Игорь Рабинер. Правда о «Зените» .

Футбольная и околофутбольная литературка.
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср июн 08, 2011 10:40

Первый раз о своем желании уехать за границу Аршавин заявил после чемпионского сезона. А в апреле 2008-го, перед полуфиналами Кубка УЕФА против «Баварии», я спросил его:

— Ваше острое желание уехать не изменилось?

— Нет. В европейских чемпионатах сильнее футбол и футболисты. Да, сейчас получаю удовольствие от игры за «Зенит», но на моем желании выступать в Европе это не сказывается. Еще в начале карьеры, когда только пришел в «Зенит», сказал, что не хочу играть в нем долго и стремлюсь уехать в Европу.

— Насколько реально, что летом это произойдет?

— До меня доносятся слухи в пользу того, что все-таки уеду. Меня это радует.

— Готовы на снижение зарплаты, как Кержаков в «Севилье»?

— Все зависит от клуба, в который перейду.

— То есть в суперклуб согласитесь пойти и на меньший контракт, а в не столь титулованный — нет?

— Скорее всего.

— Перечень стран ограничен?

— В идеале — Испания, но можно и в Англию. Итальянский же футбол мне по стилю никогда не нравился.

— Не жалко пропустить первую Лигу чемпионов, которая предстоит «Зениту»?

— Меня это вообще не трогает.

— Не боитесь, что без вас «Зенит» может «посыпаться»?

— Не нужно бояться терять сильных футболистов. Тем более у «Газпрома» столько денег, что он может купить десять Аршавиных.

— Не все, однако, в ваших силах.

— В моей ситуации трудно, даже невозможно получить статус свободного агента. Поэтому уйти могу, только если руководство клуба пойдет мне навстречу.

Накануне финала Кубка УЕФА в нашем разговоре с футболистом промелькнула малозаметная реплика, за которой стояло многое.

— В контексте вашего желания уехать за рубеж не думаете о том, что это, возможно, ваш последний матч за «Зенит»?

— Может, и так. Но я об этом не думаю. Да и от агента пока тишина.

Слово «пока» оказалось дипломатической завесой. Вскоре Аршавин в одностороннем порядке прекратил сотрудничество со своим многолетним и весьма влиятельным агентом Павлом Андреевым и начал сотрудничество с Деннисом Лахтером: объяснив это в «СЭ» так:

— В какой-то момент я понял — для того, чтобы уйти, нужно иметь агента, который сам этого хочет.

Расшифровка этого тезиса, как утверждало пол-Питера, такова: «Зенит» предложил Аршавину новый контракт, согласно которому он может получать неслыханные для России 7 миллионов долларов в год. И якобы из-за огромных комиссионных Андрееву было крайне невыгодно, чтобы игрок это соглашение не подписал и уехал за рубеж.

Одной из главнейших загадок остается вопрос — кто порекомендовал Аршавину Лахтера, до того в агентских кругах малоизвестного? Среди людей, имеющих отношение к «Зениту», многие убеждены: это директор школы «Зенит» Евгений Шейнин. Но и Аршавин, и Шейнин такую версию категорически опровергают.

— Правда ли, что с Лихтером вам посоветовал работать Шейнин? — спросил я Аршавина.

В ответ услышал слова, от которых мороз пошел по коже.

— Слава богу, что это тайна. Иначе этого человека, думаю, уже не было бы на свете.

Конечно, тут можно было бы вспомнить тезис Черкасова, что Андрею для поддержания образа необходимы «трескучие фразы». Но, вспоминая судьбу его первого агента — Юрия Тишкова, — понимаешь, что на такие слова Аршавин право имеет, и именно из его уст гиперболой они не выглядят.

Шейнин:

— Андреев мне так и заявил: мол, это ты познакомил Аршавина с Лахтером. Я рассказал об этом Андрею. Он сначала посмеялся. А потом посерьезнел и сказал: «Евгений Наумович, я могу на любом уровне заявить, что это неправда. И еще. Я мог бы вам, как своему другу, сказать, кто познакомил меня с Лахтером. Но для того, чтобы у вас потом не было неприятностей, давайте лучше я вам этого говорить не буду». Настаивать я не стал.

Лахтера я никогда в жизни не видел. Даже не знаю, как он выглядит. Конечно, все эти слухи идут от Андреева, с которым у нас конфликт. Хотя когда-то, как ни странно, мы познакомились с Аршавиным именно через Андреева.

Но надо же понимать, что Аршавин ушел к другому агенту только после того, как у него появились очень серьезные проблемы с прежним! Агент не должен быть тебе другом или врагом. Агент — просто нанятый тобою человек. Не футболист нанят агентом, а агент — футболистом. А когда он приходит и говорит: «Ты будешь играть в "Зените", потому что я так хочу» — как после этого не развиться антагонизму? Андрей к нему очень хорошо относился, пока все в их отношениях было честно.

У Сарсания — иная точка зрения:

— Я этот поступок Аршавина осуждаю, поскольку считаю его действия абсолютно неправильными. По крайней мере, по форме. Паша работал с Андреем долгие годы, многое для него сделал. И если Аршавин решил, что его делами будет заниматься кто-то другой, то по крайней мере должен был сказать это Андрееву в лицо. Но разговора не было вообще, Паша узнал об этом через третьи руки. Так нельзя. Пусть мы с Андреевым и были в свое время конкурентами, но я ставлю себя на его место и понимаю, что тоже отнесся бы к такому поведению игрока, мягко говоря, негативно.

Рапопорт:

— У Аршавина был повод для недовольства. С последним контрактом, в котором не была прописана сумма omcmyпных, его подвели. Насколько мне известно, он хотел включит туда этот пункт, но в итоге ему дали устное слово. Вот только к тому моменту, когда вопрос о продаже встал ребром, одного из тех, кто договаривался — Фурсенко — в «Зените» уже не было, а Андреев по какой-то причине занял другую позицию. Я с ним не разговаривал, но, возможно, он не был заинтересован в том, чтобы Аршавин уходил из «Зенита» и нашел в этом плане общий язык с новым руководством клуба.

Будь в контракте Аршавина пункт об отступных, он бы наверняка ушел из «Зенита» гораздо легче. У того же Данни такое условие было — и «Динамо» ничего не смогло сделать, когда «Зенит» захотел видеть португальца в Питере и оказался готов раскошелиться.

Спрашиваю Аршавина:

— Когда вы подписали новый контракт в 2006-м, то в прессе не стали скрывать, что не очень им довольны: мол, пришлось идти с клубом на серьезные компромиссы. Что вы тогда имели в виду — отсутствие суммы отступных или четырехлетний срок?

— Нет, срок меня тогда не беспокоил. А об отступных думал.

— То, что они не были указаны, — чья ошибка? Ваша или агента Павла Андреева?

— Общая.

— О том, как вы подписывали то соглашение, ходит масса легенд. Одна из них: якобы вам уже в лифте, идущем наверх, сказали, что сумма будет не в евро, а в долларах, и вы поехали вниз.

— Конечно, это полный бред.

После истории с Аршавиным, думаю, вряд ли найдется хотя бы один более или менее заметный российский игрок, который не внесет пункт об отступных в свои новые контракты.

Став к июлю, по сути, национальным достоянием, Аршавин получил возможность сам выбирать себе агента. Но «Газпром» оставался «Газпромом», и с ним сладить было гораздо сложнее.

Тем более что управляли «Зенитом» теперь не те люди, с которыми Аршавин договаривался «на берегу».

В апреле Сарсания говорил:

— Во время зимней трансферной кампании Аршавину было обещано: если будет достойное предложение, летом отпустим.

— Пообещал-то Фурсенко, а теперь президент — Дюков!

— Я изложил ситуацию Александру Валерьевичу. Он ничего не сказал, но по крайней мере находится в курсе событий. Думаю, если Андрею поступит предложение от достойного клуба, то будет преступлением его не отпустить. У нас с Аршавиным во взаимоотношениях случалось разное, но он молодец, что пытается доказать, что сильнее сегодня, а не вчера или позавчера.

— Насколько верна информация, что клуб требует за Аршавина 20 миллионов долларов?

— Думаю, столько игрок и стоит.
* * *

Предложение от «достойного клуба», о котором говорил Сарсания, не заставило себя ждать. Еще до четвертьфинала с Голландией официальный запрос в «Зенит» прислала «Барселона». Это было невероятно. Потому что во всех своих интервью, начиная с 18-летнего возраста, игрок твердил, что грезит именно «Барсой». И вот она предложила «Зениту» за него 15 миллионов евро.

Вот отрывок из беседы с 20-летним футболистом в «СЭ» за 6 марта 2002 года, которой мой коллега Юрий Бутнев предпослал заголовок «Мечтаю попасть в "Барселону"»:

— Бронзовая медаль за 2001 год — пока самый дорогой трофей?

— Бронза — не золото. Вот если выиграю чемпионат России — это будет действительно большой успех.

— Это ваша футбольная мечта?

— Нет, я мечтаю играть в «Барселоне».

— С кем из каталонцев при встрече поменялись бы футболками?

— Подошел бы к Ривалдо, но не уверен, что обмен состоялся бы.

Нынче Ривалдо, закатывающаяся бразильская звезда, играет в узбекском «Бунедкоре». И сам бы, думаю, был не прочь заполучить футболку Аршавина. Так меняется жизнь.

Радимов:

— «Барса» Аршавину действительно нравится всю жизнь.

— Он ведь в холодную погоду даже тренировался в шапочке «Барселоны»?

— Да. При Адвокате это уже нельзя было, а при Петржеле — можно. И все знали, что Андрей болеет за «Барсу». Уверен: от его игры с такими людьми, как Месси и Анри, выиграла бы и «Барселона», и сам Аршавин. К тому же слежу за испанским чемпионатом, в котором когда-то играл. И понимаю, что там ему было бы легче, чем в Англии. Он стал бы кумиром болельщиков.

