Статьи о чужих : «история Йонаса Хектора»

Футбольная и околофутбольная литературка.
Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс авг 02, 2015 15:16

Художница из Санкт-Петербурга Ирина Романовская необычным способом выразила симпатию к нападающему «Зенита» Халку.



Художница Ирина Романовская, поклонница питерского "Зенита", грудью нарисовала портрет главной звезды команды бразильца Халка.

«Процесс трудоемкий, так как грудью намного сложнее рисовать, чем обычным способом. Иногда делаю наброски будущего рисунка карандашом, однако краску всегда наношу телом, - сообщает художница в своем блоге на сайте livejournal.com.

- Для портрета Халка использовала только грудь. Таким необычным способом я решила изобразить любимого футболиста».

Ранее Ирина Романовская нарисовала необычным способом логотип "Зенита" и талисман чемпионата мира по футболу.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср авг 26, 2015 15:32

"Джекилл и Хайд английского футбола"


В природе не существует чистого белого и чистого черного цветов, как и не бывает людей однозначно хороших и однозначно плохих. Футболисты тоже люди, и валлийский вингер (не поворачивается язык назвать его форвардом) Крэйг Беллами - яркое воплощение неоднозначности человеческой натуры.

Этот игрок сменил кучу клубов и почти везде был одним из самых высокооплачиваемых футболистов (разве что в "Манчестер Сити" его зарплата потерялась в миллионных контрактах других звезд), он буянил на поле и за его пределами, дрался с болельщиками и партнерами по команде, имел проблемы почти со всеми менеджерами, которым "посчастливилось" работать с ним. Кто-то его ненавидел, кто-то считал большим капризным ребенком, ершистым, но добрым внутри, кто-то как Роберто Манчини просто решил любой ценой оградить себя от общения с Беллами.

Но в то же время именно Крэйг открыл специальный благотворительный фонд и футбольную академию в Сьерра-Леоне, на которую потратил почти миллион долларов, именно буйный Беллами является любящим и заботливым отцом и больше всего ценит семейные узы, и именно этот валлийский парень решил завершить карьеру в любимом клубе первого дивизиона, несмотря на то, что у него были намного более заманчивые предложения от целого ряда клубов Премьер-Лиги. При этом его решение перейти в "Кардифф" все равно считается неоднозначным, так как в деньгах он совсем не потерял - большую часть зарплаты ему по-прежнему будут платить транжиры из "Сити".

Крэйг Дуглас Беллами - уроженец Кардиффа, начинал играть в футбол в команде "Каер Кастелл", которую тренировал отец Крэйга. Соответственно и болел Беллами-младший за "Кардифф" и, как почти все суппортеры маленьких клубов, за кого-то из грандов, в случае Крэйга - за "Ливерпуль". Беллами никогда не отрывался от корней - в отличие от большинства футбольных звезд, связавших себя узами брака с моделями, Крэйг женат на подруге детства Клэр Янсен, которая вместе с тремя детишками (сыновья Эллис и Кэмерон и дочка Лекси) все время проживала в Петерстон - супер-Эли, что в восьми милях от Кардиффа. Старший сын Эллис занимается футболом в академии "Ньюпорт Каунти", некогда славного валлийского клуба (больше, правда, не успехами на поле, а очень крутой "фирмой"), потому желание Крэйга играть за "Кардифф" можно понять - он действительно очень семейный человек, и именно эта черта породнила Беллами с Карлосом Тевесом, который тоже ждет не дождется, когда можно будет вернуться на родину, к своим чадам.

Более того - Беллами совсем недавно высказался в том духе, что он не понимает увлечения современного поколения футболистов гламуром, дорогими "тачками", походами по ночным клубам и прочими проявлениями футбольной моды. Нет, Беллами не ханжа - он как и все может выпить, прошвырнуться в гольф-клуб (об этом позже), паб, но абсолютно не выносит пафоса и показухи. Собственно его решение перейти в "Кардифф" говорит само за себя.

В английский футбол Крэйг пришел в девятилетнем возрасте, попав в академию "Бристоль Роверс", но уже через два года стал "канарейкой" из Норвича и именно в желто-зеленой команде он стал известен почти всем скаутам клубов английской Премьер-Лиги. В свое время заполучить Беллами, очень неплохо показавшего себя в "Норвиче", хотели едва не все клубы элиты, но вместе с вестью о таланте юноши довеском следовали слухи о буйном и неукротимом нраве игрока, который не признает авторитетов и фактически не поддается управлению. К тому же уже тогда, в 20-летнем возрасте, он получил несколько болезненных травм, из-за чего почти полностью пропустил сезон 1999/00.

Тем не менее, был один тренер, желавший во чтобы то ни стало заполучить валлийского бегунка и звали его Бобби Робсон. В биографии сэра Бобби целая глава посвящена Крэйгу и называется она "Джекилл и Хайд", почти также как наша статья, очень верно отражая суть этого футболиста. Купить Беллами Робсон хотел еще летом 2000 года, но тогда Бобби очень серьезно подвел Дункан Фергюсон. Дело было так - возникли слухи о возможном возвращении Биг Данка в "Эвертон", и Робсон, внутреннее решившийся отпустить шотландца, тут же набрал номер Беллами (и его агента Пола Стретфорда, того самого, из-за которого сейчас судится Руни) и попросил дать ему 24 часа, чтобы уладить все вопросы. Крэйг уже был одной ногой в "Ковентри", но "небесно-голубые" - это все же не "Ньюкасл", ходивший тогда в претендентах на высокие места.

У Робсона не было денег на Беллами (6,5 миллионов фунтов), но если продать Фергюсона (3-4 миллиона) и найти подход к Фредди Шеперду, то Бобби был уверен - дело выгорит. Но решающий день начался с того, что разъяренный Фергюсон открыл дверь офиса Робсона и с пачкой газет вопросил: "Что это такое? Фергюсон в "Эвертоне"? Я не хочу покидать Ньюкасл. Я купил тут дом. Мне нравится играть с Ширером. Я не хочу никуда уходить. Я счастлив здесь в отличной команде. Что это за ... Бобби?"

"Ты точно не хочешь перейти в "Эвертон", Дункан?", - спросил Робсон. "Абсолютно". "ОК, я позвоню президенту и сообщу ему твое решение", - Бобби даже позвонил в "Ньюкасл Кроникл" и убедил их дать опровержение новостям о переходе Фергюсона в "Эвертон". Ну и соответственно дать отбой по Беллами, который-таки подписал контракт с "Ковентри".

Ночью Бобби разбудил звонок Шеперда. "Ты не поверишь". "Чего?". "В данный момент Дункан Фергюсон едет в Ливерпуль, чтобы подписать контракт с "Эвертоном". "Президент, но ведь вы на пару с Дунканом говорили мне, что история с "Эвертоном" - слухи? Как могло все измениться за каких-то восемь часов?"

Утром Робсон позвонил Беллами, но было уже поздно. И все-таки через год Бобби добился своего - "Ковентри" вылетел из Премьер-Лиги спустя 39 лет, и Беллами, забивший 8 мячей в 39 матчах за "небесно-голубых", перешел в "Ньюкасл" за 6 миллионов.

На этот раз Шеперд тоже не хотел покупать Крэйга. "У него был плохой год". "Купи мне его, Фредди, и ты увидишь на что этот парень способен. Он играл слева, а это не его позиция. Он должен атаковать по центру, под главным нападающим. Он будет задавать отличный темп, но ему нужно принимать мяч перед защитниками, не вступая в борьбу с ними. Если мы поработаем над его реализацией моментов, то получим отличного бомбардира в довесок к Ширеру", - Робсон на этот раз решил не терять возможность поработать с Беллами и расхваливал Крэйга как элитную скаковую лошадь. "К тому же он обладает духом, искрой. Я думаю, он может стать лучше Оуэна. Он бежит, не боится борьбы, очень хорошо обращается с мячом и вряд ли в Премьер-Лиге есть игроки, способные выиграть у него забег в скорости один в один. Очень, очень хороший игрок. Да, у него есть проблемы с коленом, непостоянный характер, и иногда тяжело понять, что он говорит, но нам необходимо его купить".

Именно в "Ньюкасле" в паре с Аланом Ширером прошли лучшие годы Крэйга Беллами, и несмотря на то, что Беллами считается "анфан терриблем" Премьер-Лиги, Робсон всегда отмечал его трансфер как большую удачу. С Крэйгом было нелегко - настроение этого игрока меняется чуть ли не по несколько раз на день и, будучи отличным игроком, он почти всегда оставался кошмарным неуправляемым парнем. Он мог откровенно враждовать с некоторыми игроками сегодня, но вполне нормально разговаривать с ними завтра и главное – никогда не переносить свои "завихрения" на футбольное поле. Беллами игрок сугубо командный, и никогда и никто из игравших с ним не мог уличить валлийца в игровом эгоизме. Даже не очень-то жаловавший Беллами Ширер (чисто по человеческим качествам они были едва ли не антиподами – занудный Алан и взрывной и непредсказуемый Крэйг) никогда не ставил под сомнение чисто игровые качества одного из лучших своих партнеров на футбольном поле.

Снова передадим слово Робсону: "Маленький ребенок с огромными амбициями. Он хотел быть лучшим и всегда выигрывать, и не было более разъяренного человека в раздевалке, если мы проиграли первый тайм. Он никогда не отличался корректностью высказываний и говорил только то, что думал. Почти на каждой тренировке он находился на грани драки с кем-то из партнеров, и когда меня в "Ньюкасле" сменил Грэм Сунесс, он естественно не смог поладить с Беллами, и Крэйгу пришлось уйти".

Но это мы забежали немного вперед. Беллами пришелся ко двору "сорокам" и, как и задумывал Робсон, отлично дополнил Ширера, атакуя из глубины. Беллами действительно нельзя принимать мяч близко к воротам - тогда он не так опасен, как в случае, когда может разогнаться и ворваться в штрафную на скорости. В сезоне 2001/02 Крэйг с 14-ю мячами был признан лучшим молодым игроком сезона, обойдя Стивена Джеррарда и Кирона Дайера, а "Ньюкасл" занял 4-е место и получил путевку в Лигу Чемпионов.

В "Ньюкасле" у Беллами был ряд выдающихся поединков - например, против "Фейеноорда" в Лиге Чемпионов, когда дубль Беллами (на последних минутах первого и второго таймов) позволил одержать одну из самых запоминающихся европейских побед "сорок", но были и откровенные провалы, как то в следующем после "Фейеноорда" матче, когда Крэйга погнали с поля за разногласия в трактовке некоторых глав из блаженного Августина с Марко Матерацци.

Когда Беллами поссорился с Сунессом, и тот наотрез оказался возвращать валлийца в команду, Крэйгу пришлось играть на правах аренды в "Селтике", пока "Ньюкасл" добирался до полуфинала Кубка Англии - поражение "штрих-кодов" от "Манчестер Юнайтед" Беллами встретил, играя в гольф с Джеки Макнамарой и затем оправдывался тем, что потерял телефон, с которого были отправлены две издевательские смски капитану "Ньюкасла" Ширеру и сыну президента Кенни Шеперду. Последний гол за "Ньюкасл" Беллами забил в Кубке УЕФА в ворота лиссабонского "Спортинга" и остановился на отметке 42 гола в 128 матчах. В игровом плане к Крэйгу никогда претензий не было - если он был здоров, то почти всегда был одним из лучших на поле, но вот характерами с Сунессом он не сошелся. Да и кто с ним сошелся-то, с этим Грэмом?

В "Селтике" Крэйг задержался ненадолго и вскоре перешел в "Блэкберн" к бывшему партнеру по сборной Уэльса, Марку Хьюзу, с которым у Беллами никогда не было проблем с взаимопониманием. 5 миллионов фунтов были очень солидной суммой для скромных "бродяг", но Беллами их отработал с лихвой - 17 мячей в 32-х матчах стали лучшим результатом Крэйга за всю карьеру, и время, проведенное в "Блэкберне", он может вспоминать только с положительной стороны.

Валлийцем заинтересовался целый ряд клубов, и "Блэкберн" не смог отказаться от последовавшего вскоре предложения "Ливерпуля". 6,5 миллионов фунтов пополнили кассу "бродяг", но самому Беллами этот переход не пошел на пользу. В "Ливерпуле" Беллами снова получил возможность сыграть в Лиге Чемпионов, но стать своим в команде Бенитеса Беллами не смог. Чисто по игровым показателям Крэйг был достаточно неплох – он забил семь мячей в чемпионате и два – в Кубке Англии, но постоянные скандалы с участием валлийца вынудили Бенитеса по окончании сезона избавиться от своевольного вингера.

Сначала была история с якобы нападением Беллами на женщину в одном из баров Кардиффа, но самым известным скандалом с участием Беллами стал инцидент в Португалии, когда Беллами врезал по ногам Йона Арне Риисе клюшкой, во время совместного отдыха в одном из гольф-клубов. Команда готовилась к матчу с "Барселоной", и надо же такому случиться – после гола Деку именно Беллами сравнял счет, продемонстрировав виртуальный удар клюшкой для гольфа, а затем отдал голевую передачу. Кому бы вы думали? Конечно Йону Арне Риисе!



Самому Крейгу с тренером "Ливерпуля" было совсем не просто . Как он сам об этом повествует :

– Когда я оказался в Мелвуде, на тренировочной базе "Ливерпуля", у меня возникло ощущение, что я шел к этому всю свою карьеру. Я был там впервые, и все происходящее казалось мне сном.

Здесь работал Билл Шенкли, тренировались Кенни Далглиш, Иан Раш и Робби Фаулер. На этот газон ступал Боб Пейсли. Конечно, все оснащение было новым, но само место буквально дышало историей.

Множество мыслей мелькали у меня в голове. Всего лишь год назад мое имя смешали с грязью, и все считали меня хулиганом и возмутителем спокойствия. Я перенес четыре операции на подколенных сухожилиях и две – на "крестах". Временами страдал от депрессии.

Вспомнилось, как я сидел в своем гараже в Норвиче накануне Рождества и разрабатывал ногу. Вот ради чего я делал все это – чтобы попасть сюда и стать игроком "Ливерпуля".

– После медобследования я пошел на встречу с Рафаэлем Бетинесом. Он был похож на бизнесмена. Когда я сел, он протянул мне газетную вырезку, большую часть которой занимала моя фотография с гримасой на лице. Тогда я нередко огрызался, так что ничего необычного в этом фото не было. "Почему у тебя здесь такой вид?" – спросил он. Я ответил, что не помню. "Так нельзя, – сказал он. – Агрессия – совсем не то, что тебе нужно".

– Физподготовка в "Ливерпуле" не отличалась разнообразием и напоминала армию. Основным занятием был долгий бег на выносливость. Все делалось очень профессионально, со всеми необходимыми датчиками, но "чувства локтя" при этом совершенно не ощущалось. Все тактические упражнения повторялись по два раза, Рафа внимательно за этим следил.

– Бенитес действительно был отличным тактиком. В этом плане он очень проницательный специалист, и я многому у него научился. Но он никак не мог смириться с мыслью, что игрокам необходимо давать немного свободы, что мы можем по-разному проявлять себя на поле. Он был очень жестким.

– Рафа потрясающе разбирался в обороне. Он знал, как нейтрализовать все выпады соперников и перекрыть кислород их форвардам. Для анализа сильных и слабых сторон противника он использовал видеозаписи. Мы готовились к играм очень тщательно, Бенитес ничего не пускал на самотек. Он был первым иностранным тренером, с которым я работал, и кое-что оказалось мне очень полезно. Но он не оставлял никакой возможности для импровизации. Ни единой. Из всех, с которыми я работал, он доверял игрокам меньше всего. Такой уж у него характер.

– Это был настоящий День Сурка. Приходишь и делаешь одно и то же из раза в раз.

Иногда нападающие хотели после тренировки отработать удары по воротам, но как только звучал свисток об окончании занятий, Рафа лично собирал мячи и складывал их в сумку. Никому не позволялось работать дополнительно. Он был просто одержим контролем.

– Еще одной вещью, к которой пришлось привыкнуть, была ротация состава. Одну неделю играешь, другую – нет. За час до начала матча никто из игроков не знал, кто выйдет в стартовом составе. Приспособиться к этому было тяжело.

Я всегда готовился играть с первых минут, потому что считаю такой подход профессиональным. Но для этого мне нужен определенный настрой. В день игры я от всего абстрагируюсь, и подхожу к этому очень ответственно. При таких обстоятельствах очень неприятно услышать за час до начала, что ты останешься на скамейке.

Тогда я стал убеждать себя, что нужно сменить тактику и перестать себя накручивать заранее, чтобы легче было смириться с непопаданием в состав. Но в этом случае сообщение, что я играю с первых минут, становилось для меня шоком. У меня оставался всего час, чтобы настроится на игру.

Рафа говорил, что до последнего не объявляет состав, чтобы не давать преимущества сопернику. Это означало, что он не хочет допустить утечки информации и считает, что игроки не смогут сохранить ее в тайне. Он не доверял футболистам не только на поле, но и за его пределами.


В том сезоне 2006/07 "Ливерпуль" не без помощи Беллами добрался до финала Лиги Чемпионов, проигранного "Милану", но Беллами остался в решающем матче на скамейке и уже очень скоро сменил клуб, перебравшись в "Вест Хэм". "Ливерпуль" даже смог заработать на "трудном ребенке" так как "молотобойцы" в тот момент сорили шальными исландскими деньгами и без раздумий отдали 7,5 млн. фунтов, сделав Беллами рекордным подписанием за всю историю клуба.

Но в "Вест Хэме" у Крэйга не заладилось – в феврале он получил травму и вылетел до самого начала следующего сезона 2008/09. Восстановившись, валлиец смог набрать неплохую форму и показать себя с лучшей стороны в первой части сезона. В зимнее трансферное окно снова поползли слухи об интересе к Беллами со стороны ряда клубов (вот уж как удивительно, но даже памятуя о трудном характере Крэйга, от желающих пригласить его в свою команду всегда не было отбоя!). Джанфранко Дзола не хотел расстаться с игроком, но 14 миллионов фунтов от "Манчестер Сити" были совершенно сумасшедшим подарком за возрастного и травматичного игрока, и от такого предложения не смог бы отказаться никто. Это было то время, когда "Сити" сорил деньгами налево и направо, подписывая чеки на любые запрошенные суммы. Марку Хьюзу понадобился Беллами, и шейхи без проблем удовлетворили его запросы.

Признаюсь, сам покрутил у виска, когда услышал о сумме, выплаченной за Беллами. Если оценивать экономическую целесообразность, то покупка Беллами конечно не оправдала себя, но если отбросить все денежные моменты (десятком миллионов больше, десятком меньше - что это для арабского шейха?), то Крэйг не просто нашел свою команду и своего менеджера, но и стал настоящим лидером "горожан". Именно трио Гивен - Беллами - Тевес, сдружившееся на почве некоторого родства душ, общих внефутбольных интересов и очень большого сходства жизненных приоритетов Беллами и Тевеса (вспомним, как они на пару прессовали Джона Терри!) было ментальными лидерами команды, которая несмотря на целый ряд ничейных матчей очень неплоха стартовала в прошлом сезоне. Об увольнении Хьюза и абсолютно немотивированном назначении Манчини посреди сезона (теперь можно говорить точно - лучше не стало, Манчи демонстрирует еще худшие результаты при отсутствии игры и еще одной сотне потраченных миллионов) уже говорилось столько, что само упоминание этого момента набило оскомину, но применительно к судьбе Беллами оно все еще актуально.

Крэйг вместе с Карлитосом и Шеем встали на защиту любимого менеджера, что, конечно же, не могло сказаться на взаимопонимании с его сменщиком. Манчини человек далеко не дипломатичный, злопамятный и не готовый идти на компромиссы даже с такими ценными кадрами как Беллами, и уже весной стало понятно, что Крэйг уйдет по окончании сезона. И это притом, что валлиец был лучшим в "Сити" после Тевеса, и даже Манчини не мог отрицать того факта, что роль Крэйга в успешной игре команды очень велика. Стоит вспомнить только его игру против "Челси" и то, что случалось с "горожанами", когда Манчини начинал экспериментировать, отправляя Беллами в запас. Совершенно очевидно, что при других обстоятельствах Крэйг мог бы еще пару лет отыграть на высоком уровне (если бы позволило здоровье, существенная применительно к Крэйгу оговорка), но Манчини счел за лучшее избавиться от Беллами и купить на его место дорогущего Давида Сильву.

Сам же Крэйг имел множество предложений, но как мы уже упоминали, решил выступать за команду из родного города, за которую болел, но никогда не играл. Уже в первом матче за "Кардифф" Беллами вдохновил своих партнеров на подвиг - валлийцы разгромили 4:0 крепкий "Донкастер", а звездный новичок забил четвертый мяч. Приход Беллами в еще недавно бедствовавшую команду вызвал много вопросов (куча долгов и приглашают такого игрока!), но ответом на большинство из них была договоренность о том, что "Кардифф" будет выплачивать только небольшую часть зарплаты Крэйга, а остальное - по-прежнему зарплатная ведомость "Манчестер Сити".

Пока трудно сказать, станет ли для валлийского клуба Мессией Крэйг Беллами (а то, что стоит задача пробиться в Премьер-Лигу, уже никто не скрывает), но у него для роли лидера "Кардиффа" есть все - харизма, желание и умение, высочайшее игровое мастерство и опыт. Главное, чтобы здоровье не подвело, а то совсем недавно Крэйг отмечал, что вряд ли его спина выдержит еще пару лет занятий профессиональным спортом.

Беллами можно любить, недолюбливать или просто ненавидеть (хотя бы за памятный удар выбежавшего на поле болельщика, уже повязанного стюардами), но его невозможно не уважать - этот парень на поле и за его пределами всегда был откровенен и жил и играл по своим, может быть не всем понятным, но от того не менее крепким принципам. Понять его нелегко, но можно просто принять таким, каков он есть - Крэйг Беллами, Джекилл и Хайд английского и валлийского футбола.


Сергей Бабарика/Premiership.Ru
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт авг 28, 2015 09:38

Я не воровал деньги


""Я не воровал деньги, но часто крал яблоки из соседских садов". Как пройти путь от бандитских трущоб до лучшего игрока сборной.

Это сейчас за его спиной почти двадцать лет успешной футбольной карьеры, выступления в четырех европейских странах и знание пяти языков. А мог ли мальчик из кейптаунских трущоб, воровавший яблоки на фермах, вообразить, что жизнь поведет его таким путем? Наверное, только в самых-самых смелых мечтах ему представлялось нечто подобное. Шанс воплотить такие мечты в реальность бывает, как правило, один на миллион, и Бенни Маккарти за него ухватился. В интервью журналу «FourFourTwo» он рассказывает о сложном детстве, знакомстве с Европой, конфликте со сборной и о людях и событиях, сделавшим его таким, каким он есть сейчас.




Началась эта история в Кейптауне, в районе Кейп-Флетс, населенном бандитами и наркоторговцами, – здесь нужно быть сильным просто для того, чтобы выжить. Но у кейптаунских гангстеров было еще одно более безопасное увлечение, чем оружие и наркотики – футбол. «В Кейптауне было полно банд, но все зверства прекращались в воскресенье ради нескольких часов футбола. В понедельник, конечно же, все продолжалось заново», - вспоминает Бенни Маккарти. Благодаря своей виртуозной игре он быстро завоевал уважение, обойдясь без причастности к наркотикам и участия в разборках. Многие из его друзей уже погибли на улицах Кейптауна, а некоторые поднялись очень высоко, но о такой жизни Бенни Маккарти даже и думать не хочет.

«Гэвин был моим другом детства и всегда был маленьким тихоней. Я был звездой футбола в школе, и он постоянно зависал со мной, чтобы его не трогали другие. В шестом классе он резко вырос и перестал быть маленьким и беззащитным. Затем он связался с плохими ребятами и стал самым настоящим наркобароном. Спустя несколько лет я встретил его младшего брата и тот сказал мне: «Гэвин всем о тебе рассказывает; он рад был бы, чтобы вы увиделись». Во время своей следующей поездки в Кейптаун я его навестил. Знаете, я на тот момент зарабатывал просто огромные деньги в футболе, но не мог себе и близко позволить такого особняка. Это было как из бандитского фильма – огромное имение с ротвейлерами во дворе и повсюду телохранители с оружием наперевес. Маленький худенький мальчик превратился в большую шишку. Он по-прежнему остался мне другом, но такая жизнь не для меня – я не хочу иметь подобное богатство и постоянно оглядываться по сторонам и опасаться за свою жизнь».

В прессе часто пишут, что в детстве Бенни Маккарти был карманным вором в метро Кейптауна, на сам футболист это отрицает: «Я не воровал деньги у людей, но часто доводилось красть яблоки из соседских садов или ферм. Мы садились на поезд за город и привозили оттуда полные сумки фруктов. Если хозяину фермы удавалось поймать кого то, он обычно надирал задницу таким, как я, и на этом все заканчивалось. Меня, правда, редко ловили – я был слишком быстрым», – говорит Бенни.

Однажды со своей любительской командой «Красейдерс» он принимал участие в любительском турнире среди гангстеров, где, по стечению обстоятельств, находился главный тренер «Севен Старз» - команды из второго дивизиона южноафриканской Премьер-лиги. Его просто поразил мальчик, забивший четыре гола в течении пятнадцати минут, и уже через три дня Бенни Маккарти был выкуплен у команды «Красейдерс» за два комплекта футбольной формы.

Позже футбольный клуб «Севен Старз» слился с «Кейптаун Сперс», чтобы сформировать кейптаунский «Аякс», фарм-клуб для голландского «Аякса». Голландцы заметили молодого игрока и в сезоне 1997-98 пригласили его к себе. «Приспособиться к жизни в Амстердаме было чрезвычайно сложно. Я пришел из совершенно другого мира – мира, где выживает только сильнейший. А здесь все разложено по полочкам, все строго, четко и делается вовремя. Меня удивляла даже пища. Я привык только к маминой вкуснейшей курице Карри, а в Амстердаме блюда пугали меня одним только названием еще до того, как я их видел. Но жизнь стала намного проще многим благодаря изучению голландского языка. Я занялся этим из уважения к людям, которые платили мне зарплату (Бенни свободно владеет пятью языками – прим. переводчика). Им нравилось, когда я разговаривал по телевизору на их языке. Я бы каждому футболисту посоветовал изучать язык и культуру страны, в которой он играет – это вас сильно выручит» - говорит Бенни Маккарти.

Знаменитые амстердамские улицы красных фонарей стали еще куда большим потрясением, чем европейская пища. «Мои глаза буквально выскакивали из орбит, когда я смотрел на практически обнаженных девушек, словно из обложек журнала, которые выглядывали из окон и звали меня. В Кейптауне, стоило тебе заговорить с женщиной, ты был прогнан, как паршивый пес, а здесь женщины сами тянулись ко мне, пока я прогуливался улицами, - говорит Бенни. - Амстердам очень либеральный город. Я любил гулять по его улицам, хоть нередко приходилось заблудиться. Тем не менее, это очень безопасный город. Из каждого здания исходил запах марихуаны, но я никогда к ней не прикасался».

После удачного сезона в «Аяксе», где он забил 9 голов в 16 матчах, многие европейские гранды хотели заполучить его, но по стечению обстоятельств, он оказался в ничем не выдающейся испанской «Сельте». «Я очень хотел играть в Англии и мог перейти в «Тоттенхэм», но мой агент убедил меня, что в Испании самые сильные клубы, да и в целом жизнь лучше. Мне следовало бы больше узнать самому. Я и не подозревал, насколько сложно будет выучить испанский, а в «Сельте» никто не разговаривал на английском», - вспоминает Бенни все сложности адаптации. Ему даже не предоставили переводчика и только через восемь месяцев, когда он самостоятельно выучил испанский, он смог нормально общаться с одноклубниками и понимать тренерские указания. «Мои одноклубники учили меня плохим словам. К примеру, они говорили, что какое-то слово значит «хороший парень», а на самом деле, оно обозначало «мудак». На протяжении двух недель я обзывал людей по всему городу мудаками!»

«Жизнь в Виго сделала меня взрослее. За меня заплатили немалые деньги, и из-за этого я был под постоянным давлением. Меня часто критиковали, и это было чуть ли не впервые в моей жизни. Но потом фаны «Сельты» меня полюбили, во многом благодаря забитым мячам в ворота их главного соперника «Депортиво»».

Но в составе «Сельты» он закрепился ненадолго. Вскоре его отдали в «Порту», которым руководил тогда Жозе Моуринью, и португалец сразу же сделал на него ставку. В «Порту» Бенни отметился 12 голами в 11 матчах, но «драконам» не сразу удалось его выкупить. Сделать это они смогли только перед стартом легендарного для «Порту» сезона 2003-04. Под руководством Жозе Моуринью он сразу же стал лучшим бомбардиром чемпионата Португалии, забив 19 голов. Бенни вспоминает это время как лучшее в своей карьере, а Жозе Моуринью остается для него идеалом: «В футболе он – Майк Тайсон. Ему нет равных. Это без сомнения, самый лучший тренер в мире: самый опытный и самый образованный и самый талантливый».

Лига чемпионов 2003-04 была для «Порту» просто феноменальной, но у самих игроков были смешанные чувства. «Это, безусловно, был важнейший момент в карьере каждого из нас, - вспоминает Бенни. – Но праздник был немного грустным, поскольку Моуринью с нами не было. Он должен был уехать в «Челси» и в клубе об этом знали. К сожалению, фанаты тоже знали, а это значило, что ему угрожала опасность. Сразу же после победы он бросил свою медаль в толпу и подошел к нам. Он просто сказал, что приятно было с нами поработать, и попрощался. Он также хотел, чтобы некоторые из нас последовали за ним». Это уже позже Особенный узнает, что в «Порту» отказались продавать игроков к нему в «Челси».

По окончанию сезона Бенни Маккарти был в шаге от перехода в «Эвертон». «Мне оставалось только поставить подпись под контрактом, но новый тренер «Порту» захотел, чтобы я остался, так как я был главным бомбардиром команды», говорит Бенни. - По иронии судьбы новым тренером «Порту» стал мой старый тренер из «Сельты» - Виктор Фернандес. Мы с ним и тогда не ладили, а в «Порту» все стало еще хуже».

В 2006-ом Бенни Маккарти перешел в английский «Блэкберн», но играть на Туманном Альбионе он мечтал задолго до этого. «Я всегда хотел играть в Англии. Я бы лучше выбрал «Эвертон», нежели «Реал» Мадрид. В Южной Африке, где я вырос, не существовало испанского футбола. У меня были возможности перейти в «Манчестер Сити», «Мидлсбро», «Вест Хэм», «Тоттенхэм», «Ливерпуле» и даже в шотландский «Рейнджерс». Когда ничего из этого не вышло, у меня появилось ощущение, будто меня прокляли, чтобы я никогда не смог заиграть в Англии. Когда ко мне обратились агенты из «Блэкберна», я поговорил с Моуринью. Так как в «Порту» тогда не соглашались продавать ему игроков в «Челси», он мне посоветовал: «Переезжай в Англию и проведи хороший сезон. Если я увижу, что ты все еще тот, которым был в «Порту», я тебя заберу». Я хорошо отыграл за «Блэкберн», которому достался всего лишь за 2,5 млн. фунтов, но они отказались продавать меня в «Челси». После того, как не удалось перейти в «Челси», моя карьера оказалась туманной»

В 2010-ом Бенни Маккарти перешел в «Вест Хэм Юнайтед», где и произошел значительный спад его карьеры. За год он провел всего лишь 13 матчей, не забив ни единого гола. В клубе это объясняли его лишним весом, а тогдашний тренер «Вест Хэма» Сэм Эллардайс неоднократно штрафовал его за то, что не мог похудеть. Сам же Бенни объясняет, что проблема была в другом: «Я весил 85 килограммов, но чувствовал себя абсолютно нормально. Находясь в этом весе, я забил много голов за «Блэкберн». Сэм Эллардайс постоянно говорил мне, что я должен весить 80. Но я же не был толстым. Мой вес был 80 килограммов еще в «Аяксе», когда я был практически ребенком. Не могу же я весить столько же 12 лет спустя. Он просто вбил себе в голову, что я должен весить 80 килограммов».

Отношения Бенни с руководством клуба были не самыми приятными. Ему были обидны публичные заявления руководства о его лишнем весе, которым те объясняли все неудачи игрока, а Каррен Брэйди, вице-президента «Вест Хэма», он даже назвал «настоящим дьяволом в юбке» он даже назвал «настоящим дьяволом в юбке». «Я подписываюсь под каждым своим словом. Я не могу осудить ее как руководителя клуба, ведь во многом благодаря ей «Вест Хэм» сейчас на высоте, но терпеть публичные оскорбления я тоже не стану. Не смотря на все это, я ничуть не жалею, что играл за «Вест Хэм». Это великий клуб с потрясающими болельщиками».

После неудачного сезона в «Вест Хэме» Бенни вернулся туда, где все и начиналось – в Южную Африку. «Мне казалось, что правильно закончить карьеру там, где ее начинал. Я знаю, что играл хорошо, знаю, что приносил удовольствие людям, я был лучшим бомбардиром, мы выигрывали трофеи. Как же это было круто!»

У Бенни Маккарти были непростые отношения с национальной командой ЮАР. Хоть он и до сих пор является лучшим бомбардиром в ее истории, его не раз обвиняли в недостаточном патриотизме. «Нередко приходилось выбирать между выступлениями за клуб и за сборную, и я выбирал первых. Ведь если бы я участвовал во всех товарищеских матчах за национальную команду, я бы попросту забывал играть за свой клуб. Клубы часто требовали не играть за сборную и я подчинялся. Я всегда отдавал им предпочтение, поскольку они платили мне зарплату еженедельно. Я хотел играть и за тех и за других, но это было невозможно, и меня обвиняли в том, что я отвернулся от национальной сборной», - объясняет Бенни, который пропустил домашний мундиаль из-за этих разногласий. – «Я был опустошен. Это был первый чемпионат мира в моей стране – первый во всей Африке – а меня там не было. Но я все равно горжусь своей страной и тем, как она провела чемпионат мира 2010».

