Алексей Матвеев "КРИМИНАЛЬНЫЙ ФУТБОЛ"

Футбольная и околофутбольная литературка.
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб июл 25, 2009 17:26


Повторюсь: в большой спорт часто рвутся люди с темным прошлым и дурно пахнущими деньгами. В таких случаях «разборки» неизбежны, как и летальные исходы.
По сравнению с президентом «Шахтера» Брагиным, блистательному голкиперу столичных «Торпедо», «Спартака» и сборной СССР Анзору Кавазашвили «повезло» больше. Какие-то отморозки «всего лишь» шантажировали близких людей Анзора Амберковича, когда он уехал в служебную командировку. А все потому, что кумир публики вместе со столь же знаменитыми друзьями —Виктором Понедельником, Валентином Ивановым и другими попытался перехватить власть в футболе у старой управленческой команды во главе с «непотопля­емым» на тот момент Вячеславом Колосковым. Они создали на законных правах ВАФ, мечтали о позитивных переменах в популярной игре, но...
Мастера околоспортивных интриг перехватили инициативу, используя отработанные в таких случаях методы борьбы — подковерные приемы, закулисные махинации, шантаж и прочее. Тогда (в 1992 году) для сопровождения в школу 13-летней дочери Анзора Варвары пришлось нанять охрану. И квартиру от проникновения в нее непрошеных гостей тоже стерегли друзья семьи Кавазашвили. Сам голкипер отнюдь не испугался — просто он и его друзья не искушены в интригах. И они проиграли ту битву — футболом в течение еще многих лет продолжал руководить Вячеслав Колосков. Результаты его правления хорошо известны. Едва не расправились в свое время и с президентом ПФЛ Николаем Толстых. В перерыве матча чемпионата страны между «Динамо» и «Локомотивом» в подтрибунное помещение ворвались бандиты, представлявшие интересы одного из клубов, и предложили арбитру быть лояльнее к их любимцам во втором тайме, иначе, как они заявили, «могут быть последствия». Тогда-то и вступился за рефери Николай Толстых, пот­ребовав от непрошеных гостей покинуть арену и не оказывать давления на судей. Николай Александрович увидел перед собой ствол... Потенциальные убийцы, однако, не решились нажать на курок. Толстых на какое-то время пришлось нанять охрану.
Годы правления Толстых на посту президента ПФЛ (тогда еще не существовала такая организация, как РФПЛ) были, может быть, не безупречными, но ему, безусловно, стоит отдать должное. Во-первых, за справедливость — он всегда уравнивал в правах так называемые маленькие и большие клубы, за что ему, конечно, очень благодарны футбольные специалисты многих российских регионов. А во-вторых, за смелость. Николаю Александровичу неоднократно грозили расправой представители «теневых» структур—им очень не нравились строптивость, несговорчивость руководителя лиги.
Так, после матча «Динамо» — «Алания» в 1996 году Толстых открыто возмутился предвзятым, на его взгляд, судейством краснодарца Юрия Чеботарева. Он даже заявил, что с арбитром, возможно, поработали околофутбольные дельцы, иначе чем можно объяснить неправедное, предвзятое, по мнению динамовцев, назначение пенальти в их ворота? После игры, глубокой ночью, Толстых звонили домой люди с характерным южным акцентом и настоятельно советовали «не поднимать шума, не драматизировать ситуацию». Руководитель ПФЛ игнорировал подобные советы.
Бывший начальник ЦСКА, заслуженный мастер спорта по греко-римской борьбе Михаил Мамиашвили предпочитал обходиться без охраны и однажды чуть не поплатился за это жизнью. Погожим майским утром 2000 года его служебный автомобиль буквально изрешетили пулями, гильзы от них Михаил обнаружил в салоне машины. Все это происходило на оживленной трассе, Мамиашвили вынудили даже отстреливаться. По счастью, обошлось без жертв.
Поводом к такой ожесточенной «разборке» мог послужить конфликт между ним и знаменитым в прошлом борцом и чеченским предпринимателем Шахруди Дадахановым, в то время являвшимся пре­зидентом футбольного клуба ЦСКА. Последний арендовал площади под вещевой рынок на территории армейского спорткомплекса, что на Ленинградском проспекте столицы. По словам начальника «большого» ЦСКА Мамиашвили, Дадаханов отказывался платить деньги за аренду. Мамиашвили же настаивал на соблюдении закона, который был на его стороне. Сам Михаил, правда, отрицает «чеченский след» в этой истории.
Кроме функционеров, жгучий интерес криминала вызывают, разумеется, сами футболисты, особенно ведущие игроки. Ведь именно они делают погоду на зеленом газоне.
Мастера футбола давно и прочно на мушке у «брат­вы». Ведь от удачной или, напротив, провальной игры любимцев публики напрямую зависит благосостояние спортивных дельцов. Почти во всех крупных городах существует подпольный тотализатор, где принимаются ставки на результаты матчей первенства. Там крутятся огромные суммы с пятью-шестью нулями. Разумеется, ключевая роль в подобных игрищах отведена лидерам того или иного клуба. Именно они должны «делать результат».
Дальше—дело техники, соревнуются уже представители криминальных группировок, словом, кто кого облапошит. Именно представители организованных преступных группировок (сейчас называющихся организованными преступными сообществами), а не тренеры зачастую дают установки на выигрыш или проигрыш конкретного поединка. Конечно, здесь не всегда угадаешь, — футбол даже с таким «прикрытием» иногда непредсказуем. Нужный результат тщательно куется в кулуарах задолго до выхода команд на поле. И свой ценный товар—ведущих футболистов—мафия зорко стережет, «ведет по жизни», стараясь приумножать барыши всеми правдами и неправдами. Мастера просто вынуждены играть по этим негласным правилам (не помню случая, чтобы ктото публично возмутился). Переходы игроков из клуба в клуб тоже очень строго регламентируются «братками». Их никто не рискует ослушаться, в противном случае можно нажить кучу неприятностей.
В свое время проигнорировал мнение уральских «бойцов невидимого фронта» лучший бомбардир за всю историю российских чемпионатов Олег Веретенников. Он вознамерился перейти из свердловского «Уралмаша» в команду посолиднее — волгоградский «Ротор» без согласования «свыше». «Земляки» не поленились навестить Олега в его волгоградской квартире. Избили так, что форвард восстанавливал здоровье больше полугода. Это была своеобразная цена за «несанкционированный» переход.
Похожая история произошла с бывшим капитаном столичного «Локомотива», ныне игроком подмосков­ного «Сатурна», Дмитрием Лоськовым. Его звал к себе ЦСКА, но «братки», опекавшие клуб «Ростсельмаш», зловеще шепнули Диме: «Уедешь из Ростова, семье твоей несдобровать». Переход в армейский клуб сорвался. Видимо, позже «высокие стороны» договорились, и полузащитник оказался-таки в другом столичном клубе—«Локомотиве». Талантливого голкипера Руслана Нигматуллина мафия никак не хотела отпускать на заре карьеры из «КАМАЗа» (Набережные Челны) в московский «Спартак». Говорят, руководство «красно-белых» заплатило тогда «черным налом» уж очень при­липчивым челнинским ребятам, и они оставили Руслана в покое. Во всяком случае, в столице вратаря, по моей информации, никто не беспокоил.
Закономерно, что криминал и российский спорт вошли в новый век рука об руку. Одно дерзкое убийство или покушение следует за другим, а раскрываемость нулевая. Пожалуй, лишь расстрел средь бела дня пре- зидента федерации хоккея РФ Валентина Сыча потрудились раскрыть, однако заказчики того преступления до сих пор не найдены.
Список жертв можно продолжить. Об убийстве Юрия Тишкова я рассказывал. Цинично уничтожены бандитами боксер Олег Коротаев, кикбоксер Юрий Ступеньков...
Спустя десять лет после зловещих выстрелов, ставших роковыми для бывшего генерального директора «красно-белых» Ларисы Нечаевой, мне удалось встретиться с ее старшим сьгаом Андреем (есть еще младший Максим). Кто, как не самый близкий человек, может внести некоторую ясность в события, которые так или иначе потрясли тогда футбольную общественность.
— Примерно через полтора года после трагедии, в конце 1998 года, мне позвонили с Петровки, — вспоминал мой собеседник. — И предложили... заплатить энную сумму за возможную операцию по поимке исполнителей убийства. Они будто бы оказались в руках людей, проживавших в Чечне, которые могли выдать преступников за определенную мзду. То есть требовался выкуп. У меня и членов моей семьи, разумеется, подобной суммы просто не было... После отказа заплатить «благодетели» с Петровки больше не звонили.
Получается, что представители нашей правоохранительной системы перешли и, видимо, уже давно на «самоокупаемость». Дескать, если могут родные и близкие усопшего (усопшей) проплатить операцию по поиску «обидчиков» своего родственника (родственницы), тогда пожалуйте в наши, ментовские кабинеты. С энной суммой. Если нет, то даже рассчитывать, извините, ни на что не стоит.
— Кто-то, может, осудит меня, что я решил это дело оставить как есть, — продолжает Андрей. — Если сразу не повезло с расследованием, то что поделаешь? А самому бесполезно расследовать... У меня объективно нет таких возможностей. Да и связи в правоохранительных органах отсутствуют. Правда, остается еще слабая надежда. Может быть, кто-то «наверху» даст импульс к расследованию убийства моей мамы? Ведь она внешне очень похожа на супругу нашего президента (ныне премьер-министра. — А. М.). И убеждения были теми же, что у Владимира Владимировича, активно ратующего за развитие физкультуры и спорта в нашей стране. Мама-то в свое время выдвигалась в депутаты Красноярского края, на встречах с избирателями как раз и говорила о спортивных площадках по месту жительства, строительстве крупных арен и т. д. Наивно, но идеология мамы, хочется верить, должна побудить власти найти ее убийц, заказчика преступления.
Лариса Нечаева, по словам старшего сына, почти не посвящала близких в свои дела, чтобы они спали спокойно. В ее по-мужски скупых фразах, однако, проскальзывало, что она ввязалась в очень непростое и малоприятное предприятие.
— Это сквозило в ее рассказах, — признается Андрей. — В частности, ей очень сложно было общаться с тогдашним вице-президентом клуба Григорием Есауленко. Было ли предчувствие беды? Было. Где-то с марта 1996 года обстановка в «Спартаке» особенно накалилась. Я зримо это ощутил, когда сама мама, ее родной брат и мой дядя Геннадий Сорокин, бывший ее личным водителем, заговорили о профессиональных телохранителях: мол, пора их завести, от греха подальше. Но как-то все оттягивалось, мама, я видел, просто не верила в столь кошмарную и близкую развязку...
Лариса Геннадиевна была властной, в меру самолюбивой, целеустремленной женщиной. Советы уйти в сторонку, осмотреться, в какие-то моменты «не высовываться» она не воспринимала. К тому же, по словам близкого ей окружения, бывший генеральный директор вошла в азарт (Нечаева оказалась успешной бизнес-леди) и бросать свое дело, даже пребывая, как мы видим, на грани жизни и смерти, не собиралась.
— С Олегом Ивановичем до последних дней мама поддерживала хорошие отношения, ведь именно он позвал ее на работу в клуб,—вспоминает Андрей.—Но, похоже, Романцев на своем излете ничего уже не решал, за него это делали другие люди... А так, мама была мозговым центром, она прорабатывала все клубные сделки, главный тренер и президент только подписывал подготовленные мамой документы. Романцев в свое время был для меня иконой, лучшим тренером России. И когда я впервые узнал, что мама общается с Олегом Ивановичем, то испытал состояние, близкое к шоку. За какую команду, как не за «Спартак», мне еще болеть, подумалось тогда. Но восхищение постепенно сменилось разочарованием. Благодаря маме я, конечно, приобщился в какой-то степени к внутренней жизни клуба, общался с его людьми, посещал матчи любимой команды как в Москве, так и за рубежом. И атмосферу охарактеризовал бы так: повальное лицемерие. В основном люди держали себя как-то неестественно, совсем уж неискренне. Я стал сторониться многих из них... После того как мамы не стало, Олег Иванович ни разу не позвонил. Благодарен я ему только за одно: спартаковский босс оплатил мою учебу в юридической академии на три года вперед. Это мы с ним обговорили во время похорон мамы: я понимал, время работает против меня, необходимо было именно в тот момент пообщаться с Романцевым.
Любопытно, что Юрий Заварзин, ближайший спод­вижник Григория Есауленко, ставший генеральным директором «Спартака» после кончины Ларисы Нечаевой, звал на работу в клуб старшего сына убитой.
— Я, разумеется, отказался, — говорит Андрей. — Понял, что многие сотрудники клуба каким-то образом повязаны друг с другом, и ради меня они не станут менять стиль работы и общения. Поэтому не стоило туда идти хотя бы из соображений безопасности.
По ощущениям Андрея, его близких, острота потери близкого человека за одиннадцать лет в какой-то мере притупилась. Взращивать в себе искусственно чувство мести старший сын никогда не хотел. Зачем? Он не верит, что можно найти убийц, выпустивших несколько пуль в его мать и дядю, чудом оставшегося в живых. Слишком много времени упущено. И каждый день, по его же выражению, работает против торжества справедливости. — Имя и фамилию заказчика озвучили и следователь, и мой дядя, это не секрет — все указывает на господина Есауленко, — говорит Андрей. — Кстати, Григорий Васильевич раньше, при жизни мамы, все время сторонился общения со мной. Я не придал тогда этому значения. Думал, что люди, подобные Есауленко, владеющие солидными средствами, как правило, замкнуты, даже нелюдимы. Позднее я стал несколько иначе оценивать процессы, происходившие в некогда люби­мой моей команде. Теперь многое представляется зловещим.
Отношения с дядей — Геннадием Сорокиным, родным братом Ларисы Нечаевой, Андрей, конечно, поддерживает. Геннадий Геннадиевич выжил, но остался инвалидом, а через некоторое время вовсе покинул столицу, вернувшись на родину, в Алушту.
— Дядя просто похоронил в себе эту историю. И раньше-то он был закрытым человеком, а сейчас и подавно, — рассказывает Андрей. — Уехал он вовсе не из соображений безопасности. Геннадий Геннадиевич человек без образования, умеет разве что машину водить, он ведь был личным водителем мамы. После ее кончины дядя не видел себя в этом качестве в Москве, — слишком оживленное движение на столичных магистралях, нервы напряжены. Он решил жить в городе с хорошей экологией, спокойно, без особых хлопот. Пусть меньше денег заработает, зато жизнь тиха, без затей и риска. С младшим братом Максимом отношения как раз не сложились. Он всегда был избалованным ребенком, мама, похоже, не научила его уважать старших. Макс разве что проявил заинтересованность в процессе раздела имущества, а получив свою долю наследства, как-то совсем к нам охладел. К слову, ту дачу в Петушках, где произошла трагедия, мы продали. А с младшим братом встречаюсь лишь на кладбище, чтобы маму помянуть... Кстати, на десятилетие кончины никто из клуба «Спартак» не приехал. Посидели мы с братом часа три и уехали, никого больше не дождавшись. Я же говорил, Олег Иванович не то что не приезжает, он даже никогда не звонит.
Почему до сих не нашли убийц Ларисы Нечаевой? Впечатление такое, что им просто дали уйти от справедливого возмездия.
— По-моему, коррупция все поглотила, сказалась вездесущая власть денег,—полагает Андрей.—Уверен: заказчики преступления накопили достаточно денег, чтобы с их помощью плавно погасить предполагаемую волну громких разоблачений. А исполнители, кстати, совсем не исключаю, до сих пор живы. Как юрист по образованию, прагматично и профессионально сужу: пока не увижу, извините, фактических доказательств их кончины, ни о каком их небытии речи быть не может.
Я дозвонился прокурору Петушинского района Владимирской области, где произошла трагедия. Олег Макаров полагает, что преступники скорее всего «навечно» остались на территории одной из южных республик России.
— Они могли погибнуть при обстоятельствах, безотносительных к содеянному одиннадцать лет назад в поселке Таратино. Правда, прокурор признался, что давно не снимал с полки это уголовное дело, только его секретарь откопала-таки запылившуюся от времени папку.
— Оно приостановлено в ноябре того же, 1997 года, — уточнил он.
Собственно, об этом я прекрасно знал, так что ничего принципиально нового специалист не сообщил. Какие же конкретно следственные действия проводились?
— Обычные оперативно-розыскные мероприя­тия, — ответил Олег Владимирович. — Какого характера? Не могу разглашать, это государственная тайна... Объективно, реальной перспективы возобновления дело не имеет. Ибо все, что нужно, уже расследовано. Заказчик, думаю, так или иначе связан с профессиональной деятельностью Ларисы Нечаевой. Но, увы, мы пока не располагаем изобличающими заказчика преступления доказательствами, как-то аудио- и видеозаписью его беседы, например, с исполнителями. А в нашей практике обычно через исполнителей выходят на заказчика. По закону дело об убийстве может быть закрыто только спустя 25 лет после преступления.
Минуло одиннадцать после того страшного рас­стрела. Шансов найти убийц и заказчиков, наверное, нет. А жаль. Хотя следствие, на мой взгляд, далеко не все сделало для их изобличения и поимки. В материалах уголовного дела не фигурируют допросы тоже, видимо, неуловимых чеченцев — помните упоминавшихся братьев Атлангириевых, тесно связанных с тем же Есауленко, другими тогдашними и даже некоторыми нынешними боссами «Спартака»? Не вызваны на общение в силовые структуры и другие потенциаль­ные заказчики, о которых сообщают в материалах дела сами сотрудники правоохранительных органов. Спрашивается, почему это не сделано? Видимо, по причине той самой коррупции, о которой без тени сомнения заявляет сын Ларисы Нечаевой. А ведь допроси этих людей с пристрастием, тем паче своевременно, ниточка вполне могла привести как минимум к убийцам...
Между тем их следы, как я уже рассказывал, теряются где-то в Сочи, позднее бандитов видели в Чечне и Дагестане. Не исключаю, что они до сих пор в бегах, если бегство, конечно, не завершилось летальным исходом. Но вот Андрей Лукин не верит в их кончину. Как, впрочем, не очень верю и я. Возможно, они осмелели за прошедшие после убийства годы и отсиживаются в своем скромном подмосковном Лыткарино или растворились среди нас в огромном мегаполисе.


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб июл 25, 2009 17:32

глава 6
Министр от ваучеризации



Всегда хотелось бы надеяться на лучшее, это заложено в самой природе человека. Но применительно к футболу иллюзий, пожалуй, питать не стоит. Рад бы ошибиться, но боюсь, с формальной заменой Вячеслава Колоскова на Виталия Мутко застой не станет менее очевидным и глубоким.
Стоит снова ненадолго вернуться к процедуре выборов нового руководителя РФС, к атмосфере, в которой они проходили. Колосков, по сути, был обре­чен на проигрыш, его судьба казалась предрешенной задолго до апреля 2005 года, когда на московской конференции делегаты голосовали за новых кандидатов на высший футбольный пост. В последний момент свою кандидатуру снял даже ближайший и многолетний соратник Вячеслава Ивановича — Александр Тукманов, ему тоже, как и боссу, настойчиво напомнили о финансовых прегрешениях. Мол, уходи в сторонку от греха подальше. Александр Вячеславович перечить власти не стал.
Еще зачем-то, видимо, формальности ради, вы­двигался (чтобы, наверное, придать форуму большей легитимности, демократичности что ли) вице-президент ярославского «Шинника» Михаил Жуков. Но также «благородно» задвинулся во время выступления на конференции: взял самоотвод в пользу Мутко. И остался сенатор, выдвиженец от Кремля Виталий Леонтьевич Мутко наедине с блистательным в прошлом голкипером Анзором Амберковичем Кавазашвили. С высокой трибуны между тем слышались здравицы в честь одного лишь человека — Виталия Мутко, его программы развития футбола, текста которой, в общем-то, так никто и не видел. От по­добного фарса нормальных людей, находившихся в зале, откровенно говоря, подташнивало. Нормальных-то, однако, были единицы... С трудом выдерживал гнетущую атмосферу Кавазашвили, он порывался уйти.
— Менталитет наших специалистов футбола с годами абсолютно не изменился, из их уст — сплошной подхалимаж в адрес одного из кандидатов, — делился со мной мастер игры. — Мне, признаться, стыдно за этих людей.
Поинтересовался я у Кавазашвили: а что он думает о своем конкуренте, главном соискателе кресла президента РФС?
— Говорят, он неплохой организатор, человек с задатками, — последовал ответ. — Мне только одно непонятно: зачем уходить в политику из футбола и затем возвращаться? Ну к чему отнимать у футбольных специалистов их любимое дело! Разве не логичнее было бы претендовать на более высокую должность в Совете Федерации? По-моему, политики должны заниматься политикой, скажем, врачи — своей практикой, а футболисты — футболом. Так заведено во всем цивилизованном мире.
— Я в какой-то степени симпатизирую Мутко, он приятный в общении человек. Но, похоже, Виталий просто не знает, как сдвинуть с места наш футбольный воз,—говорил мне другой выдающийся мастер Виктор Понедельник.
Выбор был сделан, разумеется, в пользу человека из Питера, причем с оглушительным преимуществом в голосах—96 к 1. Так кто же это такой Виталий Мутко? Мы о нем и в самом деле почти ничего не знаем, кроме того, что он «рулил» в качестве президента клуба питерским «Зенитом». В феврале 2005 года, буквально за полтора месяца до «эпохальных» выборов главы РФС, мои коллеги из еженедельника «Версия» опубликовали любопытнейший материал, посвященный нашему герою. Есть смысл с учетом жгучего интереса к столь важной персоне привести этот текст.
«...Виталий Мутко — один из самых закрытых персонажей в российском футболе. В бытность главой питерского «Зенита» он подчеркивал свою близость к окружению президента, и стремительное назначение в Совет Федерации подтвердило эти слова. Говоря про Мутко, журналисты частенько употребляют избитое выражение «крепкий хозяйственник»: мол, ему решительно все равно, чем управлять, — крупным фермерским хозяйством, сталепрокатным заводом или оте­чественным футболом. Что ж, может, это и в самом деле так. Однако, присмотревшись к будущему лидеру РФС внимательнее, мы обнаружили массу любопытных и весьма неоднозначных подробностей его биографии.
Родившийся 8 декабря 1958 года в станице Курин-ской, что близ Туапсе, будущий босс российского футбола с детских лет мечтал о море. Во всяком случае на словах. Но наделе, постигая азы науки в Ленинградском речном училище, расторопный курсант уделял основ- ное внимание общественной работе: сначала стал секретарем комсомольской организации, а, едва раз­меняв двадцать первый год, вступил в ряды КПСС. Не секрет, что в годы застоя в столь юном возрасте в партию вступали либо убежденные марксисты, либо отъявленные карьеристы. Сложно сказать, к какому разряду следует отнести Виталия Леонтьевича, но хочется констатировать, что во время перестройки его под красным знаменем заметить никому не удалось. Перебравшись на сушу, Мутко перешел на чиновничью работу, заняв пост секретаря Кировского райисполкома. Там он и познакомился с восходящей звездой питерской политики, председателем Ленсовета Анатолием Собчаком. Встретились они во время знаменитой поездки на теплоходе «Анна Каренина», после которой на ее организатора—директора Балтийского морского пароходства (БМП) Виктора Харченко завели уголовное дело. Впрочем, после банкротства пароходства дело закрыли, и ничто в дальнейшем не омрачало отношения Мутко, Собчака и Харченко. Говорят, ключевую роль в этом сближении сыграла жена господина Мутко, которая работала в отделе кадров БМП.
.. .И все же определяющим для карьеры бывшего речника стал путч ГКЧП. Газета «Невское время», с восторгом сообщая о подвигах команды Собчака, поведала своим читателям, что всю ночь 20 августа 1991 года Виталий Леонтьевич геройски не спал, «а вместе с органами КГБ района готовился к защите демократии». В этой связи неудивительно, что вскоре Мутко возглавил администрацию Кировского района, где приложил все усилия для переименования проспекта Суслова в Дачный, но затем ушел на повышение — в Смольный.
.. .Позднее Мутко утверждал, что мог бы занять кресло председателя Комитета мэрии по управлению городским имуществом, которое досталось Герману Грефу, или же возглавить Комитет экономики и финансов (его поручили Алексею Кудрину). Но в силу совестливости и любви к людям Виталию Леонтьевичу захотелось поруководить социалкой. Собчак к такому пожеланию отнесся благосклонно и назначил Мутко своим заместителем по социальным вопросам. При этом расположение начальства энергичному чиновнику удалось сохранить вплоть до самого ухода Собчака: как вспоминает Мутко, он мог в любой момент прийти к мэру и решить все вопросы.
Одним из таких «решаемых вопросов» стала грандиозная операция с приватизационными чеками, по своим финансовым масштабам не уступающая знаменитой афере с фальшивыми авизо. Все вы наверняка помните, что в 1992 году на каждого жителя страны был выписан ваучер, оцененный по номиналу в 10 тысяч рублей и подлежащий реализации до 1 июля 1994 года. Однако после этого осталось большое количество невостребованных ваучеров, и тогдашний председатель Госкомимущества России Анатолий Чубайс издал распоряжение, предоставившее регионам право самим использовать такие чеки на нужды социально незащищенных лиц. Вот тут-то энергия Мутко и нашла свое реальное применение. ...Сразу после выхода чубайсовского распоряжения Мутко подал на имя Собчака служебную записку с предложением передать чеки фондам «Ветеран» и «Доверие». Как убеждал мэра его заместитель, полученная прибыль будет направляться на финансирование социальных программ. «Правовые взаимоотношения по передаче чеков фондам и использование получаемой прибыли по дивидентам (орфография сохранена. —А М.) будет оговорены в Вашем распоряжении», — говорилось в этом документе. Собчак, недолго думая, наложил резолюцию «Согласен». По мнению экспертов региональной комиссии Госдумы «По анализу итогов приватизации в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, «мэр города подмахнул подсунутую ему бумажку не читая, а его заместитель не вполне разбирался в предмете». И с этим спорить трудно — ошибка в слове «дивиденд» говорит сама за себя.
...Впрочем, Мутко не просто пробил мэрское распоряжение, но и позаботился о схеме использова­ния чеков. По его мысли, «должны они быть саккуму-лированы на специальном счете у чековых фондов социальной защиты». При этом Мутко решил, что право на распоряжение «дивидентом» на данные чеки должно остаться за его Комитетом по социальным вопросам.
Против распределения чеков между фондами «Ветеран» и «Доверие» выступил, в частности, пред­седатель Комитета управления городским имуществом Михаил Маневич. Он попытался обратить внимание мэрии на то, что в ходе проверки деятельности «Ветерана» были обнаружены нарушения законодатель­ства, а фонды не дают гарантии получения высоких дивидендов. Но протест остался без внимания. Не моргнув глазом мэр подписал распоряжение № 389-р, согласно которому Мутко как председатель Комитета по социальным вопросам получал право заключения договоров с чековыми фондами по использованию чеков и получению дивидендов от их использования. На него же был возложен контроль за исполнением этого решения.
Через два дня после того как появилось распоря­жение, господин Мутко одобрил договоры с фондами «Ветеран» и «Доверие»: всего им передали 105 843 приватизационных чека по курсовой стоимости 40 тысяч рублей за штуку. Особенно благосклонен Мутко оказался к «Ветерану», которому досталось чеков почти на 3,5 миллиарда (!) рублей. После таких вливаний «ветеранские» активы увеличились в несколько раз, и эта структура стала одним из самых крупных инвестиционных фондов города. Чеки немедленно разошлись по различным фирмам, которые часто возглавлялись кем-то из представителей «Ветерана». Чтобы представить размах, достаточно заглянуть в материалы уже упоминавшейся комиссии Госдумы по проверке приватизации. Там, например, сообщается, что «АООТ "Ветеран" продал пакет акций АО "Центральные булочные" ЗАО "Энергоимпульс" за 38 миллионов рублей, а уже через девять дней ЗАО "Энергоимпульс" продало данный пакет ИФК "Орими-Инвест" за 328 миллионов рублей». И это только одна сделка из многих, за которыми стояли чековые фонды, которые патронировал господин Мутко. В общем, размах его финансового гения можно себе легко представить.
...Поражение Анатолия Собчака на губернатор­ских выборах 1996 года привело к уходу из Смольного его команды. Большинство ее членов перебрались в Москву, но вот Виталий Леонтьевич сделал на первый взгляд весьма необычный выбор, став президентом не блещущего успехами футбольного клуба «Зенит». Впрочем, поговаривают, что здесь проявилась традиционная осторожность Мутко. На тот момент о грядущем взлете Владимира Путина вряд ли догадывался даже он сам, а собственные столичные связи бывшего моряка выглядели не слишком солидно. В то же время в футболе Мутко немного соображал: трудясь вице-мэром, он курировал весь городской спорт.
Тем не менее первые годы футбольной карьеры зама Собчака трудно назвать удачными: ни частые смены тренеров, ни продажа 25 процентов «Газпрому» долго не могли продвинуть команду к вожделенным медалям. Репутация Мутко опасно пошатнулась, но тут «методом научного тыка» он подобрал достойного кандидата на должность главного тренера: чешский специалист Власгимил Петржела сумел-таки создать в Питере боеспособный коллектив. Третье место в чемпионате России 2001 года и второе в 2003-м стали лучшими результатами «Зенита» после «золотого», 1984 года. Однако заслуги собственно президента клуба, кажется, вряд ли велики... Напротив, господин Мутко, как полагали наблюдатели, скорее мешал тренеру, постоянно вторгаясь в сферу его компетенции. Известен случай, когда после тяжелых поражений от «Динамо» и «Шинника» Петржела в сердцах пожаловался на босса представителям ведущего акционера «Зенита» ОАО «Банкирский дом "Санкт-Петербург"». По данным местной прессы, узнав, что чеху даже не дают выбирать состав команды на тот или иной матч, кое-кто из банкиров зловеще заметил: «Вообще-то президент в "Зените" такой же наемный работник, как и тренер...»
...Но тут начались губернаторские выборы, на которых «Зенит» стал опорой Валентины Матвиенко, а Мутко ранее должен был возглавить ее штаб. Ссориться оказалось не с руки, и ситуация разрешилась предоставлением тренеру свободы выбора: в итоге Петржела вытянул «Зенит» на второе место, а Матвиенко выбрали губернатором. Вот только мало кто знает, что дефицит клубного бюджета питерской команды достиг в 2003 году 61 миллиона рублей — денег не хватало даже для полного расчета с персоналом, и это уже отразилось на репутации президента. Изрядно ударил по ней и скандал вокруг стадиона «Петровский»: все попытки Мутко добиться сдачи его в аренду «Зениту» провалились.
.. .Но вопреки слухам краха карьеры строгого комсомольского активиста не произошло. Где-то наверху решили проявить лояльность. Уйдя из «Зенита» в Совет Федерации, Мутко сделал решающий шаг к тому, чтобы превратиться в первое лицо российского футбола. Вот только, учитывая всю его трудовую биографию, есть основания сомневаться в том, что Виталий Леонтьевич принесет ему большую пользу. Со своим-то финансовым размахом...»
Я тоже сомневаюсь в целесообразности пребывания Мутко на посту президента РФС. И тому есть, полагаю, достаточно веские основания. Да, «Зенит» выиграл европейский Кубок УЕФА, да, сборная, пусть и с большим скрипом, но вышла-таки в финальную стадию континентального первенства. Но это как бы локальные успехи, и то весьма относительные, своего рода верхушка айсберга. У нас по-прежнему нет по-настоящему сильного внутреннего чемпионата, в котором до сих пор властвуют дельцы от популярной игры. А без нормальных соревнований внутри страны не будет, поверьте, НИЧЕГО. Как не было и при Колоскове. Ну вот совсем недавний пример. За фанфарами в честь победы «Зенита» почти никто (кроме, пожалуй, нескольких специалистов) как бы не заме­тил очевидного пренебрежения к собственному чем­пионату. Зенитовцам в преддверии финала с «Глазго Рейнджере» позволили «прогулять» целых три матча первенства — с ЦСКА, «Локомотивом» и «Лучом». Простите, «каменный век» да и только! Даже один из тренеров сборной Игорь Корнеев в телеинтервью вынужден был признать, что в Европе такое было бы невозможно. Но РФС во главе с Виталием Мутко идет своим путем.
Ладно бы перенос матчей. Есть куда более острые, глубинные процессы. Прежде всего засилье мафии в футболе, тотальная коррупция, рецидивы которой, думаю, стали видны даже обычному болелыцику. Вот новый Президент страны Дмитрий Медведев возглавил созданный им же Комитет по противодействию кор­рупции в РФ. Может, и в футболе в этом смысле начнутся подвижки?


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб июл 25, 2009 17:39


Чтобы не быть голословным по части расцвета коррупции в отечественном чемпионате, приведу некоторые характерные выдержки из наших футбольных хроник, разумеется, времен правления Виталия Леонтьевича Мутко. Последние пять лет вплоть до апреля текущего года я работал спортивным обозревателем еженедельника «Московская среда». И вот в июле 2005 года вышли следующие строки:«.. .Не могу обойти молчанием тему судейства. В поединке ЦСКА— "Динамо" в ворота армейцев не назначили очевидного пенальти за игру рукой в штрафной площади. Я не сомневался, что динамовцам компенсируют сей ляп во встрече с менее авторитетным соперником, чем ЦСКА. И действительно, в матче против "Крыльев" арбитр указал на "точку" в безобидном эпизоде. Возможно, неправедным было и судейство в поединке "Спартака" с "Локомотивом", когда рефери Баскаков закрыл глаза на нарушения со стороны железнодорожников».
А вот еще в сентябре того же года: «Намедни очень "принципиальная" коллегия футбольных арбитров во главе с питерцем Николаем Левниковым пожиз­ненно (!) дисквалифицировала своего коллегу из Волгограда Комарова. За то, что данный рефери на- значил нелепейший пенальти в ворота липецкого "Металлурга" в его гостевом поединке с лидером первого дивизиона "Лучом-Энергией" из Владивостока. Левников в своих интервью для СМИ особо подчер­кивал, "что установлена предвзятость, проявленная судьей Комаровым", и потому-де таким людям не место в российском футболе. Репортеры, в свою очередь, попеняли Левникову: не пора ли, мол, обратиться за помощью в компетентные органы, там бы, наверное, попытались расследовать инцидент. «"Это не наше дело!" — отреагировал глава судейского корпуса. "Нет, наше!" — так бы я оппонировал Левникову в духе известного киногероя Анатолия Папанова из "Берегись автомобиля". Ведь кто-то наверняка оплачивал эту предвзятость судьи Комарова, скажем, какой-то дядя с пухлым кошельком, отстаивающий интересы, предположим, того же "Луча". Не с небес же эта "предвзятость" упала! Молчит на сей счет президент РФС Виталий Мутко, с приходом которого кое-кто связывал надежды на "чистоту рядов". Нет, чище, как видим, не стало. Надо иметь хотя бы толику мужества, чтобы начать распутывать этот грязный клубок. Проще всего наказать лишь конкретного рефери. Но ведь кто-то за ним стоит, не правда ли?»
Ясно кто — дельцы с мешками денег, готовые купить все и вся ради успеха своей команды. За ценой-то они обычно в очереди не стоят, стараясь и в этом опередить конкурентов. Этот теневой процесс (впрочем, он стал, по сути, легальным) бесконтролен как со стороны правоохранителей, так тем более руководства РФС. Обсуждается и неизменно «претворяется в жизнь» только одно: кто больше?
Предположу, вполне резонно, что по ходу своего первого российского чемпионата в качестве руководителя футбола Виталий Мутко просто не успел предметно вникнуть в проблемы. Но пришел следующий сезон (2006 года), который, не только по моим скромным оценкам, но прежде всего согласно авторитетному мнению уважаемых специалистов, стал суперскандаль-ным в проявлениях коррупции. Разумеется, применительно к коррупции нельзя ограничиваться только суждениями о предвзятом арбитраже. Это слишком удобная для кого-то позиция: дескать, вот покончим с этими нечистыми на руку людьми, и в футболе сразу все образуется. Нет, господа! В «процессе» (и мафиози знают это лучше меня) участвуют практически все действующие в футболе люди — от судей, игроков, тренеров, директоров клубов до администраторов, массажистов, докторов и даже пресс-атташе некоторых команд. Да-да, это не байка, а вполне реальная история: руководитель пресс-службы одного из элитных столичных клубов возил «левые» деньги представителям команды-соперницы. Ясно зачем: чтобы соперники не очень «упирались» в конкретном матче, тем самым отдали бы без «должной спортивной борьбы» заветные очки. А цепочка нередко может замыкаться на самом футбольном «верху»... В данном случае пока без всяких намеков на самого Виталия Мутко.
Продолжу, однако, рассказ о некоторых супер­скандальных событиях сезона 2006 года. Прежние судейские ляпы, хотя подчас совсем омерзительные, пожалуй, не идут ни в какое сравнение с тем, что произошло в московском матче ЦСКА с владивостокским «Лучом». Напомню, что армейцы до встречи с приморцами не могли найти свою игру (где-то явно ее потеряли), перебиваясь с ничьей на поражение. Так продолжалось четыре тура подряд. А для уверенности в своих силах кровь из носу армейцам требовалась победа: вскоре москвичам предстояло стартовать на предварительной стадии Лиги чемпионов. И вот арбитр Тюмин, видимо, охотно откликнулся на «просьбы трудящихся», я бы даже сказал, мольбы, выкинув редкий даже по меркам нашего чемпионата фортель. Он как бы «не заметил», что наш выдающийся голкипер Акинфеев, отражая очередную острую атаку гостей, играл в мяч руками далеко за пределами своей штрафной площади. Этот фол видела вся страна, кроме судьи. По правилам Акинфеева следовало удалить. В ответ же на возмущение игроков «Луча» рефери удалил с поля... правильно, футболиста команды гос­тей. ЦСКА выиграл — 2:1.
— И кому, спрашивается, нужны такие дутые победы, — констатировал я на страницах «Московской среды». — Еще одна зловещая тень, нет, не ошибки, а смею утверждать, предвзятости легла на российский чемпионат. Он и так по уши в коррупции, «договорных» матчах, нечистоплотности чиновников. Доколе? Руководство коллегии футбольных арбитров извинилось перед игроками и тренерами «Луча» за неквалифицированные действия судейской бригады. Если это так, то каким образом непрофессиональные люди допускаются к обслуживанию матчей чемпионата страны?
Кстати, чуть позднее телевизионщики поймали любопытный и во многом характерный кадр: по окон­чании скандального матча президент армейской ко­манды Евгений Гинер по-братски тепло приобнимал за плечи наставника «Луча» Сергея Павлова, нежно гладил его по голове. Как бы всем видом говоря: «Дружок, для нас победа сегодня важнее...» «Ошибся» судья Петтай в пользу армейцев и в ключевом поединке с «Зенитом». Придумав пенальти в ворота питерцев и отменив вместе с лайнсменами два чисто забитых в ворота ЦСКА мяча Андреем Аршавиным. Москвичи снова победили—1:0. Так они «ковали» свое очередное «золото». К слову, Петтай реабилитирован, он опять со свистком на зеленом газоне, как ни в чем ни бывало обслуживает матчи и не где-нибудь, а в премьер-лиге. Воистину коррупция непобедима. Господин же Мутко тогда словно в рот воды набрал.
По его словам, при раскрутке «теневиков» вмешательство сотрудников МВД России излишне. С этим можно, пусть и с изрядной натяжкой, согласиться, хотя, на мой взгляд, привлекать правоохранителей к решению проблемы надо было давно. Но тогда служебное расследование проведите, делайте что-нибудь! Разве нельзя было вполне официально и, кстати, в приватной беседе пообщаться с тренером «Луча» Павловым, отдельными представителями ЦСКА? Почти наверняка всплыли бы доселе неизвестные подробности. Отталкиваясь от них, можно и нужно начать «охоту» на дельцов. А так — тишь да гладь в болоте, именуемом российским чемпионатом. Между прочим, резонанс после игры ЦСКА с «Зенитом» получился нешуточным. Питерцы даже пригрозили вмешательством Генеральной прокуратуры РФ. Ту историю, однако, благополучно похоронили. Горький осадок остался. Виталия Леонтьевича Мутко, может быть, и не устраивает подобное положение дел, но он в лучшем случае молчит. И ничего не делает. Опасается возможного «наезда» мафии? Не исключаю. На собственном опыте знаю: они не шутят. Но тогда Мутко следовало бы найти тихую, едва приметную заводь, где даже мелких брызг не случается. Футбол же—штука публичная. Здесь надо «пахать», а не отбывать номер.
Предполагаю, что читателей не всегда интересуют рассказы и выводы только репортеров. Но вот вам мнение сведущих в футболе людей, моих давних и старших товарищей—Анзора Кавазашвили и Виктора Понедельника. Они порой отчаянно досадуют, даже, образно говоря, плюются, но, тем не менее, посматривают матчи российского первенства.
Но прежде задаю вопрос Анзору Амберковичу на страницах «Московской среды»:
— Некоторые специалисты, журналисты нарекли минувший чемпионат (2006 года. —AM.) самым скандальным за всю новейшую российскую историю футбола. Вы согласны? И еще вечный вопрос: как бороться с негативными явлениями?
— Да, совсем заворовались! — следует ответ. — А что вы хотите? Вопросы судейства отдали на откуп командам премьер-лиги и теперь вопрошаем: «Что делать?» Элементарно не можем разобраться, в чем дело. А причина банальна — в деньгах. Их руководитель каждого клуба, вложивший в раскрутку своего коллектива, намерен вернуть любыми способами, вплоть до подкупа арбитров, игроков соперника. Полтора года назад (интервью с Кавазашвили датировано декабрем 2006 года. — А. М.) я направлял Виталию Мутко письмо, в котором высказал свои соображения по проблемам реформирования нашего футбола. В частности, предложил создать судейскую комиссию, которую, к слову, готов сам возглавить. В ее составе вижу не более десятка-полутора специалистов разных областей. Принципиальнейших людей из числа бывших арбитров (таковые, знаю, есть) пару-тройку сотрудников МВД России, работников аппарата Администрации Президента, уважаемых, известных всей России футболистов прошлого и настоящего.
— После просмотра видео, визуального наблюдения, бесед с непосредственными участниками «странных» матчей мы будем готовы предоставить информацию как руководству РФС, так и журналистам, а через них спортивной общественности, — продолжил Анзор Амберкович. — Да, штука рискованная, в расставленные сети могут угодить как сами судьи, так и, не исключаю, руководители некоторых клубов... За полтора года я так и не дождался ответа от Мутко. Хотя при редких встречах он заверяет в правильности моих мыслей и предложений. Если не создать подобную комиссию, то из болота нашему футболу не выбраться.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб июл 25, 2009 17:48


А Виктор Владимирович Понедельник высказал свои соображения в сентябре 2007 года. Вот один вопрос, посвященный острой теме, и исчерпывающий ответ мэтра из того объемного интервью.
— Еще, наверное, необходимо чистить «авгиевы конюшни» от околофутбольного хлама, его порядком накопилось в российском чемпионате. Налицо подчас подкуп арбитров, не исключаю — чиновников, части игроков, тренеров. Можно ли как-то повлиять на ситуацию, оздоровить ее?—интересуюсь у В. Понедельника.
— К сожалению, у нас еще есть такие команды, представители которых пытаются влиять, в частности, на судей с целью достичь нужного результата любой ценой. Меня никто не переубедит, что этого нет! Хотя прямых доказательств, вроде бы, не существует. Но мы-то с вами, уважаемые поклонники футбола, не слепые! Причем фамилии махинаторов хорошо известны в спортивном мире, персоналии из года в год почти одни и те же. Я вижу, как эти люди то уходят из большого футбола, видимо, пытаясь замести следы, то возвращаются. Отследить их «деятельность», по-моему, не составляет титанического труда, было бы желание. Пора бы сотрудникам нашей правоохранительной системы заняться расследованием махинаций в футболе вплотную! Относительно недавно в недрах футбольного союза как раз создали комиссию, в состав которой вошли в том числе представители силовых структур. Может, их работа даст наконец результат? Пока, правда, за руку никого не поймали.
Включился в полемику о негативе в большом футболе и обычно сдержанный в своих оценках председатель совета директоров столичного «Торпедо» Владимир Алешин. Как известно, его клуб с богатейшими традициями по итогам сезона 2006 года покинул премьер-лигу. Думаю, не в последнюю очередь из-за грязных игр в кулуарах конкурентов. Тогда-то я и поинтересовался у Владимира Владимировича, насколько все запущено в нашем чемпионате и станут ли руководители «Торпедо» ратовать за расширение премьер-лиги.
— Никому не буду плакаться в жилетку и умолять о пощаде не собираюсь, — ответил тогда рулевой «черно-белых». — А грязи, безусловно, хватает. «Торпедо», однако, не участвовало в «договорных» матчах, не работало с арбитрами, никого не стимулировало (при всем уважении к президенту торпедовцев, в это, однако, не очень верится). Потому что понятия чести и достоинства для нас святы, они закладывались в те вели­колепные времена, когда клуб блистал в советском чемпионате. Уверен, «Торпедо»—своего рода ориентир для других коллективов в плане чистоты.
Итоговый же обзор футбольного сезона 2006 года я завершал следующим пассажем:
— Не могу не напомнить господам из РФС: с коррупцией, в том числе, возможно, в рядах самого РФС, надо бороться не на словах, а на деле. И не делать «край- ними» лишь арбитров. Европа уже потешается над подобными реверансами наших спортивных чиновни­ков. Кстати, может быть, руководитель РФС господин Мутко пояснит, почему вдруг прекратилась практика приглашения зарубежных судей на ключевые встречи российского первенства? Кто-то оказал давление и пытается задушить это начинание?
В нынешнем сезоне Мутко распорядился вообще не звать иностранных рефери. Злые языки и вовсе язвят: мол, решение отнюдь не случайное, имеет конкретную подоплеку. Кому-то (в том числе, вероятно, и самому Мутко) очень бы хотелось всеми правдами и неправдами закрепить лидерство питерского «Зенита» в отечественных соревнованиях. И свои, «проверенные» кадры в судейской среде очень даже не помешают в осуществлении намеченного плана. Подобные утверждения имеют под собой некоторую почву. Вспомните, «работу» доблестного рефери Гвардиса в матче открытия «Зенит» — «Спартак». Там судья никак не отреаги­ровал на очевидную игру рукой в штрафной площади зенитовца на исходе первого тайма. В результате—0:0. Мне вообще тогда подумалось: почему бы исполкому РФС не принять судьбоносное решение, скажем, с такой формулировкой: «Пенальти в ворота питерского "Зенита" в течение неопределенного времени отменяются». И внести это соответствующим пунктом в регламент российского первенства. Нетрудно предвидеть, каким будет уровень арбитража в матчах с участием питерцев после их оглушительного успеха в Кубке УЕФА. Соперники «Зенита» могут отдыхать.
... Предлагаю ненадолго окунуться в прошлое, так как события двенадцатилетней давности представляют, на мой взгляд, жгучий интерес. И добавляют к портрету Виталия Мутко необходимые штришки. Ведь в то время он как раз президентствовал в «Зените». Болельщики со стажем наверняка помнят подробности выездного поединка московских спартаковцев с питерцами в сезоне 1996 года. А я присутствовал на том поединке по заданию редакции «Труда», готовил и передавал для газеты репортаж. Для москвичей матч был архиважным, очки терять было нельзя, иначе преследовавшая «Спартак» по пятам владикавказская «Алания» могла обойти главного соперника в «золотой» гонке. Кстати, «Спартак» и «Алания» финишировали тогда «нос в нос», набрав поровну очков, и выявили сильнейшего только в дополнительном поединке и тоже на стадионе «Петровский». Теперь можно в полной мере представить — в прямом и переносном смысле — цену той встречи зенитовцев и спартаковцев. Так вот, не только мне, но, разумеется, многим специалистам, журналистам, да и болельщикам показалась в высшей степени «странной» игра голкипера «Зенита» Романа Березовского. Он пропустил на редкость легкие мячи от Тихонова и Титова. «Спартак» выиграл (счет 2:1), и благодаря исключительно этому «успеху» состоялся его «золотой» матч с «Аланией», в котором москвичи вырвали чемпионские медали.
Однако «замолчать», как обычно, историю со «странно» попущенными мячами Березовского не уда- лось. Эхо того скандала долго расходилось волнами по футбольной России. И сначала игрок «Зенита», между прочим, весьма известный форвард Сергей Дмитриев в журнале «Калейдоскоп» рассказал «о сдаче одним игроком его команды матча "Спартаку"». Затем еще более громкое и как всегда в его стиле откровенное интервью газете «Спорт-Экспресс» дал известный наш тренер Павел Садырин. Не могу не привести его, читателям станет ясна почти вся подоплека происходящего в российском футболе. Интервью-то, по сути, сенсационное, датируется февралем 1998 года. Оно называлось «Павел Садырин: голкипер сам признался игрокам в своей вине».
«— Главный тренер ЦСКА Павел Садырин, возглав­лявший питерский клуб в 1995 и 1996 годах, еще три недели назад во время сбора в Израиле сказал мне, что ему известно, кто сдал матч со "Спартаком" в 1996 году — это голкипер "Зенита" Роман Березовский. Когда я позвонил вчера Садырину в Испанию, где ЦСКА проводит очередной тренировочный сбор, и рассказал о повестке дня предстоящего заседания Контрольно-дис­циплинарного комитета РФС, он дал свой коммен­тарий:
— Сразу после того матча со "Спартаком", видя слезы Березовского, я не верил, что он мог сдать игру. Хотя какие-то подозрения все-таки были. Ведь даже мальчишка не допустил бы таких ошибок, которые ухитрился допустить тогда Березовский. В течение прошлого года (1997 года. —А М.) мне не раз напоминали об этой истории, но каждый раз я отказывался верить в виновность вратаря. Но когда недавно на израильском сборе все это подтвердили игроки ЦСКА, выступавшие в свое время за "Зенит", я понял, что это не слухи. Не хочу бросать тень на "Спартак", на его руководство, но не исключаю, что на нечестный поступок могли пойти какие-то люди, заинтересованные в победе "Спартака". Им было не обязательно выходить на Березовского, они могли выйти на президента "Зенита" Мутко. Скорее всего именно так и было. Ведь Мутко, как это ни странно звучит, был больше других заинтересован в поражении своего клуба. В случае проигрыша с него снимался ряд условий, которые он должен был вьшолнить перед игроками. Прежде всего это касалось премиальных.
—Что вы имеете в виду?
— За седьмое место, которое мы могли занять, игроки получали одни деньги, за десятое — совсем другие ("Зенит" как раз и стал десятым. — А. М.). Система премиальных, которую мы же сами и придумали, была простой. Во время сезона в случае победы каждый в команде получал лишь половину оговоренной суммы премиальных. Если "Зенит" по итогам чемпионата попал бы в десятку, то футболистам полагались оставшиеся 50 процентов за каждую победу. А окажись команда, скажем, на одиннадцатом месте, то они вообще ничего бы больше не получили. В случае седьмого или восьмого места премиальные умножались на коэффициент 1,5. Я бы никогда не стал утверждать, что Березовский сдал матч, но, как говорят игроки, он сам признался в этом. Я же знаю, например, что вскоре после игры Березовский получил квартиру, давно положенную ему по контракту.
— Эта квартира оказалась большей, чем та, которая была оговорена в контракте?
— Это утверждать не берусь. Но точно знаю, что квартира хорошая и находится в элитном доме. Но потом, видимо, Березовского замучила совесть, и он во всем признался.
— Признался игрокам?
— Об этом все они говорят — и Белоцерковец, и Зазулин, и наши—Хомуха, Кулик, Боков... Придумать такое трудно.
— Значит, вы думаете, что Березовский сдал игру скорее всего по приказу Мутко?
— Да, я так думаю. Ведь он, кроме всего прочего, был заинтересован в том, чтобы меня уволить. В случае поражения команда формально не выполняла свою задачу—занять седьмое место. Кстати, идея с седьмым местом исходила прежде всего от меня, хотя по большому счету я мог вообще не ставить никаких задач. В контракте, который я заключал с клубом в 1995 году, было следующее условие: за два года "Зенит" должен выйти в высшую лигу. Получается, мы шли с перевыполнением плана, но я посчитал нужным нацелить команду на седьмое место, а не быть балластом в высшей лиге. И наша премиальная система была рассчитана как раз под такой план.
— При переходе в ЦСКА, как я знаю, вы, кроме Кулика, Хомухи и Бокова, приглашали в армейскую команду Березовского.
— Да, и он дал согласие. Я не сомневался, что Березовский усилит ЦСКА. Но в последний момент узнал, что его силой сняли то ли с поезда, то ли с самолета, когда он направлялся в Москву. Сделал это Кропин, работавший в то время в "Зените". Думаю, решение о переходе в ЦСКА вратарь изменил, когда его привезли в новую квартиру и дали от нее ключи».
Комментарий самого Виталия Леонтьевича Мутко тому же «Спорт-Экспрессу» был предсказуем. «Я доверяю всем футболистам своего клуба, — заметил тогда нынешний глава РФС, нынче по совместительству министр спорта. — А появление на свет подобных россказней — другого слова подобрать не могу — объясняю только одним: кому-то очень хочется выбить почву у нас из-под ног, оказать на "Зенит" дестабили­зирующее влияние».
Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а мне почему-то не верится в искренность и честность господина Мутко, скорее напротив, куда большее доверие вызывают слова Павла Федоровича Садырина, который скрупулезно, я бы даже сказал, дотошно разобрал ту скандальную ситуацию. По-моему, Виталию Леонтьевичу и разбираться в том скандале было вовсе не с руки, если он сам, по утверждению Павла Садырина, замешан — назовем веши своими именами — в коррупционной круговерти. Ну, конечно, ту историю, как и десятки ей подобных, благополучно похерили, ведь РФС возглавлял одиозный Вячеслав Колосков. Мы давно установили, что этому господину не до проблем отечественного футбола, он и в родной^го стране оказывался наездами, в среднем по полгода пребывая за ее гра­ницами...
Вот еще характерный и, пожалуй, завершающий штрих к портрету нынешнего руководителя РФС. Впрочем, почему завершающий? Возможно, о его тотальном бездействии, равнодушии, бессилии как высокопоставленного спортивного чиновника про­должим рассказ в следующей книге. Господин Мутко, как бы это помягче, олицетворение этакой высокопарности. Ему бы с трибуны почаще выступать, а не в футболе работать. У подобных людей скорее представительские функции, чем конкретные, рабочие полномочия. Поэтому ожидать от Виталия Леонтьевича хотя бы потугов в борьбе с коррупцией в футболе попросту наивно. Вот в президиуме с господами Платини, Блаттером и другими Мутко импозантно смотрится, сотрясая атмосферу ничего не значащими и по большому счету пустыми фразами. Ну так устроен человек, ничего не поделаешь. Хотя ведь был вариант с Анзором Кавазашвили; впрочем, что же это я? Опять в наив впадаю. Никогда в нашей стране истинно футбольного специалиста не подпустили бы к решению проблем в любимой народом игре. Да есть и сугубо географические особенности: тот же Кавазашвили, я как-то запамятовал, явно не из Питера...
В заключение не могу отказать себе в удовольствии (соблазн одолевает) процитировать нового «кормчего» российского футбола. Журналисты газеты «Трибуна» в марте 2008 года встречались с Виталием Леонтьевичем.
Из огромного по объему интервью я выбрал единственный с претензиями на остроту вопрос к господину Мутко.
«— Можно ли, по-вашему, говорить о том, что рос­сийский футбол коррумпирован? Если да, тот как с этим бороться?
— Уверен, что все разговоры о коррумпированности нашего футбола очень сильно преувеличены. В моем понимании, коррупция — это когда власть срастается с криминалом. Поэтому могу вам официально заявить, что в классическом понимании этого слова коррупции в отечественном футболе нет! Ни президент РФС, ни его заместители никогда с криминальными структурами общих дел не имели и иметь не будут! Что же касается различного рода жуликов, то, безусловно, мы делаем все для того, чтобы подобные дельцы были отлучены от футбола. РФС в этом плане активно работает. У нас есть фамилии этих людей, и мы доводим информацию до сведения клубов, рекомендуем им не общаться с такими господами, гнать их из своего штата. Еще один очень важный момент, который помогает бороться с негативными явлениями в отечественном футболе, — это его публичность и то, что мы транслируем все матчи премьер-лиги по телевидению. Ведь когда матчи видят тысячи, а то и миллионы людей, играть нечестно не так-то просто...
Пожалуй, комментировать мне нечего. Детский лепет — он и в Африке детский.



Алексей Викторович Матвеев

Криминальный футбол: от Колоскова до Мутко
Расследование с риском для жизни




У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 6 гостей