Естественно, наш разговор с Радимовым проходил еще до того, как Аршавин покорил сердца поклонников «канониров».

После полуфинала Euro с Испанией я писал в «СЭ»:

«Аршавин очень хочет уехать. Ему уже 27 Нынешний шанс — по большому счету последний. И наше общее футбольное благо требует, чтобы и руководство "Зенита", и его агент осуществили сделку уже нынешним летом. Вспоминаю историю семилетней давности, когда "Спартак" отказался продавать в "Баварию" и "Милан" Егора Титова, проведшего блестящую Лигу чемпионов и находившегося на пике своего таланта. Прежняя мотивация у лидера красно-белых исчезла, а потом началась черная полоса — тяжелые травмы, дисквалификация. А реализуй Титов свою мечту поиграть в сильном заграничном клубе — мы бы, возможно, получили суперзвезду.

Не хочется, чтобы нечто подобное произошло с Аршавиным, который жаждал отъезда еще зимой. Теперь же, когда цена на него взлетела, оставаться в России для самого большого ее таланта просто губительно».

За девять лет Аршавин сделал для «Зенита» столько, что заслужил уважения со стороны клуба. Тем более что 15 миллионов евро — не мешок с картошкой. Но мечта о «Барселоне» так и осталась для Аршавина мечтой. Сумма «Зениту» показалась недостаточной, и 7 июля переговоры с каталонцами были прекращены.

Цинизм руководства «Зенита» заключается даже не в том, что оно не дало осуществиться детской мечте игрока, к исполнению которой он подошел на расстояние вытянутой руки. Тут уж, как говорится, бизнес есть бизнес. Ничего личного.

Цинизм в том, что оно, руководство, свалило все на самого Андрея.

В ноябре 2008-го, на следующий день после матча Лиги чемпионов «Зенит» — «Ювентус», Дюков и Адвокат давали пресс-конференцию по итогам сезона. И президент клуба, в частности, заявил:

— В июле Андрей попросил возможность сменить клуб. Была выпущена авторизация, то есть доверенность на право ведения переговоров, его новому агенту Денису Лахтеру. Откликнулся один клуб — «Барселона». Но ее предложение, не устроило в том числе и самого Андрея.

То же самое в интервью «Советскому спорту» в номере з 28 января 2009 года сказал генеральный директор «Зенита: Максим Митрофанов:

«Формально 15 миллионов евро предлагала только "Барселона". Но каталонцы требовали немедленного ответа и уж были готовы примерно за те же деньги купить другого футболиста. При этом вовсе не обещали Аршавину места в основном составе. Говорили: да, это хороший игрок, он получит шанс, будет выходить на замену, но мы можем гарантировать только" роль второго плана". Я не думаю, что Андрея устраивал такой вариант, и он сам, по-моему, в интервью это говорил».

Известный демагогический прием, безотказно воздействующий на аудиторию: приписывать человеку слова, которых он никогда не произносил. Есть, правда, оговорка — «по-моему». Но и она не делает ложь — правдой.

Во время беседы для этой книги, состоявшейся в конце декабря, Аршавин сказал:

— Больше всего меня раздражает, когда говорят, что я сам отказался от предложения «Барселоны». Нет, даже не раздражает: слышать подобные вещи мне откровенно смешно.

— То есть слова Дюкова: «Предложение "Барселоны" не устроило в том числе и самого Андрея» — неправда?

— Конечно.

— Какие чувства вы испытали, когда вам лично позвонил президент «Барсы» Лапорта?

— Удивление, что у меня есть возможность разговаривать с президентом «Барселоны». Диалог был короткий. Лапорт спросил, хочу ли я играть в «Барселоне». Я ответил: «Да». Он спросил, сколько я хочу денег. Я назвал сумму. Он сказал: «Heт проблем. Завтра высылаем факс в клуб, готовы предложить "Зениту" 15 миллионов евро». На следующий день факс был в «Зените».

— Сейчас, глядя на шикарную игру команды Хосепа Гвардьолы, не ловите себя на мысли, что могли бы сейчас быть там?

— Может, мне бы этого и хотелось. Но раз Бог не дал мне возможности быть в «Барселоне», значит, так суждено. Я особо не убиваюсь и не плачу в подушку, а смотрю матчи «Барселоны» и наслаждаюсь.

— По-прежнему болеете за нее?

— Конечно.

— А надеетесь, что все-таки еще получите шанс там оказаться?

— Если Бог даст, то — да.

— Доводилось ли вам лично общаться с Алексеем Миллером?

— Когда он заходил к нам в раздевалку, перебрасывались парой фраз.

— Не было желания летом поговорить с ним один на один?

— Было. Но я не понимал, как это можно сделать. Просил об этом Дюкова, он ответил: «Да-да». Но до сих пор ничего для этого так и не было сделано.

Что в действительности говорил Аршавин в июле, после срыва сделки? Цитирую «Спорт-Экспресс» — единственное издание, которому он регулярно дает интервью:

«Прекрасно понимаю позицию "Зенита": предложенная сумма, пожалуй, действительно слишком мала. Значит, мечта таки останется мечтой. Или осуществится в другое время. Странно как-то вышло: хорошая игра на Euro, получается, пошла мне во вред. Цена-то моя возросла. По-прежнему хочу уйти, как говорил еще до чемпионата Европы».

Где здесь признание, что предложение «Барсы» не устроило и самого Андрея? Зато вижу слова Адвоката голландским журналистам, что в «Зените» решили: покупателям Аршавина придется раскошелиться на 25–30 миллионов евро. То есть на огромную даже по докризисным временам сумму.

А по поводу «Барсы» Аршавин в интервью журналисту «СЭ» Борису Левину в номере за 8 августа рассказал:

— Уже во время Euro позвонил Дмитрий Селюк, известный по работе в донецком «Металлурге», и сообщил, что интерес ко мне проявляет «Барселона». Он поинтересовался, сколько «Зенит» за меня хочет. На эту тему у нас был разговор еще с Фурсенко, и речь там шла о сумме 12–15 миллионов евро. Поскольку Дюков объявил после прихода, что все обязательства предыдущего президента будут выполняться, я и назвал Селюку 15 миллионов. Он сказал, что это приемлемая цена, и если мои личные условия устроят президента «Барселоны» Лапорту, который свяжется со мной, то каталонский клуб отправит «Зениту» официальное предложение.

…Факс из «Барселоны» был отправлен или перед игрой со шведами, или сразу после нее. С ответом «Зенит» тянул около двух недель, но в итоге отправил официальный отказ — уже после Euro. В переговоры по сумме «Барселона» вступать не стала — она просто за те же деньги купила у «Арсенала» белоруса Александра Глеба. В принципе Селюк сказал мне сразу — если «Зенит» не согласится, то каталонский клуб сделает предложение Глебу.

— Если бы вы назвали Селюку сумму, условно говоря, 20 миллионов и каталонцы на нее пошли, сделка тоже не состоялась бы?

— Думаю, нет. Да и не факт, что «Барселона» согласилась бы на более высокую цену — она явно хотела, что называется, подсуетиться и приобрести неплохой товар по приемлемой цене. Я это понимал, поэтому согласился с решением «Зенита» и не стал вступать в полемику с клубом. Хотя дальнейшее развитие событий на трансферном рынке показало, что цена была не такой уж и маленькой. Если Роналдинью (перешедший из «Барселоны» в «Милан». — Прим. И. Р.) стоит 18 миллионов евро, то о чем можно говорить?

И в этой беседе ни намека на то, что Аршавина не устроили условия «Барселоны», я опять же не нашел.

В сентябре я взял интервью у форварда «Барселоны», а в прошлом — капитана «Арсенала» Тьерри Анри.

— Летом «Барселона» приглашала в свои ряды Аршавина. Знали ли вы об этом, были ли разговоры в команде на эту тему?

— Некоторые мои знакомые из футбольного мира говорили о возможности его прихода в «Барселону» — и им я верю. Знаю, что это очень хороший игрок. Впервые увидел его в матчах «Зенита» с «Марселем» и запомнил, как на «Велодроме» сольный проход этого парня переломил все в противостоянии клубов. На чемпионате Европы убедился в его классе. Куда бы Аршавин ни перешел, он станет для своей новой команды отличным приобретением. По крайней мере, если будет показывать тот же уровень, который демонстрировал на Euro.

— Аршавин очень хотел уехать из России, но руководство «Зенита» не позволило. Вы когда-нибудь оказывались в такой ситуации?

— Нет. С теми клубами, в которых я выступал, при интересовавших меня предложениях мы всегда приходили к полюбовным соглашениям. Поэтому мне трудно представить себя на его месте.

За Аршавина в тот момент, думаю, оскорбились все российские футболисты. Так, Панов был очень эмоционален:

— Не отпустить Андрея в «Барселону», тем более когда есть неплохое официальное предложение, — кощунство. Видно ведь, что он перерос российский чемпионат, ему здесь неинтересно больше играть, он выиграл все, что можно. Да и кто в «Барсе» не хотел бы играть!

Но и для клуба тоже было бы здорово, если бы его игрок ушел не куда-нибудь, а в «Барселону»! И болельщики «Зенита» это только с гордостью бы восприняли, и в мире бы к «Зениту» стали по-другому относиться! Его не отпустили, потому что якобы мало денег предложили. А я понимаю, почему мало, — потому что за 30 миллионов евро купили Данни и хотели компенсировать эту сумму продажей Аршавина.

Это неправильный подход! В контракте можно подвинуться по деньгам, но прописать другие вещи — допустим, два товарищеских матча «Зенита» с «Барселоной» в обоих городах, какую-то помощь каталонцев в подъеме нашей детско-юношеской школы. Все это в долгосрочной перспективе сработало бы на «Зенит». А у нас люди мыслят только категориями голых денег, словно это нефть, а не футбол.