Не смотря на сложные взаимоотношения со сборной, он гордится тем, что стал лучшим ее бомбардиром. «Я с удовольствием осознаю, что я прошел путь от бандитских трущоб до звания лучшего бомбардира сборной и первого игрока, забившего на чемпионате мира за национальную команду ЮАР – неплохая история, чтобы рассказать внукам, не правда ли?»

В возрасте 35-ти лет Бенни Маккарти официально завершил карьеру и перебрался на родину своей жены в Шотландию. «Моя жена хотела жить в Эдинбурге, где живут ее родители, и мне ничего не оставалось делать, как согласиться. Она уже достаточно путешествовала со мной», - объясняет Бенни. В Шотландии он решил начать тренерскую карьеру, в чем ему помог Нил Леннон, работавший тогда в «Селтике». Именно он сделал Бенни Маккарти своим помощником.

«Я работал под началом таких именитых тренеров как Луи ван Галь, Жозе Моуринью, Ко Адриансе, Марк Хьюз и Сэм Эллардайс – я многому у них научился, - говорит Бенни Маккарти. – Я хочу стать тренером и добиться в этом успеха. Сейчас я собираюсь получить тренерскую лицензию УЕФА – В. Как только я это сделаю, буду работать, чтобы получить лицензии А и Pro. Я хочу остаться в футболе, потому что я люблю футбол. Я хочу отблагодарить игру, которая дала мне все».



Перевод и адаптация Надежды Кнюх/euro-football.ru
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб сен 05, 2015 09:27

Анализ Мончи

Две подряд победы в Лиге Европы избавили главного тренера «Севильи» Унаи Эмери от ярлыка вечного неудачника, который не умеет выигрывать решающие матчи. Теперь в баске заинтересованы клубы Англии и Италии, а сам он предпочитает говорить о будущем как можно более расплывчато. В клубе ухода Унаи никто не хочет, но они готовы к подобному развитию событий. Потому что главный актив «Севильи» все-таки не тренер.

Как Рамон Мончи подарил «Севилье» очередной кубок


В последнее десятилетие «Севилья» по числу выигранных титулов в Европе занимает второе место в Испании и обгоняет все английские клубы, вместе взятые. При этом в команде постоянно меняются лидеры, тренеры и даже пост президента не слишком стабилен. Единственный человек, который объединяет все последние успехи «рохибланкос», – спортивный директор клуба Рамон Мончи.

До работы в администрации он десять лет числился вратарем команды. Не очень талантливым, но свои 80 матчей отыграть успел. К 2000-му году созрело решение окончить карьеру футболиста и помогать клубу в новом качестве. Мончи назначили спортивным директором, когда будущее «Севильи» находилось в тумане. Команда металась между Примерой и Сегундой, денег катастрофически не хватало. Руководство пришло к выводу: пора что-то менять.

Перед Мончи поставили две задачи: реформировать клубную академию и наладить систему скаутинга в Испании и за рубежом. В 2002 году пост президента клуба принял Хосе Мария дель Нидо, отдавший в руки Вердехо все трансферные карты. Рамон снова получил теневую должность в «Севилье», но на этот раз в ней было гораздо больше ответственности, нежели у вечно запасного вратаря.

«Дель Нидо никогда не навязывал мне новичков и не продавал футболистов за моей спиной. Он всегда консультируется со мной и прислушивается к советам. Это один из ключевых факторов, почему я остаюсь верен моему клубу, хотя многие проявляют ко мне интерес. Развязанные руки и удовлетворение работой – самое важное для меня, и в «Севилье» я чувствую себя свободно с первого дня работы», – поделился секретом своей преданности Мончи.

Первый трансфер, за который Мончи согласился заплатить деньги, случился только два года спустя. 550 тысяч отдали бразильской «Витории» за ушастого защитника Дани Алвеса. Шесть сезонов спустя «Севилья» получит за него от «Барселоны» 35,5 миллиона.

С тех пор Мончи постоянно находит великолепных игроков за копейки. Жулио Баптиста, Адриано, Сейду Кейта, Иван Ракитич – на них удалось заработать около 50 миллионов. И эти трансферы не совершались исключительно ради продажи – все футболисты на разных этапах были лидерами «Севильи». А после того, как в собственной академии удалось найти Серхио Рамоса, Хесуса Наваса и Хосе Рейеса, было решено как можно больше средств вкладывать в собственную школу. Сейчас она насчитывает более 22 команд, причем не только в Испании. А сеть скаутов, сотрудничающих с «Севильей», скоро дойдет до тысячи. Это позволяет находить игроков повсюду. Федерико Фасио играл полузащитника во второй аргентинской лиге, когда на него вышли представители «рохибланкос». Прошлым летом здоровяк-защитник за 10 миллионов евро отправился в «Тоттенхэм».

Президенты меняются, а Мончи остается. Сейчас Хосе Мария дель Нидо сидит за решеткой, а новый шеф клуба Хосе Кастро не менее слепо верит в авторитет вечного менеджера «рохабланкос». Результат работы функционера в Андалусии мы прекрасно знаем: яркая трофейная полка с тремя кубками Лиги Европы УЕФА и два поколения талантливого состава. Мончи поставил «Севилью» на рельсы и выполнил обе задачи руководства. В клубе его больше ничего не держит. Ничего кроме сентиментальных чувств.

К постоянным уходам игроков Рамон относился как к новому вызову. Сначала дороже продать, а потом дешевле найти замену. Были и неудачные сделки, но их количество ничтожно мало по сравнению с успехами. Перед прошлым сезоном он собрал очередную команду, и речь здесь не только об игроках. Не каждый тренер готов идти в клуб, где его мнение в трансферной политике практически ничего не решает. Да, спортивный директор всегда обсуждает с мистером потенциальных новичков. Но решающее слово остается за Рамоном, поэтому и тренеров он подбирает под себя. Эмери оказался идеальным кандидатом, готовым работать в команде и не жаловаться. После ухода Ракитича баск дал несколько грустных интервью, а затем просто перестроил игру «Севильи» так, что потеря хорвата стала практически безболезненной.

За последние годы Мончи пытались переманить чаще, чем любого игрока «Севильи». На него выходили «Бавария», «Тоттенхэм» и «Реал Мадрид» – все получали отказ. В начале января Мончи ответил отказом на предложение «Барселоны». Внезапно освободившаяся вакансия после увольнения Андони Субисаретты чуть ли не специально расчищалась для создателя «Севильи», но свои дела на юге Испании Мончи ради этого бросать не стал.

«Спортивный директор не продается», – сказал сам Рамон после финала. И дело не только в том, что на нынешней должности он получает максимальную свободу действий и доверие со всех сторон. На телефоне Мончи долгое время мелодией звонка был гимн клуба, название которого переводится как «Севилистас» до самой смерти». Он уже пообещал поставить вместо него гимн Лиги чемпионов. Но изменять принципам Рамон не готов.

Обычно в «Барселону» не зовут дважды. Но для Мончи определенно будет сделано исключение. Потому что вскоре произойдут два важных события: летом «Барса» будет выбирать нового президента, а в 2016-м контракт Рамона Родригеса с «Севильей» истечет. Главным пунктом предвыборной программы одного из кандидатов Агусти Бенедито четко значится приглашение Мончи. Впрочем, только слепой сейчас не видит трансферного шефа «Севильи» в «Барселоне».

Каталония благодарна Мончи за Дани Алвеса, Сейду Кейта и Ивана Ракитича и теперь намерена забрать главное сокровище Андалусии. Но хочет ли сам Мончи в «Барселону»? Тогда он будет работать против «Севильи» – клуба, которому подарил новую жизнь и клялся в вечной любви. Век убежденных моралистов в профессиональном спорте давно закончился, но Мончи, словно рыцарь печального образа, сохраняет тот самый принцип чести из романтичных времен. Позволит ли совесть Рамону Родригесу работать в любом другом клубе Ла Лиги? Сомнительно.

К тому же в «Барселоне» Мончи может сделать ручкой былой независимости. В его владении будет абсолютно другая скаутская служба с новыми ориентирами, и приоритетом в трансферной политике станет покупка готовых звезд. А ведь всю свою жизнь Мончи занимался тем, что лично отбирал игроков на вырост. В Каталонии ему придется играть по-крупному, без права на ошибку. Цены сделок возрастут, а затраченные миллионы потребуется оправдывать на полную катушку. Хороший свежий вызов для карьериста, но разве Мончи на него похож?

Мончи – это менеджер, которому нужен свой независимый проект. Который будет строить новый клуб по образу и подобию «Севильи», но уже за границами Испании. Наверное, поэтому в участившихся поездках функционера в Англию стоит искать скрытый смысл. Рамон Родригес не просто учит английский и навещает свою квартиру в Лондоне. Идеальным вариантом в Англии для Мончи может стать «Тоттенхэм» – чуть ли не единственный клуб Премьер-лиги, в котором спортивный директор действительно обладает каким-то весом. Чего явно не скажешь о «Челси», «Арсенале» или «Манчестер Юнайтед», где составы формируют большие боссы – тренеры.

Но куда бы ни выдвинулся Мончи, сперва этому домоседу потребуется переступить через себя. Сложно представить, что функционер решится на смену обстановки, пока он бьет себя в грудь и гордо кричит: «Я больше Севиллиста, чем спортивный директор, и это та причина, по которой я все еще здесь».


перевёл Павел Пучков/ftbl.ru
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср окт 28, 2015 11:41

Пабы, наручники, 8-й дивизион.


Серхио Агуэро? Диего Коста? Почему мы говорим о них, но не вспоминаем про лучшего нападающего лиги? Почему Джейми Варди – главная звезда АПЛ.


Пустыри, пабы, тюрьма

Заканчивается третий месяц сезона-2015/16 в английской Премьер-лиге, и британские журналисты на новостных порталах параллельно с болельщиками в пабах смакуют самые яркие события футбольной осени в Туманном Альбионе. Тут и яркий дебют Антони Марсьяля в «Манчестер Юнайтед», и первый хет-трик Рахима Стерлинга в карьере, и приход Юргена Клоппа в «Ливерпуль», и стоящий на краю пропасти под названием «увольнение» Жозе Моуринью.

На фоне этих сенсаций неоправданно остаётся в тени список лучших бомбардиров турнира, в котором также не обошлось без неожиданности — на первой строчке расположился не особо обсуждаемый, однако весьма колоритный и необычный футболист — Джейми Варди. В 10 стартовых турах нападающий «Лестера» отличился 10 раз, задвинув всесторонне разрекламированных Серхио Агуэро, Алексиса Санчеса, Харри Кейна и Оливье Жиру. Кроме того, Варди стал шестым игроком в истории АПЛ, отличившимся в семи матчах лиги подряд. Всё это отличный повод узнать нетривиальную и богатую на события историю игрока, ещё несколько сезонов назад игравшего в восьмой английской лиге.

Родился Джейми 11 января 1987 года в городе Шеффилд графства Южный Йоркшир. Всё детство мальчуган провёл в рабочих кварталах города, пиная мяч на пустырях и разгуливая по рабочим кварталам в компании сверстников. Улицы города дали ему суровую жизненную закалку, примешав к своенравному характеру парня напористость и желание быть лучше остальных.

Джейми с детства тяготел к игре в атаке. Тренеры ставили его на разные позиции – центрального нападающего, вингера, «десятки». Но ни в одной из этих ролей Варди не впечатлял. Не смотря на всю страсть и желание стать профессиональным спортсменом, Варди не выделялся на футбольном поле среди сверстников и в 16 лет был выдворен из юношеской команды «Шеффилд Уэнсдей» из-за низкого роста и скверного характера. По мнению тренеров, тщедушное телосложение и отсутствие таланта не позволят Варди выйти на дорогу в большой спорт.

В порыве чувств Джейми забросил футбол и пустился во все тяжкие, сменив футбольный мяч на кружку пива. В один из вечеров после потасовки в пабе он даже умудрился попасть за решётку, после чего некоторое время носил электронные наручники, с помощью которых полиция отслеживала его местоположение. Так сборная Англии и потеряла бы своего будущего форварда, если бы тот не взялся за голову и не решил вернуться к тому, что умеет делать лучше всего – играть в футбол. Махнув рукой на мечту заиграть в солидном «Шеффилде», Варди отправился на просмотр в клуб восьмого дивизиона «Стоксбридж».

«Тогда я натворил много чего, — признался позже Варди. – После тренировок мне приходилось бежать до дома, чтобы браслет не запищал из-за нарушения комендантского часа».

«Мне это всё надоело, я ухожу»

Спустя три года попыток пробиться в первую команду Джейми в 20 лет наконец дебютировал во взрослом футболе. Теперь он знал, что права на ошибку у него нет, потому цеплялся за каждый шанс как за последний, оставляя все силы на поле во время матчей и на тренировках, зарабатывая 30 фунтов в неделю. За три сезона в «Стоксбридже» он забил более 60 голов, после чего перебрался в клуб из Западного Йоркшира «Галифакс», впервые покинув родной город.

Несмотря на то что новый клуб играл в той же лиге, Варди решил, что это шаг вперёд, ведь впервые в жизни ему дали понять, что в него хоть где-то верят. И доверие это он не преминул оправдать.

Шел май 2010 года – Эстебан Камбьяссо только что выиграл Лигу чемпионов в составе «Интера». Кто мог подумать, что через несколько лет они оба будут забивать в ворота «Манчестер Юнайтед»?

Новый клуб играл в той же лиге, что и «Стоксбридж». Но с командой из Шеффилда Варди так и не смог подняться на более высокий уровень. А «Галифакс» благодаря голам нападающего уже в первом сезоне отправился на повышение – в седьмой по силе дивизион Англии. Джейми с 27 голами стал лучшим бомбардиром первенства, получил звание лучшего игрока турнира и привлёк к себе внимание «Флитвуда», клуба из пятого дивизиона, где зарплата составляла 850 фунтов в неделю. Особой разницы между турнирами нападающий не почувствовал – 31 гол в 36 матчах, и вот уже у его порога стоит агент из «Лестера» с солидным контрактом в чемоданчике.

Пара дней переговоров, «Лестер» не пожалел на форварда целый миллион фунтов стерлингов, и вот Варди уже позирует с синей футболкой в руках, на которой красуется его любимая девятка. Окрылённый успехом, Варди вышел на дебютный матч в составе команды «Чемпионшипа»… и растворился на поле. Так продолжалось на протяжении всего сезона. Пять жалких голов за год и невнятная игра сделали Джейми объектов насмешек фанатов, породивших огромное количество мемов и коллажей в Интернете, а также он удостоился звания «английского Никласа Бендтнера».

«Мне это всё надоело, я ухожу», — Варди заходился в приступе ярости в кабинете тренера «лис» Найджела Пирсона. Так Джейми чуть было вновь не распрощался с футболом, но трёхчасовая беседа с тренером и его ассистентом Крейгом Шекспиром вправила ему мозги. «Мнение фанатов переменчиво, парень. Сегодня ты неудачник, а завтра – герой. Ты ещё получишь свой шанс проявить себя, мы в тебя верим». Такой посыл клином засел в голове 26-летнего футболиста, и он вновь отправился пахать на футбольное поле. Джейми часами отрабатывал простые приёмы в завершающей фазе атаки, надолго оставаясь на базе клуба после тренировок.

10 матчей – 10 голов

В следующем сезоне «Лестер» ворвался в Премьер-лигу, в стартовых турах уничтожив сам «Манчестер Юнайтед» со счётом 5:3, а Варди поучаствовал во всех голах команды и позже сам назвал тот матч лучшим в своей карьере.

«В воскресенье 27-летний футболист «Лестер Сити» Джейми Варди стал главным виновником унижения «Манчестер Юнайтед». Англичанин принял непосредственное участие в каждом из пяти голов – гол, две результативные передачи и два заработанных пенальти.»

Как оказалось, прошлый сезон стал для него лишь разгоном. Сегодня Джейми, ещё два года назад чуть было не ушедший из профессионального футбола, занимает первое место в списке бомбардиров, приковав к себе внимание «Тоттенхэма», «Ливерпуля» и даже мадридского «Реала».

«Если возникает момент у чужих ворот, можно с уверенностью сказать, что Варди его реализует, — комментирует выступление нападающего Гари Невилл. – Сейчас ему удаётся конвертировать почти каждый свой удар в забитый мяч, и в этом секрет его успеха».

Пока Джейми Варди забивает в среднем по голу за каждые 89 минут, он нанёс больше ударов в створ (30) чем кто-либо другой в Премьер-Лиге, создал больше моментов (15) и совершил большее количество подкатов (13). Лишь Санчес сделал больше касаний в штрафной соперника – правда, разница всего в 1 касание.

Агрессивный стиль Варди очень подходит «Лестеру», который использует его «охотничьи» инстинкты в штрафной соперника. Он – постоянная угроза сопернику, а когда клуб остаётся без мяча, ещё и последняя надежда «Лестера». Он – работяга и человек, который просто не останавливается.



За последний сезон Варди невероятно вырос и поменялся. Сложно понять, что же так повлияло на него, что за такой короткий срок из обычного британского нападающего он стал настоящей сенсацией. Прежде всего, на него повлияла смена позиции. Раньше его использовали по краям, что противоречило его основному амплуа чистого нападающего. Он не вингер, и никогда им не станет. Его игра – через центр. Ну и последний фактор, который нельзя недооценивать – это уверенность.

Недавно Джейми получил вызов в сборную Англии и удостоился высоких оценок футбольных экспертов. Он проделал тяжелейший путь с самых низов, из заштатного нападающего первенства графств превратившись в одного из самых результативных форвардов Европы, и уже этим заслужил признание.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пн ноя 02, 2015 07:49

Колхозный грач.

Почему игроки «Реала» отказываются лечиться у клубного доктора. Константин Стрелков рассказывает о главвраче «Реала» Хесусе Ольмо, который за два сезона в клубе успел стать врагом номер один для своих футболистов.


«Мадрид» лидирует в чемпионате и успешно стартовал в очередном розыгрыше Лиги чемпионов, но едва ли у болельщиков есть повод для радости: практически каждый матч пополняет новой публикацией, пожалуй, самый обновляемый раздел на официальном сайте клуба – «Partes médicos». Бенитес, безусловно, любит ротацию и всегда за экспериментальные сочетания на поле, но тут его участия как бы и не требуется. Данило, Хамес, Рамос, Бэйл, Пепе, Карвахаль, Бензема, Модрич – и неизвестно, как в этом списке станет следующим. Недовольство игроков работой медицинского штаба во главе с Хесусом Ольмо не возникло на пустом месте и приобрело видимые очертания ещё прошлой осенью, но каждая новая капля грозит переполнить чашу терпения в любой момент.

Неизвестный даже в кругах своих коллег Ольмо присоединился к медицинской службе «Реала» в августе 2013-го. Известно, что десять лет назад он уже сотрудничал с «Реалом» на правах внештатного сотрудника: пытался вылечить Джонатана Вудгейта, но после очередного рецидива у англичанина бросил это дело, занимался процессом восстановления Гонсало Игуаина, а также колдовал над «крестами» регбиста мадридского «Атлетико» Алехандро Онеги Камачо. Испанские СМИ сходились во мнении, что Ольмо – доктор не того калибра, и продолжали недоумевать по поводу этого назначения.

Ларчик открылся достаточно просто: Хесус Ольмо оказался зятем Херонимо Фарре, входящего в Совет директоров «Реала» и, на секундочку, личным кардиологом президента мадридского клуба Флорентино Переса. Фарре числился в Хунте Директиве в первый президентский срок Переса (2000-2006), а затем вернулся в руководящий состав в 2009 году с лёгкой руки вновь избранного дона Флорентино. Яркий пример кумовства или, если хотите слово побогаче, непотизма. Не раз и не два мы сталкивались с подобными случаями в повседневной жизни.

Обстановка в мадридской раздевалке начала накаляться ещё в первой половине сезона-2014/15: к новогодним праздникам футболисты в общей сложности получили двенадцать травм различной степени тяжести. Вина была возложена на главного врача – Карлоса Диеса, которого в должности оперативно сменил Ольмо, и физиотерапевтов – их методично увольняли по ходу второго круга. Таким образом, машиной скорой помощи «Мадрида» безраздельно стал рулить человек Переса.

Одним из первых под сокращение попал Педро Чуэка – человек, который для «Мадрида» – больше, чем просто физиотерапевт. Угадайте, с чьей подачи? Правильно. Думается, что если бы он действительно был причиной всех бед, то игроки бы безудержно радовались этому событию. Но эффект был обратным: лидеры команды – Криштиану Роналду и Серхио Рамос – и главный тренер Карло Анчелотти созвали внеочередное клубное собрание, на котором собирались обсудить сложившуюся ситуацию. Выяснилось, что игроки недовольны ни решением относительно увольнения физиотерапевта, ни тем, как исполняет профессиональные обязанности новоиспечённый главврач: последний даже получил прозвище Доктор Растяжение. Дело в том, что Хесус Ольмо совершенно не пользовался доверием со стороны футболистов «Реала», и на то, надо сказать, были основания. Так, он поставил неверные диагнозы Хедире, Модричу, Рамосу, Хесе, Бензема и Джейси Карроллу (баскетболисту «Мадрида»), своевременно не выявил повреждений у Ильярраменди и Арбелоа, а иногда просто заканчивал сеанс лечения раньше запланированного, ссылаясь на важные дела. В этой связи игроки попросили руководство клуба уволить псевдоспециалиста (наивные!), однако в ответ на это Флорентино Перес наделил Ольмо ещё более широкими полномочиями, позволив тому самостоятельно комплектовать штат.

В обновлённую медицинскую бригаду вошли Химо Мас (врач из «Леванте»), Микель Аррембери (врач из испанской федерации регби), Феликс Фернандес Солис (физиотерапевт московского «Локомотива», который работал с Бенитесом в «Ливерпуле») и Витор Пимента (физиотерапевт из «Варзима», близкий друг Фабио Коэнтрао). Насчёт последнего не так давно вскрылась весьма пикантная подробность: у него не оказалось диплома, позволяющего заниматься физиотерапией. Эта новость не осталась незамеченной Профессиональной коллегией физиотерапевтов автономной области Мадрид (CPFCM).

«CPFCM поддерживает недовольство физиотерапевтов «Реала» в связи с присоединением к команде в преддверии сезона-2015/16 человека без официального диплома врача: CPFCM напоминает о том, что любой профессионал медицинского штаба, работающий со спортсменами, обязан обладать соответствующим дипломом о высшем образовании, подтверждающим его знания. Как сообщили физиотерапевты клуба CPFCM, человек, о котором идет речь, прошел всего два профессиональных курса по физиотерапии и восстановлению, и у него нет диплома о высшем образовании. Соответственно, он не имеет права работать в Испании», –говорится в заявлении, опубликованном на официальном сайте организации.

Также в CPFCM остались недовольны решением руководства «Мадрида» прекратить сотрудничество с физиотерапевтами, которые верой и правдой служили королевскому клубу на протяжении многих лет: Хуан Муро (с 1995 года), Дани Мартинес (с 1998 года), Франсиско Хосе Морате (с 2001 года), Сантьяго Лосано (с 2005 года), Карлос Эредиа (с 2009 года).

«К сожалению, уже довольно продолжительное время в клубе личное главенствует над профессиональным, а посредственность – над высоким уровнем работы. Я пишу это не для того, чтобы обвинить кого-то. При наличии определённой свободы и поддержки люди могут делать или не делать всё, что им захочется, в том числе, избавляться от тех, кто лучше, чтобы их собственные недостатки не были столь очевидны. Даже если это происходит за счёт увольнения ценных опытным работников», –написал в довольно эмоциональном открытом письме Дани Мартинес

Все вышеперечисленные сотрудники пользовались авторитетом и доверием у футболистов. Эредиа, например, на протяжении нескольких месяцев лично контролировал восстановительный процесс Хесе после разрыва крестообразных связок. Специалист сопровождал молодого кантерано даже во время его поездок домой, на Канары.

Отдельно следует отметить и фигуру Педро Чуэки, о котором мы уже начали говорить. Специалист, отдавший клубу двадцать лет, пользуется огромным авторитетом у коллег, а также бывших (Рауль, Касильяс, Йерро, Морьентес, Миятович) и нынешних игроков «Реала»: они приглашают его на обед в «Месон Чисту» и называют его одним из героев, который помог клубу завоевать «десиму».

«В «Реале» я всегда находился в хороших руках. Физиотерапевты клуба, особенно Педро Чуэка, всегда заботились обо мне. Я пропустил всего несколько игр – самым длительным отсутствием были те три месяца, когда я не играл из-за травмы колена», –говорил о нём Рауль

Любопытно, что, несмотря на увольнение, футболисты и не думали отказываться от услуг Чуэки: они добились того, чтобы его вернули в клуб в качестве приходящего физиотерапевта, мнение которого должно учитываться при вынесении вердиктов по травмам.

После феерической первой половины сезона «Реал» остановился: из командного механизма выпала главная шестерёнка – Модрич. Позже мы знаем, что эта потеря стоила «Мадриду» провала на всех фронтах. С ноября по март Лука восстанавливался под руководством Хесуса Ольмо и уже был готов вернуться на поле и помочь команде на ключевом отрезке сезона, как вдруг случился рецидив. На этот раз хорватский полузащитник поступил разумнее и обратился за помощью к «запрещённому» Чуэке, чем вызвал очередной приступ ревности главы медицинской службы. Педро получил бан на посещение базы «Мадрида» в Вальдебебасе и не должен был пересекаться с другими врачами, однако это не помешало его сотрудничеству с игроками.

Ещё один показательный эпизод произошёл на клубном чемпионате мира. Рамос почувствовал дискомфорт в игре с «Крус Асуль» и рисковал пропустить финал. Ольмо дал указание Анчелотти не задействовать защитника сборной Испании в предстоящей игре, однако Чуэка провёл детальное обследование и в личной беседе заверил Серхио, что повреждение незначительно и не несёт угрозы его здоровью. Тренер и футболист доверились внештатному физиотерапевту, а Рамос вышел на поле и забил, став одним из героев матча. Свой гол он посвятил Педро.

«Мне нравится жить в обществе, где каждый вправе выбирать, где ему ложиться под нож. Свобода важна даже в таких случаях. Мы оперировали Хаби Алонсо, Метцельдера, консультировали Рауля при травме сухожилий, кроме того, через наши руки прошли многие воспитанники «Мадрида». Футболист должен иметь право выбора: когда я работал в футбольном клубе, то всегда уважал игроков, которые оперировались в других больницах. Моя связь с футболом всегда была альтруистической», –считает хирург Луис Риполь.

Череда скандальных увольнений негативным образом сказалась на репутации и финансовом положение клиники Sanitas, которая является спонсором «Реала» с 2008 года. Спонсорские контракты с медицинскими учреждениями имеют ещё пять клубов Примеры: «Барселона», «Атлетико», «Валенсия», «Вильярреал» и «Малага». С «дефолтными» больницами сотрудничают, как правило, аутсайдеры или команды, только объявившиеся в элитном дивизионе. Все остальные предпочитают частные клиники и проверенных специалистов с именами, специализирующихся на конкретных травмах. Несмотря на отток клиентов из Sanitas, в конце сентября глава медицинского центра Иньяки Эреньо встретился с Флорентино Пересом, и стороны согласовали условия нового трёхлетнего контракта.

Инкриминируют Хесусу Ольмо не только профнепригодность: игроки и журналисты называют его зачинщиком кампании против Анчелотти, которая впоследствии вылилась в увольнение итальянского тренера. Карло был недоволен работой действующего медицинского персонала и неоднократно просил Переса о привлечении в клуб специалистов по быстрому восстановлению, но президент «Реала» игнорировал его просьбу. Некоторые источники даже пишут, что это настолько задело главврача, что он преднамеренно добивался травм ведущих футболистов через лишние нагрузки вкупе с отказом от системы оперативной реабилитации. Анчелотти также не питал особых симпатий к Ольмо и скрывал от него актуальную информацию о физическом состоянии игроков. Такая вот открытая война. В одном из недавних интервью бывший тренер «Мадрида» в свойственной себе тактичной манере говорит, что некоторые разногласия с медицинским штабом действительно имели место быть, однако отрицает, что это стало причиной его увольнения. Игроки же остаются при своём мнении и называют главу медицинской службы шпионом Переса: Флорентино всегда был в курсе настроений в раздевалке.

Уже прошёл год с первой волны протестных настроений, но вопрос по-прежнему не решён: футболисты с костылями смотрят футбол дома по телевизору, а Ольмо, используя генератор случайных диагнозов, продолжает издеваться над новыми жертвами. На днях Рамос, заручившись поддержкой партнёров, включая вице-капитанов и игроков баскетбольной команды, отправится с петицией к исполнительному директору «Реала» Хосе Анхелю Санчесу, который в свою очередь уведомит о ситуации Переса. От последнего ждут конкретного решения. Главное, чтобы таковым не стало приглашение в клуб врача, который будет лечить перелом голеностопа подорожником и йодной сеточкой.


FootballHD.ru
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вт ноя 24, 2015 11:41

Cказка о плотнике.


Морено Торричелли: сказка о плотнике. От А до Я


Аматор

До 22-х лет футбол для уроженца маленького городка Эрба был не более чем способом провести свободное время. В детстве Торричелли занимался в школе Комо, последовав примеру старшего брата, затем выступал за Канту, Фольгоре, Верано, Оджоно, в конце концов, оказался в Каратезе, выступавшем в региональной лиге.

«Я был обычным парнем, таких тысячи, миллионы. Играл в удовольствие, посвящал своему хобби немало времени, но никогда не думал, что стану профессионалом. Когда тебе уже за двадцать, даже мечтать о чем-то подобном не приходится», - вспоминает Морено.

Баджо

Летом 1992 года Ювентус приобрел Торричелли у Каратезе за 60 млн мир. Для сравнения – автомобиль, на котором ездил Роберто Баджо стоил в два раза больше. Это, однако, не помешало Роберто и Морено сдружиться.

«Баджо – гений, уникальный футболист, непревзойденный мастер. Мне кажется, единственный его недостаток в том, что Роберто всегда был слишком спокоен. Великому футболисту, по моему мнению, нужно вести себя более уверенно, отстаивать свое мнение, а Баджо, к примеру, никогда не пытался спорить с тренером или руководством».

Виалли

Еще один друг, оставшийся у Торричелли, со времен выступлений за Старую Синьору – Джанлука Виалли, некогда самый дорогой футболист мира и один из важнейших исполнителей в составе бьянко-нери в начале-середине 90-х.

«Лука – величайший игрок, с которым я когда-либо вместе выходил на поле. Настоящий лидер, во время матчей и не только. Он всегда был заряжен на борьбу и никогда не отказывал никому в помощи».

«Помню чемпионат, когда мы взяли первое скудетто. Перед матчем с Пармой на Эннио Тардини Виалли обратился к команде: «Ребята, поезд отправляется всего один раз, мы не имеем права на него опоздать!» Сказано – сделано. Мы выиграли у Дукали 3:1 и довели первенство до победного конца. Думаю, это был один из важнейших моментов сезона».

Гибкость

Торричелли делал первые шаги в футболе на позиции либеро, но широкой публике стал известен, прежде всего, как фланговый защитник. Вот как сам Морено комментирует свою смену позиции:

«Я долго играл либеро. У меня была одна задача – увидеть мяч, отобрать его и вынести подальше от ворот. Так я действовал вплоть до момента, когда попал в Каратезе. Тренером там был Роберто Антонелли, бывший нападающий Милана, желавший воплотить в жизнь свои смелые идеи, нестандартные мысли. Это был настоящий Сакки низших лиг! Он предпочитал, чтобы защита действовала в линию, а меня поставил на фланг. Пришлось приспосабливаться, и вышло достаточно неплохо».

Допинг

После финального матча Кубка европейских чемпионов сезона 1995/96 Торричелли должен был сдать тест на допинг. У проигравшего Ювентусу Аякса жребий вытянул молодой Патрик Клюйверт. Увидев Морено, голландец пошутил: «Ну, слава богу! Ты все-таки попался», намекая на то, что на протяжении всего матча итальянец без устали мотался по полю.

Также Морено раскритиковал чешского специалиста Зденека Земана, обвинявшего ювентини в употреблении запрещенных препаратов:

«Земан не должен говорить о том, чего не знает. У нас были безумные тренировки. Вентроне (тренер по физподготовке) заставлял нас качать пресс 500 раз за 15 минут. Игроки блевали от его нагрузок».

Евро

Арриго Сакки вызвал Морено на чемпионат Европы 1996 года, но турнир не вышел удачным, ни для сборной Италии, ни для защитника. Скуадра Адзурра не вышла из группы, а Торричелли сыграл всего 15 минут, выйдя на замену вместо Амедео Карбони в матче с Германией (0:0).

Также защитник Ювентуса ездил и на чемпионат мира-1998 во Францию, но алленаторе сборной Чезаре Мальдини видел в нем лишь дублера, и Морено не принял участия ни в одном из пяти матчей Италии на турнире.

Всего Торричелли вызывался в ряды Скуадры Адзурры 21 раз и в период с 1996-го по 1999 год 10 раз появлялся на поле, представляя национальную команду своей родной страны.

Жертвы

«Я могу похвастаться железной волей. Играя в футбол в молодости, я зарабатывал на нем копейки. Но после работы (а работал я до вечера), собирал сумку и бежал на спортивное поле, чтобы тренироваться.

Я занимался как минимум три раза в неделю – иногда едва ли не каждый день. Да, это были большие жертвы, ведь я мог проводить свободное время совершенно иначе. Но сейчас я вспоминаю эти жертвы с удовольствием. Я не жалел бы о том, что делал, даже если бы никогда не стал футболистом в Серии А».

Золото

В составе Ювентуса Торричелли трижды становился чемпионом Италии. Первый титул сильнейшей команды Апеннин при Морено был завоеван по итогам сезона 1994/95, за ним последовали успехи в 1997-м и 1998-м. С особой теплотой футболист вспоминает золотую медаль 1995 года.

«Первый чемпионский сезон незабываем, я до сих пор не верю, что пережил все это. Специалисты не считали нас фаворитами, но команда набрала ход, и нас было уже не остановить», - рассказывает Торричелли.

В том чемпионате Морено провел на поле 30 матчей, закрепив за собой позицию на левом фланге обороны. Интересно, что вместе с ним в основном составе играли нынешние тренеры Ювентуса – Антонио Конте и Массимо Каррера.

Интер

Интересно, что футболист, ставший одним из лидеров Ювентуса, вовсе не поддерживал Старую Синьору до перехода в туринский клуб. Вся семья Торричелли фанатела от… миланского Интера.

«У нас дома футбол был своего рода религией. Мой отец работал водителем грузовика, но, в то же время, владел баром у нас в городе. Так вот, это заведение было неофициальной штаб-квартирой местного фан-клуба Интера, - говорит Морено. - Конечно, я тоже болел за нерадзурри. Моими кумирами были Алессандро Альтобелли и Эваристо Беккалосси».

Курение

Даже став профессиональным футболистом, Торричелли так никогда и не смог отказаться от пагубной привычки – курить. Конечно, и сейчас немало спортсменов любят затянуться, но делают это нерегулярно и пытаются не попасться на глаза журналистам. Морено же абсолютно не скрывал, что ему по душе подымить, из-за чего однажды едва не покинул Ювентус.

На почве курения у Торричелли возник конфликт с Марчелло Липпи, и защитник был близок к трансферу в Рому, но все же остался в Турине. Впрочем, сигареты так и остались неотъемлемым атрибутом жизни Морено. По словам одного из его знакомых, он до сих пор «курит, словно турок».

Липпи

Марчелло Липпи в 1994 году сменил на посту алленаторе Ювентуса Джованни Трапаттони, и поначалу приход нового тренера Торричелли воспринял без восторга. Впрочем, позже неоднократно говорил, что Липпи – лучший специалист, с которым он "Однажды Липпи наехал на меня на тренировке при всех, мы чуть не подрались, причем все началось без особых причин. Я был так обижен, что едва не расплакался". работал. Именно специалист – о человеческих качествах речь не идет.

«С Липпи на первых порах было очень сложно. Однако я сразу скажу, что это лучший тренер, с которым я работал. Когда он пришел в клуб, то держал существенную дистанцию с игроками. Хотел всех для начала узнать – так сказать, со стороны. Отношения у нас не ладились».

«Однажды Липпи наехал на меня на тренировке при всех, мы чуть не подрались, причем все началось без особых причин. Я был так обижен, что едва не расплакался. У меня за спиной было два чемпионата на профессиональном уровне, а он требовал слишком многого. Позже я понял, что таковы методы его работы, и это нужно принять. Он - маньяк дисциплины. Но с Марчелло мы играли все, что можно было выиграть – это главное».

Музыка

В дома Торричелли в глаза сразу бросается то, что его владелец явно небезразличен к музыке. В зале стоит фортепиано, у стены помигивает разноцветными лампочками олдскульный музыкальный автомат, а за стеклянными створками шкафа виднеются полки, буквально забитые разнообразными CD.

«Музыка – моя большая страсть, - рассказывает Торричелли. – Я преданный поклонник хэви-металла и рока. Для меня не было ничего лучше, чем зарядиться на матч, послушав несколько треков BlackSabbath!»

Новичок

Как ни странно, адаптация в Ювентусе не заняла у Морено много времени. Молодой футболист быстро почувствовал себя своим в самой титулованной команде страны и завоевал место в стартовом составе коллектива Джованни Трапаттони. Наличие сонма звезд не смущало Торричелли – к тому же знаменитости активно помогали новичку освоиться.

«Знаете, у меня даже не было времени понять, что происходит. Я пришел в себя, когда уже был игроком основы Ювентуса, а до этого, наверное, даже не осознавал, что выступаю за бьянко-нери. Все как-то сразу пошло хорошо – я был в отличной форме, тренер мне доверял. Ребята-одноклубники очень помогали, с первого дня вели себя со мной, как с равным».

Очевидец

Одним из самых громких скандалов чемпионата 1997/98 стало обвинение арбитров в том, что они часто принимают решения в пользу Старой Синьоры. Особенно обсуждался эпизод матча с Интером, когда рефери не зафиксировал нарушение правил против Роналдо со стороны Марко Юлиано и не поставил в ворота Юве пенальти. Торричелли был на поле и делится своим видением эпизода.

«После столкновения Юлиано и Роналдо мяч шел ко мне, и я был сосредоточен на нем. Потому не могу точно говорить, был фол или нет. Но я согласен с высказыванием Вуядина Бошкова: «Пенальти нужно ставить тогда, когда это делает арбитр». Не верю, что нам подсуживали или на арбитров оказывалось психологическое давление».

Прозвища

«Прозвищем Джеппетто меня наградил Роберто Баджо. Шел 1992 год, я только пришел в Ювентус. Роберто узнал, где я работал раньше и начал шутить по этому поводу. «Вот и Джеппетто пришел! Иди, иди сюда…» (Джеппетто – персонаж новеллы «Приключения Пиноккио», который создал говорящую куклу. В русском варианте - плотник Джузеппе). Кое-кто подхватил фразу Роберто и понеслось… Даже Трапаттони часто называл меня так».

«Также меня называли Бешеный Конь (CavalloPazzo). Это имя знаменитого индейского вождя, и им меня наградили за то, что я всегда очень интересовался культурой этого народа», - говорит Морено, сидя на стилизованном под индейский трон кресле, подлокотники которого сделаны из рогов быка.

Работа

«С 15-ти до 22-х лет я, как и большинство людей, пять дней в неделю ходил на работу. Начинал с раннего утра, заканчивал в шесть вечера. Я работал плотником, столяром, называйте, как хотите – в общем, делал мебель», - делится Торричелли своими воспоминаниями о «прошлой жизни».

«И знаете – мне нравилось. Это занятие было мне по душе, оно приносило мне деньги. Все было в порядке, мне не на что было жаловаться. Я играл в футбол в свое удовольствие, а когда меня пригласили в Ювентус… Я взял отгул на фабрике, потом клуб позвал меня на сборы, я согласился и был уволен. Вот так и закончился мой столярский опыт».

Сказка

Кому-то история Торричелли может показаться сказочной, но сам Морено вовсе так не считает.

«Это было удивительно - попасть из аматорского футбола в один из величайших клубов Италии и Европы. Конечно, это можно назвать сказкой. Но всему были свои причины и основания. Мне, несомненно, повезло, но я оказался в Турине не просто так», - считает Морено.

«Я тяжело трудился на протяжении многих лет и воплотил мечту в реальность. Мне никто ничего не дарил. Предпочитаю рассматривать свою карьеру не как сказу, а как пример, надежду для молодых игроков. Дескать, все возможно», - подчеркивает Торричелли.

Трапаттони

Джованни Трапаттони – человек, который, по сути, дал Морено путевку в большой футбол, пригласив его в Ювентус. Морено называет Трапа едва ли самой значимой персоной в своей жизни, вторым отцом и признается, что итальянскому специалисту обязан очень многим.

«Трапаттони сыграл важнейшую роль в моем восхождении. Он очень рисковал, делая на меня ставку. Не каждый тренер позволит себе делать ставку на молодого игрока, который пришел из аматорской лиги. У нас сложились особенные теплые отношения, мы даже общались между собой на диалекте. А сколько раз я оставался с ним после тренировок, и мы работали над моей техникой…»

Удар

Осенью 2010 года в семье Торричелли случилась страшная трагедия. После долгой и серьезной болезни из жизни ушла жена Морено Барбара, подарившая ему трех детей – Арианну, Алессио и Аврору. Ужасный удар Торричелли перенес с большим трудом.

«Для меня и детей два месяца после того, как не стало Барбары, были настоящим кошмаром. Мне помог Джанкарло, мой товарищ. Он пояснил мне много вещей, наши разговоры помогли мне идти дальше. Я не знал, как реагировать на произошедшее, но затем решил жить будущим, надеяться на лучшее…»

Фиорентина

После чемпионата мира во Франции Торричелли обратился к руководству Ювентуса с просьбой продать его в Фиорентину, которую тогда тренировал Джованни Трапаттони.

За Фиалок Морено выступал на протяжении трех сезонов, в первом из которых Фиалки заняли в чемпионате третье место и попали в квалификационный раунд Лиги чемпионов. Стоит отметить, что трансфер был воспринят в штыки некоторыми тифози Старой Синьоры, так как Скуадра Виола является принципиальным соперником Юве.

«Переход в Фиорентину – очень смелый поступок. Но я пошел на него, ведь видел, что в Ювентусе мне уже нет места. К тому же Трапаттони хотел вновь работать со мной. Я понимал, что меня не примут во Флоренции с распростертыми объятиями, но надеялся своей игрой завоевать расположение публики. Получилось…»

«Сезон 1998/99 стал одним из лучших в моей карьере. Скудетто? Нет, нам чего-то не хватало. К тому же мы проиграли десять матчей в гостях… Та Фиорентина не была готова брать титул».

Ходатайство

«Став игроком Ювентуса, я первым делом попросил у руководства клуба автомобиль. Незадолго до этого на все сбережения приобрел BMW, но его украли! У меня не было машины, не было денег… FIATпомог. Вскоре у меня появилось новое авто», - вспоминает Торричелли.

«Моя первая зарплата в Юве составила, кажется, восемьдесят миллионов лир плюс премии. Впрочем, контракт я подписывал без определенной суммы – расписался на чистом бланке. А когда у меня появился агент, президент Бониперти даже не пожелал с ним видеться».

Цитата

«Поначалу я чувствовал себя в Ювентусе, как рыба, выброшенная на берег. Первый матч мы проводили на Олимпиаштадионе в Мюнхене, это был прощальный поединок Аугенталера. На трибунах было 60 тысяч народу», - вспоминает Морено свой дебют.

«Я волновался, но все прошло неплохо, я играл почти неосознанно. После матча Трапаттони сказал знаменитую фразу, которую я вспоминаю до сих пор. «Торричелли, ты или ненормальный, или действительно хороший футболист!»

Чемпион

В мае 1996 года Морено Торричелли выиграл, пожалуй, главный трофей в своей карьере. В Риме в финале Кубка европейских чемпионов его Ювентус в серии пенальти обыграл нидерландского гранда Аякс, которым руководил Луи ван Гал. Золотая плеяда голландского футбола После матча Трапаттони сказал знаменитую фразу, которую я вспоминаю до сих пор. «Торричелли, ты или ненормальный, или действительно хороший футболист!» осталась ни с чем, а Торричелли, хоть и не бил 11-тиметровый, был признан лучшим игроком поединка.

«Я помню все, как сейчас: бессонные ночи, поездку на автобусе на стадион, момент, когда Мистер объявил стартовый состав, адреналин, играющий в крове. Выход на поле. Победу. Кубок и пьедестал. Глаза Виалли, которые сверкали от счастья. Я бегал два часа кряду, но провел лучший матч в моей жизни».

Шанс

Своими выступлениями за скромный Каратезе Торричелли, тем не менее, привлек интерес более солидных клубов. Им интересовался Про Верчелли, Морено ездил на просмотр в Верону, но ближе всего был к переходу в Лечче. Однако затем судьба подарила плотнику из Ломбардии шанс его жизни. Каратезе провел два товарищеских поединка с Ювентусом, Старой Синьоре как раз требовались игроки на другие контрольные игры, и Трапаттони предложил Морено провести за бьянко-нери пару матчей…

«Я до последнего не верил в происходящее. Я играл товарищеские поединки за Юве, было легко, ведь эта команда всегда являлась фаворитом. Затем Трапаттони предложил мне потренироваться с ними неделю. Конечно же, я согласился! Но не думал, что это всерьез…»

Эспаньол

В 2002 году Фиорентина обанкротилась, и большинство игроков Скуадры Виолы получили статус свободных агентов. Торричелли полгода отдыхал от футбола, а в январе подписал контракт с Эспаньолом, где играл вплоть до окончания сезона 2003/04.

«Я провел фантастические полтора года в Испании, - делится впечатлениями Морено. – Их культура отличается от нашей – меньше давления, жить там попросту легче и лучше. Затем еще год поиграл за Ареццо и сразу же начал карьеру тренера. Работал с детьми в Фиорентине, затем возглавлял команду Серии С1 Пистойезе, а в 2009-м тренировал Фильине из Лиги Про. У последних двух клубов были серьезные финансовые проблемы – только поэтому пришлось уйти».

Ювентус

В общей сложности за Ювентус Торричелли провел 230 матчей и забил 3 гола. Со Старой Синьорой он трижды становился чемпионом Италии, брал Кубок европейских чемпионов, Кубок УЕФА, Суперкубок Европы, Межконтинентальный Кубок, Кубок Италии и дважды побеждал в финале Суперкубка Италии.

На протяжении шести сезонов он был неотъемлемой частью туринской команды и вошел в Зал славы клуба вместе с такими легендами, как Антонио Конте, Джанлука Виалли, Анджело Перуцци, Анджело Ди Ливио, Фабрицио Раванелли, Чиро Феррара, Джанлука Пессотто.

Я

«Чем я занимаюсь сейчас? Посвящаю всего себя семье. У меня были предложения тренировать в Серии Б, но после смерти жены я хочу уделить время детям. Спорт многому меня научил. В том числе преодолевать проблемы, не сдаваться, идти дальше», - рассказывает Торричелли.

«Я хочу тренировать и надеюсь еще вернуться в большой футбол. Но сейчас я взял паузу, хотя часто ловлю себя на мысли о том, как это здорово – суметь объединить два десятка человек одной целью и сделать так, чтобы они воплотили в жизнь твои мысли и стремления».


Юрий Шевченко, Football.ua
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вт дек 22, 2015 08:19

Денис Романцов/sports.ru/tribuna/blogs

Как из слабака превратиться в звезду АПЛ


«После игр он до четырех утра потел в тренажерном зале» - о Рияде Марезе, самой зажигательной звезде европейского сезона.

– Если в субботу мы не пропустим, я куплю игрокам пиццу и, может быть, хот-доги, – обещал тренер «Лестера» Клаудио Раньери перед игрой со «Стоком». Его команда ввинтилась во второе место, начав сезон с пяти матчей без поражений, но в трех из них пропускала первой. Поводом для слов Раньери стала домашняя игра с «Астон Виллой»: «Лестер» успел впрыснуть три мяча, но за двадцать минут до конца летел 0:2. Со «Стоком» вышло еще более задорно – Арнаутович раскрошил защиту Раньери острым пасом на Кркича, а капитан «Лестера» Уэс Морган вынес мяч так ловко, что подарил Уолтерсу выход один на один со Шмейхелем – «Лестер» горел 0:2 уже к двадцатой минуте. Но и тогда «Лестер» не проиграл: после перерыва Рияд Марез изящным пасом загнал в штрафную Дринкуотера, его там уложили, Марез уладил формальности с пенальти, а потом стянул на себя двух защитников, выиграл верховой мяч и снарядил им Джейми Варди, сравнявшего счет. «Лестер» остался без пиццы и хот-догов, зато вернулся с третьего места на второе, а алжирский фокусник Марез удрал от других претендентов на титул главной сенсации евросезона с тем же изяществом, что и от троицы из «Астон Виллы».



Во всякой многоэтажке Серселя, северного пригорода Парижа, таких же техничных парней не меньше, чем команд на тренерском пути Раньери. Марез баловался с мячом и на улице, и дома, но идти на просмотр в местную команду ленился – там же вечно тренировки, иногда два раза в день, и попробуй опоздай, надо много бегать, качаться и не факт, что после всего этого тебя выпустят на поле. Ну, и зачем это? Рияд не голодал, потому что родители каждый день мотались на работу в Париж, и не скучал без футбола, потому что всегда рядом брат Вахид и друзья по подъезду.

Мать Рияда – марокканка, отец – алжирец, познакомились они уже во Франции, где Ахмед Марез играл за маленькие команды. Ахмед мечтал, чтобы его младший сын стал футболистом, желательно в марсельском «Олимпике», который они оба обожали, но для начала – хотя бы в команде Серселя.

В 2003 году консорциум во главе с Гари Линекером перетягивал «Лестер» из 30-миллионной долговой ямы в премьер-лигу, а Ахмед Марез тащил сына с асфальтовой площадки на чуть более травянистое покрытие спортивного центра имени Нельсона Манделлы в Серселе – годы спустя новый синтетический газон центру подарит Филипп Кристанваль, самый знаменитый местный воспитанник, пару лет потрясавший дредами болельщиков «Барселоны».

Финты Мареза не вдохновили Мохамеда Кулибали, технического директора «Серселя». С двенадцати до шестнадцати лет Рияд отставал в физическом развитии от других пацанов, был хилым и медленным. «Я был такой худой, такой маленький, что любой мог отпихнуть меня от мяча», – говорил Рияд Полу Дойлу из The Observer. Марез пытался играть на чистых мячах, избегая контактов с соперниками, иногда получалось, чаще нет, но футбол оставался для Мареза развлечением – перед глазами был пример отца, который достойно жил и без бурной карьеры в профессиональном футболе.

А через три года отец Рияда умер от сердечного приступа, унесся с собой иллюзии, которыми жил его младший сын, и оставив только свою мечту – чтобы Рияд состоялся в футболе. Пятнадцатилетний Марез сразу повзрослел, стал ежедневно молиться в местной мечети, а главное – поклялся себе, что исполнит мечту отца. Рияд начал совершенствовать технику, чтобы стать неуловимым для тех, кто раньше легко оттирал его от мяча, и мышцы. Игрок «Серселя» Ги Нгонголо рассказывал про Мареза изданию SoFoot: «После игр он до четырех утра потел в тренажерном зале». В шестнадцать-семнадцать лет Марез резко прибавил, стал лидером «Серселя», но это юношеская команда в пригороде Парижа, а места для шага вперед все не было.

Еще один друг детства Мареза, Софьян Сегири, вспоминал, что Рияд мог сорваться с места и по первому зову умчаться на просмотр хоть в Румынию, хоть в Испанию, хоть в Шотландию: «Как-то вечером ему предложили пройти просмотр в Шотландии вместе с группой других футболистов, который улетали из аэропорта Бовэ в 21 час. Рияд даже не спросил, в какую команду его зовут, схватил бутсы с формой и поехал в аэропорт». Шесть лет назад Марезу подкинули еще один вариант – бретонский любительский клуб «Кемпер» из четвертой лиги, им как раз нужен взрывной и техничный левша. Два условия – добираться до Бретани нужно за свой счет и, кроме него, на просмотре будет еще двадцать пять футболистов.

Марез ввязался и в эту авантюру, и через год был зван второй командой «Гавра», чья первая команда пыхтела во второй лиге – звучит не слишком аппетитно, но все лучше, чем команда из спортивного центра Нельсона Манделы в северном пригороде Парижа. За четыре года в «Гавре» Марез пережил четырех тренеров, но отшлифовал технику, стал резче и мудрее. Два с половиной года назад Марез сказал: «У меня необычный путь. Я никогда не занимался в серьезных центрах футбольной подготовки, поэтому я иначе отношусь к футболу – это не работа, а удовольствие, в котором я стараюсь прогрессировать каждый день. Я очень надеюсь попасть однажды во французскую лигу 1».

Эта надежда увяла в январском воздухе Верхней Нормандии, когда двадцать месяцев назад Мареза позвали в «Лестер», выпутывавшийся из второго английского дивизиона. Мать, брат, друзья и даже агент отговаривали Рияда от погружения в немилосердный чемпионшип, советовали ему остаться в Гавре и дождаться зова из Испании, где такие техничные вингеры всегда желанны.

Марез не послушался, оставил Францию ради команды, отдавшей за него аж 450 тысяч евро, в первый лестерский вечер спел на стуле какую-то английскую песню, как принято в команде, во второй – забил «Вест Бромвичу» в игре за молодежку, через месяц – за главную команду, с которой вышел в АПЛ (за полгода – три гола и помощь еще в пяти), полетел со сборной Алжира на чемпионат мира в Бразилию и женился на англичанке. Тренер «Лестера» Найджел Пирсон много кричал на Рияда, но в итоге стал ему вторым отцом – научил Рияда не задыхаться в АПЛ и не робеть перед жесткими защитниками. Уход Пирсона стал ударом для Мареза, но с Раньери он вышел на совсем уж космический уровень (5 голов в шести стартовых турах и соседство с Варди и Пелле в списке лучших по гол+пас).

В конце сентября, наутро после первого и последнего пока поражения «Лестера» в чемпионате – 2:5 от «Арсенала», Рияд получил в твиттере сообщение от болельщика «Лестера» Эдди Холта: «Мой сын Дилан – твой самый юный фанат. Одним из его первых слов было – Марез». Есть подозрение, что такое письмо дороже пиццы с хот-догом.

P.S.
Как сообщает Telefoot, «Манчестер Юнайтед» и «Тоттенхэм» предложили «Лестеру» по 41 миллиону евро за трансфер игрока.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Ср дек 30, 2015 20:07

Блог Дениса Романцова об актуальном


Откуда вылез лучший новичок АПЛ

Июньским утром нигерийский агент Лади Салами проснулся от звонка с неизвестного номера. Звонили из Китая, из клуба, про который Салами впервые слышал (да он и не особо разобрал то, что услышал), хотя уже сотрудничал с этой страной, зимой устроил в «Шанхай» нападающего Чукву из «Мельде». Салами даже зевнул, потому что китайцы говорили про Одиона Игало, а он только что влился с «Уотфордом» в АПЛ и не думал покидать Англию. Но тут китайцы протараторили сумму, что хотят дать Игало за трехлетний контракт, агент Салами переспросил, ему повторили медленнее, он вскочил с кровати, попросил прислать предложение по электронной почте и сел за стол. Салами открыл серебристый макбук, купленный на комиссионные от трансфера защитника Умару Бангуры в минское «Динамо», и стал вчитываться в e-mail. Имя клуба – «Хэбэй». Хм, второе место во второй китайской лиге, но поднялись в первую, тренер – Радомир Антич, так-так, ага, вот и зарплата в долларах – Салами пересчитал нули, их и правда было семь. Не отрывая глаз от экрана, он позвонил своему клиенту Одиону Игало, отдыхавшему в Нигерии.

– Когда ты будешь в Лондоне? Тут одни дерзкие китайцы предлагают умопомрачительные деньги и хотят обсудить это с тобой.

– Шутишь? Я прилечу на следующей неделе, к началу тренировок. Пока!

Игало решил, что агент остроумно уточнил дату его возвращения и никакого суперпредложения нет, он спокойно приехал в Лондон Колни, где тренируется «Уотфорд», но после втягивающей пробежки увидел около поля двух китайцев и босса «Уотфорда» Джино Поццо. Двумя китайцами оказались владелец «Хэбэя» и его спортивный директор. Им хватило десяти минут, чтобы договориться с Поццо. Бизнес семьи Джино построен на перепродаже игроков, вырванных из юношеской безвестности в Чили, Норвегии, Словении и других импозантных странах, а «Хэбэй» давал за Игало в шесть раз больше, чем Поццо заплатили за него семь лет назад.

– Что думаешь? Поговоришь с ними? Мы-то согласны.

Игало ответил Поццо, что сначала хотел бы подумать, и на три ночи лишился сна. Поццо подгонял его, звонил каждый день, и тогда Игало объявил, что отказывается.

– Я всю жизнь мечтал играть в АПЛ и, когда мечта почти исполнилась, я не хочу никуда сворачивать. Я еще не в том возрасте, чтобы играть только ради денег. Так что я остаюсь. Даже если вы купите еще одного нападающего, я останусь и буду биться за место в атаке.

В осеннем интервью Al Jazeera Игало добавил: «Многие меня спрашивали: «Ты что, сумасшедший? Но я рад, что так поступил, только я выбираю, как мне жить». Даже после отказа владелец «Хэбэя» одолевал Одиона звонками, звал на неделю в Китай – поглазеть на роскошь, в которой он будет жить и играть, Игало отказал раз, второй, а потом перестал отвечать на звонки.

«Уотфорд» и правда вел еще одного нападающего, Обби Уларе из «Брюгге», а новым контрактом обеспечил не Игало, а другого форварда, капитана команды Троя Дини, но раздался первый тур, Игало вышел на четверть часа вместо Хурадо, через девять минут ложным замахом усадил на задницу Джона Стоунза, потом еще раз, пробил в правый угол, и «Уотфорд» повел 2:1. Месяцем позже Игало получил новый контракт до 2020 года, одним касанием в штрафной «Суонси» добыл «Уотфорду» первую победу в сезоне, потом забил по два мяча «Ньюкаслу» и «Вест Хэму», организовал оба гола «Стоку», в игре с «Борнмутом» перехватил пас их вратаря Боруца защитнику Дистену и сравнял счет, а на днях заработал пенальти в ворота «Манчестер Юнайтед» – любимой команды детства.

О «Манчестере» и английской премьер-лиге Игало мечтал, стоя у вонючей дренажной канавы, отделявший его зачуханый район Аджегунле от элитного – Апапа. Игало жил в бараке, который его отец построил для жены и семерых детей, младшими из которых были Одион и его сестра-близнец Джульета. Игало рос в гетто, где не было круглосуточного электричества, чистой воды, нормальных дорог и работы для молодых людей. «Отец говорил, что голодный ребенок захочет украсть, а бездомный – спутаться с дурной компанией, поэтому он обеспечил нас жильем и кормил».

Мама Игало по семнадцать часов в сутки работала продавщицей безалкогольных напитков, чтобы купить сыну бутсы adidas – до этого он пинал на улице апельсины и пластиковые бутылки босыми ногами. В интервью Mirror Игало рассказал, что его команда «Олоди Уорриорс» играла на чудовищно широком ухабистом поле, которое в Лагосе саркастически называли «Мараканой»: «Поле было открытым и на одном его углу постоянно стояли парни, торговавшие марихуаной. Однажды за ними через все поле погнались полицейские. Мы услышали выстрелы, попадали на землю, а когда все стихло – продолжили тренировку. Это часть жизни, но ведь пули не всегда разбирают, кто футболисты, а кто – плохие парни».

Узнав, что на тренировках стреляют и торгуют марихуаной, отец запретил Одиону играть в футбол. «Он бил меня, когда я рвался на тренировки, но, к счастью, меня поддерживала мать». На мамины деньги Одион смог продолжить футбольное обучение: в «Олоди Уорриорс» он не зарабатывал, а должен был сам платить за воду и транспорт. В шестнадцать Игало здорово выступил в товарищеском матче с главным нигерийским клубом «Джулиус Бергер», перешел туда, сыграл за профессионалов, его позвали в лиссабонский «Спортинг», но сорвалось, а потом Одиона и еще двух нигерийцев пригласили на просмотр в норвежский «Люн», где зажигалась еврокарьера Джона Оби Микела и Чинеду Обаси.

Температура в Осло была на семьдесят градусов ниже, чем в Лагосе, спутники Игало не выдержали и улетели обратно, а он сказал себе, что раз его не убили пули полицейских и дикие условия гетто, то одиночество, мороз и новый язык тем более не помешают движению к мечте. В Аджегунле Одиона называли маменькиным сынком, он и правда проводил с мамой больше времени, чем с ровесниками-наркоторговцами, но если б он приплелся домой, хлюпая носом, и пожаловался на невыносимый норвежский холод, ему бы придумали прозвище пообидней. Игало остался в «Люне» и забил за десять месяцев десять мячей. «Я никогда не видел снега и, когда он пошел в Осло, я вел себя как ребенок, – говорил Игало в интевью Mirror – Я ел его, растирал на голове, подбрасывал в воздух как конфетти. Снег стал моей новой игрушкой».

Летом 2008-го «Удинезе» купил Одиона за два миллиона евро.

В том «Удинезе» охотников пошустрить в атаке хватало и без Игало: Алексис Санчес, Антонио Ди Натале, Фабио Куальярелла, Антонио Флоро Флорес. Игало высовывался на поле редко, но успел забить «Кальяри» Макса Аллегри, выйдя вместо Куальяреллы за пять минут до конца.

Тем временем владелец «Удинезе» Джампаоло Поццо, его жена Джулиана и их сын Джино продали свой деревообрабатывающий бизнес и стали развивать семейную футбольную империю. Джино переехал в Испанию со своей каталонской женой, попытался купить акции «Эспаньола», но неудачно, тогда он переключился на «Гранаду» из третьей лиги, клуб с 12-миллионнными долгами, и легко приобрел его. В «Удинезе» скопилось слишком много молодых игроков (Джино Поццо ежегодно получает от скаутов 300 отчетов о юных игроках со всего мира) – всех их невозможно было развивать в рамках одной команды, а в арендах они нередко вяли. Поццо перевел в «Гранаду» десятерых парней из «Удинезе», среди которых был и Игало, а всего через два года гол Одиона «Эльче» вывел «Гранаду» в примеру, где о ней не слыхали тридцать пять лет.

Два месяца назад стало известно, что один из входов на новый стадион «Гранады» назвали именем Одиона Игало и украсили его изображением. Хосе Эрнандес, директор по развитию «Гранады», объяснил это тем, что Игало, забивший победный мяч в плей-офф за выход в Ла Лигу, причастен к историческому достижению не только клуба, но и всего города. Другой вход на арену назвали в честь Аллана Ньома, который приехал в Гранаду из Удине вместе с Игало, а теперь носится по правому флангу защиты «Уотфорда».

Игало оставил «Гранаду» после грустного позапрошлого сезона, когда он пропустил три месяца из-за травмы и забил только два мяча. Джино Поццо к тому времени переехал в Лондон и раскручивал новый проект – «Уотфорд», откуда первым делом выгнал всех скаутов и поставил во главе селекционной службы Андреа Карневале, который выигрывал с «Наполи» Марадоны чемпионат Италии. Игало появился в «Уотфорде» прошлым летом, забил двадцать мячей (столько же, сколько за пять лет в «Гранаде»), вывел в элиту еще один клуб Поццо, а фанаты «Уотфорда» посвятили ему песню на мотив хита 1983 года Gold группы Spandau Ballet.



Каждый месяц Игало шлет часть зарплаты на родину, в Аджегунле, помогая не только родным, но и сорока пяти вдовам, живущим за чертой бедности. В планах Игало: открыть там футбольную академию и вообще облагородить район: талантов-то в Аджегунле много, до Игало оттуда вышли Тарибо Уэст и Эмануэль Амунике, но если обеспечить район стабильным электричеством и полем, где не будут болтаться продавцы марихуаны и свистеть пули, талантов станет еще больше. Это новая мечта Игало, и он никуда не свернет, пока ее не исполнит.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вс фев 14, 2016 22:20


Автор Владислав Воронин/sports.ru/tribuna/blogs


«Провел ночь в тюрьме за нелегальный рисунок»


Владислав Воронин – о голландце, который ушел из футбола в 27 лет и рисует на стенах по всему миру.

Йосу ван Барневельду было почти пятнадцать, когда он наконец решился. Осенним вечером взял два баллончика с золотой и серебряной краской, прихватил двух приятелей и двинул в сторону железнодорожной станции, где он давно приметил пустынный и сумрачный тоннель. Его цель была немного хулиганской – набить первый кусок, то есть масштабно и ярко нарисовать свой ник на стене.

Прибыв на место, Йос опасливо посмотрел по сторонам и вбежал в тоннель, а друзья остались на стреме. Вскоре по бетону растеклась надпись DOES, и счастливый Йос подсел на главное увлечение в жизни – граффити.

К тому моменту ван Барневельд уже девять лет занимался футболом и считался одним из самых способных юношей Голландии. Тренеры обещали такие яркие перспективы, что папа разрешал прогуливать школу и делал уроки вместо сына. Йоса вызывали в сборные всех возрастов начиная с двенадцати – так он накопил больше 40 матчей в оранжевой футболке и поиграл с Рафаэлом ван дер Вартом, ван Перси, Роббеном, Хунтеларом и Хейтингой. Как-то эта банда расправилась с Англией на «Уэмбли» (2:1), и ван Барневельд до сих пор считает ту победу самым счастливым мгновением карьеры.

Хотя хорошего было много: в 15 он получил первый профессиональный контракт, а уже в 17 дебютировал в Эредивизи за «Фортуну» из родного города Ситтард, который зажат между границами Голландии с Бельгией и Германией. Там же начинал Марк ван Боммел.

«Тогда жизнь была прекрасной, – вспоминает ван Барневельд. – Я неплохо себя проявлял, меня звали в молодежную сборную Голландии, приглашали другие клубы – «Фейеноорд», ПСВ, «Шальке». Но все резко оборвалось».

Счастливая молодость закончилась разрывом передней крестообразной связки – боль, мучения, операция, долгое восстановление. Статус юной звезды был безнадежно утерян, и единственное утешение Йос нашел в рисовании.

Он регулярно делал карандашные наброски в блокноте, особо удачные потом повторял краской на стенах. «Друзья какое-то время даже называли меня отшельником, потому что граффити захватывало все внимание, меня не интересовали встречи и вечеринки».

Все это закончилось не очень хорошо. Ван Барневельд настолько увлекся рисунками, что не был предельно осторожен. Однажды полицейские все-таки поймали его рядом с железнодорожным вокзалом за вандализм.

«Я провел в тюрьме одну ночь за нелегальный рисунок, – уточняет Йос. – Было настолько неприятно, что я надолго залег на дно и полноценно вернулся в граффити только через три года. Все это время рисовал дома»

После первой травмы у ван Барневельда возникли хронические проблемы с коленом. Приходилось делать кучу восстановительных процедур, пропускать матчи, закачивать мышцы – за всей суетой пропала прежняя легкость, скорость и креативность. Не добавляла позитива и родная «Фортуна», которая мало того что провалилась во второй дивизион, так еще и там застряла в нижней части таблицы. Все было плохо, и Йоса спасало только рисование.

«Об этом увлечении почти никто в моем окружении не знал, в курсе были человека три. Граффити снимало груз, позволяло переключиться с рутинных дел и жесткой дисциплины на что-то яркое, заряжало позитивом, а главное – все это, по сути, анонимно. Рисунки я подписывал и подписываю ником DOES. Мне нравится это английское слово: во-первых, это глагол действия, во-вторых, у всех букв очень красивая форма», – рассказывает Йос.

В 2006-м оказалось, что все прежние проблемы были не самыми страшными. «Фортуна» рухнула в финансовую яму, и ван Барневельд добродушно согласился заморозить зарплату – то есть клуб не выплачивал деньги сразу, а обязывался погасить долг после появления какого-нибудь спонсора. Когда в «Фортуну» наконец вернулись деньги, про Йоса так и не вспомнили, ведь из-за травм он толком не играл и не тренировался.

Ван Барневельд пошел в суд и, не обращая внимания на телефонные угрозы, отвоевал зарплату. После такого о карьере в родном городе пришлось забыть, и Йос быстро укатил в скромный «Эйндховен» из второго дивизиона.

За два года в новой команде ван Барневельд вышел на поле всего семь раз – не потому что плохо играл или ленился, а потому что дико мучился от болей в убитых коленях. К 2009 году он перенес пять тяжелых операций и уже не мог терпеть. Тогда Йос окончательно сдался и ушел из футбола. Ему было всего двадцать семь.

Естественно, снова выручило рисование. Теперь ван Барневельд делает иллюстрации и картины на заказ, устраивает выставки в Амстердаме и Мельбурне, ездит по всему миру и вообще неплохо зарабатывает.

«Граффити – это уже необходимость, стиль жизни, мне нужно рисовать, чтобы чувствовать себя хорошо. Особенно мне нравится работать с яркими цветами на грубых стенах заброшенных мест», – рассказывает Йос.

Один из самых ярких рисунков бывшего футболиста сделан как раз в заброшенной церкви.

Уйти из футбола навсегда у Йоса не получилось – он работает внештатным скаутом в «Астон Вилле» и следит за голландским рынком. «Еще я по-прежнему играю в футбол во сне и иногда просыпаюсь из-за того, что только что забил гол...»

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб фев 20, 2016 14:30

Денис Романцов/sports.ru/tribuna/blogs


О Поле Мерсоне. Алкоголь и футболь.


«Я был похож не на Брэда Питта, а на Шер после бурной ночи». Футболист, который попробовал все


1

Пол Мерсон слабо походил на футболиста. Техника, удар, это да, но тело – он был такой костлявый и хрупкий, что в английском футболе восьмидесятых затерялся бы даже на трибунах, не то что на поле. И ладно бы только хилость, но он еще и в принципе был какой-то неказистый, бедовый ребенок. Писался в постель, не выговаривал половину согласных, а сердце во время игр колотилось так, что он начинал задыхаться, и тренер менял его, думая, что пацан умирает. Родители отвели Пола к врачу: оказалось, это панические атаки, возрастное, пройдет само. Пол успокоился, но накатило новое несчастье: пинал мяч на заднем дворе, зацепился за проволоку, торчавшую из земли, и чудовищно разодрал колено. Наложили тридцать швов. Он сомневался, что когда-нибудь согнет правую ногу, а вышло наоборот: колено стало таким крепким, что он смог невероятно сильно бить внешней стороной стопы. С тех пор он почти не использовал в игре левую ногу, для любых ситуаций годилась правая. Через двадцать лет в «Астон Вилле» Давид Жинола признался Полу: он никогда не видел, чтобы так круто играли шведкой.

Опять же, удар и контроль мяча отличали Мерсона с детства. В четырнадцать он пришелся по вкусу «Челси», «Арсеналу» и «Уотфорду». Вменяемый человек выбирал бы между «Челси» и «Арсеналом», но Пол боялся, что его там сомнут и расплющат, а вот в «Уотфорде» у такого цуцика, как он, есть шанс. Мозги вправил отец, болельщик «Арсенала». Пол зря волновался: усиленное питание, тренажерный зал и через два года – первая зарплата в «Арсенале».

Гасла последняя пятница месяца. Мерсон потренировался, вымыл душевые с туалетами и подмел раздевалку на «Хайбери» (это не наказание, просто настала его очередь прислуживать первой команде), потом переоделся и получил от Пэта Райса, тренера молодежки «Арсенала», коричневый конверт с сотней фунтов. «Какие планы?» – спросил Пол своего друга, Уэса Рида, обладателя такого же конверта. «Я бегу в «Уильям Хилл». Ты со мной?» Уэс не очень-то и настаивал, но Пол увязался за ним и поставил всю сотню на скачки.

Через пятнадцать минут в голове Пола дребезжала тревога: как объяснить родителям пропажу месячной зарплаты? Это же сто фунтов, первые сто фунтов, сказать правду – убьют, а что говорить-то? Купил новые бутсы? А где они? Сходил с Лоррейн в кино? А куда дел остальные 95 фунтов? Нет, для больших денег нужна большая ложь. Пол завернул в переулок, поднял камень, расцарапал себе лицо до крови и ворвался в дом с криком: «Меня ограбили!» Родители купились. Отец обработал раны, а мама дала 140 фунтов, которые ей выделил «Арсенал». Пронесло! Никаких больше ставок, никогда – решил Пол в тот день.

Прошло десять лет. За вечер Пол поставил десять тысяч фунтов на победу норвежского дуэта в «Евровидении», двадцать – на победу «Нью-Йорк Джетс» в матче NFL, на следующий день отдал блейзер с эмблемой «Арсенала» в обмен на грамм кокаина, а потом поехал на тренировку и наплел тренеру Джорджу Грэму, что кто-то стащил блейзер из машины.

2

В семнадцать лет Пола снова заели панические атаки. Играли с дублем «Челси», Мерсон подцепил мяч в штрафной, бей – и гол, но перед ним стоял 45-летний Питер Бонетти (играющий тренер, а заодно кумир детства – лет до десяти Пол болел за «Челси»), вместо удара Мерсон замер, оглушенный стуком сердца, мяч отобрали, а врач после игры сказал, что с такими нервами Полу лучше завязать с футболом. Ну, вот еще. Звезды «Арсенала» Чарли Николас и Грэм Рикс стали таскать Пола на тусовки, чтоб привыкал, и Пол почувствовал: чем чаще он выпивает, тем реже паникует. Да и потом – говорил же Юрий Олеша: нет более сильного двигателя творчества, чем зависть. Чарли Николас в стрип-клубе Stringfellows – это же Мик Джаггер и Джордж Бест в одном лице: длинные волосы, серьга в ухе, кожаные штаны, хороводы блондинок, водопады шампанского. Пол глядел на Чарли и понимал, что хочет быть таким же.

1 декабря 1985 года Мерсон подписал взрослый контракт с «Арсеналом», стал получать 150 фунтов в неделю, но через полгода возник новый тренер, Джордж Грэм (так-то «Арсенал» хотел одного там шотландца из «Абердина», некого Фергюсона, но тот перед ЧМ был занят сборной), Грэм сослал Пола в «Брентфорд», где работал его приятель Фрэнк Маклинток. Перед первой же игрой – гостевой, с «Порт Вэйлом» – Мерсон увидел, что лучший игрок «Брентфорда» Фрэнсис Джозеф дымит сигареткой на задних креслах автобуса. На обратном пути тренер Маклинток узнал о своем увольнении, потому что «Брентфорд» опять проиграл. Играющим тренером стал Стив Перримен. После игры в Болтоне два игрока «Брентфорда» прямо со стадиона, минуя душ, понеслись в винный магазин, чтобы успеть до закрытия. В «Арсенале» тоже брали пиво на обратную дорогу, но только после побед. В «Брентфорде» же надирались независимо от результата.

А еще, шагая в душ после первой тренировки в «Брентфорде», Мерсон швырнул на пол мокрую майку. «Ты что, охренел? – уточнил Перримен. – Возьми ее домой и постирай». Пьянки после игр Мерсон переносил стоически, но стирать форму после каждой тренировки – б-р-р-р. В «Арсенале» за игроками убирали ребята из юношеской команды, Мерсон привык к этому, сначала он сам убирал, потом – за ним. К счастью, скоро Джордж Грэм позвал Мерсона назад. Пол вышел на замену против «Ман Сити» при счете 3:0, первым касанием отправил мяч на северную трибуну, но фанаты все равно встретили Мерсона тепло – свой же, воспитанник, – а после игры сели с ним в ирландской пивнушке рядом со стадионом. Мерсон не ощущал себя звездой, снизошедшей до рядовых болельщиков, он вырос в небогатой семье – да, получал 150 фунтов в неделю в «Арсенале», но его приятели, работавшие на стройке, зарабатывали столько же. Мерсон чувствовал себя простым парнем с окраины, почему бы ему не выпить после игры с такими же, как он. В той же пивной засиживался другой молодой форвард «Арсенала», ирландец Нил Куинн. Как-то ранним утром, после традиционной пьянки, Пол приехал к Нилу домой и увидел в гостиной шесть или семь парней в спальных мешках.

«Черт, Куинни, кто это?» – «Ох, не знаю. Какие-то ребята. Они приехали вчера вечером из Ирландии».

3

Мерсон еще ничего не добился в «Арсенале», ну вообще ничего, но его уже обожали фанаты, а Чарли Николас назвал Пола в интервью новым Ианом Рашем (лучший игрок английской лиги 1984 года, уехавший летом 1987-го в «Ювентус»). Чтоб осадить молодого, Джордж Грэм впервые воткнул его в стартовый состав на гостевую игру с «Уимблдоном». На стадионе «Плау Лейн» живые завидовали мертвым: в гостевой раздевалке не мыли туалеты, подменяли сахар солью и на всю мощь врубали отопление, чтобы приезжие – особенно расфуфыренные звезды из «Арсенала» – выматывались еще до начала матча.

Полузащитник «Уимблдона» Винни Джонс вырубил Грэма Рикса, получил красную, а потом Мерсон забил головой и «Арсенал» победил. Пол считал, что выдержал испытание, но нет, его просто пронесло. В новой игре с «Манчестер Сити» ему прилетело в челюсть от защитника «Сити» Мика Маккарти. Мерсон стоял в середине поля, никого не трогал, ждал мяча – и тут бах. Пол уставился на Маккарти, но вместо извинений прочел в его глазах: даже не приближайся, ублюдок. Играть предстояло еще минут восемьдесят, но Мерсон так больше и не коснулся мяча.

Джордж Грэм истязал игроков на тренировках, ворчавших сажал в запас или выпроваживал во вторую лигу, и построил шикарную оборону. Лукич в воротах, О’Лири – либеро, справа – Диксон, в центре – Адамс и Боулд, слева – Уинтерберн. Последние трое сопровождали Мерсона во вторничных кутежах (во вторник у «Арсенала» был выходной). Начинали в Ислингтоне, потом ехали в центр. Мерсон был самый молодой в этой компании, зато какой опытный. Еще в восемнадцать, за полгода до дебюта в основе «Арсенала», он загудел в пабе, потом пьяный сел за руль и врезался в фонарный столб. Запаниковав, Мерсон прибежал обратно в паб, сел к друзьям и продолжил выпивать. Скоро нагрянула полиция: «Вы знаете, что ваш автомобиль врезался в столб?» – «Да ладно!» – «Может, его украли?» – «Не может быть!» План Мерсона начинал срабатывать, как и тогда, с родителями и сотней фунтов, но в этот раз нашлась какая-то старушка – божий одуванчик, видевшая, как он вываливался из паба и садился в машину. Мерсона на восемнадцать месяцев лишили прав, а «Арсенал» удержал из зарплаты 350 фунтов.

Мерсон кайфовал от игры за «Арсенал», он забил в каждой третьей игре своего первого полного сезона, хотя еще не был основным игроком, но матч – это только один вечер в неделю, а ему хотелось таких же бурных эмоций и в остальные шесть. У Пола оформился пивной живот, он старательно втягивал его, когда переодевался перед тренером, применял акробатические хитрости при взвешивании, но все равно слышал от партнеров: «Эй ты, беременный». Джордж Грэм тряс перед ним письмами от болельщиков: «Вчера видели Мерсона в пабе. Он напился и опозорил «Арсенал». Мерсону повезло: одно из таких писем пришло Грэму, когда Мерсон и команда были на сборе вдали от Лондона. «Вот видите, это все выдумки фанатов «Тоттенхэма», – сказал Пол, и Грэм отстал.

4

В сезоне-88/89 Грэм сделал Мерсона основным игроком атаки, а тот стал вторым – после Алана Смита – бомбардиром команды с десятью голами. Самый красивый он забил в январе «Эвертону»: быстрая атака, кросс с правого фланга, удар в одно касание по воротам Невилла Саутхолла и радость у решетки, отделявшей от поля фанатов «Арсенала».

На финише «Арсенал» отставал от «Ливерпуля» на два очка, и в последнем туре они рубились на «Энфилде». Игра намечалась на апрель, но несколькими днями раньше, во время кубкового полуфинала в Шеффилде из-за давки погибло девяносто шесть болельщиков «Ливерпуля», среди которых был кузен Стивена Джеррарда. В тот же день Мерсон должен был получить приз лучшему молодому игроку сезону, но в новостях сообщили о трагедии и награда отошла на второй план. Матч «Ливерпуля» с «Арсеналом» перенесли на конец мая.

Перед игрой Мерсон гулял около «Энфилда». Матч стартовал в половине второго, но уже в полдень стадион был забит. Тремя, да и двумя годами раньше Мерсон свихнулся бы от волнения, услышав You’ll Never Walk Alone, но тогда он был спокоен, как в пабе после восьмой пинты. На «Энфилде» нужно было не просто побеждать, а с разницей в два гола – это уж слишком: в предыдущем сезоне «Арсенал» был шестым, а «Ливерпуль» – чемпионом, у Грэма был молодой состав, а у Далглиша: Гроббелар, Барнс и Раш, вернувшийся из Турина и забивший победный мяч в Кубке. Нет, второе место – тоже круто, так что чего волноваться.

На установке Мерсона взволновал Джордж Грэм: «Не пытайтесь забить два гола в первые двадцать минут. Лучше сдерживайте их в первом тайме: если мы пропустим до перерыва, то получим и три, и четыре. К перерыву мне нужно 0:0. Во втором тайме сразу забьем, минут за пятнадцать до конца я сделаю замены, они обосрутся и вы забьете второй. Окей?» Мерсон посмотрел на Стива Боулда – да, все нормально, тот тоже сидел с открытым ртом. Значит, не один Пол помнил, что «Ливерпуль» уже пять месяцев никому не проигрывал. В первом тайме Мерсон от силы пару раз коснулся мяча, у «Арсенала» не было ни одного момента. «Великолепная игра, ребята! План работает совершенно!» – Мерсон впервые видел такого довольного Грэма, обычно тот орал, даже когда команда вела, а тут 0:0 и в атаке без шансов. «Микки, ты хоть раз дотронулся до мяча?», – спросил Мерсон Майкла Томаса.

Микки пожал плечами, а на первой добавленной минуте второго тайма вышел один на один с Гроббеларом и сделал счет 2:0. «Арсенал» стал чемпионом впервые за восемнадцать лет.



5

«Мы с Боулди открыли пиво в раздевалке еще до того, как пошли в душ, – вспоминал Мерсон в своей книге How Not to Be a Professional Footballer. – Мы продолжили квасить в автобусе по дороге домой, до утра сидели в ночном клубе, в воскресенье был чемпионский парад на автобусе с открытым верхом, но он у меня, как в тумане. Следующее, что я помню – утро вторника, я не мог найти ключ от дома и разбудил всю улицу».

Потом всей командой полетели на Бермуды. В один из вечеров, заправившись пивом, Мерсон чем-то разозлил Гаса Сезара, которому Ник Хорнби посвятил в Fever Pitch целую главу. Кажется, Пол пролил на Гаса пиво, или наоборот, Гас на Пола, не важно. Факт в том, что Сезар стал орать на Мерсона, а потом двинул ему в глаз. На несколько секунд Мерсон ослеп, но он и так не собирался отвечать кулаками – себе дороже, Сезар гораздо мощнее. Мерсон дал мести остыть. Пока команда догуливала в ночном клубе, он вернулся в отель и взял на ресепшне ключ от номера Сезара. Войдя туда, Мерсон завелся и стал вести себя, как Кинг-Конг в Нью-Йорке: раскурочил дорогие часы, плеснул воду из ведра на потолок, чтоб капало до утра, увидел на столе «Монополию», удивился, но и ее разорвал на части, а потом взял одну из кроватей и швырнул с балкона.

Мерсон был доволен собой, когда брел к своему номеру. Потом его настроение несколько ухудшилось: он вдруг вспомнил, что Гас делит номер с Полом Дэвисом, который в 1988 году получил девять матчей дисквалификации за то, что сломал челюсть хавбеку «Саутгемптона» Гленну Кокериллу (Гленн, кстати, известен еще и тем, что все двадцать года футбольной карьеры играл в красно-белых цветах, сменив при этом шесть команд). Через несколько часов Мерсон проснулся в ужасе: «Какого ж хрена я наделал!» Он побежал в номер Гаса, надеясь что ребята еще не вернулись и он успеет прибраться. Ребята вернулись. Он не успел. Заодно Пол узнал, что раскрошенная им «Монополия» принадлежала детям вице-президента «Арсенала» Дэвида Дина, они одолжили ее Сезару и Дэвису, чтобы те не скучали в светлое время суток. «Не хочешь выйти и разобраться с Гасом один на один?» – спросил Джордж Грэм. Пол не планировал покидать этот мир в двадцать один год, поэтому принял от команды другое наказание: его лишили зарплатных бонусов (350 фунтов за победу и 200 за выход на поле при недельном окладе – 300).

6

Грэм каждую неделю надоедал Мерсону лекциями о вреде алкоголя. Грэма тоже можно понять, на него сыпались письма от болельщиков и просто людей, чей покой нарушал пьяный футболист «Арсенала», и главный тренер должен был реагировать. Точнее, Грэм делал вид, что реагирует, он пилил Мерсона, но не выгонял из клуба, потому что знал: во вторник Пол мог выпить девяносто пинт лагера, а в субботу – дать девяносто классных минут на поле. Мерсона называли «сынком Джорджа», так он его любил. В молодой команде Грэма Мерсон был моложе всех. Особое отношение к Полу звонко проявилось на летнем сборе 1990 года в Майами.

«Страшная жара, а тренировка – в 8.30 утра, – рассказывал Пол в своей автобиографии. – Я стоял на бровке, зевал, чесал яйца. Джордж подбежал ко мне и посмотрел на мою руку – она была наполовину в трусах. «Ты в порядке, сынок?» – «Да, все окей». Джордж предложил мне сесть, думая, что я потянул мышцы паха. Он боялся, что я переусердствую на тренировке, хотя единственное место, где я мог переусердствовать на том сборе – это мой гостиничный номер, там я был один, потому что никто не решался жить со мной. «Сядь, пропусти эту тренировку», – сказал Грэм. Увидев, что я бездельничаю, другие ребята, Гроувси и Боулди, тоже начали кряхтеть и тереть у себя между ног в надежде, что получат такое же лечение, но Джордж даже не обратил на них внимание».

В декабре у отеля, где жил «Арсенал», вспыхнула драка фанатов. Достигнув кондиции, в нее ввязался и Мерсон. Все случилось накануне игры (Мерсон давно уже не ограничивался вторниками), так что Грэм не устраивал лекций, а на несколько недель отстранил Пола от игр и тренировок. В канун Нового года «Арсеналу» предстоял выездной матч с «Кристал Пэлас». Грэм амнистировал Мерсона, но оставил в запасе, назвав состав за сутки до игры. Мерсон расценил шаг тренера, как разрешение пойти и набраться в честь Нового года – все равно завтра не играть. В тот раз Пол слегка перестарался и наутро не мог встать с кровати. Он заснул на скамейке во время игры, но за десять минут до конца Грэм пихнул его в плечо: «Выходи». «Арсенал» вел 4:1, хотя не факт, что Мерсон смог разглядеть счет на табло, выходя на поле. Он старался избегать контактов с мячом и игроками «Кристал Пэлас», но и обычный бег причинял ему дикую боль. Это был самый короткий урок Грэма для Мерсона – всего на десять минут.

7

В 1991 году «Арсенал» опять стал чемпионом, а Мерсон – вторым снайпером команды, но уже с тринадцатью мячами. В сентябре Грэм Тэйлор позвал Пола в сборную, а в ноябре Пол переехал в новый дом в Сент-Олбанс, но там было холоднее, чем на улице: Пол был на мели, он не мог оплатить отопление и свет, даже купить сэндвич, так что обедать ездил к маме.

Чтобы побороть тоску между играми и пьянками, Мерсон снова начал делать ставки. Триста, четыреста, пятьсот фунтов. Чем больше Пол зарабатывал, тем больше проигрывал. Он уходил в ноль и звонил букмекерам: ему без проблем занимали. Он уходил в минус, но после тренировки не мог просидеть на диване и десяти минут: хотелось поставить хоть на что-нибудь: собачьи бега, теннис, без разницы. Мерсон гнался за азартом, а не за выигрышем. Однажды он сорвал 20 тысяч фунтов на керлинге, но был мрачнее тучи. «Что с тобой? Ты же выиграл!» – удивлялась мать. «Да, но сегодня больше не на что ставить». А потом по ночам стали показывать бейсбол – у Пола появилась новая страсть и он лишился сна, а потом и денег.

Летом 1990 года, когда в Италии журчал Кубок мира, Пол женился на своей девушке Лоррейн (перед этим они жили вместе года четыре, но, когда Пол впервые проигрался, Лоррейн бросилась на него с ножом, порезала ему руку, наложили десять швов, Пол засомневался, нужна ли ему такая девушка, или с ребятами в пабе спокойней, но как-то стерпелось, слюбилось и вот сыграли свадьбу). Перед выездом в церковь Пол опрокинул семь рюмок водки и поставил 500 фунтов на победу Шотландии над Коста-Рикой, проводившей свой первый матч на чемпионатах мира. В день свадьбы Мерсон решил сделать себе и Лоррейн небольшой подарок: коэффициент 2,7 и ноль сомнений в успехе Шотландии.

Вечером, присев на супружескую кровать, Пол включил телевизор. Остаток вечера потерял значение – Коста-Рика выиграла 1:0.

8

В 1993 «Арсенал» рухнул на десятое место, зато взял два Кубка – Англии и лиги, причем в обоих финалах обыграл «Шеффилд Уэнсдей». Перед финалом Кубка лиги Мерсон попросил парикмахера сделать ему волнистую прическу, будто растрепанную ветром, и ткнул на фото Брэда Питта в журнале. С новой прической Мерсон провел один из самых вдохновенных матчей в карьере, забил первый мяч «Арсенала» в матче, но: «Я был больше похож не на Брэда Питта, а на Шер после бурной ночи». Победный мяч с паса Мерсона забил североирландец Стиви Морроу: перед церемонией награждения Тони Адамс поднял Стиви над головой, но не удержал, и тот неудачно рухнул. Стиви сломал плечо и потерял сознание от боли. Ему надели кислородную маску, унесли с поля на носилках, а через пять минут Тони Адамс поднял над головой Кубок лиги. Это был первый и последний гол Морроу за «Арсенал».

Потух 1993-й, разгорался 1994-й, а Мерсон все отмечал двойную кубковую победу. В тот февральский вторник приятель позвал в какой-то новый паб. Пол приехал, приятеля не было, прождал час, другой – оказалось, приятель имел в виду другой паб, но Мерсон уже освоился в новом месте с забавным названием «Мышеловка». Вокруг Пола сгустились болельщики «Арсенала», угостили пивом и внезапно кто-то предложил Полу кокаин. «Не-е-ет, чувак, спасибо», – сказал Пол. На выходных он забил еще один магический гол Невиллу Саутхоллу, а после игры прыгнул в машину и ринулся в «Мышеловку».

Все начиналось, как в прошлый раз. Поболтали об игре с «Эвертоном», выпили за гол Мерсона. Тот парень был рядом. Он повторил предложение. Через пятнадцать минут Мерсон вышел из туалетной кабинки, ощущая какую-то бешеную беззаботность, будто он только что родился, но при этом уже был 25-летним игроком сборной Англии, он болтал с незнакомцами, хотя раньше был довольно стеснителен (со своей первой девушкой он впервые поцеловался на восьмой неделе общения), он пил и не чувствовал, что пьянеет, а наутро было еще удивительнее – он проснулся свежим и бодрым. Он стал проводить в «Мышеловке» все выходные, но никогда больше не чувствовал того же, что в первую ночь, после гола Саутхоллу.



«Мышеловка» работала допоздна только в выходные. Пол узнал про другой паб с аналогичным сервисом и стал ездить туда каждую ночь. Он выпивал пинту пива, покупал два грамма и запирался в туалете. В шесть или семь утра ловил такси и ехал на тренировку. В пути доставал второй грамм, таксист оглядывался, но Полу было наплевать – телефонов с камерами еще не изобрели. Через неделю после гола «Эвертону» Пол забил «Блэкберну», через месяц – «МЮ», еще через четыре дня – «Ливерпулю», в апреле – «КПР», а в мае вышел в основе сборной против Греции – Англия выиграла 5:0. Все это время Мерсон не спал по ночам и перед каждой тренировкой принимал кокаин. Он стал жутким невротиком: зашторивал окна и пугался любого шума. В каждой проезжающей машине ему виделись дилеры с бейсбольными битами и репортеры таблоидов. Во время матчей он с ужасом смотрел на трибуны: кто из них знает? кто-то же точно знает, но кто?

На сборах в Швеции перед сезоном-1994/95 Мерсон чуть не рехнулся от страха. Ли Диксон сболтнул, что его приятель из газеты News of the World собирает материал о звездном игроке премьер-лиги, несколько месяцев сидящем на кокаине, но не называет имени. Начался сезон, Мерсон снова стал ездить на тренировки из бара, во время двусторонки ему врезали по лодыжке, и выскочила шишка размером с боксерскую перчатку. Физиотерапевт Гари Льюин удивился, но, кажется, ни о чем не догадался.

Лоррейн тоже ничего не знала. Они и виделись-то редко. Иногда он уезжал утром и возвращался через два дня. Лоррейн видела только, что Пол делает более безумные ставки и чаще звонит букмекерам с просьбой о новом кредите. В осенней игре с «Брондбю» Мерсон почувствовал себя очень плохо – сердце рвалось из груди, он шатался и не мог бегать. После игры, в машине, Мерсон задумался о самоубийстве: навстречу ехал грузовик, руль вправо – и этот кошмар закончится. Но он доехал до дома, разделся, встал на колени в спальне и заплакал. Наутро Пол приехал к одному из директоров «Арсенала» Кену Фрайару: «Мне нужна помощь. У меня огромные долги и еще я подсел на наркотики».

На следующий день Мерсон узнал: News of the World готовили историю именно о нем, о ком же еще, и физиотерапевт Гари Люьин понял все с первого взгляда на распухшую лодыжку, не мог не понять. Когда Мерсон рассказал футбольным чиновникам, сколько он принял кокаина за десять месяцев, ему посоветовали занизить цифру в официальных документах, тогда он получит только двадцать матчей дисквалификации и поедет в реабилитационную клинику в Саутгемптоне. Если озвучит правду – это дисквалификация до конца карьеры.

«Почему вы не выставляете меня на трансфер?» – спросил Пол Джорджа Грэма. – «Когда ломается Reliant Robin, ты избавляешься от него. Когда Rolls Royce – ты везешь его в ремонт». В ноябре Мерсон поехал в клинику, уверенный, что его отпустят на Рождество к Лоррейн и сыну. «Если вы уедете из клиники, вы больше не сыграете в футбол», – услышал Пол. – «Но я люблю Рождество, а моя жена беременна вторым ребенком!» – «Пропустите это Рождество – зато потом в жизни у вас будет еще много праздников. Если уедете – к следующему Рождеству вы, скорее всего, будете мертвы».

Два месяца Мерсон ходил на собрания анонимных алкоголиков и наркоманов, живя в комнате с прибитой к полу мебелью. Вскоре после Нового года позвонил отец: «Сегодня на «Хайбери» пели: «Есть только один Мерсон!» 13 января Полу разрешили вернуться в Лондон, а 1 февраля он заменил Кевина Кэмпбелла на 74-й минуте первой серии Суперкубка против «Милана». Мерсон вышел на правую бровку, рев фанатов на «Хайбери» после месяцев разлуки его немного оглушил, он замешкался, но в этот момент кто-то похлопал его по спине и произнес: «Добро пожаловать».

Это был Паоло Мальдини.



9

Через несколько недель Джорджа Грэма уволили за получение взятки в размере 400 тысяч фунтов от норвежского агента Руне Хауге, а «Арсенал» с помощником Грэма, Стюартом Хьюстоном, залез в полуфинал Кубка Кубков, где повстречался с «Сампдорией». В конце апреля в Генуе дошло до серии пенальти, нанесли по четыре удара, счет был 3:2 в пользу «Арсенала» и к точке пошел Мерсон. Дзенга отбил, но через минуту Дэвид Симэн справился с ударом Аттилио Ломбардо, «Арсенал» вышел в финал, и на последней минуте овертайма полузащитник «Сарагосы» Мохаммед Найим, пять лет отыгравший в «Тоттенхэме», забил Симэну, возможно, самый фантастический гол девяностых.

Летом 1995-го из «Болтона» пришел тренер Брюс Риох. Он обеспечил повышение зарплат лидерам клуба и подписание Дэвида Платта с Деннисом Бергкампом. Риох требовал от игроков, чтобы они играли жестко даже на двусторонках. Когда Хартсон травмировал на тренировке капитана команды Адамса, Риох воскликнул: «Блестяще, Джон!» В душе Риох оставался тренером «Болтона». Однажды Иан Райт запорол кучу моментов и в перерыве услышал от Риоха: «Что ты творишь? Джон Макгинлэй в «Болтоне» реализовывал такие шансы». – «Кто, твою мать? Макгинлэй? Да пошел ты!» После игры Иан Райт попросил продать его в другой клуб, и руководству пришлось выбирать: Риох или Райт.

Так, почти двадцать лет назад, в «Арсенале» последний раз сменился тренер. Обратились за рекомендацией к Жерару Улье, он посоветовал бывшего тренера «Монако», отработавшего год в Японии. Никто из игроков «Арсенала» не слышал о нем, при знакомстве с командой он напомнил Рэю Парлору инспектора Клузо из фильма «Розовая пантера», Парлор даже передразнивал его, а потом хихикал, когда новый тренер вместо привычной растяжки предложил игрокам какие-то танцевальные движения из репертуара Кайли Миноуг. А тренировки? Каждое упражнение на развитие мышления – нет чтоб просто попинать мяч. Еще этот новенький притащил из Милана какого-то французского громилу – тот плохо влиял на Джорджа Веа, даже в аварию вместе попали, и вот этого громилу спровадили в «Арсенал».

Инспектор Клузо из Японии полностью изменил меню: вместо лазаньи и макарон – зелень, рыба на гриле и маленькие порции риса. «Чтобы выигрывать, жуйте дольше», – говорил этот странный человек. По его словам, мозгу нужно двадцать минут, чтобы понять – желудок полон. Это ладно, но он же еще и спиртное убрал из бара отеля Holiday Inn, куда «Арсенал» заезжал перед играми. Сухой закон. Вместо этого он давал игрокам перед играми большие коричневые таблетки – эквивалент десяти чашек кофе, а в перерыве – кусочки сахара – и просил не глотать их, а держать во рту, пока не рассосутся. «Что за чертовщина происходит?» – спрашивал Мерсон у партнеров. Никто не знал.

На второй год Арсен Венгер выиграл с «Арсеналом» чемпионат и Кубок.

10

Пол Мерсон отыграл у Венгера один сезон и его позвали на вдвое большие деньги в «Мидлсбро», который рухнул во вторую лигу и лишился лучшего полузащитника Жуниньо Паулисты. «Арсенал» не стал повторять это предложение, и Мерсон полетел на сбор нового клуба в Италию. В аэропорту его никто не встретил, и он несколько часов добирался до тренировочной базы на такси. Первым делом узнал, что скоро у «Мидлсбро» товарищеский матч. С кем? С командой сотрудников отеля, где живет клуб. Неплохо. Во время установки зазвонил телефон защитника Джанлуки Фесты. Мерсон был уверен, что тренер Брайан Робсон оштрафует Фесту за невыключенный мобильник, но вышло интересней: Феста стал говорить по телефону, а Робсон продолжил давать установку на матч.

Лоррейн отказалась переезжать в Мидлсбро с двумя детьми, пришлось и Мерсону остаться в Сент-Олбансе. Каждое утро он садился в машину и пять часов ехал на тренировку, с онемевшей спиной выходил на поле, а через полтора часа ехал назад. «Мидлсбро» слабо начал сезон. «Ты должен переехать в Мидлсбро, Мерси. Не дело по десять часов в день сидеть за рулем», – сказал Робсон. Мерсон стал добираться на тренировки поездом, а домой возвращался на такси. Спина все равно болела. «Освободился старый дом Фабрицио Раванелли. Переезжай. Или клубу придется подать в суд на тебя», – настаивал Робсон.

Мерсон сдался, переехал без жены и сыновей, а в марте к нему подселили Пола Гаскойна. Газза вернулся в Англию из «Рейнджес» в надежде попасть на чемпионат мира-1998. К своей цели он шел так: после тренировки принимал снотворное и ложился в постель, через час просыпался, выпивал еще таблетку и опять вырубался. Газза пытался похудеть: не есть он мог только во сне. Чтобы сделать жизнь еще содержательней, Гаскойн предложил Мерсону интеллектуальную игру: выпиваем по очереди красное вино, потом – по снотворному, потом по второму кругу, кто первый заснет – проиграл. Мерсон не пил три с половиной года, но в Мидлсбро было так скучно, а Газза был так настойчив, что он развязался. Это не помешало Мерсону забить в том сезоне двенадцать мячей и стать единственным игроком второй лиги, кого Гленн Ходдл повез на французский чемпионат мира.

Во Франции Ходдл представил игрокам своего духовного наставника Эйлин Дрюэри, опекавшую его с восемнадцати лет. Одним из первых в ее номер зашел Мерсон. Эйлин выслушала рассказ Пола о его насыщенном прошлом, положила ему руки на голову и начала спиритический сеанс: говорила о демонах, вселившихся в Мерсона, и изгоняла их. После таких сеансов Мерсон чувствовал посвежевшим. Рэй Парлор тоже сходил, но ему не понравилось. Он сказал об Эйлин что-то резкое, Ходдл случайно услышал и до прихода нового тренера Парлор в сборной не играл. В расширенном списке кандидатов на участие в ЧМ-98 был и Пол Гаскойн, но в день заезда на сбор в испанской Ла-Манге он напился и сел играть на пианино в ресторане отеля. Когда Ходдл отправил Гаскойна домой, Пол разбил лампу в комнате тренера.

Мерсон был запасным, на поле почти не выходил и с удивлением обнаружил, что участвовать в чемпионате мира гораздо скучнее, чем смотреть его. Вместо пива, как на Евро-1992, игроки пили витамины и китайские зелья, сосед Мерсона по номеру, Тони Адамс, тоже вставший на путь истинный, учил французский и брал уроки игры на фортепьяно, а единственным развлечением в номере было глазеть с балкона, как 23-летний Дэвид Бекхэм отрабатывает штрафные в течение часа после тренировки.

Незадолго до игры с Аргентиной, в которой Бекхэма удалили после провокации Симеоне, другой молодой талант, Майкл Оуэн, получил письмо от какого-то извращенца, утверждавшего, что он переспал с девушкой Майкла.

Во время игры на бильярде Мерсон успокоил Оуэна, объяснив, что психи достают всех известных людей, и худшее, что можно делать, – обращать на них внимание. Оуэн выиграл ту партию, а следующим вечером забил Аргентине выдающийся мяч. Мерсон вышел на поле в овертайме и это было его первое появление на чемпионате мира. Он был спокоен, там и нервничать-то было некогда, быстро размялся и – на поле, но потом Ходдл назвал Мерсона в числе пяти пенальтистов – и вот тут слегка накатило. Мерсон не забил свой последний пенальти («Шеффилду»), не забил Вальтеру Дзенге в 1995-м и вообще, когда он шел к точке, на него снова обрушивались панические атаки – и это во второй лиге, а тут 1/8 чемпионата мира, возможно, важнейший матч в карьере Мерсона. Ходдл положил руку на грудь Мерсона и отчеканил:

– Ты. Не. Промахнешься.

Мерсон долго готовился к удару, вратарь Карлос Роа бесился, просил судью передвинуть мяч. Пол смотрел на вратаря с ухмылкой: «Приятель, у тебя нет шансов. Гленн сказал, что я забью». Гленн не ошибся, но хорошо бы ему было сказать то же самое Дэвиду Бэтти. Следующим утром сборная Англии вылетела домой. «Какие планы?», – спросил Мерсон Бекхэма. – «Лечу к жене в Нью-Йорк». В Лондоне тем временем вешали на фонарном столбе чучело в майке Бекхэма.

11

Мерсон перешел в «Астон Виллу», опять подсел на ставки, один раз он сослался на травму спины и вместо игры полетел в Нью-Йорк, чтобы зарядить 11 тысяч фунтов на победу «Нью-Йорк Джетс» и увидеть ее своими глазами. В итоге «Джетс» проиграли, а «Вилла» оштрафовала Пола еще на 50 тысяч. Пол расстался с Лоррейн, встретил другую женщину, Луизу, и она тоже родила ему двух сыновей. Харри Рэднапп позвал Мерсона в «Портсмут», разрешив тренироваться только два дня в неделю, Пол вывел команду в АПЛ, но понял, что там уже не потянет, и метнулся в «Уолсолл», где быстро просадил деньги, заработанные в «Вилле» и «Портсмуте», лишился второй жены и запил. Руководство «Уолсолла» отправило Мерсона в клинику в Аризоне. Там Пол попал в компанию оскароносной актрисы, певцов, бывших игроков НБА и НФЛ, а вокруг клиники были только песок и кактусы.

Через пару месяцев Мерсон вернулся в «Уолсолл», команда шла пятой с конца, тренера Колина Ли уволили и Мерсон ожидал чего угодно, кроме того, что новым тренером назначат его. Команда вылетела, но Мерсон остался тренером, было интересно, у него играл Мадс Тимм, датчанин из «МЮ», так что Мерсону часто звонил Алекс Фергюсон: о Тимме сказать было нечего, он был крут на тренировках, но терялся в играх, поэтому Мерсон и Фергюсон по полчаса трепались о жизни. С результатами, правда, было худо, Мерсона уволили, но скоро позвонили из Sky Sports и позвали экспертом в программу Soccer Saturday.

В дебютном эфире Мерсона посадили смотреть игру второй лиги «Халл» – «Барнсли» и сообщать о ее событиях. «У меня не работают наушники. Я не слышу комментаторов», – пожаловался Пол во время рекламы. – «Эту игру никто не комментирует. Просто смотри ее и пересказывай самое интересное». – «Черт. Я не знаю тут ни одного игрока». Была и еще одна проблема: Мерсон отвлекался на бегущую строку с результатами других матчей, он сделал ставку экспресс и планировал разбогатеть. Пол искал счет матча «Кру Александры», когда его спросили: «Кажется, Эшби из «Халла» покинул поле. Что с ним случилось, Пол?» – «Не знаю. Я не видел».

В ходе следующей программы у Мерсона отломался передний зуб и до конца эфира он говорил с присвистом, подозревая, что это от сахара, которым его пичкал Венгер. Кроме того, из-за дислексии Пол ошибался в произношении сложных и непривычных фамилий, мама Сильвена Эбанкс-Блейка даже жаловалась на него, а когда «Эвертон» купил Динияра Билялетдинова, Мерсон морально подготовился к тому, что его вышвырнут с телевидения. В начале 2011-го, когда «Ливерпуль» переживал кризис, в студию Soccer Saturday пришел Глен Джонсон, Мерсон немного покритиковал его, а потом прочел в твиттере Глена: «Комментарии алкоголиков и наркоманов меня не очень-то расстраивают. Кто такой Мерсон, чтоб судить игроков? Единственная причина, почему он участвует в шоу, это то, что он проиграл все деньги. Клоун!»

В одной из программ речь зашла о Гаскойне, и Мерсон вспомнил, как после ухода в «Астон Виллу» ему сказали, что Газза в лондонской клинике, совсем утонул в алкоголе и ему хорошо бы дать пару советов. Мерсон с радостью рванул к старому приятелю. Они долго трепались в палате, но вдруг зашел человек, в котором Мерсон узнал Эрика Клэптона. Это мираж? Двойник? Он ошибся комнатой? Нет, оказалось, Эрик работал волонтером в этой клинике и, прочитав про несчастья Газзы, решил зайти. Полчаса они мило болтали, Газза повеселел, а потом Клэптон предложил сходить за кофе. Когда Эрик вышел, Газза проводил его взглядом и повернулся к Мерсону:

– Слушай, а что это за мужик?

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб фев 27, 2016 19:53

Александр Харламов/sports.ru/tribuna/blogs


Как поменять бутсы на боксерские перчатки и стать чемпионом. Алкоголь и футболь.


«Я не хотел быть тем, кто просрал свою карьеру и жизнь». История Кертиса Вудхауса, который играл пьяным на «Олд Траффорд», дрался с полицейскими, но в итоге сумел найти правильную дорогу к мечте.


В Дриффилд, затаившийся в восточном Йоркшире, семейство Вудхаусов перебралось из соседнего Беверли, когда Кертису было меньше года. Однако на новом месте семья столкнулась с теми же проблемами – здесь также не любили темнокожих. «Мой отец и его брат-близнец были еще грудничками, когда их бросили родители, а малышей усыновила белая леди. Когда она вела детей в детский сад, встречные плевали ей под ноги», – рассказывает Кертис, первый бой которого состоялся на заднем дворе школы в восемь лет. Парень регулярно доставал его расистскими издевками, был гораздо крупнее Кертиса, но быстро утихомирился после того, как Вудхаус, кумиром которого был Майк Тайсон, угостил его хуком слева.

Гоняя все остававшееся от уроков и драк время со сверстниками в футбол, Вудхаус беспощадно лупил по ногам соперников и воспитывал товарищей по команде – не удивительно, что Кертиса единогласно избрали капитаном. Кроме того, у мальчугана весьма ловко получалось фехтовать левой ногой, и в 13 лет он укатил в молодежную академию «Йорк Сити». Еще через год дерзкого полузащитника переманил «Шеффилд Юнайтед», где Вудхаус в очередной раз дал понять, что с ним лучше не шутить. «Была моя очередь мыть клубный микроавтобус, – вспоминает Кертис. – Я спокойно работал, когда подошли несколько ирландцев из группы подготовки и начали задираться. У меня хватило терпения их предупредить, но они не унимались. Тогда я сел за руль, завел авто и точно бы задавил этих уродов, но, к счастью, сбил только несколько заграждений на стоянке».

Мастерство и авторитет Вудхауса стремительно росли – в 17 лет он уже играл в первой команде, а в 19 стал самым молодым капитаном «клинков» в истории и в 1999-м получил приглашение в сборную Англии (U-21). Еще через два года другой клуб второго дивизиона «Бирмингем» выкупил трансфер Вудхауса за 1 млн фунтов. Казалось, теперь у Кертиса было все, о чем мечтают многие – уважение и деньги, но это вовсе не сделало его счастливым.

«До 18 лет я пахал на тренировках и ни на что другое не обращал внимания. Поэтому, когда стал неплохо зарабатывать, то сразу же в мой мир вошло слишком много того, что не имеет ни малейшего к футболу отношения: ночные дискотеки, алкоголь, много новых друзей. В это быстро втягиваешься – к 21 году я был весьма успешен, но при этом пил 7 дней в неделю, не считая себя алкоголиком, – признается Вудхаус. – Отлично понимал, что должен хорошо играть, развиваться, но с другой – получался замкнутый круг. Все заработанное я спускал в унитаз».

Пьянство и буйный нрав Кертиса были слишком небезопасным коктейлем, чтобы избегать неприятностей. В феврале 2001 года Вудхаус и двое его друзей после поражения «Бирмингема» в финале Кубка лиги от «Ливерпуля» по пенальти (Кертис не выступал, так как в том сезоне был заигран за «Шеффилд Юнайтед») разгромили индийский ресторан и побили нескольких студентов. Тогда полузащитник отделался штрафом в 250 фунтов + 120 часов общественных работ, но даже не подумал бросить пить.

В 2002 году Кертис помог «Бирмингему» впервые в истории пришвартоваться в АПЛ, но к тому моменту он совсем перестал режимить, из-за чего никак не мог пробиться в основу. «Я считал, что все нормально, ситуация под контролем. Сложнее было только, когда начинал выпивать не после игры, а перед ней», – откровенничает Вудхаус, который свой третий и последний матч в АПЛ сыграл на «Олд Траффорд». Он вышел на замену на 68-й минуте, получив задание опекать Бекхэма, и провалил его уже через пять минут.

«В той игре против «МЮ» я был далеко не трезв, поэтому провел привычный для себя ритуал – чтобы скрыть запах, прикрепил к внутренней части своей футболки несколько ментоловых леденцов Vicks, – вспоминает Вудхаус. – Я тогда еще подумал: «Смотри, полный «Олд Траффорд», и ты здесь пьяный. Идиот!.. Хорошо еще, что для такого уважаемого места у меня был достаточно презентабельный вид – без синяков под глазами. Ведь я очень часто дрался во время загулов и регулярно ради удовольствия на загородном полигоне».

Уже зимой 2003 года Кертис ушел в аренду в «Ротерхэм», а еще через полгода свободным агентом в «Питерборо». Здесь, как и позже в «Халл Сити» и «Гримсби Таун», Вудхаус носил капитанскую повязку, но сама игра не приносила ему удовольствия. «Я играл, забивал, но от футбола меня тошнило. Прежде всего, от пафоса, которого становилось все больше, нырков соперников, жульничества, зациклености игроков на деньгах. От сезона к сезону этого становилось больше, а настоящей мужской борьбы, которую я всегда ценил, меньше. Я становился свидетелем того, как футбол теряет душу, и я вместе с ним. Это был постоянный хаос без какой-то реальной цели».

Кертису было всего 26 лет, когда он объявил, что уходит из футбола и начинает карьеру боксера. «Все удивились, но сам я гораздо больше был удивлен тому, что так долго продержался в футболе. Бокс, в отличие от футбола, самый честный вид спорта. Можно, конечно, рассказать красивую историю, что бокс спас меня. Это тоже правда, но лишь отчасти. На самом деле главной мотивацией для меня было желание стать человеком, которым бы могли гордиться мои дети, а не тем, кто просрал свою карьеру и закончил жизнь в сточной канаве. Это был вызов», – признается Вудхаус.

Окончательно принять решение стать боксером Кертису помог отец, вдохновивший сына: «Не хочу, чтобы ты сидел через много лет в баре и жалел себя, что так и не попробовал. Ты же всю жизнь дерешься, у тебя обязательно получится!». Но скептиков было гораздо больше – например, первый тренер Вудхауса по боксу Дэйв Колдуэлл включил его в пятерку наименее талантливых бойцов, которых он видел.

У Кертиса не было опыта участия даже в поединках среди любителей – только уличные драки и нерегулярные занятия с тренером в спортзале во время футбольной карьеры. Но зато была твердая вера и желание работать. Кертис бросил пить, буквально прописался в боксерском клубе, а в сентябре 2006 года вышел на свой первый профессиональный бой в категории до 63,5 килограммов. Своего противника Дина Маркантонио он дважды отправлял в нокдаун и в итоге выиграл по очкам. Победа настолько придала ему сил, что Вудхаус на следующий день сделал в букмекерской конторе ставку в размере 5 тысяч фунтов в соотношении 50/1 на то, что однажды станет чемпионом Великобритании.

На этом, правда, белая полоса закончилась. Британский боксерский совет по контролю отозвал на полгода лицензию Кертиса за нападение после нескольких бутылок виски на сотрудников полиции, еще когда он выступал за «Гримсби Таун». Вудхаус возмутился наказанию, ведь он на тот момент не попадал под юрисдикцию совета, но был вынужден подчиниться. Еще одним потрясением стала смерть отца, который не сумел оправиться от инсульта. «Прощаясь, я пообещал папе, что обязательно стану чемпионом», – признался боксер-футболист, чью спину украшает татуировка с датой рождения и смерти отца, а также дяди.

На время дисквалификации Кертис заключил контракт с выступавшим в Конференции футбольным клубом «Рашден энд Даймондс». «В низших дивизионах нет гламура, здесь играют в игру, знакомую мне с детства», – пояснял отправлявшийся после футбольных тренировок колотить боксерскую грушу Вудхаус. Профессиональный бокс и футбольные матчи среди любителей он совмещал до 2012 года, окончательно завершив карьеру на отметке в 368 матчей и 27 голов.

Прошло 8 лет, прежде чем Кертис исполнил данное отцу обещание и заодно выиграл 250 тысяч фунтов. 22 февраля 2014 года Вудхаус по очкам победил Даррена Гамильтона, став чемпионом страны. «В футболе я забил немало красивых голов, но с этой победой они не могут сравниться. После боя позвонил мой сынишка и сказал: «Папа, я тобой горжусь!» Это был самый волшебный момент моей жизни».



Вудхаус сразу объявил, что закончил карьеру, но уже летом того же года согласился на новый бой и проиграл Вилли Лимонду. Впрочем, Кертис не придает этому большое значение – главное, что он уже покорял эту вершину. «Меня часто спрашивают, добился бы я большего в боксе, займись им сразу вместо футбола. Думаю, что нет. Футбол научил меня думать, а многочисленные стрессовые ситуации помогли выработать хладнокровие. В юности же у меня не было ничего, кроме ярости, я был практически неуправляем», – признается Кертис, недавно выигравший 72 тысячи фунтов, поставив на Фьюри в поединке против Кличко.

В апреле 2016 года неугомонному боксеру с футбольным сердцем (уже больше года Вудхаус бесплатно работает управляющим директором в любительском «Халл Юнайтед») исполняется 36, и он вновь собирается выйти в ринг – против Тайрона Нурсе. Это будет его 30-й бой (+22 -7) и теперь уже точно последний независимо от исхода – Кертис уже дал обещание жене Шарлотте.

Если удастся выиграть, то боксер, как и два года назад, отправится с поясом в родной Дриффилд. В город, где много лет назад на заднем дворе школы ему достаточно часто приходилось защищаться, чтобы однажды вернуться сюда чемпионом.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт апр 29, 2016 14:18

27 августа 2015 года легкая рука Паоло Мальдини на жеребьевке группового этапа Лиги чемпионов вытащила шар, который определил в соперники «Челси» тель-авивский «Маккаби». В благодарность этому, Паоло получает возможность украсить собой один из топиков нашего сайта.


«ФУТБОЛ. Специальное приложение», N7 (10) июль, 2008 год

Анаграмма жизни Паоло Мальдини

ЧАСТЬ 1



«Если бы в детстве я написал историю своей жизни, самая лучшая история, которую я мог бы представить, это та, которая со мной как раз и происходит» (Паоло Мальдини)

За свою долгую 23-летнюю карьеру Паоло Мальдини получил немало прозвищ - благо известный журналист-миланист Карло Пеллегатти умело их подбирает, обращаясь к истории и культуре. Среди них есть, например, «Сын Цезаря Августа» и «Потомок «золотого» рода» - намек на непростое происхождение футболиста.Ведь его отец Чезаре (по-нашему Цезарь. - Я.Д.) Мальдини - в прошлом прославленный капитан «Милана», а в настоящем довольно известный тренер, хоть и не очень успешный. Английская пресса обратила внимание на другую особенность этого игрока, прозвав его «History Maker», «Творцом Истории» то есть, ведь егокарьера переплетается с огромным куском истории, как «Милана», так и всего итальянского футбола. Кличка «Сердце Дракона», использующаяся едва ли не чаще всего, - дань бойцовскому характеру Мальдини.

Однако лично мне больше других нравится прозвище «Последняя Бандьера». «Бандьерами», то есть «флагами», в Италии как правило, называют игроков, которые либо посвятили всю карьеру одному-единственному клубу, будучи воспитанником местной футбольной школы, либо настолько покорили сердца тифози, что те просто не могли представить свой клуб без этого игрока (как, например, случилось с Алексом Дель Пьеро, который, в общем-то, не в «Юве» начинал, а в «Падове», хоть и ассоциируется исключительно с «бьянконери»).

Почему Паоло - «последняя бандьера»? Все очень просто - потому что в современном футболе верность одним цветам уже не модна, хоть и встречается, кто бы что ни говорил. Тот же Франческо Тотти, например, мог бы быть, и Алессандро Неста, увы, превратившийся, в конце концов, всего лишь (всего лишь!!! - Я.Д.) в супер-партнера для нашего героя.

Мог ли Мальдини стать символом какого-либо другoгo клуба, а не «Милана»? Думаю, нет, ибо эта связь заложена даже в фамилии династии. Попрошу обратить внимание на заголовок. Анаграмма, как известно, это перестановка букв, посредством которой из одного слова можно составить другое. И вот, поменяв местами несколько букв в фамилии Maldini, получаем фразу «di Мilan», то есть «Милана», «миланский»! Так что английский классик (надеюсь, не нужно говорить какой! – Я.Д.) не так уж и прав, утверждая «Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назовешь ее, хоть нет ... »

ЛУЧШИЙ НЕИДЕАЛЬНЫЙ ЗАЩИТНИК

О том, что Паоло Мальдини, - лучший защитник мира (увы, из-за этого недооцененного амплуа его так и не удостоили «Золотого мяча». - Я.Д.) доводилось слышать не раз и от многих людей, прекрасно разбирающихся в футболе. Важно то, что этот громкий титул он носит не потому, что славится чем-то в особенности, как Фабио Каннаваро игрой на опережение, Алессандро Неста - подкатами, Синиша Михайлович - штрафными, а потому что он надежен во всех игровых компонентах, хоть и не идеален. Как раз о них, об этих игровых компонентах Мальдини, рассуждает еще один классный защитник Фульвио Коловатти - чемпион мира 1982 года, игравший в победном финале, а мы, простые смертные, его послушаем.

ЛЕВША ИЛИ ПРАВША?

Мальдини прославился как левый и центральный защитник, но немногие знают, что от природы он правша, хотя переходить с фланга на фланг без особых проблем ему удавалось с юных лет. Однако в середине 8О-х «Милан» нуждался как раз в левом защитнике, и юный Паоло со дня дебюта занял эту позицию и полюбился специалистам и болельщикам именно на ней. Тем не менее, Мальдини правой ногой всегда обращался с мячом на более высоком уровне, чем левой. И хотя постоянные тренировки довели левую ногу до нужной кондиции, природу не победишь - правая все равно оставалась сильнее...

И все же в первый сезон в основе (1985/86) у юного Мальдини была серьезная проблема - редко удавалось навешивать в штрафную слева, что, конечно, не дело для флангового защитника. Начали работать над техническими погрешностями, и тем, кто видел игру великого «Милана» Сакки и Капелло с фирменными навесами Паоло с левой или с правой, уже трудно представить, что у того когда-то не получалось... С возрастом, правда, это оружие в арсенале Мальдини стало менее грозным.

ГОЛОВА

Столь важной частью тела (именно частью тела, а не ее содержимым! - Я.Д.) Мальдини в защите пользовался не столь успешно, как хотелось бы. То ли из-за нелюбви физического контакта, то ли из-за того, что никогда не играл в команде, где защита стояла на отбой... В атаке - другое дело! Отправить мяч в ворота после подачи штрафного или скинуть на партнера... Мальдини всегда на месте - благо содержимое головы позволяет!

СКОРОСТЬ

Впечатляющая, ничего не скажешь. Мало какому нападающему удавалось его перебегать один на один, и даже если удавалось, то только по воле случая, а не превосходства в скоростных качествах. На длинных дистанциях с Мальдини бороться не было смысла, и даже на коротких у него соперников немного благодаря низкому центру тяжести и умению играть в короткий пас с большой частотностью. В последние годы, конечно, скорость уже не та, зато умение выбирать позицию осталось при нем, и соперники, которые надеются уделать Паоло с помощью лучшей физической подготовки, часто оказываются не у дел.

ВЫНОСЛИВОСТЬ

Игра на фланге изнуряет кого угодно, но в случае с Мальдини кажется, что он никогда не устает. Не раз случалось, что Паоло мчался по флангу на 9О-й минуте, готовый навесить или просто отвести подальше опасность от своих ворот.

ПЕРСОНAЛЬНАЯ ОПЕКА

Этот технический прием Паоло довелось наблюдать, в основном, в качестве зрителя, поскольку его «Милан» никогда не делал на нем акцент. Можно сказать, что Мальдини - прототип зонального защитника: быстрый, умный, внимательный к тому, что делают его товарищи по команде, и потому действующий синхронно с ними, вместо того, чтобы концентрироваться на одном конкретном сопернике. Во время стандартов Паоло способен держать игрока, но в этом компоненте он ничем не лучше многих других защитников.

ТАКТИЧЕСКАЯ ГРАМОТНОСТЬ

Трудно говорить об этом, потому что в своей карьере Паоло довелось поиграть на разных позициях при разных схемах: левый или центральный при защите в четыре, левый центральный при защите в три. В то же время его умение прочитать игру и выбрать либо быстрый проход по флангу, либо медленную атаку поражает.

ХАРАКТЕР

Паоло унаследовал лучшие качества семьи Мальдини, в том числе правильное отношение к жизни и спорту. Он всегда четко осознавал данное ему природой, никогда не выказывал страха, даже в самых сложных ситуациях, а также, что самое главное, всегда крепко стоял на земле, что не дало ему «зазвездиться», несмотря на известность, свалившуюся на его голову в юном возрасте.

ЛИДЕРСКИЕ КАЧЕСТВА

Юный чемпион в команде чемпионов - у него не было необходимости взваливать на себя тяжкое бремя лидерства аж до окончания цикла Капелло (то есть до 1996 года, возвращение в сезоне-1997/98 не включаем). Начиная с прихода Дзаккерони ситуация поменялась - лидер игровой стал также лидером психологическим и моральным».

«30ЛОТОЙ» МАЛЬЧИК

Паоло Чезаре Мальдини появился на свет 26 июня 1968 года, в среду, в 21.35 в Милане. Чезаре Мальдини вне себя от радости - после трех дочек жена Мария-Луиза наконец-то родила ему сына, наследника! Семья у Мальдини большая, потому что на одном сыне Чезаре и Мариза не остановились, подарив Паоло двух младших братьев. Значит всего три дочери и трое сыновей. Самая старшая Моника (1963 г.р.) вышла замуж за друга Паоло Альдо Руссо - она, в первую очередь, занимается семьей. Так же, кстати, как и младшая Валентина (1967 г.р.). Средняя же дочь Донателла (1965 г.р.) пошла, как и ее брат, по стопам отца - в «Милан», только не в футбольную команду, а в баскетбольную, а уже потом бросила спорт и уехала в США. Младшие братья Паоло тоже не были равнодушны к спорту: Алессандро (1970 г.р.) играл в баскетбольной команде прежде, чем стать управляющим в магазине видеоигр, предусмотрительно приобретенном Паоло. Пьерчезаре (1972 г.р.) также присоединился к Алессандро в управлении торговым предприятием, хотя подавал большие надежды в футболе - даже был капитаном детской команды «Милана»!

Время снова вспомнить, что Паоло Мальдини рос отнюдь не в обычной семье. Его отец Чезаре, родом из Триесте, дебютировавший в местной «Триестине» (24 мая 1953 года против «Палермо»), был известным футболистом, завоевавшим четыре скудетто в футболке «россонери», а также поднявшим Кубок Чемпионов сезона-1962/63 на «Уэмбли» в качестве капитана «Милана», переигравшего «Бенфику». После завершения игровой карьеры этот классный защитник, поигравший как в центре, так и на фланге, подался в тренеры: сначала под началом Нерео Рокко, позже уже в качестве самостоятельного специалиста.

Хотя Чезаре начинал жизнь в бедности, футбол помог ему выбиться в люди, и у его детей бьло все необходимое, и даже больше. Именно поэтому детям редко удается превзойти успешных родителей - нет стимула двигаться вперед! Таких, как наш герой, в футболе можно сосчитать по пальцам одной руки. Максимум двух.

Прочитав не одно интервью футболистов, я заметила, что большинство из них на вопрос о детях отвечают, что, мол, тащить в спорт не будем, пусть сами решают, что им делать в жизни и т.д., и т.п. Интервью Чезаре на эту тему мне не попадалось, однако полуистория-полулегенда о том, как папа заприметил талант сына, подтверждает, что старшему Мальдини, как, впрочем, и многим другим футбольным отцам, ой как хотелось продолжения династии!

Однажды старшая сестра Донателла показала отцу фотографии с игрищ пятиклассников, и тот воскликнул: «О боже, как он бьет, как бежит! Как элегантно! Он точно будет моим наследником в «Милане»!» Тем не менее он предложил Паолетто выбор «Милан» или «Интер». В стане «нерадзурри», наверное, Паоло было бы легче, потому что тень отца не преследовала бы его так, как в «Милане», но он не пошел этим путем.

Примерно в это время проходил отбор в детскую команду «россонери», и отец повел сына на просмотр. Паренька приняли сразу, а ответственный за детско-юношеский сектор Фаусто Брага, смеясь, сообщил счастливому отцу: «Он точно далеко пойдет. Может стать классным фланговым нападающим!» И ведь мог стать, но скорее посредственным нападающим, каких сотни! Вместо этого он внес огромную лепту в популяризацию амплуа защитника, «терцино» (пора вводить и этот итальянский термин в наш язык, а то всякие «фантазисты» и «треквартисты уже активно используются - чем фланговые защитники хуже?! Тем более, что Паоло - первый «терцино» и защитник вообще, то есть «дифенсоре», в истории, признанный лучшим футболистом мира в 1994 году!). Хотя на этом поприще еще работать и работать не одному поколению... Позволю себе вольно (увы, дословно не помню) процитировать всем вам знакомого Евгения Панкратова: «Так уж вышло, что футбол состоит не только в умении забивать, но и в умении защищаться. И то, и другое можно делать по-настоящему красиво!» Истина.

В это время наш герой, внимательно слушающий разговор взрослых, едва ли не до небес вознесся - ведь он будет играть на той же позиции. что и его кумир Роберто Беттега! Кстати, это его увлечение породило спекуляции на тему, что он в детстве болел за «Ювентус», что, конечно, не является правдой. Скорее, из той серии, что сын Билли Костакурты - за «Интер». Ну, вы знаете эту историю: жена футболиста рассказала, что мол, их 3-летний (вроде он что-то понимает... ) сын Акилле, увидел по ТВ празднование скудетто «Интера» и неожиданно полюбил «черно-синие» цвета...

Мальдини-младший, попав в питомник «россонери», прошел всю систему: «пульчини» (U-ll), «эзордьенти» (U-13), «джованиссими» (U-15), «алльеви» (U17), «примавера», причем в каждой команде считался талантом. Кое-кто за глаза называл его «папенькиным сынком», утверждая, что только имя и помогло ему попасть в «Милан» и там продвинуться, но это были обычные завистники. В связи с этим вспоминается история, поведанная журналистам Фабио Капелло: «Когда я еще тренировал молодежь «Милана», мне случилось побывать с выездом в Турине. Тренер «Торино» меня спросил: «И зачем тебе вздумалось ставить сынка Чезаре Мальдини?» Я же ему ответил: «Поговорим через несколько лет, потому что этот юноша - будущая звезда!»...»

Впрочем, в «Милане» не верящих в Паоло было немного, в отличие от молодежки Италии, которую тренировал как раз папа Чезаре. Именно он стал тем тренером, который впервые вызвал сына в «Скуадру Адзурру» U-21. И Паоло там заиграл, да так (5 голов в 12 матчах!), что всем недоброжелателям пришлось молча наблюдать, как игрока из молодежки забирают во взрослую «nazionale» Адзельо Вичини.
Вообще Чезаре Мальдини не раз доводилось защищать своего сына: «Люди не понимают, что никто не может помочь футболисту, кроме него самого. И Паоло доказывает свою ценность каждое воскресенье. Сейчас для всех он уже не сын Чезаре Мальдини, это я - отец Паоло Мальдини».

САМЫЙ ЮНЫЙ ДЕБЮТАНТ

20 января 1985 года... В этот холодньrй зимний день во Фриульском Удине юному Паоло Мальдини пришлось играть против Франко Селваджи. Стоило юноше выйти на газон, как он тут же совершил фол. Селваджи благодаря своим финтам легко обыграл 16-летнего дебютанта, но тот не мог позволить ему пробраться к воротам команды...

За несколько минут до этого Нильс Лидхольм, прозванный «Бароном» (любят «россонери» этот титул, один из лидеров их ультрас Джанкарло Капелли также отзывается на это прозвище. - Я.Д.), крикнул: «Ферро, разминайся!», обращаясь к Стефана Феррари, а потом вдруг подозвал к себе юного Мальдини и сказал: «Будь спокоен и играй, как умеешь». Селваджи же было тогда 32, лучшие годы этого игрока остались позади, увенчавшись триумфом на испанском мундиале. Он не был там ocновным, но Энцо Беарзот его взял, потому что доверял и знал, что Франко не будет жаловаться прессе, что его не выпускают на поле.

Итак, замена. Уходит с поля Серджио Баттистини, выхдит Паоло Мальдини. Бутсы, приспособленные к игре на скользком поле, ужасно жмут, но уж какие выдали...

После завершения встречи со счетом 1:1 Селваджи вышел из раздевалки, подошел к гордому отцу дебютанта Чезаре Мальдини и, подмигнув, сказал: «Хорошо ты обучил своего мальца, только вышел на поле, как кинулся в бой!» Потом они вместе смеялись, ожидая, когда юный Паолетто закончит принимать душ.

Позже Франко Селваджи рассказывал: «Когда он вышел на поле, я подумал, что этот ребенок не доставит мне проблем. Но при первом же контакте я очутился на земле после его подката! Я крикнул ему: «Ты что делаешь, парень?!» Но он даже не посмотрел на меня. И я сразу понял, что у него впереди успешная дорога».

Журналисты сразу же слетелись как мухи на мед, желая пообщаться с дебютантом, а один из них, Энцо Палладини, разразился материалом «Паоло Мальдини, потомственный футболист в тени своего отца», который мне хотелось бы процитировать: «На небе «Милана» засияла новая звезда? Наверное, еще рано говорить об этом, однако парень многообещающий. Он дебютировал в Удине, проведя целый тайм на поле как настоящий ветеран, заставляя забыть о том, что он не только самый юный дебютант в истории «Милана» (а в Серии А второй после Джанни Риверы, который впервые сыграл за «Алессандрию», не достигнув еще и 16-ти лет), но и самый юный игрок в «примавере» Капелло.

О Паоло много говорилось и до его дебюта. Еще в октябре, перед матчем с «Кремонезе», казалось, что Лидхольм готов запустить Паоло. Он просматривал его в товарищеских играх, но в итоге решил не приглашать во взрослую команду. Как рассказывал отец юного футболиста Чезаре: «В тот раз Лидхольм спросил меня, готов ли Паоло к дебюту в Серии А, и я ответил, что ему решать, а не мне. Так дебют Паоло был перенесен».

Великий день настал 20 января, Koгдa «Милан» лишился шести игроков основы, отправившись в Удине с составом, полным дублеров. Паоло: «В перерыве ко мне подошел Лидxольм и сказал, чтоб я начинал разминаться. Сначала я ничего не понял. Я начал бегать туда-сюда, как мне приказал «мистер», но не мог понять почему. Перед caмым выходом на поле я, конечно, испытывал страх, но кoгдa стал играть, меня затянуло, и я успокоился. Под конец мне казалось, что я играю в обычном матче чемпионата «примавер».

Юноша сыграл очень достойно, не допустив серьезных ошибок. На следующий день Паолетто на радостях не пошел в школу, но это не помешало его соученикам непрерывно звонить с поздравлениями. Нужно заметить, что учеба играла важную роль в жизни голубоглазого юноши он посещал лицей при институте «Volta», стараясь, чтобы футбол минимально влиял на его успеваемость.

Через много лет на вопрос журналиста о том, понял ли он сразу после того матча, станет ли он тем Mальдини, которого мы знаем сейчас, Паоло ответил: «Я уже им был по крайней мере, генетически. В тот день я понял, что могy играть в Серии А, я чувствовал себя нормально в той команде и играя против тех соперников. Однако такой дебют, как мой, в современном футболе вряд ли возможен. Почему? Раньше было больше игрового времени для молодых. Сейчас составы грандов насчитывают до 25-ти человек, и юношам очень трудно попасть даже на скамейку».

К сожалению, это правда, говорю вам, как человек, активно переживающий за молодежный футбол Италии в целом, и судьбу еще одного флангового защитника, чей дебют и первый сезон (2007/08) в Серии А до боли напоминает старт Мальдини, в частности (нужно называть имя или и так понятно, о ком речь? - Я.Д.).

ВЕЗУНЧИК «МИЛАНА»

Паоло Мальдини постоянно называют везунчиком - он не отрицает очевидного факта, добавляя, что фортуна не выбирает кого попало в свои фавориты! Разве это не везение, что его дебют в клубе почти совпал с приходом нового президента Сильвио Берлускони, готового вкладывать деньги в клуб и вести его к вершинам мирового футбола? Разве это не везение, что «Милан» как раз нуждался в левом защитнике, так что Мальдини стал игроком основы в следующем же сезоне после дебюта? Разве это не везение, что серьезныe травмы обходили его стороной (помню-помню, что В сезоне-2001/02 он страдал от болей в колене, из-за чего ему пришлось отказаться от игры на фланге, слишком уж там много нужно бегать, но это исключение из правила)? Разве это не везение, что «Милан», привыкший продавать и покупать игроков направо и налево, решил держаться за этого игрока до последнего, тем самым превращая его в легенду?

На последнем остановимся подробней. Была ли у Паоло возможиость уйти в другой клуб? Да не раз! «Ювентус» хотел купить подающего надежды защитника, но получил ответ от Берлускони, что, мол, этот игрок, «защитник от Бога», не продается. Примерно в такой же манере были отвергнуты предложения «Арсенала», «Челси», «МЮ», «Барселоны»...

Особо настойчивым был «Реал», о чем вспоминает сам Мальдини: «Да, переговоры «Реала» Флорентино Переса с руководством «Милана» действительно имели место, и я был в курсе происходящего. Более того, на одном из летних турниров Перес пришел ко мне в отель и долго убеждал принять его предложение. Он был очень любезен со мной, но я сказал ему, что не могу оставить «Милан» ни при каких обстоятельствах и не променяю его даже на «Реал»!»

Однако отказывать «сливочным» было несложно: «Труднее всего было отказать «Манчестер Сити». Мой друг, Ноэл Галлахер из «Oasis», известный поклонник «горожан», очень хотел видеть меня в своем клубе. Он даже был готов платить мне из собственного кармана, лишь бы я перешел в «МС». Ноэль предлагал мне 150 тысяч фунтов в неделю и был несколько обижен, когда я отказался».

Если серьезно, то такая верность не может не вызывать уважения, хотя справедливости ради заметим, что Мальдини и не нужно было менять клуб, чтобы купаться в деньгах и победах. В родном городе, в родном клубе Паоло Мальдини достиг всего, что только можно представить, - 6 скудетто, Кубок Италии, 4 Кубка Чемпионов, 2 Интерконтинентальных Кубка, клубный чемпионат мира...

Паоло Мальдини: «Милан» уникальная команда в том плане, что почти пол столетия в ней выступали отец и сын, причем оба были капитанами. Клуб также уникален тем, что он устанавливает прочные связи с теми, кто в нем выступает долгое время. Так Анджело Коломбо отвечает за детско-юношеский сектор, Барези и Галли работают с «примаверой», Эвани - с «алльеви», Тассотти и Анчелотти - с первой командой». Кроме этого, есть ещё номера, вышедшие из употребления - «шестёрка» Барези, например. С «тройкой» Мальдини сложнее, ведь она ещё может появиться после Паоло, если Кристиан или Даниэль здорово постараются...


У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт апр 29, 2016 14:45

Анаграмма жизни Паоло Мальдини

ЧАСТЬ 2



САККИ АКА РЕВОЛЮЦИОНЕР: НАУЧИЛ РАБОТАТЬ

«Одноклубная» карьера Мальдини вынуждает нас делить рассказ об игроке не по клубам, в которых он выступал, а по эпохам разных тренеров, почти каждый из которых сделал определенный вклад в становление Мальдини-футболиста и Мальдини-человека.

Лидхольм запомнился Мальдини тем, что никогда не нагнетал страсти перед матчами, а также тем, что научил его получать удовольствие от игры. Однако швед надолго в «Милане» не задержался - Берлускони было мало того, что мог предложить этот наставник.

Таким образом первым тренером, с которым у «Милана» Мальдини связана целая эпоха, целый победный цикл, стал Арриго Сакки. Этот тренер, живущий футболом 25 часов в сутки, потому что встаёт на час раньше, и работающий до седьмого пота, требовал от игроков постоянной концентрации, постепенно прививая им психологию победителей. Перекраивая команду под свой футбол, Арриго многих сплавил из «Милана», но за Мальдини держался, как приклеенный!

Сакки также известен своей любовью подержать игроков на телефоне, особенно по вечерам, чтоб они не шлялись, где попало. Так, кстати, и произошло его знакомство с Мальдини: «С Арриго Сакки я познакомился не сразу после его прихода, потому что летом 1987 года отдыхл на Сардинии. Тогда еще не было мобильных, поэтому я зашел в телефонную кабинку в холле гостиницы. Он мне сразу: «Паоло, ты сейчас на распутье, ты должен решить, кем хочешь быть - футболистом или плейбоем». Мы еще час общались по телефону. Вскоре после этого разговора я познакомился с Адрианой, которая впоследствии стала моей женой, и Сакки успокоился».

Почему революционер? Игроки это прочувствовали на себе с первых же тренировок: желая привить команде универсализм, характерный для «тотального футбола», чтобы у каждого игрока были важные задания, как в атаке, так и в обороне, и все это сопровождалось жестким прессингом, Сакки заставлял отрабатывать разнообразные варианты игры буквально до тошноты. Придумывал новаторские упражнения, как вспоминает Паоло: «Сакки постоянно вводил революционные изменения в тренировочный процесс. Например, упражнение, в котором мы должны были, держа мяч в ногах, научиться принимать правильное решение, невзирая на раздражающие внешние факторы. В поле нашего зрения вывешивались бумажные салфетки разных цветов, и мы должны были суметь не отвлечься от ведения мяча или передачи».

Сакки, будучи ярым поклонником атакующего футбола и из-за этого немного стесняющийся своего итальянского происхождения («катеначчо» и все такое...), не забывал, однако, уделять достаточно времени четкой организации защитных действий (как результат, его «Милан» много не пропускал). Для Мальдини сие означало громадный скачок мастерства: «Сакки заставлял меня повторять каждое движение по сто раз, по тысяче раз... Так он привил мне менталитет настоящего профессионала!»

Победы не заставили себя долго ждать - первые для Мaльдини, первые для Берлускони, первые после затяжного кризиса клуба... Газеты были в восторге от футбола, демонстрируемого «Миланом». Например, после финального матча КЕЧ со «Стяуа» в 1989-м «Экип» писала: «До вчерашнего вечера мы знaли только один вид итальянского футбола, с сегодняшнего дня существует также футбол «Милана» мсье Арриго Сакки».

Второе пришествие алленаторе, имевшее место в сезоне-1996/97, успеха не принесло ни клубу, ни самому Сакки - два раза в одну реку лучше не входить...

КАПЕЛЛО АКА СУРОВЫИ: НАУЧИЛ ВСЕМУ

Первый приход Капелло на скамейку «Милана» произошел еще в сезоне1985/86 - из «примаверы» на место Лидхольма. И хотя ему удалось втащить команду в Кубок УЕФА, обыграв «Сампдорию» в «спареджо», Берлускони его не оставил, предпочтя ему того самого Сакки.

О том, что своей эпохи в «Милане» Капелло пришлось подождать, тот наверняка не особо жалел. Набравшись опыта, работая в империи Берлускони, а также посещая разнообразные курсы, Капелло получил необходимые знания, чтобы возглавить-таки клуб из Виа Турати.

Став у руля «Милана», синьор Фабио сразу же начал устанавливать свои порядки, надо сказать, довольно суровые. Однако тому же Мальдини было к ним не привыкать, в отличие от голландцев и прочих иностранцев, которые за «примаверу» не выступали. В любом случае методы Капелло оказались действенными для всех четыре скудетто за пять лет и Кубок чемпионов говорят сами за себя.

Воспоминания Паоло Мальдини о работе с Капелло таковы: «Мне очень неприятно от того, что, говоря о моих отношениях с Фабио Капелло, чаше всего вспоминают несколько натянутое расставание в 1998 году. Ему предшествовал неудачный сезон, поэтому возникновение конфликтов легко объяснимо. Однако «примавера» «Милана» под его руководством, в которой выступали я, Де Сольда, Чиммино, Лорендзини и другие, выигрывала Кубок Италии - первый подобный успех команды этой возрастной категории за более чем 30 лет, и только потом пришел двойной успех команды Тассотти на турнире в Виареджо.... Как можно забыть четыре скудетто и Кубок чемпионов только по причине холодного прощания? За несколько дней до финала в Афинах в 94-м, когда «Барселона» считалась безоговорочным фаворитом, мы играли спарринг-матч против «Фиорентины», тогда пребывающей в Серии В. Мы проигрaли 0:2, показав удручающую игру. На входе в раздевалку нас поджидал Капелло, выглядевший очень довольным. Он сказал: «Ребята, сегодня я понял, что мы выиграем Кубок чемпионов». Для такого сурового тренера как он, такой откровенный блеф выглядел необычным, но он так зарядил нас на борьбу, дал нам такую уверенность, что мы, несмотря на отсутствие дисквалифицированных Барези и Костакурты, порвали «Барсу» 4:0».

Кстати, этот финал многие называют едва ли не лучшим за всю историю Лиги чемпионов. Оборонительный футбол, приверженцем которого считался тренер «Милана», нанес сокрушительное поражение «Барселоне» Круиффа, продвигающего красивый атакующий футбол. В безупречном стиле. Какова роль Паоло Мальдини в этом всем? Он-то как раз и цементировал ту супернадежную оборону «россонери», перейдя с фланга в центр на место отсутствовавшего Костакурты.

Второе пришествие Капелло в стан «россонери» в сезоне-1997/98 запомнилось лишь неудачами и конфликтами, после которых синьору Фабио пришлось вновь уйти. Пишу еще раз для тех, кто не понял - два раза в одну реку лучше не входить...

Зато капитанская повязка от Барези к Мальдини перешла как раз в этот неудачный год, при Капелло, который тоже зла не хранит, несмотря на конфликты, и на вопрос об игроке «Милана» всегда отвечает: «Мальдини? Он просто лучший защитник в мире!»

ДЗАККЕРОНИ АКА ТРУЖЕНИК: УЧИЛИСЬ ВМЕСТЕ

Дзаккерони сумел чудесным образом вернуть «Милан» на вершину Серии А в свой первый сезон, отыграв страшное отставание от славного «Лацио» Серджио Краньотти в самом конце чемпионата. Но назвать его великим тренером как-то не поворачивается язык, и еще не понятно, кто у кого учился - Мальдини у Дзака или Дзак у него. По крайней мере, сам Паоло рассказывал, что этот провинциальный тренер не очень любил (и не умел, наверное. – Я.Д.) общаться с игроками в плане мотивирования, и это приходилось делать «сенаторам» Мальдини и Костакурте. Берлускони же не стеснялся открыто критиковать незрелищный футбол Дзаккерони, его приверженность к защите в три игрока, сравнивать «с ткачом, у которого есть хорошие материалы, но нет умения ткать».

А Мальдини тренера защищал: «Те, кто говорит, что главным достоинством Альберто Дзаккерони была удача, ничего не знает о футболе и понимает в нем еще меньше. До него мы пережили два неудачных года. Он сумел выявить и умело использовать лучшие качества каждого игрока, а также вернуть нам уверенность в себе. Он неутомимый работник, первый сезон с ним был бы особенным даже без скудетто. Он всегда верил в победу: во время летнего сбора по вечерам приходил ко мне в комнату с охапкой газет и журналов и сердито говорил: «Смотри, никто не считает нас претендентами на скудетто. Но мы можем выиграть!»

В ответ Альберто Дзаккерони не скупился на комплименты Мальдини: «Паоло - самый великий чемпион из тех, с кем мне довелось поработать. Считаю, что он до сих пор остается примером для всех. Он говорит не много, зато в Миланелло приезжает первым, а уезжает последним. Он играет срединедельные спарринги с такой же отдачей, как если бы это был финал Лиги чемпионов»

НЕЭПОХАЛЬНЫЕ ТРЕНЕРЫ И ПАПА

За долгие годы футбольной карьеры Паоло сталкивался также с тренерами, которым по разным причинам не удалось вписать свое имя золотыми буквами в историю «Милана». Сюда отнесем работу Чезаре Мальдини, который стал временщиком после увольнения Дзаккерони.

Паоло Мальдини: «Я с приязнью вспоминаю Табареса и Фатиха Терима. Они оба искренние люди, но первому довелось столкнуться с несколько разобранной командой (которая, по слухам, больше гуляла по миланским злачным местам, чем думала о футболе, а Оскар Вашингтон не знал, как и где их ловить. - Я.Д.), а второму не хватило толики упрямства, а также поддержки руководства, чтобы гнуть свою линию до конца. И, естественно, в моем сердце занимает особое место период, когда тренером был мой отец. Тогда мы неплохо закончили сезон и добыли историческую победу в дерби против «Интера» 6:0! К тому же в «Милане» не происходило того, что было в сборной - там меня постоянно просили поговорить с отцом, чтобы получить разрешение отлучиться или еще что-то в этом роде, в такие моменты я чувствовал себя очень неловко».

А еще более неловко Паоло чувствовал себя, когда заходил в душевую, и все разговоры и шутки прекращались. Никто ж не хотел, чтобы все их проказы дошли до ушей тренера...

АНЧЕЛОТТИ: КОГДА ТРЕНЕР ДРУГ

Последний победный цикл «россонери» И Паоло Мальдини неразрывно связан с бывшим игроком этого славного миланского клуба Карло Анчелотти. Однако это сейчас мы так уверенно об этом говорим. Вначале было немало сомнений - как бывший товарищ по команде сможет примерить на себя роль тренера? Нелегко ведь это - усаживать на скамейку того, с кем весело проводил время, втихаря нарушая тренерские запреты...

Впрочем, Анчелотти был не из таких, а потому освоиться в новой роли ему было не так уж и неловко. В одном интервью Мальдини спросили, отличается ли чем-то Анчелотти-тренер от Анчелотти-партнера, на что тот ответил: «Безусловно, это два различных человека в профессиональном плане. Но, в общем, он остался таким же общительным, любящим развлекаться и, конечно, побеждать. Я думаю, что Сакки в свое время брал его в «Милан» в качестве правой руки на поле. Карлетто-футболист запомнился мне, в основном, как главный организатор игры. И ничего нет удивительного в том, что многие из той команды уже стали тренерами. Мы были командой знатоков футбола».

По рассказам его подопечных, «дружеский» стиль Анчелотти им очень импонирует. Карлетто старается на тренировках не кричать, но стоит ему поднять бровь, как все понимают, что он хочет сказать... И результат есть - больше, чем просто хороший!

28 мая 2003 года в Манчестере сбылась мечта Анчелотти-тренера, добывшего первый трофей в стане «россонери», и Мальдини-футболиста, впервые поднявшего Кубок чемпионов в качестве капитана ровно через 40 лет после своего отца. Повержен «Ювентус» в серии пенальти 3:2. Матч выдался сухим и неинтересным, но кого это волнует?!

После победы Паоло Мальдини не знал, как выразить свои чувства: «Это огромная, неописуемая радость. Мне кажется, что я не до конца выразил, что я чувствую, что мы все чувствуем. Думаю, это займет некоторое время. Это мечта, которая сбылась. Мы начали сезон 1 июля с новой командой и огромной надеждой, и мы достигли того, чего хотели. Отец будет доволен. Теперь это факт - семья Мальдини принимала участие в девяти финалах Лиги чемпионов в составе «Милана». Мы так привязаны к красно-черным цветам, это наш дом. То, что меня выбрали игроком матча, увеличило мою радость, но это уже детали. Как и перспектива принять участие в гонке за «Золотым мячом». Единственная вещь, которая имеет значение сейчас, это Кубок. Мы заслужили его здесь, на «Олд Траффорде». Мы играли лучше и создали больше моментов».

А потом были скудетто (2003/04), трагическо-фантасмагорический финал против «Ливерпуля» в Стамбуле (2004/05) и заслуженный реванш против тех же «скаузеров» через два года в Афинах (2006/07), клубный чемпионат мира в Японии ... Эти великолепные победы «Милана», добытые под руководством Карлетто и непосредственном участии Паоло Мальдини, состоялись совсем недавно, а потому просто не успели стереться из памяти любителей футбола.

Карло Анчелотти: «Мальдини великолепный пример для итальянского футбола. Он всегда на своем месте, он никогда не волнуется на поле. Он известен во всем мире как настоящий профессионал». Карлетто очень не хочет стать тем тренером, который усадит Паоло на скамейку ... А пришлось!

ПЕНАЛЬТИ И 30 СЕКУНД

Если спросить у Паоло, что бы он все же хотел в своей карьере поменять, наверняка это касалось бы национальной сборной. С одной стороны, он заслуженный игрок, рекордсмен по количеству матчей в синей футболке, перещеголявший самого Дино Дзоффа (126 поединков, 74 из них - с капитанской повязкой, против 112-ти). С другой стороны, он так ничего и не выиграл, каждый раз останавливаясь буквально в шаге. Три мундиаля были проиграны по пенальти (в полуфинале ЧМ-1990 Аргентине, в финале ЧМ-1994 Бразилии, в четвертьфинале ЧМ-1998 Франции), один - по воле арбитра Байрона Морено (в 1/8-й финала ЧМ-2002 Южной Корее). На Европе был полуфинал в 1988 году и проигранный на последних секундах финал в 200О-м.

О последнем поражении Паоло говорит в очень расстроенных чувствах: «Воспоминания о последних тридцати секундах финала Евро-2000 не перестают преследовать меня. Я не могу не рисовать в воображении тысячи способов, которыми мы могли бы отметить завоевание титула».

Злополучные пенальти на трех чемпионатах мира, конечно, не менее, а то и более трагичны для Паоло, но все ж не в такой мере, как, например, для Баджо. Мальдини хоть не пробивал... Мог, например, во Франции, будучи шестым в списке, но очередь не дошла. К счастью или к несчастью - трудно сказать... Италия с пенальти в конечном итоге справится, но уже без Мальдини и без Баджо.

Прощание со «Скуадрой Адзуррой» тоже вышло нерадостным... На ЧМ2002 Италия пострадала от судейства вышеупомянутого Морено, тянувшего хозяев в высшие стадии плей-офф, чтоб обеспечить прибыль организаторам. Тем не менее кореец Ан Чжун Хван забивал «золотой гол» не с какого-то левого пенальти, а с игры, головой, вынуждая искать виноватых среди защитников. Мальдини поступил как настоящий мужчина, взяв вину на себя, навсегда распрощавшись со сборной. Хоть Трап настойчиво звал его на португальский чемпионат Европы, Паоло своему слову не изменил.

А как все хорошо начиналось... «Мой настоящий дебют не связан с моим первым матчем, который я провел против Югославии в Сплите, он связан с игрой, которая состоялась за несколько месяцев до этого. Тогда Италия в противоборстве со Швецией решала судьбу путевки на немецкий чемпионат Европы. Я сидел на скамейке, ожидая спокойного отдыха, однако уже на третьей минуте Франчини получил неприятный удар, и Адзельо Вичини дал мне указание разминаться. Я так перепугался - сердце стучало, как сумасшедшее, я не мог перевести дыхние, поглядьrвая то на поле, то на тренера. В итоге выпустили не меня, а Де Агостини, но я не был ни капли разочарован - поверьте, у меня дрожали коленки! В дальнейшем было уже не так страшно... Тогда в сборной происходил нормальный процесс смены поколений. Из молодежки пришел не только я, но и многие мои партнеры, с которыми мы до этого выиграли чемпионат Европы. У нас был очень дружественный коллектив, а заводилой выступал Альтобелли. Помню, он, как раз тогда, когда я так и не дебютировал, позвонил другу и заказал 22 пиццы, которые мы всей командой съели в гостинице... »

Если подводить итоги взаимоотношений Мальдини и «Скуадры Адзурры», думаю, вы согласитесь, что сборная в жизни Мальдини и в жизни, например, Баджо (что-то я не могу избавиться от своего предыдущего героя, из-за которого хотелось в буддизм перейти. Шучу, конечно, но доля правдыl в этом есть. - Я.Д.), - это разные по важности команды. Роби до последнего цеплялся за «nazionale», ради нее выходил на поле, ради нее подыскивал клубы. Паоло же распрощался со «Скуадрой» и ушел, даже не оглянувшись, несмотря на все рекорды и «капитанствования» - это из «Милана» его не выпихнешь, как ни старайся. Потому что есть игроки клубные, а есть «сборники» или как их лучше назвать, не знаю...

ЛУЧШИЙ СОПЕРНИК ПАОЛО

О соперниках, с которыми Мальдини сводила судьба, он говорит так: «Мне довелось поиграть против вьдающихся футболистов: Платини, Зико, Кареки, Маттеуса... Но лучший из них носил имя Диего Армандо Марадона. Аргентинец был настоящим кошмаром для всех защитников. Меня привлекал энтузиазм Веа, я любовался Батистутой, преклонялся перед гениальным Платини и невезучим (в плане здоровья) Ван Бастеном. Но номером один остается Марадона, все остальныe - позади!»

И еще отдельно о Марадоне: «Я познакомился со многими людьми в футболе, но никто не поразил меня так, как Марадона. Он самый великий, хотя нужно отдать должное и его команде «Наполи» в то время был грозным соперником для кого угодно. Но Марадона все равно - лучший из всех, кого я когда-либо встречал: на поле он относился с уважением ко всем: и к чемпионам, и к среднестатистическим игрокам, он был примером в этом плане. Я понимаю, что называть его примером в чем-то может показаться неадекватным, однако Марадона в футболе и Марадона в жизни - это две разные личности. Хорошо бы современные нападающие вели себя как Марадона - он получал сотни ударов и при этом молчал! Молчал, а не валился на газон, причитая о свой горькой судьбе... Да и допинг он употреблял отнюдь не для того, чтобы улучшить свои показатели в футболе».

РЕКОРДЫ: В ПОГОНЕ ЗА БАЛЛОТТОЙ?!

16 февраля 2008 года - через 23 года или через 8427 дней после дебюта Паоло Мальдини вышел на замену в матче против «Пармы» на «Эннио Тардини», чтобы сыграть свой 1000 матч в профессиональном футболе. Из них 861 он провел за «россонери», 12 за «молодежку», 1 за олимпийскую сборную и 126 за «Скуадру Адзурру». Впереди только английский голкипер Питер Шилтон, сыгравший 1360 матчей за карьеру ... Следовательно, Мальдини рекордсмен не только по количеству матчей, но и по количеству сезонов в одном клубе, число которых пока 24.

Перейдем к Лиге чемпионов. Восемь финалов, восемь - вы можете себе такое представить?! На самом деле, никто не может, кроме совладельца рекорда «реаловца» Франсиско Хенто. По победам испанец все же впереди - 6 против 5. Зато именно Мальдини, не будучи забивалой по природе (всего-то 29 голов в Серии А. Правда, был у него в карьере один денек в 2005-м - положил дубль «Реджине» как заправский форвард!), держит рекорд автора самого быстрого гола в финалах Лиги Чемпионов. Дело было на 52-й секунде матча в 2005 году против «Ливерпуля» («бомбардирский» год, что ли ... ).

Как думаете, у Паоло Мальдини есть шансы побить еще и рекорды Марко Баллотты? По возрастным показателям он пока и в «Милане» не первый: Костакурта последний раз сыграл в 41 год и 26 дней, Альбертози - 40 лет 3 месяца и 8 дней. Забив решающий гол во встрече «Милан» - «Аталанта» прошедшего сезона, Мальдини стал четвертым возрастным игроком, забивавшим в Серии А: впереди Верховод, Пиола и тот же Костакурта.

О рекордах в «nazionale» уже вспоминали...



БАННЕР ДЛЯ ЛЮБИМОЙ

В личной жизни у Мальдини тоже все о'кей - счастливая крепкая семья, здоровые дети... Естественно, никаких скандалов, никакой «клубнички», даже скучновато, что ли. На самом деле, конечно, все не может быть настолько идеально (аж зубы сводит! - Я.Д.), мы ведь о человеке говорим, а о не статуе, но присутствие интеллекта, а также хорошие отношения с журналистами, ставят капитана «Милана» выше всяких сплетен.

А теперь о семье. Будущая жена миланского футболиста Адриана родилась 8 июня 1968 года в Каракасе в семье иммигранта из Италии (а конкретнее, из Тревизо. – Я.Д.) Стефано Фосса. Этот предприимчивый мужчина в свое время прибыл в Венесуэлу в надежде разбогатеть на добыче золота, что ему, наверняка, удалось, раз уж он заполучил в жены девушку по имени Дианора Бланко, происходящую из влиятельной южноамериканской семьи.

Достигнув 17-летнего возраста, красавица Адриана решила попытать счастья в модельном бизнесе. Вместе с подругой она отправилась покорять Европу, сначала оказавшись в Париже, а потом и в Милане. При этом синьорита Фосса оставалась серьезной девушкой, а потому не стала бросать учебу, регулярно посещая лингвистический университет. Адриане сопутствовал успех. Ей довелось в качестве модели поработать с такими известными брендами, как Gianfranco Ferri, Laиra Biagiotti, Gianni Versace, Roberto Cavalli (пик ее карьеры пришелся на 1990 год. - Я.Д.), сняться в кино, поучаствовать в телешоу. Но она, не задумываясь, оставила все это, чтобы посвятить себя семье - Паоло и детям. Теперь Адриана разве что в роли агента выступает - подписывает контракт с «Миланом» от имени сына Кристиана (но о нем позже).

Интересна история знакомства этой пары, кажущейся столь идеальной. Дело было в 1987 году, на миланской дискотеке «Hollywood». Тогда Паоло задал ей три вопроса: «Хочешь потанцевать?», «Хочешь что-то выпить?», «Хочешь встретиться со мной еще раз?» и получил три «нет» в ответ. Адриана представления не имела, что отказывает футболисту, ведь она совсем не увлекалась этим видом спорта, отдавая предпочтение боксу. К тому же в это время они оба состояли в отношениях: у него была девушка из Виареджо (даже дату свадьбы назначили! – Я.Д.), у нее - парень-модель то ли из Испании, то ли из ВенесуэлыI.

Однако что-то такое между ними все ж проскочило, потому что они стали постоянно созваниваться. Видеться не получалось из-за постоянных разъездов. И только в 1988 году, предварительно разорвав отношения со своими бывшими, Паоло и Адриана впервые поцеловались (да-да, мы верим, что так и было - Я.Д.). Несмотря на юный возраст (им только по 20 лет исполнилось! – Я.Д.), парочка сразу стала жить вместе, как настоящая семья.

Когда Паоло впервые полетел в Каракас познакомиться с семьей невесты, случился казус. В Венесуэле принято, чтобы неженатые останавливались в разных комнатах, и Паоло не выходил из своей комнаты с девяти вечера до двух дня - спал! Мама АдрианыI Дианора перепугалась: «С Паоло все хорошо? Может, он болен?» «Нет, - объяснила знающая дочь. - У них, футболистов, всегда так после окончания сезона. Им нужно выспаться, побыть в одиночестве...»

Не менее казусным вышел первый поход Адрианы на «Сан-Сиро». Они с подругой вырядились как модели на показ - мало того, что было трудно передвигаться по стадиону, так еще все на них глазели с сальными улыбками.. Однако потом появился баннер ультрас, и Адриана почувствовала себя на седьмом небе! «Это Паоло организовал, - подумала она, - Чтобы доказать свою любовь!» Как вы, наверное, догадались, надпись гласила «Fossa dei Leoni» («Яма со львами» - историческая группировка «Милана», ныне отошедшая внебытие. – Я.Д.). Оставшуюся часть матча Адриана размышляла примерно так: «Ну, с Фосса еще понятно - в честь моей фамилии! А львы тут при чем?»

С того дня Адриана стала болеть за «россонери», основательно пополнив свой запас футбольных знаний, хотя каждый поход на стадион оставался для нее непростым событием: «Я хожу на стадион уже много лет, и каждый раз, когда Паоло оказывается на газоне или вступает в жесткие единоборства, у меня перехватывает дыхание . Время идет, но я не меняюсь: страдаю вместе с ним, страдаю за него. Когда Паоло возвращается с матча после поражения и не ест, мне тоже кусок в горло не лезет».

Официально мужем и женой Паоло Мальдини и Адриана Фосса стали 14 декабря 1994 года. Через полтора года после этого знаменательного события, а именно 14 июня 1996 года, Адриана родила сына Кристиана. Отец тогда выступал на чемпионате Европы (в этот день как раз играли матч Италия-Чехия. - Я.Д.) и был очень расстроен, что ребенок родился раньше срока (2 июля), а потому первым увидел новорожденного дедушка Чезаре. Кристианом назвали в честь Иисуса Христа, потому что Адриана очень религиозный человек. Малыш с детства интересуется спортом, сначала, правда, хотел стать чемпионом в теннисе, но позже благоразумно переключился на футбол - гены зовут!

Младшенький Даниэль, получивший испанский вариант имени вместо итальянского Даниэле, появился на свет через пять лет - 12 октября 2001 года. На этот раз Паоло был в Милане и смог наслаждаться отцовством с первого мгновения. Что будет из этого отпрыска знаменитого рода - трудно сказать, но то, что шансов продолжить династию у него меньше, однозначно. Уже давно доказано психологами, что старшие дети достигают в жизни большего, чем младшие...

Паоло Мальдини: «Имидж симпатичного пария, завидного жениха, идеального зятя приклеился ко мне на долгое время. Сейчас все немного успокоились, а то было очень утомительно слушать и читать комплименты в адрес моих прелестных голубых глаз или милой улыбки. Я женат на Адриане. Я верю в совершенное счастье». И счастье улыбается ему в ответ!

ПОМИМО ФУТБ0ЛА

Паоло Мальдини занимается многими другими вещами. Начнем с того, что в 2001 году его назначили послом доброй воли итальянского отделения ЮНИСЕФ. За время сотрудничества капитан «Милана» успел принять участие во множестве разнообразных проектов, связанных с благотворительностью. Лекарства для детей, больных СПИДом и другими заболеваниями, помощь сиротам, борьба с педофилией и детской проституцией...

На все это требуются деньги, которые Паоло как раз и собирает, используя свою популярность. Мальдини, в основном, занимается детьми Африки, но, поверьте, наши украинские малыши нуждаются в помощи не меньше. Недавно довелось узнать, что один итальянский тренер, не пожелавший предавать свое имя огласке, после общения с украинскими детьми, больными раком, настолько проникся, что вынул из собственного кармана пять тысяч евро, чтобы им купили новые кровати. В общем, нужное дело, и, думаю, не важно, по каким причинам им занимаются - по призванию или ради пиара, главное, чтоб детям стало хоть немного легче жить в этом жестоком мире...

Общеизвестна любовь Паоло к музыке. Долгое время Мальдини даже совмещал основное занятие с работой ди-джея на радио Rete-105, но после рождения сына был вынужден оставить это занятие по просьбе жены, которая хотела, чтобы он проводил больше времени с семьей. И даже после этого музыка продолжала и продолжает играть важную роль в жизни Паоло. Он посещает многие концерты как зарубежных, так и итальянских исполнителей: «Я люблю самую разнообразную музыку - от рока до легкого рэпа. Мой интерес в этой области чрезвычайно широк - на все 360 градусов! Если бы мне пришлось выбрать, скажем, пять дисков, чтобы взять их на необитаемый остров, я был бы в большом затруднении. В моей коллекции большинство дисков британских исполнителей. В том числе «Oasis» и даже «Spice Girls». Еще я завидую игрокам прошлого поколения. У них была возможность видеть и слышать «вживую» легендарных «Beatles».

Жена-модель также приобщила Паоло к своему занятию - он неоднократно принимал участие в показах, снимался в рекламных роликах (например, Nike, Adidas, Pepsi, Ореl, L'Oreal...). Его страстным поклонникам стал Джорджо Армани, как-то заявивший прессе: «Паоло - итальянский футболист, имеющий громадный потенциал стать моделью». Также и Марадона говаривал, что Мальдини слишком красив, чтобы быть футболистом (ну, не один он такой... - Я.Д.), а любительницы футбола три раза выбирали его самым сексуальным игроком чемпионата мира - в 1990, 1994 и 1998 годах!

Еще у Паоло есть магазин видеоигр «Sat Games», уже упоминаемый в связи с его братьями, которые как раз им и занимаются. Есть магазин одежды «Beachboys», дискотека «Hollywood» (совладельцем выступает давний друг DJ Ринго, который' кстати, познакомил Паоло с Адрианой. - Я.Д.), где часто можно встретить самого Паоло, а также его коллег по «Милану», линия одежды «Sweet Years», запущенная вместе с Кристианом Виери ...

ПАОЛО ОСТАЕТСЯ!

Только я взялась за написание этого материала о живой, в смысле активно играющей, легенде «Милана», как в прессе было объявлено, что 40-летний футболист предпочитает побегать еще немного - контракт с капитаном продлен до 30 июня 2009 года. Теперь Паоло предстоит 25-й сезон в футболке «россонери» с зарплатой в полтора миллиона евро в год. Кто-то может сказать, что он, мол, засиделся в футболе, не дает дорогу молодым, тому же Маттео Дармиану, например. А кто-то порадуется возможности еще год смотреть на игру того, о ком говорят, что «он и есть «Милан». Выбирайте!

Чем Мальдини будет заниматься после того, как все-таки решится повесить бутсы на гвоздь (и для этого наступит подходящий момент - а то можно было бы и в этом году уходить, да только больно неудачный сезон получился, не хочется на минорной ноте заканчивать. Я.Д.)? Паоло утверждает, что на тренерскую скамью не усядется ни за что в жизни - мол, насмотрелся он на то, сколько нервов стоит эта работа его отцу. Правда, не он первый так категоричен, так что еще может не раз передумать.

Говорят, что Паоло Мальдини с его данными после завершения карьеры стоит пойти в шоу-бизнес, в актерство. Однако мне, как и тысячам тифози, больше хотелось бы, чтобы «Капитано» остался в футболе, более того в «Милане», чтобы повести этот славный клуб к новым вершинам (в роли администратора, спортивного директора, тренера - да кого угодно!) и передать свой огромный опыт новой «бандьере», которая сейчас бегает где-то в дебрях детско-юношеского сектора «россонери». И вполне возможно, что ее зовут Кристиан Мальдини...

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Вт май 10, 2016 20:21

Блог Дениса Романцова/sports.ru/tribuna


«Если хочешь домой – иди босиком».

Денис Романцов – об Иване Кордобе, колумбийской легенде «Интера».


Из пяти шрамов самый обидный – последний. Первые два – баловство: думал срезать путь из школы, кинулся на забор с колючей проволокой и распорол лоб. Еще два – посерьезнее: вместо мяча боднул Батистуту во второй игре за «Интер». А пятый шрам – это Ибрагимович, четвертая минута матча с «Юве». Столкнулись и упали вместе, Златан поднялся, а у Кордобы рассечение: бегал потом с алым пятном на забинтованной голове и вдобавок – что обидно-то – получил по шее от того же Ибрагимовича. Через два года они будут в одной команде, и Златан брякнет в интервью Tuttosport: «Интеру» не помешал бы такой спортивный директор, как Лучано Моджи».

«Это твои слова?» – спросил Кордоба в раздевалке. – «Журналисты переврали. Я ужинал с Моджи, но это его слова, а не мои». Кордоба не поверил, пошел к пресс-атташе «Интера». Тот сказал: «Слова в кавычках принадлежат Златану». Потом Ибра поддел Кордобу на тренировке: «Хочешь ударить по мячу? Отбери!» – «Хочу ударить тебя. Ты лжец! Про Моджи в «Интере» сказал ты, а не он». – «Я сказал то, что думаю, и не должен ни перед кем отчитываться», – фыркнул Златан. – «Если хочешь продлить контракт с «Интером» – играй, а не раскачивай лодку. Мы здесь не хотим Моджи. Ясно?» Нет, не ясно. Потолкались, сцепились – и конец тренировке. Кордоба написал потом в автобиографии: «На мое счастье, нас растащили партнеры: все-таки против меня был двухметровый каратист».

А в тот раз растаскивать было некому. Ивана и трех его друзей, таких же десятилетних, окружили старшие пацаны: «Гоните все, что у вас в карманах». Вот повезло-то, все утро собирали на улице старые газеты, ухитрились их продать – и на тебе. Ладно, забирайте. Ссыпали горсти монет, первый заработок в жизни, собрались уходить, но старшие остановили: «Эй, ты, – крикнули Ивану, – а неплохие у тебя кроссовки. Совсем новые, да?» Да, папа подарил вчера на день рождения. «Снимай их. Если хочешь вернуться домой – иди босиком». Нет, деньги еще ладно, но подарок родителей – это уж ни в жизнь. Хороший, кстати, подарок. Иван втопил так, что и себя удивил. Отбежав подальше, он швырнул в грабителей камнями, чтоб те отстали от его друзей. В тот день Иван ощутил, что у него неплохая скорость – может, чего и выгорит в футболе.

На излете нулевых Кордоба проводил в «Интере» десятый сезон. Пережил увольнение пятерых тренеров, а от шестого, Моуринью, услышал: «Вам надо учиться побеждать, – говорил он команде. – Первое чемпионство вы выиграли в суде. Еще два – без сильных конкурентов». Все хлопали ушами, а Кордоба выступил: «Вы только приехали и не знаете, что тут было. Вы должны уважать клуб и игроков». Жозе не ответил, но разозлился. Через год Кордоба собрался в «Манчестер Сити» – Манчини обещал больше игрового времени, чем давал Моуринью. «Прошу тебя, останься, – сказал Кордобе президент «Интера» Моратти. – Если ты уйдешь, Моуринью не простит меня». Кордоба остался и весной праздновал с «Интером» победу в Кубке, чемпионате и Лиге чемпионов.

Иван не всегда был таким дерзким в раздевалке. Подростком он участвовал в кастинге лучших игроков провинции Антиокия. Из тридцати отбирали двадцать. «Ты слишком мал», – сказал Ивану тренер Монтойя. Иван загрустил и побрел в раздевалку, а там веселье: один парень додумался приехать с золотым кольцом. Оставил в шкафчике, и надо же – теперь там пусто. Тренер запер всю ораву в раздевалке: «Пока не вернете кольцо, никто не выйдет». Иван захлебнулся несправедливостью и не нашел слов, чтоб выразить эмоции. Или не успел: кольцо нашлось в соседнем шкафу, Монтойя спустя годы – после разбойного нападения на его дом – оказался в инвалидном кресле, а Ивана позвали в основу команды «Рионегро».

Через шесть лет его звали «Реал» и «Интер»: выбрал Италию. Владелец «Интера» Моратти лично просматривал Кордобу – как отказать после такой чести? Кордоба и его жена прилетели в Милан 27 декабря 1999 года – из аргентинского лета в итальянскую зиму. Взяли пять здоровых чемоданов и двинулись к выходу, где должен был ждать водитель «Интера». Огляделись – никого. Кордоба взял телефонную книгу, нашел знакомое название, Монтенаполеоне, забронировал там отель и повел жену к такси. «Как они могли забыть про меня?» – думал Кордоба по пути в гостиницу. – «Мы не знали, что вы приедете именно сегодня, – чуть не плакала клубная секретарша, – Где вы остановились? Наш водитель заберет вас». – «Нет, этой ночью я уже никуда не буду переезжать. Моя жена беременна, у нас был долгий полет, хотим отдохнуть».

Скажи тогда Кордобе, что клубу, который не встретил его в аэропорту, он посвятит пятнадцать лет – вот хохоту бы было. По утрам он пропадал на тренировках, а вечерами не мог погулять с женой: темнело рано, ничего не разглядеть, еще и мороз, лютейший за сто лет. Месяц проторчали в отеле, а квартиру так и не нашли. Выручила Паула, жена нового капитана «Интера» Хавьера Дзанетти: «Селитесь с нами на берегу Комо! Чудо-воздух, нет пробок, рядом – тренировочный центр «Интера». В феврале 2000-го Иван и Мария Кордоба въехали в дом, где и сегодня живут с тремя детьми.

Первый нормальный дом появился у Ивана в десять лет, до этого – скакали по городам Колумбии вслед за отцом. От банковского курьера тот дорос до управляющего филиалом, но каждое повышение означало переезд в новый город. За годы скитаний Иван насмотрелся разного – бедные семьи, жившие рядом, быстро богатели, продавая наркотики, подростки, с которыми Иван гонял мяч, куда-то пропадали, а потом возвращались с оружием, завербованные партизанскими отрядами. Ивану жилось спокойнее: по выходным ходил с папой и старшим братом на рыбалку, после – вручную собирал кофе на плантациях. Небогато, но тихо. А потом Ивану стукнуло восемнадцать.

«Кордоба, шаг вперед», – услышал Иван на армейском сборе. Пару месяцев назад заиграл во второй лиге за «Рионегро», а теперь все может кончиться. «Суй руку в мешок и доставай шарик», – велели Ивану. «Боже, прошу тебя, пусть мне достанется белый», – молил Иван, роясь в мешке. Его старший брат – классный волейболист – после школы попал в сборную Колумбии, но достал красный шар в этой странной армейской лотерее и загремел в казарму. Восемь часов езды от дома, да еще и территория, контролируемая вооруженными партизанами. Из армии брат вернулся через год, в волейболе про него забыли – пришлось учиться на архитектора. А теперь за шариком лез Иван. Черный – служба в полиции, красный – армия, белый – свободен.

Он достал белый.

В 1990 году родители подарили альбом наклеек про Кубок мира в Италии. Иван собрал всех игроков и почти все стадионы – не хватало «Сан-Сиро». Он тратил на новые упаковки всю мелочь, но без толку – «Сан-Сиро» нигде не было. Уже и турнир отшумел, и наклейки вывели из продажи, а он все искал, пробовал меняться – ни в какую.

6 января 2000 года Кордоба вышел на «Сан-Сиро» в матче с «Перуджей». Играл в центре защиты с Бланом и Пануччи, страховал левого крайнего Георгатоса, да так удачно, что Георгатос открыл счет и отдал два голевых паса. 5:0 в первой игре за «Интер» – повод отпраздновать, но какой там: начинали сезон лидерами, а теперь брели шестыми, не до праздника.

«Знаю, ты всю жизнь играл под вторым номером, а тут пришлось брать 21-й, – сказал Кордобе Пануччи, – но не волнуйся: я здесь ненадолго, скоро заберешь мою двойку». Кроме Пануччи, тренер «Интера» Липпи грызся с Роберто Баджо – тот чах в запасе даже во время травм Вьери и Роналдо. На гостевую игру с «Вероной» Баджо надел бейсболку с надписью «Убей меня, если я тебе не нужен». «Интер» горел 0:1, Баджо вышел на второй тайм, через полторы минуты отдал голевой пас Рекобе, а потом забил победный мяч.

В двадцать лет Иван и сам пережил такое – в него не верили, а он выстрелил. Его команда играла товарищеский матч с «Атлетико Насьоналем», колумбийским грандом. Матч затеяли ради просмотра полузащитника Гуирана, Иван «Атлетико» был не нужен – у них и своих центральных защитников шестеро, но Иван так ловко сковал Гомеса, самого быстрого форварда колумбийского чемпионата, что через пару дней стал его одноклубником и очутился в одном номере с одиозным вратарем Рене Игитой, автором Удара скорпиона.

Космические перегрузки! Вчера спал на полу автобуса, путешествуя по стране с «Рионегро» (колесили по 15-18 часов), позавчера вклеивал Игиту в альбом Panini, а теперь живет с ним в одном номере, боясь тронуть пульт от телека, да и просто вылезти из-под одеяла. Это же Игита, El Loco, Безумец. Его упекли на семь месяцев за похищение ребенка и сотрудничество с наркобаронами, он пропустил из-за тюрьмы ЧМ-1994, но откинулся и сидел теперь напротив двадцатилетнего Ивана: «Откуда ты, пацан? Рионегро? Тогда буду называть тебя Горец». – «Хорошо». – «Ты впервые в Медельине?» – «Я здесь родился, но почти не жил». – «Если хочешь пожить – на улицу не суйся. Наркокартели дико конкурируют, стреляются каждый день. Могут задеть».

С таким напутствием Иван дебютировал в «Атлетико Насьональ». Выиграли 3:1, потом взяли Интерамериканский Кубок, отец так волновался во время матчей, что подсел на таблетки от давления, а через год сказал Ивану: «Футбол – это здорово, но надо в университет». Иван подал документы в два факультета – машиностроительный и лесотехнический. Первый экзамен – 14 мая 1997-го. Сидел дома, готовился – десятого мая звонок: «Иван, нужен твой паспорт» – «Зачем?» – «Тебя вызывают в сборную на товарищескую игру с США в Нью-Йорке». – «Боже, а когда она?» – «14 мая».

В сборной Ивану дали майку со вторым номером. Ее никто не носил три года – с тех пор, как защитника Андреса Эскобара застрелили в Медельине через несколько дней после его автогола на чемпионате мира-1994. Иван служил сборной десять лет: капитаном повез ее на домашний Кубок Америки-2001, когда в Колумбии полыхала война между армией и партизанами, забил головой Мексике победный мяч в финале, а через шесть лет, на новом Кубке Америки, выступил против руководства футбольной федерации, пожалевшего денег на удобные отели и самолеты для сборной. Тремя годами раньше Иван основал профсоюз колумбийских игроков, добивался пенсий для ветеранов – и его уже тогда стали считать человеком, который лезет не в свои дела. После бунта на Кубке Америки это ощущение усилилось: Ивана лишили капитанской повязки, и он ушел из сборной.

Зато после дебюта в сборной случился трансфер в «Сан-Лоренсо». За полтора года в Аргентине Иван забил восемь мячей и, когда выяснилось, что «Интер» покупает его за шестнадцать миллионов евро, фанаты «Сан-Лоренсо» кинулись собирать деньги, чтобы дать Ивану ту же зарплату, что обещал Моратти. Хорошая попытка, но нет. Не собрали и половины.

Фанаты «Интера» были не так милы. После 0:1 от «Реджины» в первом туре нового сезона Липпи выпалил: «На месте президента я бы выгнал тренера, потом выстроил бы игроков и надрал им задницы». Моратти послушался первой части совета, но с новом тренером, Тарделли, лучше не стало: после вылета из Кубка УЕФА в Кордобу и других игроков с трибун полетели кресла, а автобусу команды заблокировали выезд со стадиона. Дзанетти и Кордоба вышли на улицу – успокоить народ. «Позор! – услышали они. – Вы не представляете, как нам дерьмово» – «Это я-то не представляю? – парировал Кордоба. – А вы знаете, как дерьмово расти в Колумбии?» Вместо ответа перед следующей игрой фанаты швырнули в автобус «Интера» коктейлем Молотова: пришлось ковылять до стадиона пешком.

Потом в Милан приехала «Аталанта». У одного из ее болельщиков фанаты «Интера» угнали скутер, скинутый позже с верхнего яруса «Сан-Сиро» с криком: «Возвращайтесь домой на велосипедах». Через неделю «Интер» был расплющен «Миланом» 0:6 и приплелся к финишу пятым. После того сезона Моратти построил около тренировочного центра часовню и молился там с игроками перед играми.

Новый тренер Эктор Купер повысил штрафы за лишний вес и опоздания, а однажды наорал на Альваро Рекобу за то, что тот болтал по телефону после тренировки. Новым соседом Кордобы по комнате стал Марко Матерацци, защитник из «Перуджи». «Мне звонил Моджи, спрашивал твой телефон – хочет тебя в «Ювентус», – сказал Марко посреди сезона. – Что ответить?» – «Ответь, что мне хорошо и в «Интере». В том сезоне Кордоба получил красную карточку в игре с «Пьяченцей» . Ее игроки весь матч пинали Роналдо, вернувшего на поле после двух лет лечения, и перед перерывом Иван накинулся на тренера «Пьяченцы» Новеллино: «Что вы творите?» – а потом сцепился с защитником Лукарелли, который рубил Роналдо чаще всех. Судья Браски удалил Кордобу, а Купер заменил Роналдо, которого стало некому защищать.

Зато через полгода, в следующей игре с «Пьяченцей», Роналдо не жалили, он забил третий мяч «Интера», а Кордоба – первый, 3:1. К последнему туру «Интер» подкрался лидером, оставалось обыграть «Лацио», где не платили зарплату, а фанаты оскорбляли своих игроков и болели за соперников. В Рим приехали Мария Кордоба и жены других игроков, готовились отмечать чемпионство после матча, болельщики «Интера» всю неделю рисовали победительные баннеры, но к перерыву было 2:2, в раздевалке Кордоба и его партнеры сидели бледные от волнения, а во втором тайме получили от Симеоне с младшим Индзаги – 2:4 – и шлепнулись на третье место. Вернувшись в Комо, Иван и Мария застали один из региональных парадов болельщиков «Ювентуса», отмечавших чудом свалившийся титул. Файеры, песни, флаги – увидев это, двухлетняя дочь Кордобы Мария Палома крикнула: «Forza Inter!»

Чемпионом Италии Кордоба стал с Манчини. Иван оставался не только самым быстрым защитником серии А, но и тафгаем «Интера» – обижал тех, кто обижал его партнеров. В плей-офф Лиги чемпионов уступили «Валенсии», защитник «Интера» Бурдиссо начал толкаться с Марченой, Кордоба разнимал, но вдруг выскочил запасной «Валенсии» Наварро, заехал Бурдиссо в нос и побежал в засаду. Кордоба за ним: ударил в прыжке ногой, но тот все равно ускакал. Увидев окровавленного Бурдиссо, Кордоба стал ломиться сквозь шеренгу стюардов к раздевалке «Валенсии», но добился только дисквалификации на три игры и штрафа 150 тысяч евро для «Интера».

Еще одного удаления Кордоба стыдился до конца карьеры. Весной 2003-го левый вингер «Милана» Сержиньо так замучил на фланге, что один из его забегов Иван прервал прыжком прямой ногой в колено. Мигом всплыл судья Розетти с красной карточкой. Кордоба и Сержиньо пересекались в миланских дерби еще пять лет, и перед последней их встречей на «Сан-Сиро» Сержиньо сказал: «Иван, ну хватит. Ты извинился передо мной уже сто раз».

Через два месяца «Интер» тягался на «Энфилде» с «Ливерпулем». Матерацци удалили в первом тайме за фол против Торреса, «Интер» удерживал нулевую ничью, но за пятнадцать минут до конца Кордоба оперся на левую ногу и ощутил колющую боль в колене. Думал: приложат лед и вернется, но не смог встать. Без него Кюйт и Джеррард забили два мяча за пять минут, а доктор Бенассо объявил: «Разрыв крестообразной связки».

Когда Иван вернулся, тренером уже был Моуринью. Во второй его сезон мучились с «Сиеной» – 2:3 к перерыву. В раздевалке Жозе отвел в сторону защитника Самуэля: «Готовься играть в нападении». – «Где-где?» – «Да-да, выходишь вместо Куарежмы». На 88-й минуте Снейдер сравнял, а на 93-й Самуэль пришел в центр атаки, получил пас от Пандева и забил победный мяч. В апреле выигрывали во Флоренции, но вратарь Жулио Сезар неудачно сыграл на выходе, Кролдруп сравнял, и «Интер» соскочил с первого места. В раздевалке все сидели угрюмые, Моуринью орал на Жулио Сезара, а потом пнул ведерко со льдом, поскользнулся и грохнулся на пол. Вскочил быстро, но игроки все равно расхохотались, а через неделю вернулись на первое место. В конце мая мать Ивана привезла на базу «Интера» икону святой Маргариты, игроки зашли в часовню, а после махнули в Мадрид, на финал Лиги чемпионов.

Победив в Лиге чемпионов, Кубке Америки и четырех чемпионатах Италии, Кордоба решил уйти. 6 мая 2012-го перед своим последним матчем – против «Милана» – попросил Дзанетти: «Давай сегодня без сюрпризов». – «Да, конечно. Будет трудная игра». На поле Иван увидел, что все его партнеры в майках с номером 2 и фамилией Кордоба на спине.



Кордоба выучился на спортивного менеджера в миланском Университете Боккони (через пятнадцать лет после того, как пропустил из-за сборной экзамены в Медельине) и стал отвечать за контакты спонсоров, болельщиков и журналистов с игроками «Интера». Каждое утро Кордоба, как обычно, приезжал на базу, а потом шел в соседнее здание – учиться на тренера.

В октябре 2013-го он пошел с семьей в кино и почувствовал жжение в желудке. Из-за попкорна, что ли? Дома выпил горячего чая – не полегчало. Нужно в больницу. Сосед отвез в клинику Комо, там дали болеутоляющее, но в четыре утра стало еще хуже. За двенадцать лет игры в серии А не было так больно. Перитонит. В животе Ивана сделали два отверстия и извлекли два литра гноя. Через две недели он вернулся домой, начал нормально есть, но подскочила температура. Инфекция вернулась. Еще одна операция.

После – не мог встать с постели, дойти до туалета и намылиться в ванной. «Я чувствовал себя тряпкой, был слаб и беспомощен», – признался Иван в своей книге. Потом смог кое-как гулять по пять минут в день. Ходил по коридору с тремя капельницами, но быстро уставал и возвращался в кровать. А однажды увидел старика (лет девяносто), обвешанного трубками и мешками для инфузии – еле волочил тапочки по полу, но шел, шел, шел. «Если даже он борется, то я-то что увял?» Потеряв в госпитале 26 дней и пять кг, Иван вернулся домой, отдал сына в футбольную школу Камбьяссо и Дзанетти, ушел из «Интера», открыл в центре Милана спортивное агентство для молодых игроков из Южной Америки и плотнее занялся фондом, который основал с женой в 2004-м – для детей, пострадавших от насилия в семье.

26 октября 2013 года, когда Иван терпел вторую операцию, полузащитник «Интера» Эстебан Камбьяссо забил «Вероне» и поднял игровую майку, под которой была другая – с надписью «Forza Ivan»

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб май 28, 2016 12:37

Автор Полотенце Великолепное («Порошин для бедных» | yapolotence@ya.ru)/sports.ru/tribuna/blogs


Cамый толстый футболист Англии


Кто-то приходит на пресс-конференцию к Луи ван Галу и получает мировую славу моментально, а кто-то работает над репутацией «жирного мужика» целую жизнь, разъезжая по всей Англии и каждую неделю играя за еду. «Who ate all the pies?! You fat bastard! You fat bastard! You ate all the pies» – вы слышали этот заряд тысячу раз, он – миллион. Из города в город пироги могут меняться на рыбу или чипсы, но основа – pies, а fat bastard – Стив Макналти. Жирный ублюдок, что съел все пироги.

За годы в футболе Стив Макналти накопил восьмерку команд, и она омерзительно слаба, но все началось в «Ливерпуле», где он прошел через всю молодежную систему. Его, болельщика «Эвертона», подхватили в шесть лет, хотя заметили еще раньше, ведь выглядел старше, но не дотягивал до минимального возраста. В 2003-м, будучи капитаном молодежки U19 с предложение подписать контракт еще на один год, он решает покинуть клуб, но не проходит просмотр в паре команд чемпионшипа и неожиданно для себя стартует профессиональную карьеру в восьмом дивизионе. Все вышло так плохо из-за телевидения: оно во многом погубило его карьеру, также как и будущее десятков других парней. Телевидение и деньги.

Событие, которое вошло в историю как «сollapse of ITV Digital». Телекомпания, что должна была заплатить безумные 315 млн фунтов за права на матчи низших лиг всех профессиональных клубов Англии от чемпионшипа и ниже, обанкротилась (оказалось, что деньги тупо невозможно отбить). Большая часть обещанных средств так и не дошла до клубов, а ведь все уже расписано на годы вперед – контракты, трансферы, академии, инфраструктура. «Это было тяжелое время для игроков без контрактов», – вспоминает Макналти. Лишние игроки отдавались в аренды в совсем уж низкие лиги, а те, что сидели без клуба, брались за любое попавшееся дело. Так пришлось поступить и Макналти. Начинается битва за респект, который на нуле. И денег тоже – ноль.

В 20 он уже выглядит так, будто отыграл целую карьеру и идет в низшие лиги доигрывать. И ментально – ничего не видел, кроме лоска премьер-лиги, его готовили биться за лучших, и внешне – комплекция, внешность и седые волосы у него были всегда. Как он сам говорил, что «за все 13 лет в академии «Ливерпуля» не было ни одного игрока, который выглядел бы больше».

Такой диссонанс сильно бьет: «Это открывает глаза на многое, но и возвращает голод к игре, ты матч за матчем начинаешь из ничего набирать себе уважение». Именно уважение важно, восьмая лига тех лет не тот уровень, где можешь сделать нарезку из игры, разослать по клубам и ждать скаутов на трибунах в следующие выходные. Не, ты просто ездишь из города в город в надежде на шанс, что о тебе заговорят и заметят.

Два сезона в «Берско» – и его подхватывает бывший ливерпульский тренер.

Два сезона в «Воксхолл Моторс» – и переход к более амбициозным конкурентам по лиге.

Два сезона в «Барроу» – и вот что-то началось.

Он становится капитаном, называется лучшим игроком Северной Конференции и выводит команду в пятый дивизион. В сезоне-2008/09 «Барроу» проходит аж через шесть раундов Кубка Англии. 8 тысяч из 70-тысячного населения города едут в Мидлсбро вместе с командой биться против клуба премьер-лиги. Проигрывают 1:2, но радуются будто чемпионству. И в этом же сезоне они еле-еле не вылетают из лиги.

Атмосфера кубкового приключения – это круто, но будни выживания в пятом дивизиона не тот повод, который вдохновил бы посвятить себя игре полностью. Макналти отказался выступать за «Барроу», когда перед ним поставили жесткий выбор между полноценной карьерой футболиста и работой водителем грузовика, развозчиком посылок, которую он совмещал с игрой всю карьеру. Хотя, скорее, карьеру водителя грузовика с футболом.

«У меня семья, ребенок и ипотека. Я потеряю слишком много денег», – объяснял он свое решение. «Я разочарован, но здесь лишь черное и белое. Он сделал свой выбор и поставил деньги впереди карьеры», – на прощание говорит президент «Барроу». Дай бог, ему платили в клубе хоть половину от средней зарплаты типичного офисного парня.

Потерял «любовь к игре» и думал о завершении карьеры, но шесть лет в футболе сделали его весьма лакомым кусочком на трансферном рынке. Во «Флитвуд Таун» ему предложили достойную мотивацию и купили за рекордные для клуба 17 тысяч фунтов. Вдохновленный амбициями клуба, он в качестве капитана протащил команду и себя еще через два дивизиона. Если Джейми Варди в своих байках о Non-League упомянет «потрясающего жирного мужика», с которым играл вместе, то это непременно будет Стив Макналти.

Роналду крошил всю Европу, но на самом деле 2014-й стал годом Макналти. Переход в клуб четвертой лиги «Лутон» постепенно раскрыл его всей Англии и принес уважение прессы, болельщиков и игроков. Не пустую славу, а пресловутый «respect».

Макмафин – это фэйк.

Его личный фэйковый твиттер «Стив Макмаффин» оповещает о том, как Макналти просто сожрал мощнейшего Бентеке со всеми крошками в предсезонном матче против «Астон Виллы». Получил пару громких заголовков в крупных СМИ под вырезку в рамку на стену, а местным изданиям оправдывался, что Бентеке просто был еще не в форме.

Макналти – это страх.

Его не просто так делают капитаном в каждом новом клубе, ведь только представьте себе, как вы несетесь по флангу, а к вам подкатывается он – огромный мужик – и в идеальном подкате, как учили в Ливерпуле, выдирает мяч. Страшно.



Макналти – это борьба.

Когда выходят 1 на 1 самое страшное позади – это Стив Макналти. Переживший личную встречу молодой полузащитник Джек Данн так рассказывал о ней репортерам: «Не могу сказать, что меня когда-нибудь пытались остановить регбийным приемом. Это нечто особенное - играть против Макналти. Такое случается не каждый день.»

Макналти – это скилл.

Возможно, это будет единственной подборкой скиллов центрального защитника, которую вы посмотрите в жизни, но под конец вы начнете считать количество аплодисментов от публики в адрес Макналти, как в лучшие годы считали на выступлениях Путина. Нарезано из одного единственного матча. Неудивительно, что вот уже три года под его карточками в FIFA требуют 5 star skills за его дерзкий стиль игры.



Макналти – это Сумо.

«У меня были все: «Ты жирный ублюдок», «Кто съел все пироги»... Это весело, ты смотришь и видишь, как женщины скандируют это и 5-летние дети с отцами. Я же просто смеюсь. Честно, мне все равно. Что насчет «Сумо! Сумо!»? Ох, это мои личные фанаты!».

Макнальти – это мощь.

Вырывает мяч как Пуйоль и бежит замыкать как Роналду. Лучший гол в жизни, который ему не дали забить.



Макналти – это чума.

Игрался бы матч в АПЛ, то половину СМИ заполнили бы его фотографии с семью швами на брови после жесткого столкновения в прошлом матче. Неудивительно, что вот уже три года под его карточками в FIFA требуют 99 longshots.



И он еще и не празднует. На стиле.

Макналти – это эпичность.

Именно таких испытаний, перед которыми не спят полночи, а на утро неловко подбирают слова, будто в последний раз прощаясь с семьей, и не хватало ему в 2009-м. «Он толще, чем ты! Он толще, чем ты!», – болельщики всегда найдут нужные слова для поддержки своего капитана в его схватке против 110-килограммового Адебайо Акинфенвы. Последнего вы не можете не знать – он самый мощный игрок FIFA 16, он забивал «Ливерпулю» в Кубке Англии и, в конце-концов, он имеет канал на Youtube с 250 тысячами подписчиков. И это не просто какая-нибудь выдуманная «схватка Аршавина и Павлюченко» времен «России 2», а реальная борьба центрального защитника и нападающего. Столкновение двух планет, которое закончилось сносом Акинфенвы с орбиты. Черт, да он удержал бы и дверь!

Макналти – это вдохновение для всех нас.

В футбол может играть каждый, и даже быть в нем хорош – именно под такой идеей про него пишут и о нем снимают. «Если бы не то, как я выгляжу, то со своими способностями мог бы играть на более высоком уровне. Люди судят о книге по обложке. Они не дают шанса», – говорит и будто подводит по карьерой черту Макналти. Не только по обложке, Стив, но и по количеству страниц, широкому переплету, сейчас такие реалии.

Ему не давали особых шансов, но он лично протащил себя по карьерной лестнице через шесть лиг наверх, и с такой скоростью можно было бы предрекать его появление в премьер-лиге к 2022-23 году, когда его возраст более-менее будет соответствовать его внешности. Но осенью в 32 года стал ближе к семье, но еще на одну лигу дальше от АПЛ после перехода в «Транмер Роверс», где воочию видит худший штрафной в истории футбола и выигрывает с командой матч после 1:3 на 87 минуте. Весело.

Мог бы появиться на «Энфилде» как Ди Каприо, выжившим и добравшимся до спасения в одиночку сквозь враждебные земли и стаи диких животных но, как вы уже поняли, его история закончится в середине пути. Никакого Оскара, но всеобщий респект.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт июл 08, 2016 14:47

Сергей Титов/championat.com


История Йонаса Хектора

В 2012-м Йонас Хектор играл в шестой немецкой лиге, в 2014-м – получил вызов в сборную Германии, сейчас – стал её ключевым защитником.


Впервые Йонас Хектор получил вызов в сборную Германии в начале ноября 2014-го. За плечами жалкие 10 матчей в Бундеслиге за скромный «Кёльн» и сухая серия на старте сезона, когда защита всеми силами делала героя из Тимо Хорна. На вопрос «Кто это?» Йоахим Лёв спокойно отвечал: решили посмотреть новых людей, сейчас самый подходящий момент (конечно, когда ещё проверять новичков, как не в матче с Гибралтаром), и Хектор – один из тех, кто интересен тренерскому штабу. Йонаса выпустили на 18 минут, обедни не испортил – было бы странно, если бы испортил в матче с такими бравыми парнями, как Джек Сержант и Рой Чиполина.

В марте Йонас провёл первый полный матч в футболке с чёрным орлом – сыграли с Австралией 2:2, но защитника не особо волновал счёт, он понял, что Лёв ему доверяет. Ещё спустя полгода Хектор двумя голевыми положил на лопатки сборную Польши.

«Только тогда я понял, что чувствую себя как дома!» – рассказывал защитник, которого недавно никто не знал.

Это теперь Йонас Хектор ключевой игрок сборной Германии, обеспечивающий ей движение по левому краю, а два года назад, когда «бундесманншафт» брала бразильское золото, о нём не знали даже фанаты Бундеслиги, следящие за немецким футболом чаще, чем в дни матчей «Баварии» с дортмундской «Боруссией». Неудивительно – 99% немецких игроков на карандаше у скаутов с матчей за команду U15 (именно поэтому уже не первый год в Германии говорили о таланте Феликса Пасслака, которому всего 18 – в грядущем сезоне вы обязательно увидите почему), они играют в юниорской Бундеслиге, полностью проходят сквозь горловину немецких лиг. А Хектор? В его жизни не было ничего этого – он спокойно наслаждался любительским футболом.

Детские декорации Хектора – это деревня Ауэрсмахер, где живут всего 2800 жителей, известняковая шахта, над входами в которую висит традиционное немецкое пожелание вернуться наверх «Glück Auf», железная дорога, где туда-сюда снуют поезда из Германии во Францию и обратно, берег реки Саар, на которой стоит город. И маленький 3-тысячный стадион (да, вместимость стадиона больше населения деревушки, для Германии это нормально). Там Йонасу было очень комфортно – он пошёл в футбольную секцию в восемь лет, чтобы старший брат Лукас не скучал на поле, потом затянуло, стал зависать с мячом до и после занятий. Никаких особенных методик там не было – держите мяч, а потом хоть играйте до упаду. У Хектора оставалось много-много сил – тренировки заканчивались, он находил какую-нибудь площадку, собирал других ребят и играл до вечера.

«Для нас, сельской молодёжи, футбол был просто как хобби», – рассказывает Йонас. Чистая правда – в шахтёрской деревне о серьёзной карьере не думал никто. И Хектор в том числе. Он всё делал ради удовольствия, ничего себя не лишая. И гонял мяч, и ездил на турниры, и гулял по деревням со своими друзьями по «Ауэрсмахеру». Однажды, после какого-то детского турнира, Йонасу предложили перейти в академию «Саарбрюккена». Парень отказался: «Я просто чувствовал себя комфортно, хотел играть рядом с друзьями. Зачем мне было что-то менять?».

Не то чтобы Хектор по юношам был плохим игроком. Он просто варился в своём котле, не желая никуда уезжать. А потом наступило 16 лет, его позвали в лагерь лучших игроков Саара, туда наведались скауты немецких команд, и Йонас разрывался – с одной стороны, зовут проявить себя на уровне выше, с другой — и в «Ауэрсмахере» хорошо, да и что потом скажешь друзьям? Так что на первый в жизни просмотр Хектор выбрался только зимой 2009-го – в Мюнхен, в лагерь «Баварии», разумеется, с братом. Там Йонас познакомился с Тони Кроосом, который уже ударно начал карьеру в основной команде, и двумя парнями, чей час ещё не пробил (первым был Хольгер Бадштубер, вторым – Томас Мюллер).
Тренировал их Мехмет Шолль. Правда, тренировками всё и закончилось – «Бавария» таких сотнями видала.

Потом Хектор смотался на просмотры в «Хоффенхайм» и «Фрайбург», заинтересовал новых скаутов, а в 20 наконец-то решился на первый прыжок во взрослый футбол – его завербовала вторая команда «Кёльна». Ключевым фактором оказалось расстояние до Ауэрсмахера – всего 300 километров, до деревни почти рукой подать. К тому же Кёльн был знаком ему с трёх лет – как-то его родители приехали сюда на стадион, а Йонас бегал вокруг поля, срывал ромашки и строил песочные фигурки. «Козлы» хотели переманить Хектора в январе 2011-го, Йонас отказался и попросил отложить трансфер до лета: «Дайте доиграть сезон вместе с друзьями». Этот сезон был особенным для игрока – первым полным в Оберлиге. А ещё его впервые в жизни передвинули с позиции «десятки» пониже, в опорную зону. Да-да, сейчас Йонас Хектор играет левого защитника.

Хектор год поиграл на любительском контракте за кёльнскую «молодёжку», потом «козлы» шмякнулись из главной Бундеслиги, в команду пришёл Хольгер Станиславски – и почти сразу обратил внимание на Йонаса и его готовность закрыть любую позицию: «Он бегает, пока от усталости не прикусит язык». В шестой немецкой лиге его использовали примерно везде, Станиславски сначала нашёл Хектору применение в опорной зоне, а потом, когда Деннис Айхнер выдал пару слабых матчей, поставил его на левый фланг защиты. Йонас закрыл Сёрена Бренди из «Дуйсбурга», затем с перерывами на ссылки во вторую команду «Кёльна» сыграл на новой позиции 14 матчей подряд. «Козлы» не проиграли ни одного.

Он с трудом адаптировался к Кёльну – дома с трудом готовил себе еду, названивая маме, которая до этого кормила его 20 лет («Ради этого и надо было уезжать из дома и пробиваться в Бундеслигу!»), а в раздевалке был таким тихоней и неряхой, что его прозвали Harry Hektik («Гарри Суета»). Но перемену позиций выдержал спокойно: «Мне всё равно, где я играю, главное для меня – максимально быстро подстроиться к обстоятельствам». Хектор дождался прихода на тренерский мостик австрийца Петера Штёгера, услышал от него вдохновенный спич – «Это самый мужиковатый мужик, которого я видел и как игрок, и как тренер», – весной 2014-го добрался до Бундеслиги, сыграл там те самые 10 матчей. И сразу пробился в сборную Германии. Путь от шестой лиги до «бундесманншафт» занял всего два года.

В Кёльне Хектора обожают – и не только за его ценность для команды (в минувшем сезоне Йонас одинаково здорово играл и левого защитника, и центрального хавбека – ему действительно всё равно, где играть). Самое важное, что Йонас Хектор при этом остаётся всё тем же человеком, которого знали ещё в Ауэрсмахере. В выходные он ездит в гости к семье и друзьям, поигрывает в приставку, ест местные колбаски – как обычный человек, а не футболист.

У него нет ни странички в «Фейсбуке», ни «твиттера», ни «инстаграма» – Йонас не хочет делать свою жизнь достоянием общественности. От футбола он отвлекается с помощью бизнес-курсов, а параллельно работает над будущей тренерской карьерой – в «Кёльне» Хектору уже организовали обучение, благодаря которому он получил лицензию УЕФА категории С. Он тратит деньги с умом, его предел мечтаний – купить телевизор побольше да кровать пошире. Никаких спортивных автомобилей или ванн шампанского. Именно поэтому в Германии однажды написали про Хектора: «Можно вывести человека из деревни, но деревню из человека – нельзя». Эта фраза – именно о характере защитника «Кёльна». О его скромности.

В четвертьфинале Хектор забил Италии решающий пенальти, прошив руки Буффона, утонул в объятиях товарищей по команде, фотографировался с ними. А потом вышел к журналистам – и вновь затараторил, как ни в чём не бывало: хвалите лучше Нойера, это он выиграл матч, а я всего лишь часть команды. Отметим за Хектора – пусть он и незаметная, но очень важная часть этой сборной Германии.

Сегодня Йонас выйдет на поле живописного марсельского «Велодрома», а на трибунах его будут поддерживать родственники и друзья из Ауэрсмахера – когда Хектор сыграл первый матч за Германию, их завалили поздравительными звонками. Вместе они перемахнули берег Франции, чтобы поболеть за Хектора. Угадайте, кто покрыл расходы им на дорогу и проживание. Думаю, вам хватит и одной попытки.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Сб сен 10, 2016 09:23

«Я хотел жить, как футболист, но без тренировок и матчей». Величайший футбольный мошенник


Никита Киселев (sports.ru/tribuna/blogs) – о Карлосе Кайзере, который 20 лет притворялся нападающим.



Франц «Кайзер» Беккенбауэр выиграл три Кубка европейских чемпионов, чемпионат Европы, чемпионат мира (как игрок и как тренер) и считается величайшим немецким футболистом. Бразилец Карлос Энрике, прозванный Кайзером, поиграл в Бразилии, США, Мексике и Франции. Он приписывает себе Межконтинентальный кубок-1984, завоеванный с аргентинским «Индепендьенте», хотя подтвердить это никто не может. Газеты называли его гениальным нападающим. Примерно так же Карлоса характеризовали его друзья, среди которых был Ромарио. Что ж, не верьте ничему. Кайзер не забил ни одного мяча за карьеру, и все это было частью грандиозного обмана длиной в 20 лет. Карлос Кайзер – величайший футбольный мошенник.

Как и в любой сфере, где крутятся большие деньги и живут красиво, в футболе всегда хватало отменных аферистов. «Двоюродный брат Джорджа Веа» Али Диа стал культовым героем Англии и вечным напоминанием Грэму Сунессу, что нельзя вот так вот просто верить телефонным звонкам. Дела Алессандро Зарелли, якобы поигравшего в «Шеффилд Уэнсдей», «Рейнджерс», «МК-Донс» и «Торино», вел несуществующий агент, что не мешало итальянцу устраиваться в британские клубы, наживаться на подписных бонусах и тут же исчезать. Кто-то прикидывался Николасом Кейджем и проникал в VIP-ложу «Сантьяго Бернабеу», кто-то – получал вызов в сборную Ботсваны лишь на основании стилизованного под жизнь игрока твиттера. Эти случаи заняли достойное место в краткой истории футбольного самозванства. Пример же Карлоса Кайзера поражает масштабом и продуманностью. В португалоговорящих странах его принято сравнивать с Форрестом Гампом, оказавшимся в нужном месте в нужное время, хотя по сюжету гораздо больше подходит «Поймай меня, если сможешь», отличный фильм с Ди Каприо в роли неуловимого обманщика.

По сути, Кайзер тоже был актером. Непосредственности, умения подстроиться, сыграть тот или иной образ в нем было явно больше, чем футбольного таланта. Он быстро понял, что стать большим игроком не получится. Тем не менее, Карлос, выходец из бедной семьи, хотел подняться на самом быстром национальном социальном лифте – футболе. Энрике желал брать от жизни футбольной звезды все – деньги, известность, внимание женщин – за исключением матчей и тренировок.

Его притягательная внешность и вечеринки в ночном Рио помогли к 20 годам завести ряд ключевых знакомств. Среди «друзей» были молодые и готовящиеся взлететь Бебето, Ренато Гаучо, Ромарио и Эдмундо. Связи крепли под музыку диско, и вот, будущие суперзвезды, подписывая контракт с новым клубом, предлагали присмотреться к юному, но еще не раскрученному таланту. Приятельские отношения вообще имели важнейшее значение в легенде Кайзера. Они помогли создать платформу, они же и поддерживали его затею на протяжении двух десятков лет. Скорее всего вам бы самим захотелось дружить с Карлосом или быть его партнером по команде. Общительный, веселый, всегда готов на все ради одноклубников. Например, снять пару комнат в отеле и организовать девчонок – неплохая идея, учитывая, что футболистов часто не выпускали из гостиницы накануне матча. На стороне Кайзера были и журналисты, порой выдающие в газету тексты, рекламирующие мастерство и перспективы быстрого нападающего. Разумеется, это было враньем. Но что не сделаешь ради улыбчивого и доброжелательного паренька, верно?

PR-кампания забрасывалала Кайзера в ведущие бразильские клубы – «Ботафого», «Фламенго», «Флуминенсе». Местные команды были на расстоянии в несколько десятилетий от эры интернета, YouTube и уж тем более серьезных профессиональных скаутских программ. А тут такие люди ручаются – как не поверить. На новом месте у Карлоса всегда была одна и та же тактика, и он ее придерживался. Сперва разговор с тренером о необходимости набрать кондиции после прошлой травмы. Физиопроцедуры не могли быть вечными, рано или поздно наступал момент встречи с мячом на тренировке. Тогда Кайзер при первой возможности симулировал растяжение или надрыв мышц и продолжал «восстанавливаться», получая зарплату. На руку было и отсутствие серьезного медицинского оборудования. Врачи не имели шансов что-либо противопоставить «внутренним ощущениям» невезучего игрока. Если требовались дополнительные аргументы, на помощь приходил дружок-стоматолог с поддельной справкой о проблемах с мышцами из-за недолеченных зубов.

Не все аферы Карлоса оставались неразоблаченными. В «Ботафого» он взял в привычку везде таскать мобильный телефон – большую редкость по тем временам, признак богатства. Кайзер постоянно держал его у уха, делая вид, что общается с иностранными клубами. Сообщал, чтобы все слышали: «Нет-нет, спасибо, я останусь тут, меня здесь все устраивает». Тем самым повышал свой рейтинг в команде. Иногда аферист переходил на смесь звуков, которую на фоне малообразованных соседей по раздевалке было удобно выдавать за английский. То, что все не так просто, заподозрил клубный доктор, владеющий языком. О чем чешет этот Кайзер? Глянул на трубку – оказалась игрушечной.

В 2011-м Карлос дал интервью португальской газете Mais Futebol. В нем бразилец поделился рядом историй, которые традиционно для Кайзера балансируют на границе реальности и выдумки.

Пару раз он был максимально близок к провалу. Президента «Бангу» достало, что новичок, представленный писаками как «будущий король и лучший бомбардир «Бангу», не вылезает из медпункта. Пускай либо играет, либо убирается к черту. Тренер послушался, включил Карлоса в заявку. Команда летела 0:2, он оставался единственным атакующим игроком на скамейке. Поручили разминаться, и растерявшегося от грядущего позора Кайзера накрыла паника. Помогли болельщики, оскорблявшие футболистов. Карлос бросился к трибунам, ввязался в драку и был удален. Президент Де Андраде не находил места: как это понимать, проваливай! Но хитрый скандалист приготовился к разговору: фанаты якобы на чем свет стоит ругали руководство, а Де Андраде для него как отец, особенного после того, как Кайзер потерял своего настоящего.

Наглости Кайзера предсказуемо было тесно на континенте. Разросшаяся сеть связей позволила ему нарисоваться во Франции. На уловки попался «Аяччо», игравший в Лиге 2. Новость о прибывшем бразильце наделала шуму на Корсике. Организовали презентацию, на которую собралась внушительная толпа фанатов, желающих увидеть, что умеет и что вообще из себя представляет новая надежда местного футбола. Карлос выкрутился и тут. Подбил несколько мячей и направил в сторону фанатов, между делом целуя эмблему клуба. Все остались довольны.

В «Аяччо» Кайзер в 39 лет плавно закончил карьеру, иногда даже выходя на поле. Всего он накопил около 20-30 появлений на газоне – и все за пределами Бразилии. Он утверждал, что от его замыслов никто не пострадал и главным заложником был он сам: «Я хочу, чтобы вы понимали причины, заставившие меня лгать. Бедность моей семьи бросила меня в бездонную яму, у меня не было выбора. <…> Я воспользовался клубами точно так же, как они воспользовались многими игроками».

Величайший футбольный махинатор признается, что в том же «Васко да Гама» о нем все знали. Но все равно позвали, чтобы тот помог одному известному игроку вырваться из трясины алкоголизма. В том же интервью для Mais Futebol Карлос называет себя успокоившимся человеком, добавляя о грустных поворотах судьбы: «Я трижды вдовец, в прошлом году я потерял ребенка…»

Однажды звездного для Бразилии игрока Ренато Гаучо остановили у входа в ночной клуб. Это было удивительно, ведь хозяин заведения сам позвал футболиста с друзьями и пообещал VIP-зону. Секьюрити развел руками: «Вы не можете зайти, ведь Ренато Гаучо уже там».

Угадайте, где в этот момент был Кайзер.

У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Аватара пользователя
Papa
Moderator
Moderator
Сообщения: 4421
Зарегистрирован: Ср сен 01, 2004 00:46
Откуда: Nazareth

Сообщение Papa » Пт сен 30, 2016 22:15

«Вы должны признаться, что достигли дна».

Денис Романцов – о Клаусе Лундекваме


Он учился в самом проблемном классе Беккьярвика. Годы спустя один его одноклассник застрелил вышибалу в ночном клубе Осло, а другой выиграл миллион в лотерее и сошел с ума. В пятнадцать лет Клаус Лундеквам сидел в раздевалке «Эустеволла», команды третьей лиги, и не видел ни одного человека моложе тридцати. У них жены, машины, дети, собаки, охота и рыбалка, у него – подростковые приключения: родители уехали, старший брат созвал друзей, угостил водкой, Клауса вырвало, но это не отвратило его от выпивки – наоборот.

Через три года он дрожал под простыней, не мог заснуть. Север Италии, пара километров от Генуи, середина ноября, а ему и одеяла не дали. Днем Клаус тренировался с молодежкой «Сампдории», он выиграл эту поездку как лучший юниор Бергена. Утром Клаус увидел, как Джанлука Виалли сел в кабриолет «Мерседес», и решил: к черту карьеру страховщика, буду футболистом.

Летом 1994-го, играя за «Бранн» против «Согндала», он упал на плечо после стыка с Ховардом Флу, завыл от боли, попросил пристрелить его и заснул от обезболивающих. Пропустив полтора месяца, Клаус полетел с молодежной сборной в Южную Африку. Экипировщик команды Тур Греннеруд не то шутил, не то издевался: игроки должны заплатить за новую форму, потому что старую подарили игрокам Мальты после товарищеского матча. Но Клаус на мели: он спустил последние деньги на танцовщицу в ночном клубе Валлетты. Возвращение домой – еще один стресс. В аэропорту Йоханнесбурга отказал один из двигателей самолета, но пилот успел затормозить за несколько секунд до взлета и спас жизни Лундеквама, Сульшера, Туре-Андре Флу и других.

На излете мая 1995-го Лундеквам очутился на окраине Минска. «Ой, где был я вчера – не найду, хоть убей!» Вспомнился мальчик у отеля. Он попросил майку, и Клаус вынес ему сумку с одеждой. Потом приходили родители мальчика – благодарили. Вечером проиграли белорусской молодежке 2:4, дальше – ресторан, ночной клуб. Местные ребята увлекли Клауса на afterparty, подогрели, обобрали, и он проснулся черт-те где без одежды и наличных. Он достал из шкафа чьи-то джинсы, спустился на улицу, поймал машину и в отеле попросил взаймы у полузащитника Рогера Хелланда – оплатить проезд.

Через год у Клауса столько денег, что уже не нужно три дня в неделю страховать чужие автомобили. «Саутгемптон» начал сезон с двух поражений, и его тренер Грэм Сунесс предложил Лундекваму трехлетний контракт: «Мне нужен защитник, который опасен и у чужих ворот, и при этом недорог. Мне нужен ты», – сказал Сунесс.

По прилете – отель с запахом сырости, яичница с фасолью на завтрак; утром – первая тренировка. В раздевалке Клаус раньше всех. «Я подумал, что какой-то бомж забрел к нам на экскурсию», – вспоминал потом знакомство с Лундеквамом Мэтт Ле Тиссье, главный герой «Саутгемптона». Через несколько дней – первая игра. Соперник – «Ноттингем Форрест». Пока Клаус очухался – 0:2. Сунесс качал головой: боже, кого я купил. «Не зевай, Клаус, играй быстрее», – крикнул другой защитник Джейсон Додд. Сразу после перерыва забил левый защитник «Саутгемптона» Драйден, за минуту до конца Клаус побежал в чужую штрафную на угловой, прыгнул за мячом с закрытыми глазами, а через секунду понял, что отдал голевой пас Мэтту Ле Тиссье. После игры двоилось в глазах, кружилась голова, сердце выскакивало из груди, не было сил разуться – только бы восстановить дыхание.

Потом автобусом в Линкольн, на Кубок Лиги. В раздевалке тренер «Линкольна» Джон Бек окатил игроков ледяной водой, и те носились по полю, как бешеные собаки, чтобы согреться. В предыдущем раунде это помогло – прошли «Ман Сити», но с «Саутгемптоном» не прокатило, 1:3. Дальше – «МЮ», озлобленный поражением 0:5 от «Ньюкасла». «Ты иностранный **здюк!» – орал в ухо Рой Кин. Через пятнадцать минут Клаус подобрал мяч в центре, рванул в атаку, но Кин ударил его коленом в бедро и получил красную. «Саутгемптон» выиграл 6:3.

После победы в финале Кубка Турции-1996 Грэм Сунесс вонзил флаг «Галатасарая» в газон стадиона «Фенербахче», но в «Саутгемптоне» трофеями и не пахло: шесть побед в тридцати одном туре и предпоследнее место. В семи последних играх нужны четыре победы, иначе вылет. «Вы были хорошим игроком, но как тренер вы неудачник», – услышал он от защитника Кена Монку на следующий день после того, как покритиковал его в интервью. Монку собрал сумку и ушел с тренировки. Завтра – решающая игра с «Сандерлендом». Руководство избавило игроков от шестичасовой поездки на автобусе и арендовало самолет. Увидев его, полузащитник Эял Беркович сказал, что не сядет в эту консервную банку, и поехал в Сандерленд на машине. Клаус добрался со всеми, самолетом, а на десятой минуте матча упал. Ему надели кислородную маску и увезли в госпиталь – пятый вывих плеча за три года. «Морфий! Мне нужен морфий! Скорее!» – кричал он медсестре, а утром узнал: «Саутгемптон» победил.

Неделю перед следующей игрой команда провела в Тенерифе – кто в гольф играл, кто у бассейна загорал. По пути домой Сунесс попросил Клауса выйти против «Блэкберна». Так болты же в плече! Но в футбол играют ногами. Не отвертишься. Плечо закрепили ремнем, ввели обезболивающее, Клаус выдержал девяносто минут, «Саутгемптон» не пропустил, забил два и остался в премьер-лиге.

На сборе в Германии Мэтт Ле Тиссье сильно поранил локоть, Клаус отвез его в сельскую больницу – он лучше понимал немецкий – и услышал от местных докторов: нужно ампутировать пол-руки. Перепуганный Ле Тиссье помчался в аэропорт, в Англии успокоили: через полтора месяца будешь играть. Перед последним туром Клаус сказал Мэтту: «Если забьешь «Тоттенхэму» – с меня подарок» – «С чего это?» – «Если не проиграем и останемся двенадцатыми, я получу бонус – сто тысяч фунтов». Ле Тиссье забил в середине первого тайма и утром увидел на пороге Клауса с двенадцатью бутылками ликера «Малибу» и двадцатью четырьмя – «Кока-Колы».

Новый тренер Дэйв Джонс пришел из «Стокпорта», который вынес «Саутгемптон» из Кубка Лиги. Хорошо не «Линкольну» проиграли, а то умывались бы ледяной водой перед каждой игрой. Посреди второго сезона в премьер-лиге Джонс объявил: нужно выиграть все оставшиеся домашние матчи, иначе – привет, вторая лига. После трех поражений подряд, падения на последнее место и арифметического откровения тренера «Саутгемптон» отделал «Уимблдон» 3:1. Неплохо для начала, решили Лундеквам с Ле Тиссье, и дернули отмечать в ночной клуб Chicago Rock. Ле Тиссье подкатил к девушке на танцполе, получил от ее парня пивным бокалом по голове и снова поехал в больницу с Клаусом. Завтра Рождество, а у Мэтта четыре шва.

Месяцем ранее в «Саутгемптоне» прибавление – еще один норвежец Джо Тессем. Сначала все думали, что это брат-близнец Лундеквама: те же рост, прическа, черты лица. Фамилия почему-то другая, но мало ли, какие у них там порядки, в Норвегии-то. И главное – оба родились в конце февраля. «Но он старше меня на год! Вы когда-нибудь видели таких близнецов?» – ворчал Клаус на исходе недели однотипных шуток. – «Да я до тебя вообще норвежцев не видел», – ответил Ле Тиссье. Через девять лет отгремел прощальный матч Лундеквама, и один болельщик сказал: «Клаус, ты великий игрок, я был ребенком, когда ты дебютировал. Я уже женился, а ты все еще играешь за нас!» – «Очень трогательно. Но скажите это самому Клаусу. Я Джо Тессем».

А в остальном обстановка скверная. Мало того что в зоне вылета, так еще и тренера Джонса обвинили в растлении малолетних. Якобы в восьмидесятые он совратил четырех мальчиков, работая в центре для трудных подростков. «У них сплошные неувязки, – сказал игрокам Джонс. – Говорят, что я был в красном «Опеле». Но я родился фанатом «Эвертона» и играл за «Эвертон». Даже мертвым я не оказался бы в машине цветов «Ливерпуля». После ареста Джонса его отец впал в кому, так и не узнав, что сын оправдан по всем пунктам. Отец Дэйва скончался вскоре после суда.

«Саутгемптон» финишировал семнадцатым, не вылетел, но вместо Джонса возник Гленн Ходдл, не взявший Ле Тиссье в сборную после шикарного сезона-97/98. К тому же Ходдл помешан на диетах, а Мэтт завтракал в «Макдоналдсе» и три раза в неделю выпивал после тренировок с Лундеквамом. Но ничего, сжились, притерлись, в подвале уже не болтались, приблизились к еврокубкам, а потом Ходдла переманил «Тоттенхэм», и Гленн увлек туда партнера Клауса по центру защиты Дина Ричардса (через десять лет Дин умер от опухоли мозга).

Новый тренер, шотландец Гордон Стракан – вот тот и правда тиран. Первое нововведение – спринт каждый день. Второе – закрытие комнаты на новом стадионе, где игроки и тренеры выпивали после матча. «Клаус, ты здесь давно, поговори с ним», – просил Билл Бини, администратор команды. – «Я не могу с ним спорить». – «Но ты когда-нибудь видел непьющего шотландца?» – не отставал Бини. – «Ладно, попробую».

Стракан и слышать ничего не хотел: «Алкоголь губит ваши карьеры, ребята, как вы не понимаете?» Через полгода Мэтт Ле Тиссье завязал с футболом – не из-за сухого закона, с мышцами беда. Стракан обещал выпустить его на пятнадцать минут в последнем туре, но защитник «Саутгемптона» Эль-Хадедж получил красную, и пришлось отстаивать счет 2:1, поднимавший команду с пятнадцатого на одиннадцатое место – а это лишние сотни тысяч фунтов от телевидения. Стракану стало не до Ле Тиссье, он выпустил трех защитников – Тессема, Гарри Монка и Фабриса Фернандеса.

Француз Фернандес, протеже Стракана, прославился скоростью не только на поле, но и на дорогах. Однажды он умчался в Лондоне от трех полицейских машин и девять раз проскочил на красный свет. «Почему не остановился-то?» – спросил Лундеквам на тренировке. – «Я думал, за мной гонятся папарацци». Летом 2002-го Фернандес игнорировал приказ Стракана бежать в холодное Северное море после мучительной тренировки по песку. Лундеквам послушался и простудился, но после такой бесчеловечной предсезонки достиг с «Саутгемптоном» финала Кубка Англии. Перед игрой с «Арсеналом» не спалось, Клаус взял у клубного врача снотворное, не заметил будильник и проснулся в половине одиннадцатого от долбежки в дверь. Что может быть хуже, чем проспать самый важный матч в карьере? Только удалиться на двадцатой секунде. Клаус схватил за шорты Тьерри Анри, убегавшего один на один, но тот не упал и понесся дальше. В итоге ни удаления, ни гола – спас вратарь Ниеми.

«Саутгемптон» все равно проиграл, но Лундеквам утешился вызовом в сборную, где восхитился высокими отношениями Йона-Арне Риисе и Джона Карью. Эти двое вечно ссорились из-за девушек, вызывали их по три за вечер и не всегда могли поделить. Перед отъездом на тренировку Карью влетел в автобус и треснул кулаком в лицо Риисе, сидевшего перед Лундеквамом. Клаус стал оттаскивать Карью, но и сам чуть не отхватил. Тем же вечером Карью выгнали со сборов, а Лундеквам через пару дней впервые сыграл за сборную в статусе капитана.

В конце того сезона Клаус забил первый мяч в премьер-лиге. Восемь лет этого ждал, представлял, как побежит к камере, передаст привет жене, дочерям и родителям, покажет болельщикам духоподъемный жест, но какой там – после гола на него свалилось шесть игроков «Саутгемптона», не вырваться. А больше он и не забивал. Стракан лег на операцию по замене тазобедренного сустава, тренеры замелькали, свалился Харри Реднапп, вылетели во вторую лигу, Клаусу сломали два ребра в игре с «Лидсом», он пропустил два месяца, но болельщики все равно признали его игроком сезона. На четвертой минуте нового чемпионата, в игре с «Дерби», Лундеквам порвал связки и опять надолго выбыл – перед тем матчем бутсы ему чистил шестнадцатилетний дебютант «Саутгемптона» Гарет Бэйл. Заканчивали сезон игрой за выход в премьер-лигу с тем же «Дерби» – колумбиец Джон Виафара забил два мяча, но «Саутгемптон» уступил в серии пенальти.

Через несколько дней Виафара обратился к Клаусу в столовой: «Преступники узнали, что я много зарабатываю в Англии и похитили мою сестру. Они прислали родителям пакет с ее отрезанным пальцем». Бросив обед, Лундеквам побежал в кабинет тренера Крейга Берли. Первым же самолетом Виафару отправили домой с двадцатью тысячами фунтов.

Клаус же полетел в Марбелью. Он часто отдыхал там с семьей, собирался покупать дом и сказал жене, что летит оформлять документы. В баре Linekers одна из трех новых подруг предложила колумбийский кокаин. С футболом покончено: три серьезные травмы за два года, восемь операций, скачки на костылях и изнурительное восстановление – все уже не то, нужны новые эмоции. Устроив прощальный матч, Клаус вложился в ночной клуб «Будда Бар», стал совладельцем фотостудии и арендовал офис. «Когда мне нужно было два грамма, их привозили в офис в течении нескольких часов», – написал Лундеквам в своей книге «Борьба». Кроме кокаина, Клаусу доставляли таблетки, снотворное и обезболивающее, которые он запивал водкой. За месяц до Рождества 2008 года он обнаружил, что агент по недвижимости Крис О’Хара исчез с 400 000 евро – авансом за дом в Марбелье.

Сначала Клаус говорил себе, что заполняет таблетками и наркотиками пустоту, образовавшуюся после ухода из футбола, но теперь он просто отключался от реальности, в которой не осталось денег на будущее жены и детей. После благотворительного аукциона в гольф-клубе он напился бесплатного вина и сел за руль. На трассе М3 отвлекся на поиск подходящей радиостанции и очнулся под подушкой безопасности. Выбрался через пассажирскую дверь, но был ослеплен полицейским фонарем. Отпечатки пальцев, камера, суд – и двести пятьдесят часов исправительных работ. Владельцы магазина в Истли привыкли, что к ним присылают трудных подростков, а тут увидели футболиста, десять сезонов отыгравшего в АПЛ. Клаус по восемь часов в день гладил рубашки. Прохожие смотрели то с насмешкой, то с сочувствием.

Отработав срок, Лундеквам начал заказывать таблетки в интернете – их доставляли из Индии, США и Кореи. Посылки часто задерживались на таможне, а иногда отправлялись черт знает куда. «Нина, где находится Уайтли?» – спросил Клаус, получив почтовое извещение. – «Кажется, по дороге в Портсмут». – «Эти идиоты послали мой пакет в Портсмут! Но мы еще успеем до закрытия отделения. Отвези меня!» – «А девочки?» – удивилась жена. – «Возьмем их с собой. Тиа, Кая, одевайтесь, едем кататься». Богом забытая затуманенная деревня. Пожилая дама протянула Клаусу коричневую сумку, он сразу открыл, увидел сотню таблеток окситоцина, проглотил горсточку и запил колой. Домой ехали молча. Нина тихо плакала. Лил дождь.

Клаус перестал спать и есть, только кокаин и таблетки, одежда висела на нем, как на огородном чучеле. Нина увезла детей в Норвегию, он остался один. Лежал на кровати, собственная кожа казалась смирительной рубашкой. Он услышал, что дверь открылась, кто-то поднимается по лестнице. Полиция: «Вы арестованы за хранения наркотиков». Он рванулся на кухню и схватил нож: сначала поймайте. Через несколько минут его загнали в угол, выбили нож и надели наручники. В камере Клауса рвало кровью, болело сердце. Вернувшись домой, он купил на последние деньги билет в Рио-де-Жанейро, выпил две бутылки водки и позвонил маме: «Звоню попрощаться. Для меня все кончено. Попрощайся с папочкой. Скажи, что мне очень жаль». Клаус отключил телефон и закрыл глаза.

Он проспал вылет в Бразилию и вскочил от звонка в дверь. Сотрудница фотостудии, проглотившей четверть миллиона фунтов, сказала, что пора продлевать аренду офиса, а не на что. Клаус не ответил. Он попросил отвезти его в реабилитационную клинику Тони Адамса.

На пять пациентов – семнадцать сотрудников. Ни компьютеров, ни телефонов. Все пациенты – бывшие спортсмены. Четыре недели Клаус отвечал на неудобные вопросы психологов, тренировался и общался с главврачом Питером Кэем, который в конце восьмидесятых загонял в себя по две бутылки водки и три грамма кокаина в день, после чего впал в кому из-за почечной недостаточности и остановки сердца. Выйдя из клиники, Клаус встретил жену и дочерей. «За последние месяцы я была спокойна, только когда ты был в тюрьме и в больнице – там хоть кто-то о тебе заботился», – сказала Нина. Они вернулись в Норвегию, Клаусу предложили работу на канале TV2, эфиры будоражили так же, как матчи когда-то, но вскоре его позвали на турнир в Саутгемптон. Через три дня Клауса нашли в номере с четырнадцатью пустыми бутылками вина и шестью – ликера.

Вернувшись в Норвегию, он принял двадцать таблеток трамадола, запил шампанским, но выжил и несколько дней провел в психиатрической клинике. В интервью Norsk Rikskringkasting Лундеквам рассказал, что в Англии ставил от одной до десяти тысяч на события матчей с его участием – кто первым коснется мяча, кто подаст угловой, но ни разу – на результат. Клауса облепили английские журналисты, от них не скрыться и в Бергене. Ему снова понадобились кокаин и водка. Его закрыли в психушке на девять недель. «Вы должны признаться себе в том, что достигли дна, – сказал врач, – Если вы хотите жить, вы должны понять, что вам больше некуда падать».

Сегодня Клаус тренирует юношескую команду Бергена, хвалится новым искусственным газоном, а на Рождество продает в клубном магазине фейерверки и бенгальские огни.


http://www.sports.ru/tribuna/blogs/youth/1061287.html
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
IT'S A FUCKING DISGRACE !

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя