что мы видим сейчас в масс-медиа, сильно огорчает меня, потому что «Юнайтед» сделал для Руни все, что мог, начиная с его первой минуты в нашем клубе. Мы всегда были рядом, были его убежищем. Он мог прийти с любой проблемой и получить совет. Но то же самое мы делаем для всех своих футболистов. Это «Манчестер Юнайтед». Это клуб, у которого вся история и традиции основаны на преданности и доверии между руководством и игроками. Эти традиции восходят еще ко временам сэра Мэтта Басби. Вот на чем держится клуб. Уэйн получал нашу поддержку так же, как и Райан Гиггз, и Пол Скоулз, и все наши игроки. Для этого мы и работаем.

На совещании с Глейзерами мы обсудили будущее клуба, и Уэйн стал одним из самых высокооплачиваемых игроков в стране. На следующий день он пришел с извинениями. Я сказал ему:

– Тебе нужно извиняться перед фанатами, а не передо мной.

Игроки реагировали по-разному. Одних это раздражало, других вообще не заботило. Это был неприятный эпизод для Уэйна. Он предстал человеком, который забыл про свою обиду, как только ему подняли зарплату. Так это выглядело, но я не думаю, что Уэйн сделал это только из-за денег. Скоро все забылось, хотя у фанатов остался осадок.

Его не трогали, пока он забивал, но в сложные времена вспоминали старые обиды. Игроки могут порой недооценивать глубину фанатских чувств к клубу. Иногда болельщики думают, что это они владеют клубом. Некоторые болеют пятьдесят лет! Они с командой на всю жизнь. Поэтому, когда игрок выказывает неуважение по отношению к клубу, с ним не церемонятся.

Очень немногие хотели уйти из «Юнайтед». Мы взрастили поколение игроков, которые провели в «Юнайтед» всю карьеру: Гиггз, Скоулз и так далее. И нашим болельщикам чуждо видеть игрока, разглагольствующего о переходе, или слышать от него критику трансферной политики.

Зимой 2011 года мне все-таки пришлось применить дисциплинарные санкции. Я наказал Уэйна, Эванса и Гибсона за ночную гулянку. Они пошли в отель Саутпорта, чтобы отпраздновать победу 5:0 над «Уиганом» в Boxing Day. На следующий день на тренировке они вяло выглядели. Я отправился в тренажерный зал, где они занимались, и сказал, что штрафую их на недельную зарплату и исключаю из состава на субботнюю игру с «Блэкберном».

Уэйн должен быть осторожен. Все его качества легко перечеркивались слабой физической формой. Посмотрите, как Роналду или Гиггз следили за собой. Уэйну нужно не бояться трудностей. В сборной поступили неразумно, когда дали ему недельный отпуск перед Евро-2012. Если он пропускал пару недель, то набирал форму следующие четыре-пять игр. До матча с Украиной он не играл больше месяца.

От меня он мог не ждать снисхождения. Я наказывал его за малейшее ухудшение формы. Все просто – Уэйн, ты не будешь играть. Это мой способ борьбы с плохой готовностью подопечных, кто бы это ни был. И я не видел причин меняться в заключительные годы своей карьеры.

Уэйн обладает даром создавать опасные моменты. В мой последний год, когда он несколько раз выбывал из-за травм, я чувствовал, что он бережет себя и теряет былую остроту. Но он делал невероятные вещи. Пас на ван Перси в матче с «Астон Виллой», который принес нам чемпионство, был великолепен так же, как и его удар через себя в игре против «Сити».Эти яркие моменты подтверждали его уровень. Но со временем я стал чувствовать, что ему все сложнее и сложнее продержаться 90 минут, казалось, он выдыхается.

Я заменил его в том матче, потому что «Вилла» – очень молодой и быстрый противник, и парень, вышедший у них на замену, постоянно убегал от Руни. Уэйн пришел ко мне в кабинет на следующий день после того, как мы выиграли чемпионат, и попросился уйти. Его не радовало непопадание в состав на некоторые матчи или замены в других. Пол Стрэтфорд то же самое сообщил Дэвиду Гиллу по телефону.

Все игроки разные. Некоторые рады оставаться в одном клубе всю свою карьеру. Некоторым нужны свежие испытания, например, пришедшему из «Арсенала» ван Перси. Жажда бороться и преуспевать никогда не погаснет в Уэйне. Я оставил его обсуждать будущее с Дэвидом Мойесом, надеясь увидеть еще много голов Руни на «Олд Траффорд».


Примечания:

1 Билл Кенрайт/Bill Kenwright (род. 1945 г.) – председатель совета директоров «Эвертона», кинопродюсер и ведущий театральный продюсер Англии.

2 Таблоид «News of the World» рассказал, что Руни несколько месяцев, во время беременности его жены Колин, встречался с 21-летней проституткой Дженнифер Томпсон. Эскорт-агентство, через которое Уэйн нашел себе пассию для любовных утех, впрочем, обещало футболисту полную конфиденциальность. Позднее услугами Дженнифер воспользовался Марио Балотелли.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт мар 07, 2014 20:27

«Ван Перси стал тем человеком, который всегда был мне нужен». Автобиография Фергюсона. Последняя глава.


ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ

В «Юнайтед» мы видели немало восхитительных талантов, но нам потребовалось определенное время, чтобы понять, насколько хорош Робин ван Перси. К скорости его мышления не сразу привыкли даже самые техничные и умные наши игроки. Пол Скоулз и Майкл Кэррик, два лучших моих распасовщика, первое время не могли приноровиться к его скорости.

Робин вел клуб вперед в мой последний сезон в качестве тренера «Юнайтед».

Мы стали первым клубом, выигравшим 25 из стартовых 30 туров чемпионата Англии, а в конце сезона завоевали свой двадцатый титул чемпионов. Мы вернули себе подаренное «Сити» чемпионство за четыре тура до конца чемпионата. Ван Перси стал моей последней крупной покупкой, и забитые им мячи, некоторые из которых были очень красивыми, добавили и без того отличной команде лоска, который когда-то нам придавал Эрик Кантона.

В сезоне 2012-2013 наши полузащитники очень часто передерживали мяч в середине поля, много перекатывая его поперек. Со временем я понял, что, имея в составе ван Перси, мы можем отрезать защиту противников одним пасом. Не осознав всех возможностей Робина, мы не могли полностью использовать его мобильность и голевое чутье.

Но быстро поняв, что упускаем, мы научились этим пользоваться. Если Уэйн Руни получал мяч в середине поля, то был уверен в том, что ван Перси уже начал открываться. Робин стал тем человеком, который всегда был мне нужен. Его предсезонное турне состояло из 21 минуты в составе «Арсенала» в матче против «Кельна», поэтому физической готовности ему не хватало. Робин был близок к нужным кондициям, но нам требовалось довести его до готовности к официальным матчам. Он с самого начала впечатлил меня.

Я сразу сказал ему:

– Не бойся что-либо советовать другим игроками. Ты был лидером «Арсенала», и если тебя что-то не устраивает, говори об этом прямо.

Он вел себя гораздо тише, чем я ожидал, но вратари всегда стояли как вкопанные после его сильных ударов с левой ноги. Люди постоянно спрашивали меня, почему я разрешил центрфорварду подавать угловые. Он выполнял подачи только с правого края, а при корнерах с левого фланга находился в штрафной площадке. Фишка в том, что Робин потрясающе подает с правого края, постоянно создавая опасность в штрафной. Говард Уилкинсон как-то рассказал мне о результатах своего исследования: количество голов, забитых нами со стандартов, стало уменьшаться. А мы взяли и забили десять голов после угловых только в первой половине сезона 2011-2012.

Порадовало то, что команда отлично приняла Робина и не воспринимала его как врага – игрока «Арсенала», ворвавшегося на их территорию. Я был очень приветлив по отношению к нему и лишь попросил его уважать традиции нашей раздевалки. Я навсегда запомню то, как игроки прервали тренировку для того, что поздороваться с Вероном, когда мы только приобрели его. Они всегда так делали. Такой теплый прием важен для новичка, который в будущем может выиграть важную игру.

Это важная часть футбольного процесса.

Я прочитал, что контракт ван Перси, как и все в нашем бизнесе, заканчивается, но догадывался, что «Арсенал» постарается удержать его в клубе. Однако к концу сезона 2011-2012 я все больше уверялся в том, что голландец не собирается оставаться на севере Лондона.

С нами связался его агент. К тому времени он уже вел переговоры с «Сити», но нам сообщили, что ван Перси очень заинтересован в переходе в «Юнайтед». В конце концов, «горожанам» порекомендовали отказаться от дальнейших переговоров, и за Робина боролись только мы и «Ювентус». Я предполагаю, что туринцы предложили ему внушительный оклад в попытках переманить к себе.

15 августа 2012 года было объявлено о соглашении о трансфере Робина ван Перси в «Манчестер Юнайтед».

Я всегда думал, что игроки покидают свои клубы лишь по двум причинам: в погоне за трофеями и из-за денег. Я бы понял, перейди Робин в «Ювентус» – отличный клуб и астрономическая зарплата. Мы тоже сделали ему солидное предложение, которое показывало наше уважение к его профессионализму. Прибавьте к этому и мою личную заинтересованность.

Далее мы перешли к переговорам с «Арсеналом» о сумме перехода. Дэвид Гилл несколько раз звонил исполнительному директору «канониров» Ивану Газидису, но лондонский клуб был уверен в том, что они уговорят голландца подписать новое соглашение. Это продолжалось некоторое время, пока Дэвид не предложил мне позвонить непосредственно Арсену Венгеру, за которым всегда остается последнее слово при любой сделке. К тому времени стало очевидным, что Робин не собирается оставаться в «Арсенале».

Позиция Арсена Венгера была понятна: почему мы должны продавать игрока в «Юнайтед», тогда как можно получить 30 миллионов фунтов за него от «Сити» или «Ювентуса»? На эту полемику я ответил, что сам игрок не хочет переходить в стан «горожан». Контраргумент Арсена заключался в предположении, что мнение Робина может измениться, если «Сити» предложит большую зарплату.

Что ж, вполне возможно.

Должен сказать, что переговоры проходили в дружественной обстановке. Не было ни намека на враждебность. Мы оба были опытными тренерами, которые знали, что подобные переходы – реалии футбольной жизни. Камнем преткновения являлось то, что Арсен хотел выручить более 30 миллионов фунтов за своего лучшего игрока. Переговоры продолжались несколько недель, в течение которых я звонил Арсену два или три раза.

Со временем «Арсенал» смирился с тем, что Робин не собирается подписывать новый контракт. Оставалось всего два варианта: «Ювентус» и «Юнайтед». Лондонский клуб пытался продать его за границу, но сам игрок дал понять, что хочет перейти именно к нам. Насколько я понял, ван Перси лично разговаривал на эту тему с Венгером и дал понять, что «Юнайтед» является приоритетным вариантом для него. Наше предложение было в районе 20 миллионов фунтов. Я сразу предупредил Арсена, что мы не собираемся платить за него 25.

Арсен был недоверчив. Он не верил в то, что «Манчестер Юнайтед» откажется платить 25 миллионов фунтов за такого игрока.

Я еще раз повторил, что не собираюсь платить за него такую сумму. Арсен спросил, сколько максимально я готов за него заплатить. Я ответил – 22 миллиона. «Арсенал» согласился на двадцать два с половиной и еще полтора миллиона в качестве бонусов, если мы выиграем Лигу Чемпионов и чемпионат Англии в период действия его контракта.

Сделка была завершена.

Интуиция подсказывала мне, что меньше всего Арсен хотел продавать ван Перси в «Сити», который уже перекупил у них Туре, Клиши, Адебайора и Насри. Главным образом, потому что он не являлся фанатом модели развития «Сити». И хотя у нас было множество разногласий за эти годы, думаю, он уважал то, как мы вели дела. Я навсегда запомню то, что Арсен сказал мне о ван Перси: «Ты даже не понимаешь, какого игрока только что подписал».

Я думал о Кантона, Роналду и Гиггзе, но Арсен не ошибся. Движения Робина и скорость его рывков завораживают. Он также обладает прекрасным телосложением.

Ван Перси согласился пойти на понижение зарплаты ради того, чтобы попасть в тот клуб, где он сможет стать успешным и реализовать себя. Когда мы представляли его, он сказал, что маленький мальчик внутри него «кричал о переходе в «Юнайтед». Позже он рассказал мне, что в Голландии каждый ребенок мечтает выступать за «Манчестер Юнайтед».

Он знал, что я давно за ним наблюдаю. «Арсенал» выиграл у нас борьбу за ван Перси, когда он уходил лидером «Фейеноорда», но Робин все-таки исполнил мечту голландского мальчика. Он впечатлился молодежью нашей команды. У нас были Гиггз и Скоулз, также выходили на новый уровень молодые Чичарито, братья да Силва, Эванс, Джонс, Смоллинг и Уэлбек. Майкл Кэррик в 31 год провел лучший сезон за свою карьеру в «Юнайтед». Это случается с некоторыми игроками, когда они выдают лучшие образцы своей игры, осознав, насколько важны для команды. И это позволяет им расти, что и случилось с Кэрриком.

Робин знал, что переходит в серьезный, стабильный клуб. «Горожане» потрясающе играли в предыдущем сезоне, но их вряд ли можно было бы назвать стабильными. Постоянно возникали какие-то проблемы, вроде случая с фейерверками, ссор с главным тренером или истории с отъездом Тевеса в Аргентину для игры в гольф. «Сити» выиграл чемпионат во многом благодаря усилиям четырех лучших своих игроков: Яя Туре, Серхио Агуэро, Венсана Компани и Джо Харта. И еще Давида Сильвы, который был очень полезен своей команде в первой половине сезона, но сдал после Рождества.

Все нападающие по-своему похожи. Эрик Кантона и Энди Коул думали, что если они не забьют, то никогда больше не смогут этого сделать. Во время своего краткого голевого молчания в марте ван Перси не играл так же хорошо, как раньше, и это очень сильно повлияло на него. Но с той минуты, как он забил «Сток Сити» 14 апреля, он снова обрел уверенность в себе.

На протяжении долгих лет во главе «Юнайтед» я стал свидетелем многих бессмертных шедевров. Кантона дважды или трижды восхищал толпу великолепными подсечками. Гол Руни ударом через себя в ворота «Сити» исполнен просто невероятно. Этот гол не стал бы незабываемым, будь он забит с линии вратарской площадки. Нет, Руни бил с 14 метров, к тому же до удара вбегая в штрафную. Кросс Нани задел игрока «Сити», но Уэйну все же удалось выполнить просто ошеломляющий прыжок для этого удара. Я считаю, что это один из лучших голов в нашей истории.

Но гол ван Перси в ворота «Астон Виллы», обеспечивший нам титул чемпионов Англии, также особенный: Робин забил его, не дав мячу опуститься на землю, после дальнего заброса Руни с центра поля. Обычный игрок может забить такой гол, но на это ему понадобится сто попыток. Ван Перси забивал такие голы регулярно. Опущенная голова, плечо, все внимание на мяч. Он забил точно такой же гол за «Арсенал» в ворота «Эвертона». Робин завершил сезон с 26 голами в Премьер-лиге: 12 на «Олд Траффорд» и 14 в выездных матчах. Семнадцать раз он поразил ворота левой ногой, восемь правой и еще один гол забил головой. Такое успешное выступление позволило ему выиграть Золотую бутсу – приз лучшему бомбардиру Премьер-лиги – второй сезон подряд.

С другой стороны, я продолжал верить в нашу молодежь. Ник Пауэлл, который присоединился к нам в июле 2012 года, был в поле нашего зрения с ноября 2011-го. «Крю Александра» привлекла его к играм за основу в семнадцать лет, где он играл слева и все еще был немного неуклюжим. Тренеры нашей академии пристально наблюдали за ним. Джим Лоулор отправился посмотреть на него и сообщил мне, что Ник – очень интересный игрок. Однако, Джим не был уверен насчет оптимальной позиции для него, к тому же считал его несколько неторопливым.

Так что на этой раз я послал Мартина посмотреть на Пауэлла. Мартин также посчитал, что игроку чего-то не хватает. Тогда уже Майк Фелан отправился просмотреть пару матчей с участием Ника. В конце концов, я лично наблюдал за Пауэллом на матче «Крю» против «Олдершота». После пяти минут просмотра, я сказал: «Он отличный игрок, Майк, отличный». Он прекрасно обращался с мячом и здорово видел поле.

В один момент матча Ник ускорился, бросил беглый взгляд через плечо и отдал мяч под удар центрфорварду. Потом он отлично пробил головой и продемонстрировал свою феноменальную скорость. Покидая стадион, я сказал Майку:

– Я собираюсь позвонить Дарио Гради. – Дарио был исполнительным директором «Крю».

– Видел вас на вчерашнем матче, – показал свою осведомленность Гради.

– Ваш парень, Ник Пауэлл... Сколько вы хотите за него?

Дарио ответил:

– Шесть миллионов.

Посмеявшись, я отправил его куда подальше. Но мы все же согласовали его приобретение, прописав в контракте различные бонусы за выступления в основе «Юнайтед» и сборной Англии. Самому Пауэллу так ничего и не сказали до окончания плей-офф того сезона. У меня есть абсолютная уверенность, что однажды он будет выступать за сборную. Он очень универсален, может играть как в нападении, так и в полузащите. Ник очень быстр, хорошо владеет обеими ногами и отлично бьет с дальней дистанции. Зимой 2012 года он подхватил вирус, а его подруга попала в аварию. Пауэлл довольно отстраненный человек, быстро выключается, но, поверьте, он отличный игрок.

Синдзи Кагава – еще одно хорошее приобретение того летнего трансферного окна. Мы решили не делать предложение по нему сразу после первого сезона в Бундеслиге, потому что нам было необходимо удостовериться в том, что он сможет продолжать успешно выступать на самом высоком уровне. Дортмундская «Боруссия» на тот момент была очень сильной командой, которой я предсказывал победу в Лиге Чемпионов. В итоге они дошли до финала, где уступили «Баварии». Первое, что я отметил – Кагава очень быстро соображал на поле. Я и Майкл Фелан посетили финал Кубка Германии летом 2012 года и сидели рядом с мэром Дортмунда и его женой. Мэр, к моему удивлению, был в кроссовках. Поблизости находилась Ангела Меркель, канцлер Германии. Я смотрел на поле и думал о том, как далеко мне пришлось зайти в погоне за японцем.

Я не смог скрыть факта своего присутствия на матче, все знали об этом.

Тем летом Глэйзеры были рады возможности приобрести Робина ван Перси, Левандовски и Кагаву. В величайшие моменты нашей истории у нас бывало по четыре суперфорварда! Самым трудным было равномерно распределить между ними игровое время и внимание – это требовало особых дипломатических навыков. Правда, «Боруссия» все же отказалась продавать Левандовски, отличного форварда с прекрасными скоростными данными и потрясающим телосложением.

Еще одним приобретением стал Александр Бюттнер из голландского «Витесса». Мы позволили Фабио уйти в «КПР» в аренду, потому что с приходом Бюттнера у нас стало сразу два молодых левых защитника с огромным потенциалом. Но мы нуждались в опыте и подмене для Эвра. И Бюттнер сразу привлек к себе внимание. Он постоянно получал мяч, много бил по воротам и обыгрывал защитников. Мы сошлись на цене в два с половиной миллиона евро. Александер очень агрессивный парень, решительный и быстрый, и к тому же отлично навешивает с фланга.

Были времена в первой половине сезона, когда мы очень слабо играли в защите. «Юнайтед» пропускал слишком много, прежде чем начал играть в обороне строже. Также мы испытывали проблемы с голкиперами. Давид де Хеа на тот момент выбыл с зубной инфекцией и нуждался в операции. Он пропустил пару матчей, и Андерс Линдегор неплохо смотрелся на этом отрезке. Он отлично отыграл против «Вест Хэма» и «Галатасарая». Я сказал Давиду, что я обязан быть справедливым к Андерсу. Но после трудной победы над «Редингом» с большим количеством пропущенных мячей де Хеа вернулся в основу и отлично отыграл во второй половине сезона, особо отличившись в первом матче плей-офф Лиги Чемпионов против мадридского «Реала».

Я все еще возлагал большие надежды на Чичарито. Хавьеру очень не хватало свежести. На протяжении трех последних сезонов он постоянно играл летом за свою сборную на различных турнирах. Несмотря на это, мы сотрудничали с мексиканской федерацией. Президент футбольной федерации и олимпийского комитета вместе с тренерами команд захотели встретиться со мной. Я показал им медицинскую карту Чичарито. Мы обсуждали, сможет ли он принять участие в двух матчах квалификации Чемпионата Мира и в Олимпийских играх.

Хавьер сказал:

– Я бы предпочел пропустить две игры квалификации и поучаствовать на Олимпийских играх. Думаю, что мы сможем их выиграть.

Я подумал, что он шутит.

А мексиканец продолжал:

– Если мы не встретимся с Бразилией в четвертьфинале, то обязательно выиграем.

Между тем, мы вложили значительные средства в медицинский центр в Кэррингтоне. Теперь там можно делать все, кроме хирургических операций. У нас есть мастер по педикюру, дантист, различные сканеры – все, что угодно. Плюс также в том, что общественность не узнает о травмах. Раньше мы вынуждены были отправлять игрока в больницу, и слухи сразу же охватывали весь город. Медицинский центр свидетельствует о том, что мы не стоим на месте. Возможно, это лучшая из наших инвестиций.

Еще один серьезный инцидент того сезона требует особого внимания: рефери Марка Клаттенбурга обвинили в расистских оскорблениях игроков «Челси» во время нашего матча на «Стэмфорд Бридж» 28 октября. Мы победили 3:2, а обвинения с Клаттенбурга были сняты. В том матче нам, прежде всего, требовалось решить, как действовать против Маты, Оскара и Эдена Азара. Эти трое определяли стиль игры «Челси», сметая соперников на своем пути. В опорной зоне играли Рамирес и Оби Микел, через них мы и атаковали. «Юнайтед» использовал пространство, которое они оставляли, уходя в атаку, и пытался лишить Мату простора у своей штрафной.

До последних минут шла захватывающая игра, пока не начались глупости. Ассистент ди Маттео – Стив Холланд – обвинил меня в удалении Фернандо Торреса. Майк Дин, резервный арбитр встречи, так и не понял обвинений Холланда. Торрес заслуживал удаления еще в первом тайме за жесткий фол на Клеверли.

Когда Эрнандес забил победный гол, на поле полетели монеты и зажигалки, кусок оторванного кресла попал в ногу Кэррика.

Я все еще думаю, что обвинения в адрес Клаттенбурга были лишь уловкой. Требовалось отвлечь публику от поведения собственных болельщиков. Через двадцать минут после завершения матча я со своими помощниками отправился выпить с людьми из «Челси». В небольшой комнате тогда находились председатель правления Брюс Бак, исполнительный директор Рон Гоурлэй, Роберто ди Маттео и его жена. В воздухе витало напряжение. Что-то было не так. Мы стояли в дверях и думали, что разумнее будет уйти.

Стол уже был накрыт, вино откупорено. Они сказали: «Угощайтесь». И вышли из комнаты! Мои помощники сами видели, как Оби Микел, Терри и ди Маттео ворвались в комнату судей. Кто бы ни рассказал Микелу о несуществовавшей провокации Клаттенбурга, он наделал много шума. «Челси» сделал серьезный шаг, сообщив прессе об этом инциденте до официальной жалобы. Любой адвокат, вероятно, посоветовал бы подождать до утра.

Удаление Бранислава Ивановича не вызывало никаких сомнений. Торрес же упал слишком показательно, хотя Эванс и задел его. Если вы посмотрите, откуда Клаттенбург наблюдал за эпизодом, то не поймете, почему он удалил Торреса за симуляцию. Но Фернандо сделал один шаг и лишь потом упал. На высокой скорости хватает малейшего контакта, чтобы упасть, а испанец упал показательно, что и было видно со стороны. До сих пор не пойму, почему Холланд решил, что я повлиял на решение Клаттенбурга.

Через пару дней ди Маттео заявил, что я имею слишком большое влияние на арбитров. А я всю жизнь сам конфликтовал с арбитрами. Меня удаляли восемь раз – три или четыре раза во время работы в Шотландии. В Англии штрафовали бесчисленное количество раз, и я постоянно спорил с судьями. Но я всегда говорю о людях все, что думаю. И, конечно же, я никогда не пытался влиять на судей.

Не могу представить, как рефери высшего уровня мог оскорбить на расовой почве игрока. Я позвонил Марку Клаттенбургу и сказал:

– Мне очень жаль, что мы вовлечены в эту историю.

Я был готов к тому, что придется участвовать в расследовании, но обошлось без этого. О деле не было ничего известно, пока мы не приземлились в Манчестере. Футбольной ассоциации потребовалось слишком много времени для того, чтобы признать Марка невиновным. Это можно было выяснить за два дня.

Мы отлично выступали в чемпионате с января 2013 года, что очень давило на «Сити». И хотя я знал, что скоро уйду на заслуженный отдых, почувствовал облегчение только после победы над «Астон Виллой». Мы бы все равно завоевали титул, но оформить его в апреле, да еще и на своем поле, было чрезвычайно приятно. Я хотел уйти с гордо поднятой головой и продолжил готовить команду к следующим матчам, не давая себе никаких послаблений.

Профессионализм «Манчестер Юнайтед» незыблем.

Единственным разочарованием, разумеется, стало поражение от мадридского «Реала» в 1/8 Лиги Чемпионов после удаления Нани турецким судьей Чакыром за безобидный фол. В первом матче в Испании мы потрясающе играли, постоянно атакуя ворота испанской команды в первые двадцать минут матча. «Юнайтед» мог выиграть тот матч с разницей в шесть мячей! Я не испытывал ни малейшего страха перед ответным матчем с командой Моуринью дома. Мы отлично подготовились. У нас имелся четкий план на игру, и игроки вынудили голкипера «Реала» совершить три или четыре сэйва. Давид де Хеа почти не участвовал в матче.

Нани покинул поле на 56-ой минуте после того, как попал ногой в Альваро Арбелоа, пытаясь завладеть мячом. Первые десять минут мы не испытывали трудностей, играя в меньшинстве, а потом нас словно окатило холодной водой. Модрич сравнял счет, а гол Роналду на 69-й минуте прикончил нас. Хотя мы могли забить пять голов в последние десять минут. Матч стал настоящей катастрофой.

Я был очень расстроен тем вечером и пропустил пресс-конференцию после игры. Пройди мы «Реал», и у нас были бы все возможности выиграть турнир. Я оставил Руни в запасе во втором матче, потому что нам нужен был кто-либо, кто смог бы играть персонально против Хаби Алонсо и выключил бы его из игры. Пак Чи Сон в ранние годы отлично выполнял подобную работу. Процент точных пасов Андреа Пирло в «Милане» зашкаливал за 75. Когда против него играл Чи Сон, процент точности Пирло снижался до 25 процентов. В нашей команде не было более подходящей кандидатуры для противостояния Алонсо, чем Дэнни Уэлбэк. Да, я пожертвовал гипотетическим голом Руни, но знал, что «Юнайтед» захватит преимущество, если получится выключить Алонсо из игры.

Роналду был превосходен в этих двух матчах. В первой встрече в Мадриде он зашел в нашу раздевалку после матча, чтобы пообщаться с бывшими партнерами. Было видно, что он соскучился по ним. После матча на «Олд Траффорд», когда я смотрел повтор удаления Нани, он подошел ко мне, чтобы выразить свое сожаление. Игроки «Реала» знали, что удаление было абсурдным. Месут Озил сказал одному из наших игроков, что их команда словно вырвалась из-под пресса после этого инцидента. Криштиану отказался праздновать гол, что было очень приятно, потому что я задушил бы его. К нему нет никаких вопросов – он очень приятный парень.

Я считал, что «Сити» уступил титул, потому что их игроки так и не осознали важность достижения – первого чемпионства «горожан» за 44 года. Очевидно, многим было достаточно просто одолеть «Манчестер Юнайтед» в чемпионской гонке. Они просто расслабились. Защита титула – это очень тяжелая задача, и «Сити» оказались не в состоянии защитить то, что выиграли в ходе одной из самых драматических развязок в истории Премьер-лиги.

Когда мы впервые выиграли чемпионат в 1993 году, я не хотел, чтобы моя команда расслабилась. Эта мысль потрясла меня. Я был полон решимости сохранить нашу победную поступь. В 1993 году я сказал:

– Некоторые люди, если им выпадает пара выходных дней, хотят отправиться в Солткотс, что в двадцати пяти милях вдоль побережья от Глазго. Кому-то не нужно и этого. Они счастливы оставаться дома, наблюдать за птицами и утками, плавающими в парке. И лишь немногие не желают ограничиваться малым. Они хотят полететь на Луну.

Все зависит от ваших амбиций.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн июл 27, 2015 12:22

Дмитрий Долгих рецензирует самую важную спортивную книгу года и объясняет, почему таких, как Фергюсон, больше не будет.


Куда ведет автобиография Фергюсона

«Выхода нет. Почему Алекс Фергюсон никуда не уйдет», – написал я год назад и слегка промахнулся. Настолько слегка, что с такой меткостью стреляя по врагам, видимо, обычно совершают самоубийство. Однако несмотря на снайперскую точность вывода, большинство рассуждений и оценок из того текста я готов повторить и сейчас, а многочисленными подтверждениями и без того довольно очевидного наполнена автобиография Фергюсона, с шумом выломившаяся осенью из издательства Hodder & Stoughton и быстро взобравшаяся на вершину рейтинга британских бестселлеров года.


Слова «контроль», «власть», «лояльность», «решение», «жесткость», «прямота» и девиз клана Фергюсонов о том, что после испытаний и сложностей успех приятнее, начинают проникать в книгу еще до оглавления и так из нее и не исчезают, а в диалоге с Роем Кином, вероятно, заключена главная причина вечной тренерской актуальности Фергюсона. «Вы изменились», – бросил ирландец в одной из перепалок (британцам хорошо с их you, но формально здесь наверное все-таки «вы», хотя эмоционально больше похоже на «ты»). «Рой, я изменился, потому что сегодня не вчера. У нас тут игроки из 20 стран. Ты говоришь, что я изменился? Надеюсь на это. Я бы не выжил, если бы не менялся», – ответил Фергюсон явно не только Кину.

Умение (а, пожалуй, талант) поспевать за временем и опережать его использовалось Фергюсоном, возможно, с не самыми благозвучными и благородными целями (сохранять полный контроль над игроками, вызывая их уважение и страх), но именно оно позволяет хотя бы не списывать все достижения шотландца на еще более абстрактные и неконкретизируемые качества, заключенные в его личности и не слишком убедительно пытающиеся объяснить его харизму, в общем, конечно, объяснения не требующую.

Прочитав мемуары Фергюсона, я потом просмотрел десятка полтора рецензий и отзывов на нее, в основном критических. Основные претензии сводятся к нелитературности текста, простоватости языка, сумбурности, поспешности издания, большому количеству фактических ошибок (их насчитали почти полсотни), излишней жесткости и конфликтности и, конечно, к тому, что основательно, по целой главе посидев на одних углах (скажем, имени Бекхэма или Кина), Фергюсон практически обошел другие (например, лошадиную сагу с ирландским магнатом и одним из главных акционеров «МЮ» в начале 2000-х Джоном Манье, которая, по распространенному мнению, сильно поспособствовала продаже клуба Глейзерам или саму эту продажу и отношения с американцами, а также с протестующими болельщиками).

Меньше всего книга, конечно, нуждается в защите, но пару комментариев лучше все же сделать.

Про то, что Фергюсон не собирается особенно заморачиваться над стилистическими достоинствами текста и вряд ли позволит слишком долго возиться с этим своему соавтору Полу Хейворду, кричит уже заголовок. «Моя автобиография» – это каноническая тавтология, использовать которую запрещают школьные учебники сильно не последнего года обучения. Засунуть такое в название книги могут только абсолютно уверенные в том, что ее отлично прочитают и без заголовка вовсе или с заголовком «Заголовок», что вполне справедливо в этом случае. В грубой и простоватой небрежности книги вообще при желании можно усмотреть шарм и легкое отражение жизненной позиции автора и его бекграунд.

Поспешность издания объясняет количество ошибок, а саму поспешность объясняет, конечно, желание успеть к неостывшей теме и выжать из нее максимум. Фактические ошибки, впрочем, редакторов еще вроде бы никогда не красили.

Надерганные цитаты могут оставить впечатление авторской сварливости, мстительного сведения старых счетов и вообще стариковского ворчания, но это в принципе водится за надерганными цитатами, с помощью которых и сказку о колобке вполне можно представить триллером о некормленых маньяках. Вполне естественным образом вычленяют самое интересное и обсуждаемое и нет в этом преступления, просто составлять мнение о всей книге по мелким фрагментам точно не стоит.

На самом деле, книга (автобиография Фергюсона, хотя и «Колобок», конечно, тоже) скорее доброжелательная и сдержанная, а теплых слов и воспоминаний в ней гораздо больше. Совсем уж в мрак помещены разве что Рафа Бенитес (да и то он умеет, по мнению Фергюсона, заставлять свои команды всегда играть на максимуме), Оуэн Харгривз (худший трансфер Фергюсона и человек, который сам виноват в том, что не справился со своими болячками) и пара совсем уж второстепенных для повествования персонажей, а Бекхэму, Кину, ван Нистелрою, Венгеру, «Ливерпулю», Виейра и летающей пицце шотландец находит способ отдать должное. Не говоря уж о временами восхищенных отзывах о Гиггзе, Скоулзе, Невиллах, Кейруше, Вероне (что может показаться неожиданным), Хенрике Ларссоне, Фердинанде и других родственниках по «Ман Юнайтед». В воспоминаниях о шотландской молодости и о родственниках кровных и вовсе можно заподозрить сентиментальность и лирику.

Желающие узнать правду и подробности о Rock of Gibraltar и намерениях Глейзеров в автобиографию Фергюсона пришли зря. Ничего нет удивительного в том, что эти темы втиснуты в короткие и максимально обтекаемые формулировки: с Манье у шотландца давняя договоренность публично не ворошить пепел конной склоки, а на Глейзеров сэр Алекс по-прежнему работает, да и странно бы звучали его разоблачения после стольких лет последовательной защиты и поддержки.

У меня после прочтения, пожалуй, осталась пара сожалений. Даже ограничив временные рамки новым веком (события игровой карьеры и раннего этапа тренерской вошли в первую автобиографию, выпущенную в 1999-м) и сделав исключение только для пабных воспоминаний, семьи и хобби, Фергюсон попытался охватить огромную эпоху и высказаться обо всем более-менее для него важном. Все это хорошо и не сказать, что в книге совсем мало примеров, но деталей, интересных историй и локальных подробностей, конечно, хотелось гораздо больше. Историй в духе того, как бывший капитан «Абердина», «МЮ» и сборной Шотландии Мартин Бакен в конце карьеры перешел в «Олдхэм» и получил от клуба огромные по тем временам 40 тысяч фунтов подъемных, а потом взял и отдал их руководству обратно, сказав, что играет плохо и таких денег не заслуживает. Кому как, конечно, но ради еще десятка таких историй, которые точно есть у Фергюсона, я бы легко пожертвовал подробностями его отношений с ван Нистелроем.

В книге почти нет деталей выбора преемника, что, конечно, тоже жаль и тоже понятно, особенно если детали эти что-то не то скажут о Дэвиде Мойесе. Ну и несколько своеобразное ощущение, конечно, остается от постоянных замечаний Фергюсона в духе «этого игрока мы могли подписать, еще когда ему не было 16». Мало в итоге получилось звезд в английском футболе, которые не могли бы вовсю играть за «МЮ».

Простоватый язык для не очень здорово владеющих английским вообще плюс, пожалеть разве что можно о том, что юмора, иронии и самоиронии книге, конечно, не достает.

В целом же мемуары Фергюсона вряд ли могли у кого-то радикально изменить мнение о нем или скорректировать место шотландца в истории, да и вряд ли на это были нацелены. Зато стимулировать в сотне самых разных направлений воображение и мыслительный процесс читателя они просто обязаны.

По большому (крупному, разгромному?) счету, книга Фергюсона, конечно, о времени и немного о ностальгии. И если целиком автобиография обожателей оставит обожателями, хейтеров хейтерами, а нейтрально настроенных нейтрально настроенными, то одно ускользающее ощущение, пожалуй, способно объединить многих независимо от принадлежности к этим трем группам.

Сейчас все еще остается Арсен Венгер, но когда закончит и он, появится уверенность: таких, как Фергюсон, больше не будет. Не будет на топ-уровне тренеров, целиком олицетворяющих клуб и ведущих его сквозь десятилетия, меняя игроков и антураж, что-то перестраивая, но храня традиции, преемственность и идеологию. По разным причинам.

Футбол, конечно, не лучший способ вложить большие деньги и ждать гарантированной прибыли. Да и просто выкинуть большие деньги можно гораздо эффектнее или полезнее. Тем меньше вероятность того, что хозяином большого клуба окажется случайный и не особо заинтересованный человек, который позволит тренеру рулить в одиночку. Но это не главное.

Конец ХХ века и начало ХХI прошли и продолжают проходить в попытках формализовать то, что раньше считалось неформализуемым — хоть в сакральном смысле (из убеждения, что нельзя), хоть в практическом (потому что сложно). Все больше жизненных процессов так или иначе просчитывается и моделируется средствами математического, айтишного и прочих научных аппаратов в желании так или иначе сократить риски, предсказать влияние случайных факторов и не доверять что-то важное исключительно человеку с его слабостями и эмоциями. От совсем простых и забавных штук до насквозь серьезных разработок в основе новейших достижений, скажем, в медицине.

Футбол и спорт в целом в некотором смысле все еще болтаются между искусством и наукой, определенно и уверенно двигаясь в сторону последней. Технологии приходят в футбол не только с системами фиксации гола, наворотами телетрансляций или умными стадионами. Сама игра давно перестала быть безобидным и безденежным развлечением, а потому желание контролировать и оберегать успех от случайностей вряд ли будет еще слишком долго замыкаться на одном человеке и им целиком определяться.

Буквы в книге Фергюсона вполне предсказуемо так ни разу и не сложились в сочетание Виллаш-Боаш, но представить себе футбольного тренера, еще больше не похожего на шотландца, почти невозможно.

Фергюсон может написать еще 6 книг и еще подробнее рассказать о своих методах, но принципиально ничего не изменится: эффективно использовать их может только сам Фергюсон, без него они мертвы. Он не изобрел новой тактической схемы, не придумал нового универсального метода управления и наверняка морщится при слове «алгоритм», а его секрет останется только с ним в эпохе неформализуемого.

Боаш же сильно похож на технологичного тренера из будущего. Он уже многих в Англии удивил своими презентациями в PowerPoint (будет вам совсем грустно — представьте выражение лица Харри Реднаппа, только что узнавшего, что сменивший его в «Тоттенхэме» человек что-то втолковывает игрокам с помошью PowerPoint, и совсем грустно быть перестанет) и я не сильно удивлюсь, если со временем выяснится, что расположение своей высокой линии обороны он высчитывает с помощью какого-нибудь софта.

Отношения с людьми португалец явно не считает самым важным и решающим, потому в Англии с ним пока ничего хорошего не случается и вряд ли в ближайшее время случится.

Сам Боаш — это неотлаженная тестовая разработка с кучей багов и случай скорее предельный и радикальный, к которому пока не готовы, но большинство современных молодых тренеров появляется на топ-уровне уже с какой-то конкретной идеей, методом, игровой системой. Технологией. Посмотрите на Гвардиолу с его правилом 5-секундного прессинга после потери мяча на чужой половине поля или системой 3-1 для защитников, когда соперника, владеющего мячом у штрафной, один из защитников атакует, а 3 других образуют страховочное кольцо вокруг него. Это не искусство, это алгоритм. Вряд ли раньше не было ничего подобного, но именно сейчас это можно просчитать заранее теоретически, а не только эмпирически и именно сейчас это складывается в тенденцию.

Главный, пожалуй, секрет выдающихся успехов Жозе Моуринью – в сочетании подходов разных эпох. Он отличный психолог и манипулятор, умеет выстраивать отношения с игроками, понимает и мотивирует их, но при этом загоняет во вполне технологичные рамки и схемы, в которые не все помещаются.

Кроме того, если на поле все больше ценятся универсалы, защитники и опорники, умеющие атаковать, и форварды, отрабатывающие в обороне, то у его бровки и в VIP-ложе идет обратный процесс. На новом витке развития тренерской профессии их роль снова ощутимо снижается — даже в Англии. Спортивные и прочие директоры в разной степени определяют финансовую политику и трансферы, скауты день и ночь ищут таланты даже в Антарктиде и находки тренерам показывают только в последний момент, все больше разговоров о психологах, все больше в больших клубах специальных тренеров по фитнесу и чему-то еще и чем больше разбросаны функции по узким специалистам, тем более устойчивой выглядит система управления в целом. И тем легче предсказать, что полномочия будут продолжать дробиться, а средоточение власти в одних руках останется в мемуарах да книжках про тиранов прошлого, которые так любит Фергюсон.

Если вдруг кто еще помнит, о чем вообще речь, то смещение футбола в сторону технологичности — еще одна причина, препятствующая появлению строящих игровые династии тренеров-самодержцев. Суть просто в том, что искусство, в том числе искусство управления, часто не устаревает веками, 27 лет для него не срок, а вот большинство технологий за это время с запасом проходит цикл от идеи, разработки и внедрения до устаревания, насмешек и полного забвения.

Как относиться к эволюции и бурному росту технологий и вообще, и особенно где-то конкретно, каждый давно решил сам или еще решит, когда придет время. А в уважении к прошлому, ностальгии и легкой грусти по навсегда ушедшему те самые поклонники и ненавистники Фергюсона могут сойтись уже сейчас. В грусти о том, что больше не будет тренера, любить или ненавидеть которого можно почти 30 лет подряд, что больше может и не быть игроков, способных при плохой игре вернуть клубу все подъемные, что новые поколения футболистов, поправляя после игры прическу перед зеркалом, так и не узнают, что на самом деле означает фен в раздевалке, и что мало кому позволят снова выпустить автобиографию с канонической тавтологией в заголовке.



У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 5 гостей