Фурсенко:

— Я с самого начала был сторонником того, чтобы отпустить Аршавина в «Барселону». Во-первых, такой переход был бы пропагандой российского футбола во всем мире. Во-вторых, он стал бы очень хорошим примером для других наших мальчишек — можно, оказывается, нам играть в лучших клубах мира, и наши стандарты мастерства ничем не ниже, чем, допустим, английские! Он достаточно сил и времени потратил на то, чтобы принести славу питерскому футболу.

Что же касается конкретных сумм… Поскольку к тому моменту, как я ушел из клуба, реальных предложений по покупке Аршавина не было, то и обсуждать было нечего. По ему самому я говорил: в твоих интересах, чтобы тебя купили за максимальное количество денег. Потому что тогда тебя будут больше ценить в клубе.

Клубом этим в итоге окажется не «Барселона», а «Арсенал». Но летом до этого было еще очень далеко.

Во время пекинской Олимпиады я брал у вице-премьера правительства России Сергея Иванова интервью для «СЭ». И, в частности, спросил об Аршавине:

— По-вашему, нормально, когда человека, столько сделавшего для команды, не отпускают за хорошие деньги за границу?

— Мое личное мнение — не как вице-премьера, а как гражданина, — таково: это ненормально. Считаю, Аршавин сделал для «Зенита» столько, что, раз он хочет, нужно отпустить его по разумной цене. Насколько я понимаю трансферный рынок, иена, в категорической форме запрошенная «Зенитом» за Аршавина, чрезмерна.

Это интервью вышло в свет 21 августа, то есть за 10 дней до закрытия трансферного «окна». Говорят, слова влиятельного политика на какое-то время качнули маятник в сторону отъезда. Но затем все вернулось на круги своя.

Последним летним вариантом был лондонский «Тоттенхэм». Аршавину позвонил лично тогдашний тренер «шпор» испанец Хуанде Рамос, выигравший с «Севильей» два Кубка УЕФА подряд. К россиянам он явно неравнодушен: в свое время пригласил в «Севилью» Кержакова, а в «Тоттенхэм», уже после неудачи с Аршавиным, — Павлюченко.

Аршавин в интервью «СЭ» говорил:

— Когда в тебе заинтересован тренер, тем более такой известный и сильный, это уже половина успеха будущего перехода. Поэтому я дал предварительное согласие. Да только моя трансферная цена к тому времени выросла. Не знаю, откуда взялась озвученная мне президентом «Зенита» сумма, но она очень велика. Мне было сказано о 27 миллионах евро. Эта цена сразу всех отпугнула. Но надеюсь на то, что в одно прекрасное утро руководители «Газпрома» встанут с правильной ноги и скажут: «Аршавин надоел уже нам своим нытьем — давайте отпустим его».

Аршавин, дававший это интервью 7 августа, поторопился с выводами. Перед самым закрытием трансферного «окна» «Тоттенхэм» сделал свое последнее предложение. И оно составляло те самые 25 миллионов евро, которых к тому моменту требовал «Зенит». Но в Питере отказались вновь. Под предлогом, который объяснил на ноябрьской итоговой пресс-конференции Дюков:

— Нас не устроили условия платежа, выдвинутые «Тоттенхэмом». Полностью рассчитались бы за трансфер с «Зенитом» только через четыре года.

Шейнин:

— Мне не совсем понятно, с чего это вдруг «Зенит» начал так думать о деньгах. Если он, не задумываясь, купил Данни за 30 миллионов евро, значит, деньги для клуба не главное. Но когда надо было продавать Аршавина, о них вдруг вспомнили.

Теперь легко размышлять: дескать, для Андрея к лучшему, что в тот момент трансфер сорвался. Поскольку в итоге он попал в более сильную и стильную (именно для Аршавина!) команду.

Но до того полгода ему еще предстояло провести в неизвестности.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср июн 08, 2011 10:45

— В глубине души надеялись, что к вам отнесутся со всем иначе? — спросил я Аршавина в конце декабря.

— Конечно. Люблю этот город, эту команду. Благодарен ей за то, что мне дали возможность здесь играть — и неплохо, думаю, играть. Хотел, чтобы клуб оценил все те годы которые я провел в «Зените», и пошел мне навстречу. И думал, что будет так. Но…

13 июля он вышел на замену в выездной игре с «Химками: и на второй добавленной минуте забил последний гол матча — 4:1. После чего — как отрезало. С того момента член символической сборной Euro-2008 не забивал более тысячи минут. Вплоть до закрытия трансферного окна. Причину люди прекрасно знали. И в большинстве своем, уверен, Аршавину со чувствовали. Невозможно было в «золотой клетке» не поддаться унынию. Раскачать его были способны только международные матчи — Лига чемпионов и сборная.

В сентябре, перед домашним поединком сборной с Уэльсом, я спросил Хиддинка:

— Ваше мнение о несостоявшемся трансфере Аршавина?

— Скажу лишь о том, как Аршавин ведет себя в сборной. У меня нет ни малейших оснований для жалоб и опасений. Когда игрок разочарован и подавлен, он обычно уходит автобус сразу после окончания тренировки. Но первая тренировка команды на этом сборе официально закончилась, а Аршавин еще 15–20 минут работал дополнительно. Это говорит о том, что с ним все в порядке. Да, он был бы рад уехать. Но у него сильный характер, который мне очень нравится.

Нельзя забывать, что «Зенит» в целом и Аршавин в частности, впервые будут выступать в Лиге чемпионов. Игроку 27 лет, но это будет первый такой опыт в его карьере. Встречаться с «Ювентусом» и «Реалом» — тоже топ-уровень, новый стимул для того, чтобы показать миру свое мастерство. Андрей — умный человек и прекрасно это понимает. Думаю, есть основания надеяться, что Лига чемпионов развеет его разочарование.

Так и вышло. Потрясенный игрой Аршавина против «Реала», звезда мадридцев Арьен Роббен заявил:

— Это великолепный игрок! Смотреть на его действия — одно удовольствие. На мой взгляд, сейчас он один из лучших атакующих игроков Европы.

Блистал Андрей и в сборной. В домашней встрече с финнами счет был 2:0 — но по игре казался недостаточным. Это был торт без вишенки. И ее торжественно возложил Аршавин. Перед тем как проскользнуть между двумя защитниками, обвести вратаря и отправить мяч в ворота, он выдержал дьявольскую паузу. Стало ясно, что сейчас мы увидим нечто. И мы увидели. Ради таких моментов люди и заболевают футболом.

За воротами, где происходило это действо, в манишке фотографа стоял пианист-виртуоз Денис Мацуев. После матча он говорил мне:

— Очень рад за Аршавина, которого не сломила болезненная для него ситуация с несостоявшимся отъездом в «Барселону» и вообще за границу. Он смог преодолеть разочарование и продолжает демонстрировать нам свой талант. А может быть, даже гений.

Все ждали: что будет с ним после окончания трансферного периода? Аршавин был под двойным прицелом. Но вы видите, что творится?! Красота, романтизм, импровизация! А какую паузу он выдержал перед своим соло? Все их знают, эти паузы и финты, но никто ничего не может с ними сделать. Это фантастика.

Трудно вообразить, какими усилиями далось это преодоление Аршавину. После закрытия трансферного «окна» он долго молчал. Прорвало его 7 ноября, после ответного поединка Лиги чемпионов с белорусским БАТЭ. В Минске он дал «программное» интервью журналисту «СЭ» Борису Левину под заголовком «Если зимой не отпустят, в «Зените» останусь только на бумаге».

«— Все сводится к одному — выставит ли "Зенит" реальную цену. Если это произойдет, конечно, уйду. Если нет — буду числиться в "Зените", но только на бумаге. Играть здесь в следующем году не хочу и не буду. Это не ультиматум, а естественная реакция на происходящее. Я всегда верил, что можно договориться по-хорошему и уйти нормально. И вел себя соответствующим образом. Но чем дальше, тем веры меньше. Получается, что без конфликта не обойтись, хотя, видит Бог, я хотел его меньше всего.

— Когда у вас был пик настроения в этом году?

— На Euro, конечно.

— А низшая точка?

— 2 сентября, когда окончательно захлопнулось трансферное" окно".

— Если нарисовать диаграмму между этими двумя значениями, где будет находиться нынешнее расположение духа?

— Я бы без всяких графиков сказал, что оно где-то в заднице».

Ультиматум? Крик души? Называйте как хотите, суть от этого не изменится: Андрей пошел ва-банк.

Шац в декабре рассуждал:

— Мне кажется, он высказался так жестко, потому что почувствовал: настал момент, когда нужно расставить все точки над i. И, думаю, правильно сделал. Я в этой ситуации абсолютно на стороне Аршавина. В команде должны играть те, кто этого хочет. И я буду очень горд, если, поиграв несколько лет в Англии, Испании или Италии, он вернется и окончит свою карьеру в «Зените».

Не могу сказать, что общение с ним подобно ухоженной тропинке в парке. Эта «дорожка» может быть весьма кривой и вывести куда угодно. Он действительно непростой человек, но при этом адекватный. А главное, в нем есть самоирония. И абсолютно отсутствует лжепафосность, которая вполне могла возникнуть при том уровне обожания, которое он испытывает в Питере.

К ультиматуму — крику души Аршавина отнеслись по-разному. Адвокат, например, и глазом не моргнул:

— Мы живем в свободном мире, где каждый волен говорить все, что считает нужным. Пока человек по полной программе выкладывается в работе, я не буду его осуждать за слова.

Сарсания:

— Мы с Диком никак не отреагировали, понимая, что для Андрея это крик души. То, чем человек живет. Поэтому наша позиция была однозначная: отпустите его!

А вот Панов, поддержавший Андрея в истории с переходом в «Барсу», тут высказывает противоположное мнение:

— Считаю, что тут Андрей не прав. Так вопросы решать нельзя. У тебя есть контракт, в нем должен быть пункт о сумме отступных, если кто-то захочет тебя купить. Раз такого пункта нет — обижаться можешь только на себя. Или на своего агента, который на нем не настоял. Аршавину не следует забывать, что игроком такого класса он стал именно в «Зените». Не будь Морозова, он со своим рискованным стилем игры и физическими данными мог бы и шанса нигде больше не получить.

Аршавин уйдет, а болельщики «Зенита» останутся. У них нет выбора, за кого болеть. А когда лидер перед важными матчами открыто говорит, что не хочет и не будет играть «Зените», это бьет по команде. Хорошо, что она все-таки заняла пятое место и попала в Кубок УЕФА. А если бы вообще осталась без еврокубков? Думаю, часть вины лежала бы на Аршавине.

Схоже с Пановым мыслит и Дмитриев, рассуждавший в ноябре еще более жестко:

— При всем уважении к Аршавину, в последнее время он стал слишком много говорить. Что это значит — «не хочу», «не буду»? У тебя контракт, тебя «сделал» город, тебя просят остаться. Как я слышал, ему предлагают неимоверные условия, в том числе и после окончания карьеры. А если уж захотел уйти, то не надо об этом на каждом углу трубить — тихонько обсуди с руководством клуба. Теперь ведь вся страна об этом говорит! Это и для молодежи в команде плохо — для них же Аршавин кумир, и они думают: дай-ка я тоже подпишу на один годик, а то вдруг меня «Бавария» захочет, а меня не отпустят, и я буду здесь загнивать. Во что тогда превратится «Зенит»?

Дмитриев много сделал для «Зенита» и имеет право на любое мнение. Но когда человек, первым публично заявивший о продаже своим партнером матча «Спартаку» в 96-м, бросает о ком-то фразу: «Он стал слишком много говорить» — это вызывает улыбку.

Мнение Радимова — где-то посередине:

— Каждый человек вправе говорить все, что посчитает нужным. Все, кто знает Шаву, этим словам не удивились и не увидели в них ничего страшного. Лично я считаю, что они были лишними, можно было бы обойтись и без них. Но уверен в другом, более важном: если бы Аршавину пришлось остаться в «Зените» еще на полгода, он играл бы — и выкладывался на сто процентов.

— Правду говорит Сарсания, что у Кержакова в момент обиды на клуб был другой подход?

— Керж на тренировках стал проявлять слабость. Видно было, что тренироваться и играть он не хочет, а хочет только уехать. Думаю, по отношению к партнерам это было не совсем верное поведение. Шава же до конца выкладывался и на всех тренировках, и в матчах.

Продать Аршавина призывала творческая интеллигенция Питера. Розенбаум:

— Формально, если контракт подписан, клуб имеет право привязать игрока к себе вплоть до его окончания. Но держать намертво человека, который выходит на поле и ненавидит все вокруг, — бред.

Мигицко:

— С одной стороны, не могу себе представить, что приду на игру «Зенита», и там не будет Андрея — моей гордости и футбольного идеала. Сам очень не люблю насилие над личностью, но думаю, что попытки клуба его удержать — это как желание не отпустить любимого к другой. Не из вредности, из большой любви. По крайней мере, надеюсь, что это так. Но, с другой стороны, не хочу мешать своими фантазиями его судьбе. Он сам себе хозяин. Его талант еще далеко не исчерпан. Пусть все будет так, как захочет сам Андрей.

Чем ближе было зимнее трансферное «окно», тем больше отношения Аршавина и руководства «Зенита» перерастали из холодной войны в открытую. Ответ на жесткое высказывание игрока Дюков на пресс-конференции по итогам сезона начал такого пассажа:

— Что будет, если Аршавин откажется играть за «Зенит»? Речь о том, что он, по сути, прекратит карьеру футболиста.

Смягчающие слова о его стопроцентной самоотдаче, которые прозвучали потом, были запоздалыми. Главное президент туба уже сказал.

Война приведет к тому, что в сезоне-2009, по имеющейся у меня информации, клуб откажется выдавать сезонный абонемент на матчи «Зенита» матери Андрея. Сопроводив этот постыдный акт, по словам близких к семье Аршавина людей, словами: «Андрей сейчас игрок другого клуба».

В решение аршавинского вопроса были вовлечены и высокие политические круги. Так, по крайней мере, считает Шейнин:

— «Зенит» не хотел отпускать Аршавина. За любые деньги. Но потом ситуация стала политической, когда Валентина Матвиенко сказала: «Что же мы парня держим, он столько сделал для нашего города!» Тогда что-то и начало меняться.

Ближе к Новому году стало известно, что интерес к Аршавину проявляет «Арсенал». Но взаимопонимание пришло не сразу. «Зенит» требовал 20 миллионов фунтов, «канониры» были готовы раскошелиться на 12. Время шло, ситуация не менялась, стороны обменивались выпадами в прессе, причем «Зенит» в лице Митрофанова пытался Андрея очернить и представить рвачом. Все, казалось, идет по августовскому сценарию. Как и тогда, переговорная машина заработала в последние дни и даже часы «окна». Успеют ли на сей раз?

«Они еще не представляют себе, КОГО покупают», — изрек Адвокат, когда переговоры шли полным ходом. И это было истинной правдой. Даже нам, почитателям его таланта, было еще невдомек, что у этого футболиста нет «потолка» возможностей. Просто нет.

В день, когда «окно» должно было захлопнуться, на Лондон обрушился жуткий снегопад, парализовавший столицу. Это был знак свыше. А «Арсенал» воспользовался им на земле, инициировав продление трансферного периода ввиду форс-мажора. Лигой оно было утверждено. К счастью для «канониров» и их будущей звезды.
* * *

Вечером 2 февраля 2009 года редакция «СЭ» словно смотрела виртуальный матч. Нет, на стадионах не происходило ничего, но журналисты, устремив взгляды в мониторы, то и дело вскрикивали так, будто кто-то на экране забил гол или, напротив, упустил верный момент. И сам я, признаюсь, входил в число людей, занимавшихся этим странным делом. Говорят, в этот вечер спортивные разделы российского Интернета побили все рекорды посещаемости, а официальный сайт «Зенита» в решающие минуты попросту рухнул.

Хоть я и родился больше чем на полвека позже окончания гражданской войны, обстановка в редакции вплоть до полуночи, полагаю, напоминала именно ее. Вот пришли «красные», спустя полчаса — «белые», потом опять «красные». Только теперь одни называются «Арсеналом», а другие — «Зенитом». И делят они не Россию, а ее самого талантливого футболиста.

Когда до официального закрытия «окна» оставались минуты, Аршавин, по данным сайта телеканала Sky Sports, уже был продан в «Арсенал». А когда оно уже захлопнулось, судя по сообщению пресс-атташе «Зенита» Алексея Петрова по российским федеральным каналам, сделка не состоялась (позже выяснилось, что его подставил некий высокопоставленный сотрудник клуба, что говорит об одном — даже в этот момент в совете директоров «Зенита» у продажи Аршавина были как сторонники, так и противники). Но прошло еще несколько минут — и появилась информация, что еще не все потеряно. И тебя бросало то в жар, то в холод, и надежда восставала из пепла, и невозможно было уехать домой, пока не узнал развязки.

Я очень рад, что находился тем вечером в редакции и лично пережил всю эту бурю эмоций, — тем более что история все-таки завершилась хеппи-эндом. Радость эта — от осознания того, до какой степени мы способны пропускать события нашей профессиональной жизни через собственные души.

Поэтому после заявления пресс-атташе мы в редакции и пережили ощущение полного, безысходного траура. Да, умом понимали, что у «Зенита» — свои бизнес-резоны, которые клуб вправе отстаивать. И напоминали себе, что сам Аршавин совсем не прост. И пытались заставить себя отстраненно воспринимать его битву за отъезд в Лондон как сугубо деловой спор физического и юридического лиц, в котором у каждого — своя правда.

Но не получалось — хоть ты тресни. По той самой причине, по которой к трансферной саге Аршавина я категорически не приемлю модной идиомы «мыльная опера». Ибо термин этот стал символом бессмысленной многосерийной жвачки, где годами тянется одно и то же, а миллионы домохозяек компенсируют отсутствие настоящей собственной жизни переживаниями за судьбу всех этих бесчисленных донов педро.

В случае с Аршавиным не было мыльной оперы. Потому что решалась судьба живого человека из плоти и крови. На наших глазах могла быть стерта в порошок, морально раздавлена незаурядная личность, после чудес которой вся страна в 2008 году вышла на улицы. И, возможно, мы больше никогда не увидели бы его фирменный знак — палец, приложенный к губам, и эти лукавые гримасы крайнего удивления после очередного собственного шедевра.

Можно сколько угодно говорить о том, что в 2006 году нужно было прописать четкую сумму отступных в контракте. Можно видеть определенную логику в требовании «Зенита» вернуть часть подписного бонуса — хотя, по имеющейся информации, сам Аршавин не получил из него ни цента. Можно предполагать, что Андрей своими резкими интервью настроил против себя многих в клубе.

Но, помилуйте, какое все это имеет значение?

А имеет — что насильно мил не будешь. Как бы логичны с точки зрения бизнеса ни были позиции клуба, человеческое по большому счету всегда выше делового. Оно, человеческое, — в том, что Аршавин с 2000 года играл в основном составе «Зенита» и выиграл с ним даже больше того, что возможно. До него питерский клуб более чем за 60 лет по одному разу брал золото и бронзу чемпионата Союза и также по разу — Кубки СССР и России. С Аршавиным за 9 лет были завоеваны все комплекты медалей, Суперкубок России и, наконец, выиграны Кубок УЕФА и Суперкубок Европы.

Чего еще нужно добиться, чтобы заслужить право на собственный выбор?

Когда «Зенит» ответил отказом «Барселоне» — любимому с детства клубу Аршавина, — в его душе были задеты струны, которые вообще не имеют отношения к бизнесу. Удар оказался нанесен по чему-то святому. После этого уже было понятно, что в «Зените» он не останется. Тем более что со стороны клуба прозвучали измышления о том, что предложение «Барсы» не устроило и самого игрока.

Семь миллионов евро в год — так оценивал «Газпром» лояльность Аршавина на несколько следующих лет. Но разве могла даже такая щедрость быть стимулом для человека, который отдал победный чудо-пас в финале Кубка УЕФА, а потом поставил на колени Голландию в четвертьфинале Euro? Почему человек, способный играть на высшем мировом уровне, должен ломать себя и заниматься самовнушением, что чемпионат России — не хуже английской премьер-лиги, и быть первым парнем на деревне — большая честь? С какой стати он должен жертвовать собой и своими амбициями?

Со 2 февраля у Аршавина появился новый могучий стимул к совершенствованию. А не свершись сделка — и вне зависимости от того, осуществил ли бы игрок озвученную угрозу забастовки, проиграли бы все. И сам футболист, и «Зенит», и сборная России, и мы, ее болельщики. К счастью, обошлось — за что спасибо всем сторонам, у которых в шаге от пропасти возобладал здравый смысл.

На следующий день я написал:

«Поздравляю вас с праздником. С праздником спасения национального футбольного достояния, какие рождаются — по крайней мере в России — не каждый год и даже десять лет».

Аршавин стал самым дорогим приобретением в истории «Арсенала». До его 16,5 миллиона фунтов стерлингов наибольшей суммой были 13 миллионов за француза Вильторда, уплаченные «Бордо». «Зенит» выжал максимум возможного — особенно с учетом того, что одним из главных принципов политики «канониров» является скромность трансферных трат. Клуб Венгера предпочитает дешево покупать юных одаренных игроков и делать из них звезд уже в самой команде. Потратив кучу денег на Аршавина, «Арсенал» поступил не по-арсенальски. Но теперь вряд ли об этом жалеет.

Казалось бы, раз результат хорош, то зачем вспоминать о трудностях процесса? Скажем, Черкасов говорит:

— Здесь как раз «Газпром» — молодцы! Как менеджеры они победили. Додавили «Арсенал» до цифр, которые изначально казались нереальными, свое получили, а футболиста отпустили. Показав тем самым, что все плевки в их сторону были не более чем некомпетентным бубнежом. А то, что дотянули до последних секунд, и все было на грани срыва… Так ведь не сорвалось же! Здесь железно действует принцип: «Победителей не судят».

Логично рассуждает бывший гендиректор «Зенита»? Логично. Только исходит сугубо из бизнеса. Забывая при этом о человеческих издержках, которые в данном случае, убежден, вовсе не были неминуемыми. Журналисты и болельщики — не бизнесмены, нас больше интересуют не цифры, а люди. Поэтому и нельзя было оставить тяжелые и болезненные трансферные коллизии Аршавина за кадром.

Хотя не исключаю, что разочарования, которые подстерегали его последний год, лишь закалили Андрея — как это всегда происходит с сильными людьми. «Все, что не убивает, делает нас сильнее», — это изречение словно про него придумано.

Как следует подготовившись в феврале, Аршавин в марте выдавал спектакль за спектаклем и по результатам опроса на официальном сайте «Арсенала» был подавляющим большинством голосов признан лучшим игроком месяца в команде. А в матче с «Блэкберном», помимо красивейшего гола, он сделал вещь, которая вмиг покорила всю Англию. В начале матча мяч оказался в воротах соперника — от ноги то ли Андрея, то ли защитника гостей. И при том, что этот гол стал бы для Аршавина в Англии первым, он в ту же секунду жестом честно открестился от его авторства! Пианист Денис Мацуев потом восхищался:

— Что-то подобное было разве что на чемпионате мира 1962 года, когда капитан сборной Советского Союза Игорь Нетто в матче СССР — Уругвай признался судье, что мяч влетел в ворота через дырку в боковой сетке. Это вполне сравнимые эпизоды, которые говорят о джентльменстве и большой культуре. Как в жизни, так и на поле.

2 мая Андрей вновь потряс Англию своей честностью — на сей раз в выездном матче с «Портсмутом». Заработав пенальти, Аршавин вдруг принялся показывать судье, что защитник сыграл против него в рамках правил! Такого мировой футбол не знал уже давно. Рефери своего решения не изменил — но кадры с жестикуляцией россиянина английские режиссеры показывали во время трансляции еще раз десять.

А 21 апреля Аршавин поставил не только Англию, но и весь мир на уши четырьмя голами «Ливерпулю» в его собственном логове, на «Энфилд Роуд». На стадионе, где последнее такое достижение покорялось игроку приезжей команды в 1946 году.

Когда Андрей забивал первые три мяча, я, по крайней мере, верил своим глазам. Но когда он на последней минуте совершил 70-метровый рывок, получил пас от Уолкотта и забил четвертый — верить отказался. Так не бывает!

На следующий вечер в юмористической телепрограмме, где все главные события воплощаются в песнях, Михаил Шац пропел на мотив «Хава Нагилы»: «Шава забил им, Шава!..» Все четыре мяча Аршавина весь день крутили в новостных программах федеральных каналов. В этот момент страна окончательно помешалась на Андрее Сергеевиче.

То же сумасшествие накрыло с головой и меня.

При первых двух его голах «Ливерпулю» я с невероятным трудом сдерживал крики, чтобы не разбудить жену и соседей. После третьего — негромко крякнул. А после четвертого — заорал во весь голос и грохнулся на колени. Наплевать! На все и на всех! Ведь на моих глазах происходит чудо!

Глядя на него, гордость распирала всех российских болельщиков, не говоря уже о зенитовских. Четыре гола в одном матче за суперклуб наши футболисты не забивали никогда. Тем более — другому суперклубу.

За эти 90 минут Аршавин сделал для рекламы России много больше, чем все политики и бизнесмены, вместе взятые. Ведь английскую премьер-лигу смотрят 203 страны. Недельная аудитория — 75 миллионов человек, сезонная — 2,7 миллиарда. И если кому-то невдомек, почему Аршавин так рвался туда, повторите про себя эти цифры, взгляните на телекартинку, послушайте пение публики. И все поймете.

Еще до первого матча Аршавина за «Арсенал» на страницах Guardian Арсен Венгер в ответ на вопрос о 170-сантиметровом росте россиянина изумился: «Интересно, почему люди, рассуждая о футболе, всегда беспокоятся по поводу роста игрока, в то время как у двух самых великих футболистов — Пеле и Марадона — он был соответственно 167 и 168 сантиметров?!»

Заголовок той публикации говорил сам за себя: «Почему Аршавин может стать арсенальским Марадоной».

Шейнин:

— Сам я не видел легенду довоенного футбола Петра Дементьева, но о нем говорили: мяч стоит на месте, Дементьев бежит, за ним — три соперника. Пека туда-обратно трижды сбегает, ни разу не коснется мяча — и все за ним точно так же пробегутся. Так и Аршавин, который умеет заставить людей поверить в свои финты. Этому не научишь. С этим надо родиться.

Родился, вырос в звезду в России, а теперь покоряет Англию.

И вот уже при подаче им угловых встает и аплодирует весь ближайший сектор «Эмирейтс». И Хиддинк говорит мне, что Андрей способен завоевать «Золотой мяч» — приз лучшему футболисту года в Европе. И на форумах лондонских болельщиков идут ожесточенные споры, кто лучше — Аршавин или аргентинец из «Барселоны» Лионель Месси. Несколько месяцев назад даже представить подобные дискуссии было невозможно. Когда потребовалось, Андрей сумел взлететь на новую ступень в своем развитии.

Спрашиваю его:

— Хотелось бы вам когда-нибудь вернуться в «Зенит» и завершить в нем карьеру?

Аршавин отвечает:

— Наверное, да. Ведь это моя родная команда. Была бы красивая история — уйти из «Зенита», поиграть в Европе и вернуться заканчивать домой.

Дай бог, чтобы это произошло как можно позже. Но — произошло. И чтобы потом Аршавин оказался востребован родным клубом в новой, и столь же серьезной, роли.

Потому что мы помним его ответ на вопрос шведского журналиста.

«Я не люблю быть третьим, я люблю быть первым».
* * *

Первым с некоторых пор любит быть и «Зенит». Не сказать, что в конце сезона-2008 у него это где-то получилось. В чемпионате России — пятое место, в групповом турнире Лиги чемпионов — третье. Неудача в 1/16 финала Кубка России в матче с соперником из первого дивизиона — новосибирской «Сибирью». Уже весной 2009-го — вылет из 1/8 финала Кубка УЕФА от невыдающегося итальянского «Удинезе».

Не было в конце минувшего сезона и ощущения единства команды и клуба. Что и неудивительно: Дюков руководит «Зенитом» на расстоянии, из Москвы, и забот у него, помимо футбола, по горло — хоть и сказал он мне, что «Зенит» для него такое же главное дело, как и «Газпромнефть». Но по своим функциям он — не столько президент, сколько председатель совета директоров. Что и сам признает.

А каждодневные проблемы ложатся на молодого Митрофанова, уровень полномочий и компетентность которого, скажем так, небесспорны. Да и отношение к людям вызывает вопросы, что ясно хотя бы из его «разоблачительных» интервью об Аршавине. Понятно, бизнес бизнесом. Но фразы, что его трансфер — это «не социальный проект "Помоги Андрею Аршавину осуществить свою мечту"», весьма показательны.

По словам Шейнина, главный тренер молодежной команды «Зенита» Давыдов и главный тренер фарм-клуба питерцев «Смена-Зенит» (эта команда с 2009 года выступает во втором дивизионе) Казаченок вынуждены по нескольку часов просиживать в приемной, чтобы попасть на прием к Митрофанову. Когда подобное происходило у Мутко, это тоже было неприятно, но, по крайней мере, у экс-президента клуба был статус. А у кого теперь легенды «Зенита» 80-х добиваются аудиенции?..

У футболистов месяцами копятся мелкие проблемы, которые раньше решались за день. Теперь оперативно разбираться с ними некому. И игроков это, говорят, сильно раздражает. Как и отвратительное по весне поле «Петровского», отнявшее у техничного «Зенита» уже немало голов и очков. В конце апреля наконец-то было принято решение о передаче стадиона в доверительное управление клуба — но в нем же было указано, что все расходы по замене газона лягут на бюджет… самой арены. А это значит, что «Зенит», несмотря на свои газпромовские возможности, вновь не будет отвечать деньгами за качество поля — и через какое-то время все вернется на круги своя.

То, что команда и клуб находятся на разных полюсах, показал и скандал в сентябре 2008-го, когда изображения футболистов были использованы в рекламной акции «Зенита» — «Команда супергероев». Образ героя комикса, развешанный по всему Питеру, возмутил даже спокойнейшего Тимощука, который заявил: «Считаю свое изображение с кучей мышц и в трико оскорбительным. При таком исполнении с таким же успехом подобную акцию можно было бы рассматривать как наказание для… худшего игрока». Вполне уместен вопрос, не усилило ли это желание капитана перебраться в «Баварию».

Возникли давно забытые проблемы и с посещаемостью на 22-тысячном «Петровском». На обоих домашних матчах Кубка УЕФА нового сезона, со «Штутгартом» и «Удинезе», обнаружились заметные проплешины на прекрасных местах — в объединенных 1-ми 17-м секторах. Знакомые бизнесмены-болельщики «Зенита» объяснили причину. Оказывается, на сезон-2009 в стоимость и без того подорожавших втрое, с 15 до 46 тысяч рублей (и это — в кризис!), сезонных абонементов не вошли матчи еврокубков. Их требуется выкупать отдельно — причем без какой-либо гарантии того, что займешь свое место. Сделано это, по их словам, было для того, чтобы в случае чего обеспечить билетами важных деятелей газовой сферы с периферии. Приехали они на футбол — обладателям абонементов предоставят билеты на плохие места за ворота, нет — можно выкупить билет на обычное комфортное место. Кого это устроит?

Словом, мало того что за счет простых болельщиков фактически была расширена VIP-зона (или взвинчивание цены втрое говорит о чем-то другом?), так и состоятельных болельщиков такой подход не устроил. И они купили абонементы на другие секторы, где могут не сомневаться, на какие места попадут.

И команду на годы из «трофейного» зенитовского состава сохранить, похоже, не удалось.

Помимо Аршавина, желание уехать на Запад изъявил еще и Тимощук, который вот-вот перейдет в «Баварию». В аренду в английский «Болтон» отправили французского защитника Пюигренье, купленного прошлым летом за 6 миллионов евро, но не пришедшегося ко двору. Малафеев и Погребняк вели с руководством «Зенита» полемику в прессе (!) о своих новых контрактах. Голкипер, выступающий за «Зенит» уже второй десяток лет, в конце концов, подписал новое пятилетнее соглашение. Форвард же, чей контракт истекает в декабре, — тоже на грани отъезда.

В интервью «СЭ», опубликованном 4 апреля, Погребняк сказал:

— Разговоры на эту тему (нового контракта) начались еще при Фурсенко. Затем его сменил Дюков — и все стихло. Сейчас переговоры по поводу нового контракта движутся. Но очень тяжело. Если честно, так и не понял: хочет ли «Зенит», чтобы я остался? Особенно после странной фразы Митрофанова: мол, будем убеждать Погребняка перейти в «Блэкберн».

За пару дней до закрытия в Европе трансферного «окна» прочитал его слова в газете. Посмеялся. Я мечтаю играть в Англии, но «Блэкберн», который одной ногой стоит на вылет, мне не интересен.

Что было в конце прошлого года? Не скажу, что коллектив раздробился. Просто каждый решал свои задачи. Некоторым было не до футбола. Сам на этом обжегся. Бесконечные слухи мешали сосредоточиться на игре. То ли предложат новый контракт, то ли продадут. Мозги закипали. Мне кажется, это и не позволило «Зениту» выйти из группы в Лиге чемпионов. Но сейчас обстановка наладилась. Все, как раньше.

Как раньше — да не совсем. Чего стоят одни разговоры, что зарплата новичков чуть ли не вдвое превосходит оклады старожилов, и это якобы вызывает брожение. Может, конечно, это и наветы. Но раньше такое и в голову никому не приходило.

Есть проблемы и в игре. Нет Аршавина — единственного, кто мог, по выражению Адвоката, сделать гол из ничего. А играть без него каждый раз, зная, что палочки-выручалочки больше нет, — куда сложнее, чем собраться и командными усилиями компенсировать его отсутствие в одном полуфинале с «Баварией».

Несколько изменился и Адвокат. Нет, он работает с той же энергией, что и раньше. И с той же уверенностью.

Но руководство клуба, отдав абсолютно все ему на откуп, позволило тренеру измениться. Если прежде Фурсенко и Сарсания в регулярных дружеских беседах ненавязчиво корректировали курс голландца, не давали ему почувствовать себя Зевсом-громовержцем, единолично творящим историю, то теперь все, похоже, именно так. Генеральский мундир, подаренный Адвокату болельщиками после победы в Кубке УЕФА, — он ведь критическому самосознанию не очень способствует. И невольно вспоминается история с «Рейнджерс», где в первые два года Адвокат тоже выигрывал сплошь и рядом, после чего прибрал к рукам все клубные рычаги — и началось падение.

А Фурсенко с Сарсания — уже не в клубе. А Дюков — в Москве. А кто такой для Адвоката — Митрофанов, которому нет и тридцати? Да и нормально ли, что оперативное управление клубом, претендующим на ведущие роли в Европе, осуществляет человек такого возраста? Может, конечно, он гений менеджмента. Но аналогов этому в солидных клубах, да и вообще компаниях, не знаю.

И вот уже в проигранном по делу матче в Ростове на предпоследней минуте выходит на замену здоровый Тимощук — которого, видимо, тренер уже посчитал отрезанным ломтем. Да, наигрывать вариант на будущее, с Денисовым на месте Тимощука, надо. Но для этого существуют тренировки. А на игры должны выходить сильнейшие. Один из лучших опорников мира остается на скамейке — и «Зенит» проигрывает. Как такое может быть?

И вот, потеряв Аршавина, Адвокат по доброй воле перед началом сезона широким жестом расстается с Домингесом. Тот оказывается у прямого конкурента, «Рубина», и в начале мая становится лучшим бомбардиром чемпионата. Да, аргентинец в очередной раз нарушил дисциплину, приехал с большим опозданием на предсезонный сбор. Он должен быть сурово наказан. Вопрос — как. Себя-то зачем при этом наказывать? Зачем поступать согласно одесской поговорке: «Назло кондуктору взял билет и пошел пешком»? И не означает ли это, что и вы, тренер, не смогли подобрать ключик к характеру легионера, сделать его в «Зените» счастливым? И найти ему такое место на поле, где бы он мог себя реализовать?

Потеряв одного фантазера, Аршавина, а значит, утратив в импровизации и непредсказуемости, Адвокат не пожелал работать с другим. И «Зениту» этих качеств на поле теперь явно не хватает. А из Домингеса, получившего в «Рубине» вожделенную свободу, фантазия бьет ключом. И кому в Питере от этого лучше?

В довершение ко всему Данни в мае получил тяжелую травму колена и выбыл до конца сезона. Футболистов, способных в любую секунду обыграть соперника «один в один», после этого у «Зенита» не осталось. Впрочем, и будучи здоровым, Дани уверенно шел по пути Домингеса… Думается, потому, что по схеме загнан во фланговый желоб. Тогда как португальцу, как и аргентинцу, нужна свобода, какая у Данни была в «Динамо», а к Домингесу вернулась в «Рубине». Это Аршавин — игрок настолько умный, что в любой модели может чувствовать себя как рыба в воде. Но не нужно ждать такой гибкости от каждого! Не лучше ли проявлять гибкость самому, видоизменяя схему в зависимости от имеющихся игроков?

Футбол «Зенита» по-прежнему привлекателен. Поставлен он Адвокатом и никем другим. И титулов у голландца уже никто не отнимет. И на другой российской команде, будь она на месте «Зенита», потеря Аршавина наверняка сказалась бы намного сильнее. И тренер по-прежнему неравнодушен. В конце концов, нет ничего хуже потухших глаз, а в этом Адвокате не упрекнешь.

Все это так. Команда — по-прежнему в группе лидеров. Но такого, чтобы «Зенит» с ЦСКА на голову превосходили остальных, о чем повсеместно говорилось до начала сезона, нет и близко.

И ворота зенитовцев символичным образом поражает воспитанник питерского футбола, а ныне игрок «Ростова» Акимов. Он начинал у Морозова, а потом не получил шанса в родном городе и всю карьеру проскитался по городам и весям. Это совершенно не означает, что Акимов должен играть в нынешнем «Зените». Это означает, что плевать в собственный колодец и покупать воду из другого, как делается в Санкт-Петербурге уже много лет, — неправильно. И чревато.

…В конце апреля Тимощук полетел в Стамбул, чтобы поучаствовать в церемонии передачи Кубка УЕФА городу-хозяину нового финала.

В том, что «Зенит» способен повторить свой успех 2007-го и завоевать золото России, сомнений нет (хотя и уверенности — тоже). Но вернутся ли когда-нибудь в Питер евротрофеи? Или 2008-й так и останется оазисом посреди пустыни, о котором болельщики будут вспоминать многие десятилетия?

Пока даже для первых выводов прошло слишком мало времени. Очевидно, что победы не пресытили «Газпром». Он не превратился в мачо, который покорил девушку и тут же потерял к ней интерес. Ему хочется раз за разом доказывать свое могущество, и поэтому даже в кризис «Зенит» не обеднел. И не жалеет денег на Данни и Семшовых. Эффективность новых управляющих — вопрос другой. Но важно, что «Газпром» по-прежнему хочет. «Поматросил и бросил» — надеюсь, это совсем иная история.

Хотя новость, поступившая перед самым выходом этой книги в печать, встревожит многих: с начала 2010 года Адвокат почти наверняка покинет «Зенит» и возглавит сборную Бельгии. Когда уходит победитель, неизбежен вопрос: что дальше? Кого соблазнит «Газпром» после сезона-2009 и насколько этот тренер и клуб подойдут друг другу?

Однако хотелось бы, чтобы «Зенит» дожил до тех времен, когда он не будет так зависеть от тугого газового кошелька. Когда у него наконец-то появится новый 60-тысячник, где на одних только билетах клуб сможет здорово зарабатывать. Когда будет восстановлен механизм, который, как в 84-м или 2001-м, станет выдавать на-гора питерских мальчишек, готовых к подвигам в родном клубе. Новых Желудковых и Дмитриевых, Радимовых и Пановых, Малафеевых и Кержаковых, Аршавиных и Денисовых. Сейчас такого механизма нет.

Кубок УЕФА взят. Победная песня — спета. Необязательно менять слова в гимне. Нужно просто жить дальше и ставить новые цели. Как делают это «МЮ» и «Барселона», «Челси» и «Арсенал». Как делают все большие клубы, список которых «Зенит» так хочет пополнить. И устами своего президента озвучивает цель выиграть Лигу чемпионов к 2016 году.

Но, как бы ни был всесилен «Газпром», «Зенит» будет жив ровно до тех пор, пока его болельщики будут столь же одержимыми, преданными и бескорыстными. Такими, как сразу два персонажа в рассказе Погребняка моему коллеге по «СЭ» Александру Кружкову:

— Если в Питере таксист узнал игрока «Зенита», чаще всего повезет бесплатно. Я однажды в такси трусами расплачивался. После игры с «Реалом» ловил машину — и вдруг обнаружил, что в кармане ни копейки. Когда до дома довезли, спрашиваю: «Сколько?» Но чувствовал, что денег не попросят.

«Ничего не надо», — отвечает водитель. Говорю: «Так не годится. Майки "Зенита" у меня нет — с кем-то из "Реала" поменялся. А трусы остались. Хотите?» — «Не откажусь».

В Монако после победы над «МЮ» я возвращался с банкета и потерял телефон. Точнее, уронил его в дырку около бассейна. Вытащить не смог. Думаю, ну и черт с ним. Новый куплю. А какой-то питерский болельщик заметил мои мучения. Я с командой рано улетал, а парень еще оставался в Монако. Утром пришел к бассейну, позвал персонал и вытащил мобильник. Не дешевый, между прочим, Vertu. Потом в Петербурге разыскал меня и вернул.

А порой болельщики «Зенита» оказываются и весьма находчивыми.

Один мой знакомый, к примеру, вместо матча с «Удинезе» должен был идти на выступление примы балета Ульяны Лопаткиной. На этом, по крайней мере, настаивала его жена. Два билета были уже куплены, и поход в Мариинку казался неминуемым.

Но почитатель «Зенита» нашел выход. Он уговорил сына (правда, за выставленную тем таксу в 200 евро) пойти с мамой на балет. Сам же отправился на «Петровский». С облегчением и надеждой.

Дай бог питерцам всегда идти на стадион с надеждой и в предвкушении спектакля. И никогда больше — с тоской и безысходностью, какие были в конце 80-х — начале 90-х.

Но о тех временах поклонникам «Зенита» забывать нельзя. Без памяти о прошлом нет будущего. Без бедного «Зенита» не было бы «Зенита» богатого.

Мы же помним слова Розенбаума:
«Зенит» — это взлет после паденья.
«Зенит» — ты у Питера один!

Он написал эти строки четверть века назад. После покорения Союза последовало сокрушительное падение. Избежит ли «Зенит» его после покорения Европы?

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср июн 08, 2011 10:49

Послесловие.
Слепые дети в зенитовских шарфах



Четыре последних сезона одно из зрительских мест на [Петровском» занимал уникальный болельщик. 34-летний юрист Виталий Васильев, заслуженный адвокат России, страстно переживает за любимую команду — но, даже находясь на стадионе, не имеет счастья видеть ее голы.

Он — полностью незрячий. Что не мешало ему по сезонным абонементам в любую погоду посещать почти все матчи Зенита» — от «Баварии» до «Кубани», от «Вильярреала» до «Амкара». И испытывать не меньшее счастье, чем те, кто мог рассмотреть каждый питерский гол в деталях.

— Бывал на «Петровском» и под снегом, и под дождем, — говорит Васильев. — Пару лет назад в августе играли с «Кубанью» — и зарядил такой ливень, что, когда пришел домой, мои джинсы, наверное, весили килограммов пятьдесят. Но жена не роптала. К моему увлечению она относится с пониманием.

Первые восемь лет Виталий прожил в маленьком поселке Псковской области. Зрение у него тогда было стопроцентным.

— Я был нормальным сельским мальчиком, и, как все дети, гонял мяч. К тому же у меня брат на год старше, и я еще до школы играл в футбол с его одноклассниками, заполняя этим занятием все свободное время. И после потери зрения это ощущение игры во мне сохранилось. Среди незрячих есть такая игра — голбол. Мяч в ней, во-первых, звенит, а во-вторых, катится исключительно по полу. Так я загубил бесчисленное количество мячей для голбола, нанося ими удары верхом, по-футбольному.

К восьми годам он остался круглым сиротой. Когда ему было три года, не стало отца, а четырьмя годами позже маму, рожавшую уже в новом браке, в роддоме сразил менингит — и, пролежав три месяца в коме, она умерла. Виталик остался жить с бабушкой, и спустя несколько месяцев его настигла новая страшная беда. У мальчика появилась опухоль мозга, и последней надеждой, что он сможет выжить, была операция в Санкт-Петербурге. За три дня до операции он полностью потерял зрение. Жизнь спасти удалось. Способность видеть — нет.

Виталия устроили в питерскую школу-интернат № 1 для слепых и слабовидящих детей. Там он проявил фантастические в его обстоятельствах способности, сумев подготовиться и поступить на юрфак Санкт-Петербургского университета. А уже в студенческие годы тогдашний мэр Анатолий Собчак, сам по профессии юрист, узнал о молодом человеке и выделил ему из городского резерва однокомнатную квартиру, в которой Васильев живет и поныне. Вместе с Любовью Ногиной — учительницей той самой школы-интерната для слепых. Расставшись с первым мужем, профессором математики, она стала его женой. И помогает ему со звуковой расшифровкой текстов многотомных гражданских дел, которые он ведет.

И выигрывает. Один старик, которого сынок отправил в психушку, а квартиру его продал, при помощи Виталия доказал, что здоров, и вернул часть денег. После чего настолько расчувствовался, что попросил Васильева посмотреть с ним новую квартиру. Старик забыл, что его спаситель — не видит…

Ногина по-прежнему преподает в школе-интернате, а Васильев, работающий в юридической консультации на словно названном в честь него Васильевском острове, регулярно навещает улицу Шаумяна, 44, где когда-то ему дали шанс в жизни. Для детей он — бог, на его примере учителя вселяют в ребят веру в будущее. А сам Виталий Анатольевич берет их с собой на футбол.

— Да там половина школы в зенитовских шарфах ходит — рассказал мне юрист. — Дети обожают «Зенит», и поход на футбол для них — сказка, о которой ребята вспоминают потом многие годы. Когда отправляюсь на футбол, чаще всего стараюсь брать на матчи сирот — таких же, как я сам.

На стыке 80-х и 90-х он первый раз очутился на стадионе имени Кирова — в матче первой лиги чемпионата СССР «Зенит» принимал «Буковину» из Черновиц. Купили два билета с другом, который, по выражению Виталия, «видит плохо, но прилично». Но сказать, что с того дня «Зенит» и занял место в его сердце, было бы преувеличением: команда в ту пору находилась в плачевном состоянии.

А вот второе знакомство с «Зенитом», в конце 90-х, оказалось уже намного более счастливым. В Питере была создана благотворительная организация «Золотой пеликан», куда и пошел работать юристом Васильев. И так вышло, что ее президентом с момента основания стал Виталий Мутко.

— Общались с Виталием Леонтьевичем? — спросил я Васильева.

— Сказать так было бы преувеличением. Да, слышал, рядом стоял. Но прямого общения не было. Кто он и кто я?

— А с последующими президентами, тренерами или игроками контактировали?

— Нет. Хотя это было бы для меня очень большой радостью. А уж для детей из интерната — даже представить невозможно.

Именно благодаря Мутко молодой адвокат получил немалую в ту пору редкость — мяч с автографами зенитовцев. Мяч этот позже проследовал за океан — к страстному поклоннику «Зенита» стоматологу Михаилу Шулысину, уже много лет проживающему в Бостоне. От его матери Натальи Шулькиной, председателя попечительского совета школы-интерната для слепых, я впервые и услышал о Васильеве.

Со времен Мутко адвокат и прикипел к команде — теперь уже навсегда. «Золотой пеликан», делая перед сезоном заявки, стал получать от «Зенита» определенное количество билетов на матчи, а впоследствии — и абонементов.

— На лондонском «Эмирэйтс» специально для слепых болельщиков нанимается радиокомментатор. А что делается для них на «Петровском»? — спрашиваю Васильева.

— Слышал, что и в Мюнхене на «Алльянц-Арене» для незрячих созданы все условия. На «Петровском» ничего подобного нет. Может, дорого стоит, а может, просто никому нет до этого дела. Поэтому с нетерпением жду, когда построят новый современный стадион. А пока выхожу из положения своими силами.

Во время матча в одном ухе у меня наушник с репортажем по той или иной питерской радиостанции. А по соседству на 7-м секторе долгое время сидел народный артист России Иван Иванович Краско, который чаще всего меня и сопровождает, — без чьей-то помощи я на стадион попасть не могу. Он красочно описывал мне все перипетии матча, а я благодаря хорошему зрительному представлению о футболе легко дорисовываю себе картины происходящего. Правда, потом Сергей Фурсенко с подачи Мутко дал Ивану Ивановичу абонемент в VIP-ложу, но на «Петровский» мы продолжили добираться вместе. И встречаться сразу после игры.

Как у каждого уважающего себя болельщика, есть у Васильева и приметы, которые он свято чтит. Одна из них — не пить алкоголя до финального свистка.

— В прошлом году играли дома с «Рубином» и уступили — 1:3. А все потому, что я по дороге на «Петровский» позволил себе выпить алкогольного пива. Кроме того случая, при мне «Зенит» ни разу не проигрывал! Даже с «Амкаром» играли безобразно, должны были пару «банок» получить, но закончилось ничьей — 0:0. Примета сработала! А после «Рубина» я обвинил в поражении лично себя, и с тех пор — ни-ни. В особо важных случаях даже перед телеэкраном не позволяю себе пива. Как во время домашней игры со «Штутгартом». Две баночки стояли — но только после окончания матча.

Сидеть на «Петровском» Васильев предпочитает со второго по четвертый ряды. Почему не на первом? Да, звуки с поля там слышны, может, и получше. А вот реакция трибун, эмоции людей в этом случае уходят в воздух и улавливаются куда слабее. Тогда как на нескольких последующих рядах ощущаешь и то, и другое. И сочный звук удара по мячу, и юмор болельщиков, который тоже дополняет для незрячего человека картину игры. По словам адвоката, невозможно даже сравнивать восприятие им футбола на стадионе и по телевизору: в первом случае гамма чувств намного шире.

Тем не менее за встречей со «Штутгартом», открывавшей для «Зенита» сезон-2009, Виталий следил дома. И вот почему.

— Дело не только в холоде — в конце концов, год назад на «Марсель» он мне сходить не помешал. В предыдущие годы «Зенит» бесплатно предоставлял нашей благотворительной организации абонементы, по специальной терминологии называя их «нулевыми». А в этом году — не дал. Сослался на кризис. Мне больше всего детей из интерната жалко, которые теперь на матчи не попадут. У нас ведь благодаря заступничеству Краско был еще и пропуск на машину прямо на стоянку «Петровского». А нет пропуска — значит, нужно идти через общий вход, где не всегда адекватно ведет себя милиция. И по отношению к слепым людям в том числе. А один из наших сотрудников с трудом ходит, и ему преодолевать такое расстояние — невозможно.

Такая вот история, которая, как нередко это бывает в России, приняла грустный оборот. И так ясно, что инвалиды у нас в стране — изгои общества, где для них по сравнению с цивилизованными странами не делается почти ничего. Но когда под предлогом кризиса (о, сколько всего сейчас делается под этим предлогом!) богатейшие клубы, способные покупать игроков за 30 миллионов евро, начинают экономить на самых слабых…

Васильев не забыл о том, что пережил в детстве — и находит время регулярно проводить бесплатные юридические консультации в рамках программы поддержки малоимущих. И в том же «Зените» — да и в других российских клубах — такими болельщиками должны гордиться, приглашать на самые престижные клубные мероприятия и создавать наилучшие условия. Где-нибудь в Лондоне или Милане это, без сомнений, было бы именно так. У нас же незрячий человек, регулярно ходивший на матчи, ни разу не имел возможности пообщаться с игроками и тренерами. А в довершение ко всему его еще и лишили возможности посещать стадион.

«Надеюсь все же, что адвокат еще сходит на Адвоката. Вместе с детьми из интерната», — написал я в «Спорт-Экспрессе», рассказав о Васильеве. — Игрокам" Зенита" теперь, когда они узнали о существовании такого человека, не грех было бы сыграть и лично для него, Виталия Васильева. А когда выпадет свободная минута — съездить в интернат, где десятки детишек ходят в сине-бело-голубых шарфах, будучи не в силах рассмотреть их расцветку».

Реакция «Зенита» последовала мгновенно. К счастью, не гневная, а позитивная. Руководитель департамента социальных проектов Алексей Блинов разъяснил, что в этом году была пересмотрена система работы с инвалидами, которые теперь смогут посещать футбол не по абонементам, а по разовым билетам, и выразил сожаление, что эта информация была доведена не до всех. При этом Васильеву два абонемента — для него и сопровождающего — «Зенит» решил вручить, а также привезти Кубок УЕФА и Суперкубок Европы в школу-интернат № 1.

Когда коммерческий директор клуба Сергей Белков вручал именной абонемент юристу, тот, расчувствовавшись, сказал: «В жизни каждого человека бывают дни, когда с ним происходят какие-то чудеса, какая-то сказка. Сегодня такой день — у меня».
* * *

Десятки слепых и слабовидящих детей по очереди ощупывали Кубок УЕФА и Суперкубок Европы. Они делали это медленно и внимательно, ценя каждое мгновение этих прикосновений. Было понятно, что любой крохотный бугорок или впадинка на этих трофеях означают для них что-то неизмеримо большее, чем для нас, зрячих…

Я не мог оторвать глаз от этой картины. Такие вещи нужно видеть собственными глазами. Именно после них начинаешь по-настоящему понимать, что же все-таки это такое — футбол, и какой силой воздействия он обладает.

Когда Алексей Блинов объявил, что назначен футболист, который будет курировать школу, — Радек Ширл, — рев по актовому залу школы раздался такой, что казалось: вот-вот рухнет здание. И на контрасте вспомнились слова, которые милиционер адресовал одному слепому болельщику, проходившему через кордоны на «Петровском»: «Вы, конечно, проходите. Только зачем вам туда идти?»

Может, он прочитает и поймет — зачем.

Не сомневаюсь, что все это проняло бы до глубины души и футболистов «Зенита». Но клуб представляли только Блинов, Белков и чемпион СССР 1984 года Владимир Долгополов, отвечающий за работу с ветеранами.

Почему не было игроков? Темная история. И неприятная. Когда я спросил об этом Блинова, он ответил, что Адвокату сообщили о встрече и попросили кого-нибудь на нее отпустить. Но тому после 0:2 в гостях от «Удинезе» было не до того. Он вроде как посчитал, что напряженная тренировка накануне ответного матча — полезнее.

Я написал об этом в газете. Адвокату перевели. Он возмутился и сообщил, что эта информация неверна. По словам голландца, о поездке к слепым детям он не имел ни малейшего представления. И, узнай он о ней, ничего против не имел бы.

Кому верить — не знаю. Да и знать, честно говоря, не желаю. Факт налицо: футболистов «Зенита» в школе-интернате для слепых и слабовидящих не было, и на пользу ни команде, ни ее болельщикам это не пошло. Доводилось слышать мнения, что клуб вообще повез кубки в интернат и вручил абонемент Васильеву только потому, что об этом написали в газете. И чтобы окончательно не терять лица, решил показать, какой он щедрый и благородный.

Может, это и не так. Может, все было сделано от души. Но почему тогда не было игроков? Даже тех, кто не имел возможности сыграть в ответном матче с «Удинезе»? Или в клубе просто никто не додумался обратиться с этим вопросом в команду? Или испугались нарваться на грубый ответ: не до вас, мол!

Все ведь идет сначала от головы, и только потом — от «физики» и тактики. Ни на секунду не сомневаюсь, что футболисты «Зенита», увидев эти сотни влюбленных детских лиц, разорвали бы «Удинезе» в клочья. Для них. О чем я и сказал в интернате, когда мне как автору публикации в «СЭ» предоставили слово.

Белков объявил, что клуб выделил для школы-интерната 12 билетов на встречу с «Удинезе» (они позже были разыграны между детьми в лотерее) и будет делать то же самое во всех матчах. С каким восторгом зал, услышав это, закричал «Ура-а-а!»

Как минимум половина школьников пришла на церемонию в шарфах «Зенита» — рассказ Васильева не оказался преувеличением. Десятки раз мальчишки и девчонки начинали скандировать: «"Зенит" — чемпион!», «Вперед, за Питер!», «Мы верим в тебя, "Зенит"»! Когда в актовом зале включили «Город над вольной Невой», весь зал встал, растянул шарфы — и запел с такой любовью и страстью, как не поют даже перед решающими матчами на «Петровском». То, что испытывали зрячие люди, когда видели и слышали это, словами описать нельзя. Нет таких букв в алфавите.

В кабинете литературы при входе висит вымпел «Зенита» На уроке математики, куда мне разрешили заглянуть, несколько ребят писали контрольную работу опять же в сине-бело-голубых шарфах. Когда четыре года назад в школу пришел новый директор Алексей Мухин, он такому «неформатному» атрибуту одежды сильно удивился и поначалу не одобрил. В ответ на выпускном вечере одиннадцатиклассники вручили ему полный комплект зенитовской атрибутики, дав понять, что для них значит любимая команда. И директор, который сам мне об этом рассказал, растаял.

Народный артист России Иван Краско, давний друг интерната, сказал о стоявших на сцене трофеях: «В этих кубках есть микрон и нашей болельщицкой энергии, и нашего азарта».

И тогда я подумал вот о чем.

Меньше чем месяц спустя, в апреле, «Зенит» должен был вернуть завоеванные в прошлом году призы в УЕФА.

Руки слепых детей должны были зарядить их чем-то там, благодаря чему эти трофеи однажды вернутся в Питер.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя